хочу сюда!
 

Ирина

49 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 49-60 лет

Заметки с меткой «мои стихи»

«Летающие киты»


Под адамовым яблоком адамово дерево прорастает в адамову суть,
Мир крадет из меня по крупицам вменяемость, я опять не смогу уснуть,
Небо рвало меня по кускам не единожды, а теперь его рвёт со мной,
Я проснулся сегодня, чужой и потерянный, будто кто-то позвал с собой.

Кто-то просто живет, кто-то просто рождается, кто-то делает новых нас,
А я старым скелетом таращусь глазницами, среди тлеющих мясных масс,
Кто-то пеной качается, бродит по шопингам, кто-то верит дурному сну,
 Я же, рёбра считая костлявыми пальцами, всё мечтаю скурить весну.

Где-то ходит мечта, беспринципно красивая, я однажды её встречал,
Мы в порту обещали друг другу, что встретимся, но я просто забыл причал,
Где оставил её? Свой корабль с командою? Как отсюда теперь уплыть?
Иногда очень странно застрять в бесконечности потому, что забыл, как жить.

Иногда очень страшно увидеть реальности, что не видит никто другой,
Я, зачем-то себя постоянно накручивал, хотя вечно искал покой,
Говорят, что цыплят посчитают по осени, а для сна лучше счёт овец,
Почему же тогда моя тяга к гармонии превращает мечты в свинец?

Неужели не там я свернул в просветлении? Зря себя расписал как стих?
Но в глазах столько тьмы из окна отражается, что хватило бы на двоих,
Столько глупой вокруг, опостылевшей сырости, что нет силы в себе держать,
Постоянно растущее вверх возмущение, от желания прочь сбежать.

Я горю и горю белым пепельным веером, разбиваясь о миражи,
Что не так я собрал в этом странном конструкторе, я прошу тебя, подскажи,
Смотрят окна, на кожу опять путешествуя взглядом рам по притокам вен,
Я когда-то мог слышать прекрасную музыку из бетонно-квартирных стен.

Нарисуют мне тучи дешевыми красками ночью призрачную тропу,
По асфальту, росе, между грязными лужами, что исчезнут уже к утру,
Пришла осень, и сердце опять наполняется до краёв дождевой водой,
Очень горько бывает, что нету возможности свою душу швырнуть в запой.

Посмотри на меня, можешь даже дотронуться, да, я знаю, что это грех,
Но с другой стороны, разве суры библейские не простят нам его за смех?
Посмотри на меня, разве наши желания, не игра всех возможных свеч?
Я вот вижу слова, помня все их значения, но опять забываю речь.

Под адамовым яблоком адамово дерево проросло уже в самую суть,
Я пытаюсь своими глазами уставшими в океана дно заглянуть,
Я пытаюсь своими замёрзшими пальцами удержаться за край мечты,
Пусть подхватят меня, когда силы закончатся, пролетающие киты.

© William van Warg

«Храм»


В бушующем море безвременной серости,
Мой храм одиноко вдали возвышается,
И ветер, взывая к потерянной смелости,
Поёт и поёт о душе, что сжимается.

Он воет, опять бесконечно вибрируя,
Осколками звёзд поднебесного качества,
Я тьму выжимаю, все чувства парируя,
Смешав в одну реку любовь и чудачества.

Бушует вода, размывая понятия,
Я тучам поклялся в незыблемой верности,
Уносит их ветер за грань восприятия,
Куда-то за рамки обыденной ревности.

Я буду жрецом в этом храме подмоченном,
Ты будешь в моем пантеоне таинственной, 
Богиней, молитвами не замороченной, 
Богиней, в моем пантеоне единственной.

© William van Warg

«Лес внутри»


Лес снаружи, лес внутри,
Небо вместо крыши,
Дьявол прячется в глуши,
Там, где Бог не слышит.

Дьявол прячется во мне,
В каждом моём вдохе,
Каждом беспокойном сне,
В общей суматохе.

Лес снаружи, лес внутри,
Мой счастливый случай,
На меня ты не смотри,
И меня не слушай.

Дьявол прячется в душе,
Склонной к переменам,
Слышно в полной тишине,
Желчь течет по венам.

Лес снаружи, лес внутри,
Я глотаю хвою,
Слышишь дьявола шаги?
Не ходи за мною…

© William van Warg



«Всего себя»


Вырежи моё сердце, 
И посади в нём рожь,
Стоны мои не слушай,
Проигнорируй дрожь.

Вытащи мои вены, 
Вылей на пол всю кровь,
Это тебе подарки,
Радостная любовь.

Повынимай все кости,
Их перетри в муку,
Вытащи остальное,
Через разрез в боку.

Органы закрой в банки, 
Чисто для красоты,
Это на сувениры, 
Для роковой мечты.

А из остатков кожи,
Сделаешь переплёт,
Пусть интересной книгой.
Он тебя привлечёт.

Рожь колосится в сердце,
Душу опять скребя,
Знаешь… я не жалея,
Отдал всего себя.

© William van Warg


Последняя встреча

Я не искала повод. Мне нужно вдохновение.
Разнообразить будни, окутав новой тайною.
Договорясь с тобой, но чувствуя волнение,
Я набираю номер и назначаю встречу крайнюю.

А может, даже, я себя опять начну обманывать,
И отрицать упрямо факты для кого-то очевидные?
Прошу, не нужно вновь намеренно угадывать.
Не спрятать все равно поступки все обидные.

Мне нравится, когда такое взвешенное состояние.
Когда окситоцин-зависимость уходит в наше прошлое.
Но нужно будет повторить ее коварное влияние.
Без этого стихи не представляются возможными.

«Смета»


Я сгорю…
В стае чёрных и диких ворон,
Стану горсткой золы,
На устах бесконечного лета,
Рассчитай меня Боже,
Вот моя бесполезная смета,
Я заполнил её,
Пока был еще жив и влюблён.

© William van Warg

Зачем придумывать правила?

Зачем придумывать правила, если стану их нарушать?
Уже проходила, и знаю чем это кончится...
Достоинство заключается в том, чтобы принципы не предавать.
Ведь можно не всё, даже когда сильно захочется.

И кажется, что не хватает спонтанности.
Расслабиться, плыть по течению пробую.
Или лучше забить на причуды чужие и странности?
Тогда не такая я может быть строгая?

А если я не умею не думать и не контролировать?
И каждую мелочь люблю я разглядывать.
Продумывать, обосновывать, анализировать...
Такая как есть, и себя не хочу я обманывать.

«Бардак»


Я властелин холодных вен,
Замерзшей крови повелитель,
Хозяин бесконечных стен,
И трещинок большой ценитель.

Ночной ходок, что под луной,
Скрепит неистово паркетом,
Мой мозг, теряющий покой,
Шуршит мыслительным пакетом.

И не желает разум спать,
Мечты болтаются без дела,
Ни привлекают ни кровать,
Ни сладкий сон в остатках тела.

Ворвались бесы на чердак,
И вновь устраивают пляски,
Прости меня, за весь бардак,
Что я создал, желая ласки.

© William van Warg

«Голубые дали»


Голубые ели, голубые дали,
В голубином небе мы с тобою спали,
В небе тёмно-сером мы вдвоём летели,
О любви мечтали, пели и горели.

Пели, полыхали, жёлтою листвою,
Ты горела чувством, я горел тобою,
И в душе друг друга, утопив печали,
Мы, напившись мглою, листьями опали…

© William van Warg

«Человек»


Кто-то украл мой воздух,
Прямо из лёгких, весь.
Странно, но этот кто-то,
Кажется, еще здесь.

Прячется, незнакомец,
Меж возрастных колец,
Где-то на перемычке,
Любящих двух сердец.

Кто ты ночной воришка?
Что бередишь мой дух?
Выйди из подноготной,
И отвечай мне вслух!

Но появился демон…
Блеском огромных глаз,
Он заглянул мне в душу,
Сквозь свой раухтопаз. 

И прошипел он хрипло:
Если желаешь знать,
Духом твоим не так то
Весело обладать.

Я лишь его отведал,
А уж во рту горчит,
Как ты живешь, убогий,
Если душа кричит?

И я ответил тихо, 
Милый, ты очень глуп,
Ты пред собою видишь,
Самый душевный труп.

Воздухом, что воруешь,
Я не дышу давно,
Там, где гуляет лето,
Спеет моё вино.

Видел я сотни жизней,
Видел я как рассвет,
В людях сжигает чувства,
Чувства, которых нет.

Видел я как закаты,
Прямо в зените дня,
Пламя любви рождали,
Тихо судьбой звеня.

Я был утоплен в море,
Я был распят в горах,
Я продавал на рынке,
Свой тёмно-серый прах.

Я умирал рождаясь,
И возвращался вновь,
Я бескорыстно чувства,
Вписывал себе в кровь.

Я был забыт и проклят, 
Я был и слеп и глух,
Я полыхал в любимых,
И за любимых тух.

Кто ты? – дивился демон,
Что всё успел за век?
Я? – отвечаю, – просто 
Любящий человек.

© William van Warg

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
629
предыдущая
следующая