Профиль

Whiskey*

Whiskey*

Украина, Запорожье

Рейтинг в разделе:

Последние статьи

Свежие фотографии

Словить настроение)

Доброе утро, хорошей пятницы и выходных :)






Знай наших :)

  • 18.09.19, 18:54
ЗНАЙ НАШИХ: ПІСНЯ УКРАЇНЦЯ СТАЛА САУНДТРЕКОМ ПРОДОВЖЕННЯ СЕРІАЛУ «БЕВЕРЛІ-ГІЛЛЗ, 90210»

Трек прозвучав в останній серії перезапуску, яка з'явилася в мережі минулої п'ятниці


Продовження культового серіалу 90-х «Беверлі-Гіллз, 90210» запам’ятається нам не тільки оригінальним акторським складом, а й саундтреком, який прозвучав в одному з епізодів заключної серії. Йдеться про пісню Sunsay українського електронного проекту Cape Cod. Трек, який увійшов до Echoes, було записано спільно з ірландським блюзовим вокалістом Річардом Фаррелом.



«Коли, як грім серед ясного неба, прилетіла новина про те, що продюсерський склад серіалу взяв Sunsay в якості треку до серіалу, після п’яти хвилин адреналінової ейфорії пішов цілий океан внутрішнього тепла і усвідомлення, що все тут відбувається не просто так», — заявив саунд-продюсер і музикант Максим Сікаленко.

Артист зізнався, що завжди був відданим фанатом серіалу.

«Важко словами описати те безмежне почуття чистої ейфорії, коли написана тобою пісня раптово виявляється в одному з найголовніших і найважливіших серіалів твоєї юності...Будучи тінейджером 90-х, я вже в цьому віці виявляв трендхопперські здібності і екіпірував себе всім мерчем 90210, який можна було закапчити в районах ринків Юність і Троєщина. У хід йшло все — блокноти, зошити, щоденники, пенали та вишенька на торті — священний рюкзак. Так можна було хоч і в мріях, але стати ближчим до героїв серіалу, яких ти подумки зараховував до своїх друзів і приятелів. Тому що саме з ними ти проводив час між школою і домашніми завданнями», — згадав Максим.

Чего-то не вставляется  ролик

https://www.youtube.com/watch?time_continue=34&v=qmi7jZoITe0

белый стих

Я в тебе растворяюсь.
И нахожу новую силу.
Возможно, перерождаюсь в новую планету. 
Ты держишь крепко мою голову.
И твое тепло перетекает в мою Вселенную.
Ты во мне заживляешь раны.
Я нахожу новые вершины.
Вместе? надолго или нет.
Неважно. Ты - не смысл.
Ты - странный огонь.
Который почему-то я не пробовала раньше.
Ты - не килограмм конфет.
И я почему-то ем оливки банками.
Осенью я хочу одеть ботинки.
И гулять с тобой по парку.



А давай...

- А давай наперегонки до горки? – предложил он ей, предвкушая победу. 
- Неа. – отказалась она – Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом. 
- Струсила? Сдаешься? – подначил он ее и засмеялся обидно. 
- Вот еще. – фыркнула она и рванула с места к горке. 
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу. 
- Говорила тебе – попадет. – бурчала она. 
- Я бы тебя перегнал обязательно – дулся он – Ты нечестно побежала. Я не приготовился...

- А спорим я быстрей тебя читаю? – предложил он ей.
- Хахаха. – приняла она пари – Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее – будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю. 
- А если я – отдаешь мне свои яблоки всю неделю! – согласился он. 
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал: 
- Ну и что! Зато ты не запоминаешь что читаешь и пишешь медленнее. Спорим?...

- А давай поиграем. – предложил он – Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца. 
- Дурак. – почему-то обиделась она. 
- Слабо? – засмеялся он – Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо. 
- И ничего не слабо. – повелась она – Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь. 
- Само собой – кивнул он – А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело. 
- А ты мне сочинения пишешь. – хихикнула она – Врать и сочинять – как раз рыцарское дело. 
А потом он оправдывался в телефон:
- А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу...

- Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? – спросила она
- С трудом. – ехидно ответил он – Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось? 
- На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое. 
- Нуу.. Я даже не знаю.- протянул он.
- Слабо? – подначила она.
- И ничего не слабо. – принял он предложение – С тебя пачка сигар, кстати. 
- За что? – не поняла она.
- Эскорт нынче дорог. – развел руками он. 
А по дороге домой он бурчал:
- Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что... Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно…

- Что это? – спросила она. 
- Кольцо. Не очевидно разве? – промямлил он. 
- Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается? 
- Угу. Давай в мужа и жену поиграем. – выпалил он
- Надо подумать. – кивнула она.
- Слабо? – подначил он.
- И ничего не слабо. – протянула она - А мы не заигрываемся? 
- Да разведемся если что. Делов-то. – хмыкнул он.
А потом он оправдывался: 
- А откуда мне знать как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь еще раз попробую? Мне не слабо. 

- Сыграем в родителей? – предложила она.
- Давай. В моих или в твоих? – согласился он. 
- Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо? 
- Ого как. – задумался он – Не слабо, конечно, но трудно небось..
- Сдаешься? – огорчилась она
- Не,не. Когда эт я тебе сдавался? Играю, конечно. – решился он. 

- Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку. 
- Правда? – не поверила она.
- 3900. – кивнул он – Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть? 
- А ты в данном случае во что играешь? 
- В мужа бабушки. – засмеялся он – Глупо мне в бабушку играть. 
- В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился. – засмеялась она – Или слабо?
- Куда я денусь-то...

Она сидела у его кровати и плакала:
- Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
- Угу. Похоже что так. – ответил он – Неплохо поиграли, да? 
- Ты проиграл раз сдаешься. Понял? Проиграл. 
- Спорное утверждение. – улыбнулся он и умер. 



из Сети

Жизнь замечательных людей:)


Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву. 
Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов. 
Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один. 
От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!» 
Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом. 
Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского». 
Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.
Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными. 
В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь? 
И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».



Нежность*

......День. Или ночь? Или раннее утро. Время, словно застыло.  И даже шум города не попадает в квартиру. 

Я плачу незаметно и улыбаюсь. Ты - тоже.

-Мужчины не плачут, любимый. Это просто твоя аллергия.

- Да, - ты крепко сжимаешь мои руки, - выпил сегодня таблетки. Я с тобой, любимая. Я теперь всегда с тобой.  Даже не верю, что ты сейчас рядом, я вижу свои самые любимые в мире глазки. Я живу ради тебя....

....Огонек сигареты вспыхивает в сером утре.

-  Я спала и видела какой-то хороший сон.

- А я долго смотрел на тебя спящую, потом курил на улице. Потом снова смотрел. Я брошу курить, обещаю.

- Знаю, любимый. Мы многое теперь можем успеть.

Ты снова крепко стискиваешь меня в руках. И я чувствую ровное биение твоего сердца.

- Не отпущу тебя…Ты не уедешь сегодня. Я не смогу тебя отпустить. 

Время почему-то ускоряется и теперь летит галопом…

В огромном городе я больше не стесняюсь обниматься на людях. Ты многому меня научил. Прежде всего, верить.

И теперь я точно знаю, что за расставанием всегда будет встреча.

Люблю тебя, мой мальчик.


Я не втомився!

Сьогодні було багато офіційних заходів. З колегами були на мітингу з нагоди святкування Дня Державного Прапора України і під час підняття синьо-жовтого стягу до мирного неба, у хлопців-учасників бойових дій на Сході, що стояли поряд, були сльози на очах.
Дякуємо, що не втомились. З наступаючим Днем Незалежності.
Дякуємо, що живі.




Старый блокнот)

Недавно устроила генеральную уборку и нашла его - 
блокнот с мыслями и чувствами давних лет.
Не думала, что помнила о них. 
И о блокноте и о человеке :) 
Чувства и эмоции, испытанные в прошлом, не уходят.
Они просто живут на антресолях памяти.
Максимализм уносит в ностальгию:) Возможно, и по юности:) 
И это был единственный случай, когда я писала стихи:)
Где бы ты сейчас не был (а я знаю, где ты)
Будь счастлив!
Спасибо за все:)

2006 год
***

Темные пятна – ошметки парусов,

бывших когда-то алыми.

И смотрю я на них глазами усталыми.

Собрать их, сшить  и починить?

Нет смысла, и некого винить.

Черное время, грозные дни,

и мы расходимся, как в море корабли.

Банально, пошло?

Ах, милый, я ведь несерьезно.

Ну что ты помнишь обо мне?

Ты так недолго меня знал.

Все постигал, читал, любил, ласкал.

И душу нежно прожигал.

Вклеймил заботливо в нее свое ты имя,

Чтоб я не смогла отныне

Быть без тебя нигде, в толпе, на воле где-то.

Чтобы всегда кричала «Я-твоя»,

Немыми рифмами, упираясь в небо.

И зашивая руками наши облака.




Страницы:
1
2
3
4
6
предыдущая
следующая