Судьба

  • 04.05.12, 16:44
   Жил был паренек. Звали его, допустим, Рудольф. По батюшке, допустим, Вольфремович. Хороший был мальченка, но глупый. И беда у него была: с барышнями ему не везло.
   Многие девицы-умницы, такие себе Скарлетты О'Хары, клевали на его смазливое личико, но спустя некоторое время, распознав в нем тюфяка, быстро прерывали их отношения. 
   По скольку с детства Рудольфа приучили к порядку, он кропотливо записывал в блокнотик имена своих ближайших подруг, и внушительная учетная книга его нагло приоткрывалась сама по себе от вдоль и поперек исписанных тоненьких листочков. В этом заветном блокноте, в этой маленькой картотеке во внутреннем кармане любимого пиджака Рудика, наверняка были имена многих ваших знакомых, но вы должны знать, что Рудольф никогда, никогда не гордился этим, ну кроме как перед своими дворовыми друзьями Васькой да Ванькой хвастался. А все потому что Рудик знал, что не количество главное, а качество (Ваня с Васей были первыми сороками на деревне). Перечитывая на ночь длинный список он часто мечтал когда-нибудь встретить девушку, имя которой было бы последним. Причин этому было несколько: во-первых, тонкая и чувствительная душа Рудольфа, а во-вторых, последний чистый лист блокнота.
   А потом наш парнишка встретил чудную девушку, которая во всем ему подходила и во всем была на него похожа. Выходя утром из её подъезда он на ходу писал её имя в блокноте. Почувствовав в руках увесистую ношу его опыта и вспомнив таких-растаких былых боевых подруг, в его душу ворвалось сомнение. Учет обрел над ним власть. 
   Мгновение спустя его сбил грузовик. 
   Имя чудной девушки осталось последним.
   Судьба.

Напиши мне о Канаде

  • 03.05.12, 15:08
Напиши мне о Канаде,
Мне так хочется все знать!
Какой брать мне цвет помады,
И когда мне вылетать?

Напиши мне о Канаде,
Как и чем у вас живут?
Как проходят в дождь парады?
Что едят там и что пьют?

Напиши, как можно, честно,
Что от местных ожидать?
Мне так thirstly интересно,
Мне так хочется все знать! 

Как у вас гостей встречают,
И о чем певцы поют?
Как у нас взахлеб мечтают,
Иль на это все плюют? 

Как настрой вообще в народе?
О чем люди говорят?
Что в сезоне этом в моде? 
Кого любят и бранят?

Ты пиши мне о Канаде, 
Все-все-все до боли рук:
Каждой строчке глаза рады,
Мой далекий близкий друг.

Пироги

  • 02.05.12, 20:11
   Ностальгия ли, но как-то особенно остро хочется вернуть былые моменты и ощутить заново, заново, заново. Только толку-то, толку. Прожито, съедено, просрано. Рацион меняется, а бабушкины пироги из детства почему-то вспоминаются с особой теплотой, и никакие другие никогда с ними не сравнятся. 
   И вот вспоминаются мне мои пироги: яблочные, вишневые, сливовые - люди, которых когда-то знала. Весело было, грустно было, зло порой брало, а сейчас-то сплин, сейчас-то бы снова так, ан-нет. Жизнь закрутила штормом и выбросила на разные берега, а от былого остались одни воспоминания, не люди - пустые проекции. 
   Встретимся. Спишемся. Как дела? Да и ладно. Все так нескладно, разговор не вяжется, жизнь кипит, а рассказывать вроде как нечего, и только вспоминать остается. Вспоминаем, вместе вспоминаем, и все равно только пироги друг для друга. 
   И так как-то обидно, а на кого обижаться-то?
   Остается только надеяться, что я не пресная стряпня из какой-то столовой.
   И ведь не думается об этом, живенько все меняется, память забита новыми кадрами, а тут ни с того ни с сего как всплывет перед глазами картинка, без привязки к настоящему времени, без ассоциации, без намека и потуг, как будто кто-то взломал твой пароль и открыл старые папки.
   И вздыхается так мягко сразу. И понимаешь: права была бабушка, когда в ответ на твои "не могу" отвечала: вот вырастешь, вспоминать будешь, и ой как захочется вернуться.
   Захотелось. Не то слово. Возжелалось! Но я уже не та, они уже не те, а нам бы того знакомого вкуса.
   И все что остается, это периодически видеться, это искать хоть какие-нибудь слова, чтобы заполнить затянутые паузы в разговоре, и вспоминать, вместе вспоминать, чтобы оставаться друг для друга хотя бы пирогами.

Мне не отмерено ума понять

  • 24.03.12, 13:02
Мне не отмерено ума понять, Зачем опережают время, Зачем хватаются за рукоять, Зачем отягощают бремя,  Зачем над всем превозносить порок, За что не уважают старость,  Скажи, быть может это мой урок, Неужто это правда в радость?  Скажи, за что забыли все про честь?  За что других людей не любят?  И почему вместо прощенья месть?  И почему смакуя губят?  Зачем мечты свели на кошелек?  Зачем духовное за плату?  И почему уверен всяк малек, Что все хорошее по блату?  Потом придет твой, мой - не важно - сын,  Мы этот мир оставим детям,  И от молочных до сети морщин Он будет верен мыслям этим.  Твой час, возрадуйся же темный бес!  Ты власть обрел над светлым давним, Твой тайный умысел уже исчез,  Теперь он стал предельно явным.

Не сравнивать, не ставить рядом

  • 21.02.12, 10:10
Не сравнивать, не ставить рядом, 
На "за" и "против" не делить,
Не мерить воспаленным глазом,
О большем Бога не просить - 

Чужая стезь! Мое сомненье - 
Мой крест, мой путь, моя тропа,
Мои проклятье и спасенье,
Моя нелепая судьба...

Но мне ли плакаться о доле?
И мне ли Господа гневить? - 
Росла, как сокол, я на воле,
И было в доме есть и пить. 

Мне ль плакаться, когда чучьмеки
Не выпускали мою кровь,
Не знаю я судьбы калеки,
Не надевали мне оков.

Не мне. Но горько и обидно
За свои землю и народ,
За то, что плетью бьют невинных,
За тощий губят огород.

Все проблемы из-за баб?

  • 12.02.12, 23:30
Все проблемы из-за баб?
Врешь, парниша, без причин. 
Знает даже Путин краб: 
Все проблемы от мужчин!
lol podmig

Дробненькое личико

  • 09.02.12, 22:29
Дробненькое личико,
Что так осерчала?
Был ли я обидчиком,
Иль зима настала?

Он меня выспрашивал,
Мял легонько руки,
И любовь одалживал,
Чтоб спастись от скуки. 

Над душою юною
Гордость посмеялась,
И с тоской угрюмою
Я вдвоем осталась.

Такие дела, брат.

  • 07.02.12, 13:51
А мне то холодно, то жарко, и дышать все время нечем. Но я тебе не скажу. Ты-то все примешь на свой счет. Привык, что все вокруг кипятком писают. Вообще не пойму, как ты можешь жить в этой постоянной вони. 
Мне, знаешь, абсолютно все равно, как ты выглядишь. Мне, знаешь, абсолютно все равно сколько у тебя  денег, комнат, медалей. И мне, правда, по мужски громко собрав всю слизь в носоглотке плевать, сколько за эту неделю их было у тебя  на плите, в ванной, в постели. Ты только не заболей ничем, да мошеннице не попадись. 
Как тебе поддакивают! Как эхом повторяется каждое твое слово в их ширпотребных ртах!
А меня не умиляют, нет, меня бесят твои строгие взгляды о здоровом образе жизни, злит эта твоя ярая позиция, громкая её защита, выводит из себя привычка ломать мои сигареты. 
Мы никогда не были ни у тебя, ни у меня. Еще в первую встречу я тебе все объяснила. Я не хочу искать каждый раз дурацкую отмазку, а потому мне легче сказать все как есть:  я не хочу чтобы нас связывало нечто большее, чем нас связывает сейчас и связывало когда-то. 
И потому, что мы никогда не бываем ни у тебя, ни у меня, мы ходим на кофе, посещаем ночи кино и бродим по суетливому городу неспеша, обсуждаем твоих кланяющихся в ноги баб и моих безхарактерных мужчинок.
В отместку за сломанные сигареты, я часто искренне зачитываю тебе стихи Есенина, Ахматовой, иногда Ахмадуллиной, зная, что ты терпеть не можешь поэзию. Но иногда после произведения кого-то великого, ты бросаешь мне вызов: а свое, мол, слабо? И я читаю свое. А ты, нелюбящий стихи, встаешь и начинаешь громко аплодировать . Все в кофетерии оглядываются, а ты с восторгом  спрашиваешь их, слышали ли они меня? Они качают головой, и ты просишь повторить. И этой мой литературный вечер. И это утоляет мое тщеславие. Ублажает. И счастлива в этот момент. Правда счастлива. 
И вот я тебе говорю: мне то жарко, то холодно. И ты говоришь, что тебе тоже.
Я говорю, какой мальчик сидит сзади тебя. Ты говоришь: обернись, посмотри на длину юбки той блондинки. И мы смеемся. Ты говоришь, садись рядом, что ты как не родная? И не дожидаясь ответа, поднимаешь меня одной своей ручищей над столиком и усаживаешь рядом. 
Мы просим еще кофе, я, кажется, прямо сейчас усну в твоих объятьях, у меня явно температура, хоть смазливого паренька уже и не видно. И вот глаза закрываются. и мне хорошо..
Ты говоришь: вздремни,  Малёк. 
Я говорю: я люблю тебя, Рома.
А я тебя, Фросюнь, я тебя - и целуешь в макушку

Дайте в руки краски

  • 05.02.12, 10:30
Дайте в руки краски. Стихи не пишутся, проза не радует. Книга застыла на пятой странице от конца, и не читается. 
Дайте в руки краски, вряд ли что-то получится, но так хочется. 
Но вы говорите: утром. 
А мне до утра еще жить и жить. 
А мне до утра еще чувствовать и чувствовать. 
А вы говорите: спи. 
А спать так не хочется. Глаза не закрываются, мысли толпятся, грудь томленьем полнится. В окно все смотрится. Ворочается, не спится. 
И вы говорите: нельзя так. 
И я знаю: нельзя так. Но так живется. Нет, не константа. Но черт возьми, в эти скупоосвещенные немые часы душу так щекотит неопределенное чувство, что все n-кратно ощущается, и все по-другому видится, и мне это так нравится!
Ну и гробь свое здоровье, - говорите вы. 
Ну так дайте краски, - говорю я.

Давай поговорим

  • 03.02.12, 08:04
Давай поговорим. Мы так редко разговариваем. Нет, не о высоких материях, все избито, изъезженно, вбито в голову на память, говорится без выражения и чувства, думается о другом.
Мы оба слишком часто знакомимся с людьми, чтобы претендовать хоть на толику искренности в удивленно приподнятых бровях. Наш запал и речи до самого выдоха отрепетированы и доведены до идеала множеством случайных и ничем не запоминающихся встреч.
Мелькающие лица, круговорот имен, быстро исчерпывающие себя темы, мелкий спор для живости бессмысленной беседы - популярный сценарий, но не надоело ли тебе это кино?
Сделай мне одолжение, спроси меня о личном. Мне не стыдно будет сидеть перед тобой с неприкрытой честностью.
Расскажи мне о своих родителях, расскажи о том, как впервые влюбился, о том, что было для тебя Эверестом, о том, чего боялся.
Расскажи о том, что тебя радует, и невольно улыбнись в своем повествовании. 
Расскажи, как в детстве тебе подарили щенка и, как ты носился с ним, пытаясь дрессировать.
Расскажи мне все, мне правда интересно узнать тебя изнутри, не засовывая палец в твою задницу.
Я вижу в тебе свет, так тщательно укутанный, так старательно спрятанный. Я вижу его в незашторенных окнах - глазах твоих.
Если он есть - его не скрыть. 
Открой его. Неси его факелом. Озаряй им людей, а если будут плевать, так ты же сильный, ты же мужественный, ты справишься, ты переступишь: у тебя свет - ты увидишь куда ступить.
К чему твои убеждения, к чему ты гремишь о человеческой глупости, донышке самоуважения и взаимо-взаимо-взаимо, если видя их изъян ты поступаешь если не так же, то не иначе? Чем ты лучше? 
Но ты лучше. И я это знаю. В твоей артистичной честности ты стараешься быть более убедительным в первом, нежели во втором. 
Светлая душа, мы так много говорим, и так редко разговариваем...