Профиль

Whiskey*

Whiskey*

Украина, Запорожье

Рейтинг в разделе:

я эгоистка?

В преддверии праздника вся система в голове в хлам... Я так долго ее выстраивала. Мы третий раз уже откладываем встречу и грандиозные планы "ты проснешься в моих объятьях" летят куда-то... Я все понимаю, то есть уже очень долго все понимаю. Я вообще считаю себя в последнее время рекордсвумен по пониманию. Просто он все время вместо меня выбирает своего ребенка. При том, что у ребенка есть мама, бабушка, дедушка ... Когда я собираюсь к нему на встречу, я своего ребенка долечиваю кучей лекарств, иду на всякие уговоры и подкупы, порой ору... потому что лечу ... лечу к нему (как дура. наверное.)
Да.... я .....эгоистка, его ребенок со сломанной рукой и он ему нужен больше. Просто дурацкий праздник. 
Пчелка, выход один: действовать по мотивам твоего метода. Нужно разобрать шкафы и выкинуть хлам. Голова на очереди)

Всем любви и весны в душе)

О любви)

Вчера мой любимый приболел. Ну просто давление было низкое, и он еще был на работе, я переживала и поскольку между нами расстояние,  все, что нам иногда остается - звонки и вайбер ( о, святейший вайбер..:)) 
И после того, как он в тысячный раз сказал, что сильно любит меня, спросил: "Ответь, ты любишь меня по настоящему? Для меня это важно." До этого момента, конечно же я говорила ему, что люблю. Может быть, пару раз. Не так как он - тоннами стихов и поступками, которые подтверждают это. Я сказала: "Я всегда переживаю за тебя. Я почти все время думаю о тебе. Я хочу отдать тебе всю свою нежность. Я хочу тебя. Для меня все это значит "люблю". Иногда любовь не нуждается в словах. И еще она в счастливых глазах, которые говорят без слов.
Всем любви)

Техника симорон-магия с улыбкой. Похудение))

«Садимся на диету»
Все что вам нужно – это лист бумаги с названием диеты (Кремлевская, Голливудская и т.д), на которую вы решили сесть. Кладем этот лист на стул и садимся на него – поздравляем, вы успешно сели на диету! Если вдруг вам покажется, что сидение на диете не помогает – поменяйте диету на более эффективную!

«Договор с брючками»
Купите понравившиеся брючки желаемого размера. Повесьте их дома на видном месте и торжественно пообещайте, что в скором времени (уточните, когда именно) вы их оденете. Каждый день общайтесь с брючками, смотрите на них, представляйте, что скоро вы их оденете и будете красивой-красивой!

«Дюймовочка»
Представьте себя миниатюрной и стройной Дюймовочкой, с тонкой талией и длиннющими ресницами! Вживаться в образ будем «прыгая с цветка на цветок». Прыгаем грациозно и с чувством, не менее 20-30 раз в день!

«Эликсир стройности»
На обычную двухлитровую бутылку с питьевой водой наклеим красивую собственноручно сделанную этикетку «Эликсир стройности» и оставим на ночь набираться волшебной силы. Утром эликсир уже готов. Эликсир необходимо выпить за день, а на ночь поставить новый. Принимать эликсир не менее 27 дней!

И, самое главное, помните главный секрет - побольше себя хвалите! За то, за что обычно хвалят, и за то что обычно ругают тем более! Хвалите себя даже за то, что хвалите! Побольше, почаще, послаще!


Из Сети

репост

не смогла "пройти мимо" в фейсбуке ...

СПАЙК очень хочет к маме! Мальчику 3мес. Сделана первая прививка, обработан от паразитов, вырастет средних размеров. Ищем ответственную семью! Необыкновенно нежный, чуткий, с выразительными глазками.
Кому счастье в Дом???
Звоните скорее!

когда ты не со мной.

Когда ты не со мной, я схожу с ума. Я не думала, что так привяжусь к тебе. Почему? Зачем? Как мне с этим жить? В голове сотни вопросов и очень мало ответов. Ты далеко. Я никогда не думала, что могу влюбиться снова. 
Б..ть как не сойти с ума.  Последний бокальчик глинтвейна был лишним)))) Но имею законное право! Температура 37 и 8. Вирусы оправдывают сегодняшнее упадническое настроение)) 

А вы верите в отношения на расстоянии?......................................................

совсем не поющие уже ... а охреневшие, или глас народа...

Сегодня утром звонила мама:" Ну да, доця выключили, как и говорили, ни один канал не показывает" "Мам, - говорю, - мы приедем и купим спутниковое" "А вот, еше, принципиально не разрешу вам такое. Нас, народ, уже совсем за быдло считают. Чтобы только тупели побольше, да умирали, а они земельку распахивают, вон видела сколько в нашем поселке брошенных хат? Умрем мы от медицинской реформы, умрут наши соседи, земля освободится... Вот у них каждый кусочек на счету, там распахают, там, и продадут.."
Сидела и мысли такие спутанные после разговора. Ни на одном сайте так и не увидела аргументированного ответа, почему стране так дорого обслуживать аналоговое тв. А в селе - это единственное развлечение, и вообще телевизор лучший друг почти) Кстати официальный ответ из горячей линии: к сожалению, не вся территория Украины покрыта вышками для воспроизведения сигнала Т2, поднимите свою антенну повыше".
Как-то даже не смешно уже)

Кто о чем, а Whiskey* о любви...:)

Просыпаешься – а в груди горячо и густо.
Всё как прежде – но вот внутри раскалённый воск.
И из каждой розетки снова бежит искусство –
В том числе и из тех, где раньше включался мозг.

Ты становишься будто с дом: чуешь каждый атом,
Дышишь тысячью лёгких; в поры пускаешь свет.
И когда я привыкну, чёрт? Но к ручным гранатам –
Почему-то не возникает иммунитет.

Мне с тобой во сто крат отчаяннее и чище;
Стиснешь руку – а под венец или под конвой, –
Разве важно? Граната служит приправой к пище –
Ты простой механизм себя ощущать живой.

 Вера Полозкова

Она думала, что все осталось в прошлой жизни. Ну да, стала взрослой, продуманной и вообще, все эти мечты о любви – блажь, дурь, и полный бред. Что снова полюбить ТАК, как ТОГДА, уже невозможно. И нужно жить размеренно и четко, зная наперед, что будет завтра. Только неумолимая и неутомимая сила… она - словно гейзер, она была уже где-то рядом, она пробивалась из-под кокона умной, замужней женщины.

«Что? Что же ты хочешь, что не так?» - устало и искренне непонимающе спросил муж. - «Я люблю тебя как прежде.»

«Я… - Она поднялась со стула и стала возле окна, просто смотрела в кухонное окно во двор. Во дворе был теплый летний вечер. Мальчишки играли в футбол, мамочки чинно прогуливались с колясками, толстый рыжий соседский кот грелся на солнце, игнорируя серых худых воробьев… - Я не хочу, черт возьми, вместе стареть, ходить в поликлинику, примеривать зубные протезы, знать о диагнозах друг друга, варить диетический суп, ругать правительство, читать газеты, петь песни под баян, вязать носки, и всегда быть с человеком, который только это может мне предложить…»

«Ты о чем? Ты себя слышишь?  Что за бред ты несешь? У нас семья».

«Ты пойми, мы с тобой из разного теста и всегда были. – Торопливо сказала она, пытаясь как вроде бы извиниться. – Ты не виноват и я тоже… Ну почему, почему я была такой дурой, почему не почувствовала».

«Зачем замуж тогда выходила? – его спокойный голос стал почти металлическим. – Иди, ищи. Я не держу тебя. Подумай, что ребенку скажешь, когда он вернется из лагеря».

«Я не знаю пока, что буду делать. Прости». 

Словно не было двенадцати лет, и Полозкова, как всегда каждое слово выписывает из твоих мыслей.

Утром она проснулась, мужа не было, ночевал в гостиной, убрал постель, идеально разгладил плед на диване, мойка на кухне была идеально чистая, лишь остался запах кофе и его туалетной воды. Он всегда все делал идеально, дотошно, и еще: он всегда был в здравом уме. Не то, что она. 

Она засыпала кофе, включила кофеварку. Взглянула на дисплей телефона, там была смс от мужа: "Подумай о том,  как ты вела себя вчера. Я сделаю вид, что ничего не слышал. Ты же знаешь, почему все так, мы живем в разных городах из-за моей работы, разве я хотел оставлять вас? Я уверен, ты сегодня здраво оценишь свое поведение: это все дурь, блажь и скоро пройдет. Целую тебя."

Она залезла на антресоли, где в коробке из-под конфет лежал ее небольшой архивчик, полистала свою старую тетрадь. Ну почему снова все эти строки, которые она написала человеку, которого любила когда-то, почему они снова звучат в голове? 

«Когда ты пришел, была весна. Первая праздничная весна... Я заметила, как чудесно звучит капель, и пение птиц льется свирелями. Ты был моей мечтой, и я самозабвенно поверила в нее. Ты разгадал меня. Ты просто мягко приотворил дверь в мою душу, и я сказала: «Не заперто»… Я знала, так будет лишь раз. Это была долгожданная, до заноз в сердце, до бешеного стука крови в венах… моя любовь.

Когда я уходила, была осень - мучительно сладкий, хмельной и теплый день. Ты был счастлив – неприкрыто и незамысловато, но так искренне. Я случайно подглядела эпизод из твоего маленького семейного счастья. И я тебя отпустила...

Почему Тогдашняя Я не смогла выжить, не знаю, наверное, так бывает при столкновении планет. Они разлетаются на мелкие осколки, рождаются новые небесные тела, которые блуждают в космосе. Я тоже стала новой. Я снова женщина-загадка, я - женщина-сюрприз, я думаю отрывочно, живу на бегу, спешу. Я уже не боюсь растратить нежность, но билеты проданы и вокзалы забиты чужими людьми... Я больше не пишу грустных эссе, а мысли гулко отдаются где-то высоко, как из-под толщи воды. Я думаю о старых проблемах, новых вещах, трехцветной кошке утром сидящей на чьем-то окне. Я думаю о кремовых эклерах и японско-кремлевских диетах, и о первом ощущении весны, которая скоро придет. Я думаю о жизни, в которой все не ново и кем-то уже пережито тысячу раз.

Я много думаю, но уже не о тебе. Я встречаю разных людей и иногда сравниваю их с тобой.

Я прощаю мужчин, улыбаюсь, если кто-то говорит мне о любви.

Как наивны эти слова по сравнению со столкновением планет...»

Она вспомнила, как в разные моменты жизни иногда читала свои стихи, рассказы, порой они ей казались пафосными, она становилась циником. Да нет, просто умной, взрослой женщиной. Однажды муж нашел ее тетрадь и сообщил, что бегло прочел пару ее рассказов и с особым, присущим ему чувством высокомерия добавил, что все это похоже на детский бред не созревшей личности.

Она задумчиво смотрела, как работает кофеварка. Почему именно сейчас появился этот мальчишка и напомнил ей обо всех тех чувствах, которые давно и надежно были законсервированы в душе? Да нет, он мужчина, умный, сильный, уверенный, он словно ураган… просто она старше на восемь лет. Восемь лет. Это много или все-таки мало? Но когда он целует ее, она чувствует себя девчонкой, моложе его. Кажется, целый мир летит к чертям, хочется не думать ни о чем, ехать с ним куда-то по вечерней дороге, смотреть на огни города, слушать его стихи, долго смотреть в его глаза, чувствовать его сильное тепло, целовать его плечи, и не верить, что все это скоро закончится. «Когда я с тобой, я чувствую себя живой». Он улыбается самой красивой улыбкой в мире, и профиль его четок в лучах заходящего солнца, когда он приближается, в его глазах все еще светятся золотые лучи. «Я знаю. Помнишь как у Полозковой: хочешь, будешь моей Маргаритой?»

Телефон снова ожил. «Привет, ты собрала вещи? Я жду тебя. Давай проведем эти последние летние дни вместе, там будет море, чайки, соленый ветер на твоих губах, и только мы вдвоем. Ты молчишь? Ты же говорила, что сын возвращается только через неделю». «Да, говорила. Я…» «Ты не можешь себе этого позволить?» «Кажется, да…» «Я жду тебя вечером на нашем месте. Я знаю, ты придешь».

Она допила кофе, расправила рукой скатерть на столе, потом тщательно вымыла чашку. Наверное, кризис… впору писать мемуары… и все таки купить разноцветной шерсти... И все это дурь, блажь и завтра пройдет…

Когда миссис Корстон...

Как обычно гениальная Полозкова. Одно из ее произведений, давно его не слышала... захотелось вспомнить.

# 4 Ты ждала меня.

Утром она приехала в отель, в холле по телефонной договоренности ее встречал секретарь Андрея Юрий, представительного вида молодой парень. Он улыбнулся и пожал ее руку.

- Доброе утро, рад с Вами познакомиться, я - Юра.

- Вика, - ответила она. Юра ей понравился, понравилось его приятное молодое лицо, умные глаза за оправой дорогих очков и крепкое рукопожатие. Все и вся теперь связанное с Андреем будет ей нравиться что ли?

- Андрей Николаевич сейчас спустится, у нас сегодня плотный график встреч, - сообщил Юра. – Может быть, хотите выпить со мной кофе? Я так понимаю, Вы будете нас сопровождать целый день? Поэтому решил предупредить.

Юра обаятельно улыбнулся, наливая ей и себе кофе, они сели в кресла.

- Ну, это как пожелает Андрей Николаевич, - сказала Вика с улыбкой. – Спасибо, Юра, я думаю, выдержу.

Они успели выпить по глотку кофе, и в холле появился Андрей. У Вики дух захватило, когда она его увидела. Он подошел, не глядя на нее, холодно поздоровался, и они втроем пошли к машине. Целый день они провели вместе, вернее людей вокруг было много, но она смотрела только на него. Упираться было бесполезно, она влюблялась в него все сильнее и сильнее. Иногда он смотрел ей в глаза, в его глазах было что-то непонятное. Ей порой казалось, что там проскальзывает грусть, нежность, ревность.

В детской больнице в отделении для онкобольных детей она видела, как блестели его глаза от наворачивающихся слез, и ей сильно хотелось подойти и обнять его. Они подарили дорогое оборудование, много игрушек, фруктов и сладостей и поехали на открытие детской площадки в Шевченковском районе. Здесь конечно была совсем другая атмосфера, много беззаботных здоровых детей, много радости и улыбок. Команда Андрея устроила веселый праздник с представлением клоунов, танцами и конкурсами. Андрей смотрел на детей и улыбался, один из его замов общался с главой районной администрации, в небо дети запустили огромное количество воздушных шаров. Она увидела, что он идет к ней. Он выглядел сегодня совсем мальчишкой в джинсах, которые великолепно сидели на нем и подчеркивали его идеальную фигуру. Вика подумала, что в этих джинсах он выглядит, пожалуй, даже более стильно, чем чиновники в костюмах, сегодня собравшиеся с ними.

- Устала? – спросил он, подойдя.

- Нет, все в порядке, - ответила она, кожей чувствуя его рядом с собой.

- Я так захотел сейчас ребенка, что просто крышу сносит, - произнес он.

- У тебя нет детей?

- Нет, девушек на роль матери своих детей я до этого времени не встречал. А ты хотела бы детей? – он пристально посмотрел ей в глаза.

- Да, очень, - она кивнула. Он улыбнулся. - Что?

- Ничего, все отлично.

- Андрей, у меня что-то на лице, да? Мне какой-то малыш вручил свое мороженое, чтобы я подержала, пока он катался на горке, я, наверное, испачкалась.

Он засмеялся весело и задорно, запрокинув голову назад.

- Кстати, нас «отцы города» пригласили в ресторан на Хортице, и попробуй, только, не поехать со мной.

- Я думала, что из-за того, как я вела себя вчера...

- Забудь, что было вчера, - просто сказал он.

- Я пойду на интервью с главой районной администрации.

- Иди, а потом возвращайся ко мне, - он приблизился и погладил рукой ее по шее. Эта неожиданная ласка так возбудила ее, что в животе словно всколыхнулись сотни бабочек. Неужели все это правда – все, что ощущали героини женских романов? Вика улыбнулась и подумала: «Без самоиронии, пожалуй, не обойтись, не было бы сейчас всех этих людей, я бы кинулась на Андрея, как голодная самка. Боже, ты послал мне этого мужчину для такой сладкой муки…»

  

На Хортицу она поехала в машине вместе главой районной администрации, который всегда симпатизировал ей, специально разговорила его на интервью, чтобы не садиться в машину к Андрею. Ресторан был замечательный, в козацком стиле, стол накрыли на террасе, увитой зеленью и выходящей видом на Днепр. Когда подали горячее, Вика увидела, что по дорожке к террасе ресторана направляется Сергей вместе со своими партнерами по бизнесу. Он был пьян.

- Ой, какая встреча, - воскликнул Сергей, увидев главу администрации. - Виктор Иванович, здравствуйте, Вы здесь!

- Сергей Владимирович, здравствуйте, присаживайтесь к нам.

- У Вас мероприятие? – Сергей присел за стол, потом приподнимался и здоровался со всеми за руку, поймал Викин взгляд.

- У нас встреча с нашим гостем из Киева, Андреем Николаевичем Романенко.

Сергей встал и Андрей тоже. Они пожали друг другу руки. Сергей заказал самого дорогого шампанского и начал требовать омаров. Официант объяснил ему, что омаров нет. Он был язвителен, насколько Вика хорошо его знала, и очень зол. Стал заставлять ее выпить шампанское, она отказалась, зависла неловкая пауза. Она извинилась и вышла из-за столика. Пошла в туалет, включила кран и долго смотрела на свое лицо в зеркале, смочила щеки холодной водой. У выхода ее ожидал Андрей.

- Ты в порядке? Кто этот хам? – спросил он озадаченно.

- Это… это тот мужчина…

- С которым ты встречаешься? – воскликнул Андрей. Она отошла к террасе, стала лицом к Днепру и смотрела на воду. Он подошел, обнял ее за плечи сзади, поцеловал в затылок.

- Так вот значит, где наша пресса, она на все готова с гостем из столицы! – услышали они язвительный голос Сергея. Он направлялся по дорожке к ним. Андрей вышел наперед Вики, и она увидела, как напряглись его желваки.

- Извинитесь, пожалуйста, перед девушкой, - тихо сказал он.

- Вика, это он? – не обращая внимания на Андрея, Сергей смотрел ей в глаза.

Она молча кивнула.

- Ты думаешь, ты ему нужна? Он возьмет тебя в столицу? Дура! Ха-ха…

Андрей ринулся к Сергею и ударил в лицо кулаком, тот ударил ему в ответ под ребра, они сцепились, прибежали телохранители с двух сторон, началась жуткая потасовка. Наконец, Андрея и Сергея развели в разные стороны. Оба были с небольшими кровоподтеками.

- Дура! – в сердцах крикнул Сергей, уходя. Телохранители тоже ушли. Андрей отпустил своих ребят. Подошел и обнял Вику.

- Ну, зачем ты? – прошептала она, обняв его за шею. – Очень больно? – нежно тронула пальцами царапину на щеке.

- Давно я не дрался из-за женщин, - он  засмеялся, - последний раз в восьмом классе. Ну, девченка была, конечно, особенная.

- Ах, вот  так! – Вика шутливо стукнула его кулаком в грудь.

- Нет, ты, ты одна, ты особенная! – Он засмеялся, словил ее руки, прижал к себе и крепко поцеловал. Приподнял вверх на руках и закружил в воздухе.

 

 Они стояли у входа в отель и прощались.

- Ты подымешься ко мне в номер?

- О, нет.. , я поеду домой, уже очень поздно.

- Вик, - он нежно коснулся пальцами ее подбородка и улыбнулся, - я все понимаю. Ты слышишь? Что-то ты слишком напряжена. Думаешь о нем?

- Да нет, я думаю обо всем. Ты знаешь, я вообще много думаю всегда.

- Что ты думаешь обо мне? – его руки притянули ее к себе за талию. Она подняла глаза.

- Что влюбилась в тебя.

- Я первый влюбился.

- Когда?

- А вот помнишь, когда мы приехали на такси к тебе домой, когда я провожал тебя. Ты спросила: «Ты маньяк?» А я сказал: «Нет даже, и не аферист. И вообще не подозреваю, что у тебя есть драгоценности твоей прабабки, вывезенные в Ниццу в 1917 том и завещанные тебе этой бабкой в придачу с виллой.» А ты ответила: «Их вывезли в 1918 том и вилла у нас вблизи Цюриха», помнишь?

- Конечно помню, - они вдвоем засмеялись. – Да, мы тоже тогда с тобой впервые вдвоем засмеялись. Это было всего лишь три дня назад, мне не верится. Девять лет и три дня.

- Ты просто на нем зациклилась.

- Да, ты прав, мне надо расциклиться. Я поеду. Вот и такси.

- До встречи, завтра график еще плотнее, отдохни хоть чуть-чуть, - сказал он, целуя ее. – Давай, отпусти такси и я отвезу тебя.

- Нет, Андрюш, спасибо.

- Андрюша .., ты так нежно это сказала. Блин, Вика, ты сводишь меня с ума, - вздохнул он.

- Мда, что-то я слишком роковой женщиной стала. Этот дурак испортил себе репутацию, оказывается потасовку видели все гости нашего столика.  А тебе тоже, ну зачем нужна была эта драка, скажи?

- Ну ты думаешь что, я стоял бы и терпел, слушал, как он тебя оскорбляет?

- Ладно. Все поеду. Пока., - она сжала его пальцы и побежала к машине. Он стоял и смотрел, пока такси отъехало.

Домой она добралась, когда уже была почти полночь. У подъезда увидела машину Сергея. Она вышла из такси и остановилась. Он тоже вышел из машины. Сердце как обычно привычно сжалось при виде его.

- Ты без охранников? – Вика усмехнулась. Он подошел ближе, взял ее руку и поцеловал.

- Малыш, прости, я был пьян, как дурак, - тихо прошептал. – Я знаю, как ты теперь злишься на меня.

- Я просто не хочу сейчас говорить. Как твое лицо?

- Все нормально. Я скоро уйду. – Он был подавлен, а в глазах - какая-то неутолимая печаль.

Вика пошла к подъезду и они вместе поднялись в квартиру. Она зашла в прихожую и устало скинула туфли.

-   Это был слишком долгий день…

Сергей стал сзади нее и они молча стояли и смотрели друг другу в глаза в отражении зеркала в прихожей.

- Ты стала еще красивее, наверное, потому что влюбилась впервые, - произнес он, нежно проведя пальцами по ее плечам,  шее.

-   Я всегда любила тебя.

-   Я знаю, малыш. Ты самая преданная и верная женщина, которую я встречал.

- Скажи, я теперь только поняла, у тебя была куча связей еще в Днепре, да?

- У меня всегда была только ты. Ты знаешь, я не говорил тебе, жена ушла полтора года назад.

- Что? – Вика снова саркастически усмехнулась. – Сереж, я думала ты меня уже не сможешь ничем удивить.

- Извини, я боялся тебе сказать. Ну какой я, блин, жених? Старше тебя на 12 лет. Тебе нужен муж, нормальный муж и ребенок. Я эгоист, не хотел тебя отпускать. Прости. А этот киевский, он ничего… знаешь, крепко бьет, гад. – Он устало улыбнулся и морщинки вокруг глаз собрались мелкой сеточкой.

Вика повернулась и молча смотрела ему в глаза.

-   Это тяжело, словно с мясом отрывать нужно. – Наконец проговорила она. Голос чего-то охрип.

-   Я знаю, малыш. – Он прижал ее к себе. Глаза защемили. – Я еще долго буду отрывать. Но так надо. К другому я бы тебя точно не отпустил.

-   Блин, ну ты как отец выдаешь меня замуж! – сквозь слезы засмеялась Вика. Невидимая пружина внутри нее совсем растаяла. Сергей обнимал ее и глухо говорил:

-   Ну все, малыш, теперь уже навсегда. Будь счастлива. И вообще, не пропадай. Мир так мобилен сейчас, но нам наверное лучше какой-то период не видеться. Да и вряд ли такое понравится твоему Романенку. Он хороший парень. Я сразу понял. Он для тебя.

Они еще долго стояли, обнявшись. Потом Сергей поцеловал ее легко в губы, улыбнулся и уехал. Вика закрыла дверь и долго стояла прислонившись к ней телом. Было уже очень далеко за полночь, когда она собиралась ложиться в постель, зазвонил телефон.

- Привет, извини, не разбудил,  как ты? – спросил Андрей. – Я просто переживал.

- Я знаю, - улыбнулась она, - я ждала, что ты позвонишь. Я ждала тебя…

 Whiskey* (c)

Спасибо что дочитали:) Люблю мелодрамы и сама их иногда себе пишу:) Всех целую, всем веры в мечту и любви:)

# 3 Ты ждала меня.

Вечеринка Андрея снова прошла на высоком уровне, как сказал бы Слава Задойнов, среди приглашенных лиц были известные бизнесмены, руководство города и области. Андрей отлично исполнял роль радушного хозяина, а отменный шведский стол идеально подчеркивал уровень приема. Энтони сообщил, что устал и не спустится на вечеринку, поэтому Вадик с Викой в сопровождении Андрея поднялись к нему в номер.

- Ёу, брат, вы уже тут как тут, - сказал Энтони, встретив их в гостиной. Они с Андреем тепло поприветствовали друг друга, обнявшись, и проведя только им, по-видимому, известный ритуал с хлопками ладонями.

- Энтони, мы очень благодарны Вам, что Вы согласились на это интервью, - сказала Вика, улыбнувшись. – Виктория Козаченко, газета «Город», а это мой коллега Вадим Стрельников.

- Да ладно, могу с вами, и побеседовать, чего уж там.

Энтони вел себя в особой вальяжной манере, соответствующей статусу адепта субкультуры хип-хопа. Его речь изобиловала множеством слов на сленге, а тело, натренированное до идеальной формы и украшенное множеством татуировок сейчас можно было оценить во всей красе.

- Значит, Вас зовут Виктория, - проговорил Энтони, глядя ей в глаза, а потом перевел пристальный взгляд на Андрея. – Да, брат, тебе как всегда везет.

- Когда я увидел эти глаза, Тони, понял, что теряю чувство реальности, - сказал Андрей. Вадик удивленно-вопросительно посмотрел на Вику.  Энтони пригласил его присесть в кресло, а сам разместился напротив.

- Ну что мы оставим вас, - Андрей взял Вику под локоть и пригласил пройти к себе в номер, который находился по соседству с номером Энтони. 

Они вошли в гостиную и сели рядом на высокие барные стулья. На стойке стояло ведерко с шампанским, а рядом блюдо с нарезкой фруктов.

- О чем вы говорили с Энтони, ты можешь мне сказать? – спросила Вика. - Нам с Вадиком показалось, что мы там лишние.

- Обычный мужской треп, извини, – он улыбнулся, но улыбка была его, как показалось Вике, была напряженной. – Мы вместе учились в Америке, и дурачились всегда вместе.

- Очень интересно.

- Милая, прости, я просто глупо выразился сейчас, - Андрей взял ее руку и приложил к своим губам. – Про твои глаза все - правда, они сводят меня с ума.

- Классический стиль поведения классического Казановы, - усмехнулась Вика, убирая руку. Она попыталась отшутиться, так как его прикосновения к ее коже пробуждали в ней слишком много чувственности.

- Только не говори, что ты веришь всему, что пишут обо мне в инете, ты слишком умна для этого.

- Ты сразу так это определил?

- Когда я увидел тебя, я сразу все о тебе понял, - произнес он тихо.

- Так не бывает, Андрей. Я не хочу, чтобы ты мне это говорил.

- Ладно, пока не будем. Ты очень упряма. - Он вздохнул. - Что мы будем пить?

- Давай, наверное, шампанское, я на низу выпила уже бокал.

- И поэтому согласилась пойти со мной? – пошутил он, открывая бутылку.

- Да, решила напиться и сегодня не убегать от тебя, - произнесла она, проведя пальцем по ободку бокала.

- Даже не верится, что мы встретились только позавчера. За нас? – Андрей поднял бокал, и они чокнулись.

- За тебя, - сказала Вика, отпивая глоток шампанского.

- Кстати, когда выйдет мое интервью?

- В пятницу, помнишь, мы еще договаривались о том, что наш фотограф сделает пару снимков.

- Да, помню, Олег Петрович меня уже упросил, я завтра заеду к вам в редакцию.

- Но зачем к нам? – удивилась Вика. – Эдик должен был завтра приехать к тебе в отель.

- Я сам предложил, - Андрей улыбнулся. – Хочу посмотреть, где ты работаешь.

В эту минуту зазвонил Викин мобильный, это был Сергей. Она извинилась и вышла на балкон.

- Да, Сереж, привет.

- Привет, ты еще работаешь?

- Ага, концерт закончился недавно, мы в отеле, Вадик интервьюирует Энтони.

- Ну, он знатный «интервьюист», - усмехнулся Сергей. - А ты чем занимаешься?

- Я на вечеринке, нас с Олегом Петровичем и Маринкой пригласили.

- Ясно.

- А ты уладил дела?

- У меня завтра две встречи. Сейчас в отеле, стою на балконе, мы только с ребятами поужинали. Ладно, ты иди, работай, малыш. Потом поговорим.

- Ладно, пока, целую.

Она выключила телефон и стояла, задумчиво глядя на сверкающий огнями город. Отсюда открывался вид на Днепр, с набережной доносилась музыка, играющая на стоящем у причала теплоходе.

- Все в порядке? – спросил Андрей у нее за спиной. Она не обернулась. Он подошел и стал рядом. - Это был он?

- Угу.

- Кто он? Просто любовник или что-то большее?

- Он… мы вместе девять лет.

- Он женат?

- Ты будешь презирать меня, но да, - Вика почувствовала, что ее голос хрипнет. Она вообще не понимала, что происходит, она стоит захмелевшая от бокала вина на балконе с почти незнакомым мужчиной и выворачивает ему наизнанку душу.

- Милая, я не буду тебя презирать, ну что ты выдумываешь, - прошептал Андрей. Он приблизился, обнял ее, нежно погладил рукой ей шею, волосы, она вдохнула его запах, почувствовала его сильные руки на своем теле и у нее закружилась голова от непонятного взрыва эмоций. Она вдруг подумала, что инстинктивно знала наперед, что будет все именно так, как только увидела его впервые. Он поцеловал ее, и губы их уже не могли расстаться.

- Андрей, я… мне надо идти, - через пару минут она отстранилась. Он посмотрел ей в глаза.

- Извини.

- Ты очень воспитан.

- Я знаю, - в глазах его как обычно зажглись веселые искорки.

- Ты очень красивый, - Вика нежно провела пальцами по его лицу, руки его все еще лежали на ее талии.

- И об этом я догадывался.

- Ты наследный принц, - проговорила Вика. – Но я не могу.

- Вика, ну почему ты так ведешь себя?

- Кстати, веду я себя очень непрофессионально. Мне и вправду надо идти, и тебе тоже возвращаться на собственный прием. Пошли.

- Ты бросишь его? – внезапно спросил Андрей, и взгляд его стал серьезным.

Она ничего не ответила и, высвободив руку из его руки, ушла.

Когда они вернулись в зал ресторана, вечеринка уже была в самом разгаре, градус был повышен, и все достойные серьезные люди стали вести себя чуть раскованнее. Музыканты играли джаз, и певица-мулатка запела что-то сильное и романтичное. Андрей снова взял Вику за руку.

- Ты потанцуешь со мной?

Она, молча, кивнула, и они пошли танцевать. Среди танцующих пар Вика увидела Олега Петровича и Марину. Шеф был прилично выпившим, у Маринки щеки раскраснелись тоже явно не от одного бокала. Они увидели их с Андреем, и шеф подмигнул Вике, а у Маринки чуть челюсть не отвисла от удивления.

Вика не замечала никого вокруг, хотя их танец, несомненно, привлек к себе резонансное внимание всех присутствующих, она посмотрела Андрею в глаза, он поцеловал ее пальцы и нежно сжал в своей руке.

- Ты помнишь, что было потом в «Золушке»? – хрипло спросила она.

- Да, и я готов действовать по сценарию, - он улыбнулся.

- Ладно, я сейчас в это поверю, ведь еще нет двенадцати, - прошептала она, прижавшись щекой к его плечу.

  

Утром Вика проснулась в полдевятого и валялась в постели, вспоминая вчерашний вечер. Олег Петрович в приливе вселенской любви разрешил ей прийти на работу позже, а потом подумал еще раз и разрешил ей вовсе взять выходной, чтобы полностью заняться статьей. Она лежала и смотрела как в окна и через балкон врывается чудесное летнее утро. А перед глазами все еще был теплый, нежный вечер с Андреем. После танца они сбежали с вечеринки и поехали гулять на Набережную. Они много танцевали в ресторане, а потом просто гуляли и разговаривали, взявшись за руки. Телохранители Игорь и Толик, сопровождая их, деликатно старались быть максимально незаметными. В машине по пути домой они целовались как сумасшедшие. И было все так просто и понятно, словно они все время были вместе. «Вот что называется полная отключка мозгов, м-да, мать, ну ты даешь», - подумала Вика, усмехаясь. Она встала с кровати, заправила постель и побрела на кухню. Сварив кофе, она зашла в гостиную и включила телевизор. На полу в большой вазе стоял огромный букет роз, Андрей вчера скупил ей все розы у продавщицы в ресторане, а их у нее было ровно сто одна штука. Молчаливый Толик занес ей цветы в квартиру, следом за боссом. Андрей по-джентельменски откланялся, поцеловав ее легким поцелуем, и уехал.

Она еще раз посмотрела на цветы и даже встряхнула головой. «Стоп, пора возвращаться в реальность. Сегодня приедет Сергей и все будет по-прежнему. Розы придется выбросить…» Она вдруг почувствовала, что это будет словно предательством вчерашнего вечера, тех чувств, которые зародились в ней и в Андрее тоже, она почему-то инстинктивно была уверена в этом. «Забавно, я чувствую, что изменила женатому любовнику, который со мной изменяет своей жене, прям французская комедия какая-то, черт возьми».

Она решила, что необходимо было хотя бы один день провести в здравом уме. Она сходила на пробежку, быстро приняла душ и привела себя в порядок. Затем убрала в квартире и сварила борщ. Активная деятельность немного отвлекла от навязчивых мыслей об Андрее, но ненадолго. Было почти двенадцать, когда раздался неизвестный звонок на мобильном. Вика, даже не глядя на дисплей, поняла, что это он.

- Привет, я уже соскучился по тебе, - сказал он в трубку. – Не звонил раньше, чтобы ты выспалась.

- Андрей, где ты взял мой номер?

- Олег Петрович дал, я только от вас, меня там такой радушный прием ожидал.

- Цыгане и медведи были?

- Ну да, - он засмеялся.

- Узнаю Олега Петровича.

- Что ты делаешь сейчас?

- Да ничего, убирала, готовила, сейчас собираюсь писать статью о твоем интервью.

- А что ты готовила?

- Ну,… борщ.

- Настоящий домашний? Ой, я очень хочу попробовать. Можно я сейчас приеду?

- А у тебя совсем нет запланированных дел?

- Есть, но ужасно хочется кушать.

- Хорошо, приезжай. Нам нужно поговорить.

Он немного помолчал, понял, что последние слова ее уже были произнесены серьезно.

- Хорошо, я скоро буду.

Она положила трубку и побежала в ванную принимать душ и краситься.

Он приехал и первое, что сделал, когда вошел в прихожую, притянул к себе и поцеловал. Он был с пакетом продуктов, и все выглядело так, словно они лет десять были женаты, и он просто вернулся домой.

- Ты ждала меня, милая? – он улыбнулся и погладил рукой ее шею, спину.

- Идем на кухню. – Вика мягко отстранилась.

- Чувствую, что разговор будет не очень приятным, - проговорил Андрей. – Давай лучше в гостиную.

Они вошли в комнату, он огляделся вокруг, присел в кресло за ее рабочим столом и посмотрел на страницу текста в открытом ноутбуке.

- «Первое, что поразило меня в Андрее Романенко -  открытость, прямолинейность и интеллигентность. Эти качества, несомненно, создали его безупречное реноме в большом бизнесе», - прочел он. – Вот как ты красиво обо мне пишешь.

- Да, я только начала, - Вика кивнула. Ей было так плохо, что хотелось плакать.

- Что ты мне хотела сказать?

- Я хотела сказать,… что вчера был прекрасный вечер, и я совсем потеряла голову, но мы должны все это прекратить, Андрей.

- Ты не смотришь мне в глаза.

Вика подняла голову.

- Да, все это нереально и я не должна была себя вести себя так вчера, - твердо произнесла она.

- Вчера был самый лучший за последнее время вечер. И ты сама это знаешь. Но ты хочешь снова убежать. Ты не веришь себе. Что он сделал с тобой?

Андрей встал и подошел к ней, взял ее лицо в свои руки.

- Милая, ну, пожалуйста, забудь обо всем. Начни новую жизнь со мной. Я хочу, чтобы ты была со мной, понимаешь?

- Андрей, не мучь меня, - прошептала она.

- Это ты мучишь меня.

- Ты просто не можешь смириться, что кто-то тебе отказывает. Все это неважно, ты скоро уедешь, все забудется.

- Вика, ну не мели чепухи! – воскликнул он. – Ну, неужели ты тоже вчера не почувствовала, что-то, что мы встретились – это не просто так? Так, словно две точки сошлись в одну линию, и стало все ясно и предельно понятно, черт возьми?

- Я не хочу, чтобы ты сердился на меня.

- Да я не сержусь, я просто не понимаю. Ты сейчас стоишь и талдычишь мне одно и то же, все мои слова отбиваются, словно от стены, ты закрылась наглухо, но вчера со мной была совсем другая женщина, веселая, остроумная, добрая, невероятно соблазнительная и нежная, та женщина, которая мне нужна. Неужели он так много для тебя значит? Неужели ты не можешь все оставить в прошлом и начать все сначала со мной?

- Не могу. Пожалуйста, сейчас уходи.

- О’кей, все, - Андрей поднял руки, - все, я ухожу. Раз ты этого хочешь…

Он быстро направился к выходу. Ей так хотелось побежать за ним, остановить, но она лишь выпрямила спину и стояла неподвижно. Дверь хлопнула, Андрей ушел. Резко зазвонил мобильный, это был шеф. Она медленно подошла к столу и взяла трубку.

- Да, Олег Петрович, здравствуйте.

- Детка, привет, ну как дела?

- Все отлично, я дописываю статью, - бодро сказала она.

- Умничка! А у нас новости, - было слышно, что шефа распирает от радости. – Романенко был у нас, и мы договорились о ряде материалов, короче ему нужен карманный репортер на время визита, и догадайся, кто будет этим репортером.

- Олег Петрович, но почему я?

- Потому что. Так, все без разговоров. Согласуешь с его секретарем программу и будешь везде их сопровождать. – Строго распорядился он. - Завтра я жду статью с интервью. У нас в пятницу номер, если ты забыла.

Вика опустилась на диван. Ну, вот снова будет эта пытка – видеть Андрея каждый день, быть рядом с ним, видеть его глаза, вспоминать его губы и руки на своем теле...

- Я знаю в субботу твой день рожденья, и ты хотела взять отпуск, но видишь, как оно сложилось все, - смягчив тон, добавил шеф.

- Я все поняла, Олег Петрович.

- Ни черта ты не поняла еще, детка, - как обычно загадочно брякнул шеф и засмеялся. – Кстати, вы вчера обалденно смотрелись вместе.

- Олег Петрович, я понимаю, что вела себя не очень этично, - пробубнила Вика.

- Да ни черта ты не понимаешь! – снова повторил шеф. – Все, давай работай, детка, завтра жду тебя в редакции.

Он отключился, Вика подумала, что шеф просто сошел с ума.

- Сумасшедший, - прошептала она, поднялась и посмотрела на себя в зеркало. - Впрочем, кто тут сумасшедший, так это я, – сказала она своему отражению. - Я только что прогнала мужчину своей мечты…

Целый день Вика работала над статьей и когда работа была сделана, она встала из-за стола, закрыла ноутбук и пошла на балкон. Вечер зажигал огни, с Днепра тянуло прохладой, наступили уже прохладные августовские вечера, она поежилась. В голове было на удивление пусто. Наверное, она просто устала терзать себя. Она пошла на кухню, посмотрела на кастрюлю с борщом на плите. «Глупо все вышло». Зазвонил мобильный, это был Сергей. Она взяла трубку.

- Привет, ты где?

- Привет, откроешь мне дверь? – сказал он. Вика побежала в прихожую и открыла входную дверь. Сергей глянул ей в глаза и протянул букет роз, она поцеловала его.

- Почему ты не открыл своим ключом? – спросила Вика.

Он крепко обнял ее.

- Ну, вдруг ты была бы не одна, - прошептал он, зарываясь лицом в ее волосы.

- Пошли на кухню, ты голодный?

- Подожди, дай мне насладится твоим запахом, - он улыбнулся, поцеловал ее в губы и снова прижал к себе.

 

Они ужинали, вернее Сергей ел борщ, как обычно расхвалив ее кулинарные способности, а она пила чай и смотрела на него. Новая морщинка залегла у него на лбу. Он хмурился, думая о чем-то своем. Вика вдруг ощутила, как далеки они друг от друга, так словно сейчас между ними находился не кухонный стол, а целая жизнь. У этого мужчины совсем другая, своя жизнь, и то, что они сидят сейчас за одним столом, словно бутафория некого семейного вечера. Она яростно осознала, как хочет замечать новые морщинки на лбу у своего, родного мужчины, который будет принадлежать только ей и всегда будет рядом.

- О чем ты задумалась? – спросил Сергей, подняв голову.

- О том, что съела огромный кусок киевского торта, - она улыбнулась, взяла чашку и пошла к мойке.

- Мы не виделись всего лишь неделю, а ты снова изменилась, я не могу тебя поймать.

- Сереж, не выдумывай, - Вика собрала посуду на столе.

- Что случилось, расскажешь?

- Олег Петрович не отпускает меня в отпуск, - ответила она, тщательно намыливая тарелки. – Сейчас будем готовить ряд статей о визите «Ромпрома».

- Ты не хотела его послать? Разве ты не имеешь права отдохнуть?

- Сереж, я не могу ему отказать, этот человек многому меня научил. – Вика вытерла руки и сняла передник, подошла к столу и налила Сергею чай. Он поймал ее за руку и усадил к себе на колени, поцеловал в открытом вырезе ее кофточки шею, грудь.

- Ну что с тобой, малыш? Ты дикая какая-то. Я так соскучился по тебе. Никогда не перестану удивляться – тебя надо каждый раз по-новому завоевывать.

- Меня надо завоевать раз и навсегда, неужели ты не понимаешь, мне нужно, чтобы ты сидел и ел мой борщ каждый вечер, - проговорила она, чувствуя, что в ней, будто разворачивается какая-то невидимая пружина.

- Ну, я же ел его, - Сергей улыбнулся, погладив ее рукой по щеке.

- Черт возьми, каждый вечер, понимаешь, я больше не хочу засыпать одна, я не хочу быть все время одна,  - она поднялась и подошла к окну. – Я всю жизнь одна. Ты дал мне все, но тебя самого я так и не получила.

Сергей некоторое время молчал, потом достал из кухонного шкафа сигареты и закурил. Он курил редко, в особенных случаях, когда терял самообладание, и сегодня, наверное, был один из них. Он посмотрел на свои пальцы, держащие сигарету, они дрожали.

- Малыш, прости меня, за все, - проговорил он и поднялся.

- Ну, куда ты идешь? – она подошла к нему и обняла.

- Я поеду в отель, у меня завтра еще дела в городе. Я думаю тебе сегодня лучше побыть одной.

- Сереж, помнишь, ты тогда не хотел меня слушать,… но за это время я собрала определенную сумму, и если бы ты согласился ее принять, я тогда дальше… второй частью отдала бы деньги за квартиру…

- Ты идиотка?! – сердито воскликнул он и резко убрал ее руки. Он никогда не обзывал ее до этого раньше. – Чтобы я больше никогда не слышал этого.

Он взял зажигалку и сигареты со стола и быстро вышел из кухни. Следом хлопнула входная дверь. Вика опустилась на стул, сил почти не было. Она достала из шкафа начатую бутылку виски, которую Сергей когда-то оставил, налила себе пятьдесят грамм, зажмурилась и выпила. Стало легче, она решила сегодня ни о чем не думать, и пошла спать.

 Продолжение следует...

Whiskey*(c)

Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая