О сообществе

Прочтите "Цели и правила сообщества". Стоит важной заметкой.
Я знаю, что почти все пишут стихи.Зачастую просто*В стол*. И у вас есть стихотворения любимых авторов.Многие пришли к этому через какую-то стихию, что наталкивает на жгучее желание выразить себя в стихах.Мне интересны ваши стихи.И я верю, что каждый человек уникален.Надо разжечь эту искру поярче.Пусть мы у неё согреемся.
Вид:
краткий
полный

Стих_и_я

Обрывок письма. Аппий

  • 25.09.16, 22:57
...Тому есть ряд естественных причин, 
что здешнею зимой, мой добрый Аппий, 
опричь забот о Вакхе и Приапе 
день был бы ото дня неотличим. 
Зимой здесь нет ни мира, ни войны. 
Кому охота драться в мокрой глине? 
Тут столько говорят о Мессалине... 
И съездил бы к тебе, но... Не вольны 
холеные Тибериевы псы 
уехать ради дружеской попойки. 
Характер этих мест уж очень бойкий, 
когорты здесь стоят не для красы. 
Народец местный пуган и учен, 
и вырезали их, и распинали, 
но то ли так устроена спина их... 
Не знаю... Вот не гнутся. Нипочем. 
Я бы спросил, зачем нам этот край 
с его суровым непокорным нравом, 
но... Знаешь, Аппий... Надоели, право, 
интриги, двор, политика, раздрай. 
Чуть стоит императору прилечь - 
наследники уже толпятся рядом, 
кто с чудодейным снадобьем, кто с ядом... 
Нет, в этот цирк меня тебе завлечь 
пожалуй, не удастся. Гиблых дел 
хватает всюду, здесь - само собою. 
Я, видимо, соскучился по бою, 
и вообще затосковал... Предел... 
Предел какой-то есть зиме, скажи? 
Я ведь горяч, мой mentula latina 
взращен на вольных нравах Палатина, 
а эти сплошь святоши и ханжи... 
Да, эти... Что у этих, что у тех, 
у всех единобожцев в здешних скалах 
и на равнинах ненависть в оскалах, 
жестокий бог, не терпящий утех 
вне брачных уз и их священных лож. 
И, даже если сунулся к блуднице, 
тебе в потемках непременно мнится 
в ее руке зелотский острый нож... 
Вот так, мой Аппий... У свинцовых волн 
на берегу беднейшей из провинций, 
в Кейсарии, не надо быть провидцем... 
Нет, нам придется вышибить их вон, 
рассеять, разогнать, пустить с сумой. 
Но Рим молчит, чего-то ждет наместник, 
и... Неужели мы боимся мести 
их бога, добрый Аппий мой?

Болезнь


Бесцветный вечер мглой суровой 
Упал на день, и дух сказал
Прикрыть рукой его, как шторой,
Спасая от тоски глаза.
По плану - карнавал осенний,
Но осень приказала мне
Пройти дорогой искуплений - 
Болезнью брошенных камней.
Один из камней в грудь ударил,
Второй удар - по голове.
Закат дыханье моё жарил, 
Да на лице всё розовел.

Три дня я шёл такой дорогой,
И взгляд три дня от всех скрывал.
На день четвёртый родниковой 
Испил воды,  и дух воспрял...
Мир прибывал в осенней лени,
Как и положено ему.
Шуршал в ногах, как чуткий гений,
Став усмирением всему...


25.09.16
© Виталий Тугай, 2016
мой сайт: http://lesovihok.avtor.me  

И вопросов не остается вовсе...

  • 24.09.16, 11:15
...И вопросов не остается вовсе, 
кроме вечных - эти уже не в счет. 
Машинально следишь за часами. Восемь. 
В новостях говорят о Сирии и Давосе. 
Открываешь книгу, собственно, на авось, и 
ждешь... Но память границ не пересечет. 
Вроде все как всегда, но в груди непривычно пусто, 
так, что гулкое эхо гаснет, дергаясь на ножах, 
словно вздох стадиона, глухо, тысячеусто... 
И февральская полночь, и мягко горчит robusta 
diablo, как утром назвал эту смесь бакалейщик Жак, 
ухмыляясь в усы, мол, разбудит любую Барби, 
даже, кажется, зная, как метко 
ухмылка и слово ложатся в цель... 
И привязанность к жизни, как и привязанность к бабе,
из разряда болезней скорее, нежели панацей.

Из итальянского этюдника. Пинакотека Ватикана. "Преображение"

  • 23.09.16, 11:32
И вечерние тени в углах не легли пока 
в доме, где ни прислуги, ни няньки, ни плоского потолка, 
только ангельский сонм, часовые особенного полка 
при отделе искусств небесной канчелярии ... 
А ему тридцать семь, и он уже полубог, 
по сравнению с ним природа - мазня, лубок. 
Только вот Маргерита... Он видит ее лобок, 
и его начинает трясти, как в приступе малярии... 
При дворе тихо шепчутся... Выжил-де из ума, 
он таскает ее за собою во все дома, 
а она ничто из себя сама, 
да тайком греховодит с учениками. 
Он приводит ее даже в ризницу или в неф, 
и священники смотрят, от злости окаменев, 
только папа вечно сменяет на милость гнев, 
потому что сердце даже в парче не камень. 
Но в июльские ночи, когда затихает Рим, 
только ангел все видит, безмолвен, да и незрим, 
он давно насмотрелся на ветреных форнарин*, 
но не может вмешаться, будучи подневолен. 
Если блуд создает божественные холсты, 
если мир, изумленно глядя на них, застыл, 
провидению грешник любой постыл, 
посему дом и гулок, и пуст, а маэстро болен... 
На рассвете она вернется, как было уже не раз, 
от расспросов уйдет, бросив пару ничтожных фраз... 
И писать бы с нее мадонн, как он был горазд, 
но в груди разгорается ревность... Одним движеньем 
он пытается сдернуть с нее покров, 
только поздно, он слишком уж нездоров... 
И бесстрастный ангел вмиг оставляет кров, 
возвращаясь к центральному персонажу "Преображенья"... 


*La fornarina (ит.) булочница

Сердечный перекресток

  • 21.09.16, 23:52

Удержи меня, удержи —


тонко чувствую твою власть!


Моё сердце кричит, дрожит:


если падать — с тобой упасть.


На ладони твоей — мой след


в перекрёстках твоей судьбы,


в тонких линиях есть ответ,


даже если вопрос забыт.


С моим сердцем своё свяжи,


нежным коконом спеленай,


на границе твоей души


и моя стоит — так и знай!




You want it darker

  • 21.09.16, 22:50
Сегодня, 21 сентября, в день своего 82-летия, 
Леонард Коэн выпустил сингл You want it darker 
и анонсировал одноименный альбом. Песня 
записана с хором монреальской синагоги 
Шаар Ха-Шамаим и кантором Гидоном Зелермайером. 

Песня здесь: 



Перевод мой. 


Раз ты мечешь карты, 
я не стану играть, 
Раз лекарь пока ты, 
мне стонать и хворать. 
Раз ты здесь во славе, 
мой полюс другой. 
Тебе много света? 
Мы гасим огонь. 

Могуч ты и свят ты, 
велик образ твой, 
гоним ты, распят ты 
людскою молвой. 
Спасения нет, 
плачь, молись или вой... 
Тебе много света?

Инени*. Инени. 
Я готов, мой Господь. 

Сюжет был любовный, 
но сюжеты равны 
в колыбельных для боли, 
в парадоксах вины. 
Все сказано в свитке. 
Кто филонит - изгой. 
Тебе много света? 
Мы гасим огонь. 

Я в строю осужденных, 
где-то целится взвод, 
демон среднего класса 
надрывает живот, 
Я не ждал разрешений 
на убийство, но вот... 
Тебе много света? 

Инени. Инени. 
Я готов, мой Господь. 


Могуч ты и свят ты, 
велик образ твой, 
гоним ты, распят ты 
людскою молвой. 
Спасения нет, 
плачь, молись или вой... 
Тебе много света? 
Мы гасим огонь. 


Раз ты мечешь карты, 
не дай мне сыграть, 
Раз лекарь пока ты, 
мне стонать и хворать. 
Раз ты здесь во славе, 
мой полюс другой... 

Инени. Инени. 
Я готов, мой Господь. 


*Инени (ивр., библ.) - "я здесь". 
Переводить его не стоит, как, 
например, слово "алилуйя". 


If you are the dealer 
I’m out of the game 
If you are the healer 
Means I’m broken and lame 
If thine is the glory 
Then mine must be the shame 
You want it darker 
We kill the flame 

Magnified, sanctified 
Be Thy Holy Name 
Vilified, crucified 
In the human frame 
A million candles burning 
For the help that never came 
You want it darker 

Hineni Hineni 
I’m ready, my Lord 

There’s a lover in the story 
But the story’s still the same 
There’s a lullaby for suffering 
And a paradox to blame 
But it’s written in the scriptures 
And it’s not some idle claim 
You want it darker 
We kill the flame 

They’re lining up the prisoners and 
The guards are taking aim 
I struggled with some demons 
They were middle-class and tame 
I didn’t know I had permission 
To murder and to maim 
You want it darker 

Hineni Hinen 
I’m ready, my Lord 

Magnified, sanctified 
Be Thy Holy Name 
Vilified, crucified 
In the human frame 
A million candles burning 
For the love that never came 
You want it darker 
We kill the flame 

If you are the dealer 
Let me out of the game 
If you are the healer 
I’m broken and lame 
If thine is the glory 
Mine must be the shame 
You want it darker 

Hineni Hineni…..this line repeated 
I’m ready, my Lord

Из итальянского этюдника. Виа пор Санта Мария

  • 21.09.16, 18:55
"...Смерть - это всегда вторая 
Флоренция с архитектурой рая". 

Иосиф Бродский 



В августе это уже не улица, но река, 
чье течение переменчиво и капризно. 
И брусчатка натерта до блеска, а это признак 
того, что река течет в данном русле уже века. 
Очень просто напиться Флоренцией до положения риз, но 
на виа пор Санта Мария не упадешь, ибо нет островка. 
Воды этой реки состоят из нашествия в полный рост 
разномастных людей в одиночку, и группами, и попарно. 
То есть, братия шумно и весело пересекает Арно, 
непрерывным потоком вливаясь на Старый мост... 
(Если для вас пересеченье реки рекой - это пошло и высокопарно, 
значит, ваш взгляд на поэзию и Флоренцию слишком прост). 
Временами людская река мелеет. Где-нибудь в ноябре 
на брегах проявляются здания. В полночь на виа деи 
Терме семенит, говорят, тряся остатком седой кудели, 
беспокойный призрак Иосифа... Сущий бред, 
но таков этот город, где гении и злодеи 
вместе с архитектурою составляют немыслимое амбре... 
...И с учетом того, что жизнь предлагает нам 
подлинников все меньше, все больше фикций... 
Тем ценнее становится третий этаж Уффици... 
Если просто глядеть из углового, западного окна, 
видом оным, как было замечено, очень легко упиться 
и поверить, что мир совершенен в любые и всякие времена...

Из парижских писем. Вожирар-Люксембург

  • 20.09.16, 22:12
...Был Юзефович. Мы выпили водки, и 
поговорили о положении дел на фронте. 
Рядом кухарка Катрин щебетала: "Voui, voui..." 
Строила глазки и эдакую "ах, не троньте". 
Я задолжал ей за шесть недель. Пора 
либо прогнать, либо шарить по старым цацкам. 
Франки закончились. Видимо, не вчера. 
Мысли остались. И сердце осталось в Царском. 
Ежели верить газетам, Корнилов скис. 
Американцы Парижа в большом восторге. 
"Маркс совершил величайшую из конкист. 
Солнце коммуны встает на седом Востоке". 
Их жизнерадостность может сравниться лишь 
с их же наивностью, свойственной идиотам. 
Всех, словно мух, летним медом манит Париж. 
Здесь безнаказанно можно за табльдотом 
пословоблудить о Гегеле и Руссо, 
зря проживая тяжелый отцовский доллар... 
Мы же, подранки, цедя по утрам рассол, 
жалки, как дети, оторванные от подола. 
...Гарин приехал с неделю... Пиджак и трость, 
взгляд обожженный, как только что из горнила. 
"Бунт беспощаден. Какие Советы? Брось. 
Это потоп. Катастрофа. Какой Корнилов? " 
Гарин не знает, что, сколько ни убегай, 
все это бег по кругу, и круг порочен. 
И никакие волшебницы с пляс Пигаль 
не помогают сделать его короче. 
Как ты поклоны ни бей или ни постись, 
рай был провален, как в думском театре роли. 
Вот Юзефович придет, принесет pastis, 
и ухмыльнется: "Parole, мой друг, parole".

Сорок лет не прогулка, Ричард...

  • 19.09.16, 22:14
Сорок лет не прогулка, Ричард, 
Если предан страстям и винам... 
Ты, конечно, не старый хрыч, но, 
В каждом сердце, пусть даже львином, 
Неизбежно гнездятся мысли 
Об усталости и покое, 
О гуманности, компромиссе... 
Смысл жизни и все такое... 
Ты стоишь на горе, где зелень 
Вянет грудью дамасской шлюхи... 
Как неделю назад глазели 
Твои пленные мамелюки 
На нее... И был тесен ворот 
На изодранной галабийе... 
Так теперь ты глядишь на город. 
Близок локоть. Но... "Не убий", и... 
Да. И девять других, похоже, 
Ты не жаловал в жизни прежней... 
А теперь ощущаешь кожей... 
Сердцем тоже, но все же реже. 
К поединку порой готовясь, 
Сарацинку ль валя на ложе... 
Что за притча? Неужто совесть? 
Сердцем реже... Но сердцем тоже. 
И раскинувшись на покрове 
Из садов, как к лицу невесте, 
Город знает, что реки крови - 
Это то, чем король известен... 
И заламывать поздно руки, 
И бежать бесполезно, впрочем... 
Но уже возникают звуки 
В бесноватых губах пророчьих 
На горе, где зачахла зелень, 
Словно грудь у дамасской бляди... 
Он шевелится еле-еле, 
Но пророчит, что ни в осаде, 
Ни при штурме не будет счастья, 
Что мечу нынче место в ножнах, 
Что не стоит сейчас стучаться 
Во врата... И, покуда можно, 
Уходить подобру-здорову, 
Не гневить ни Христа, ни Деву, 
А не то список бед Иову, 
То есть Ричарду, ни пределов, 
Ни пощады иметь не будет, 
Ни краев, ни границ, ни срока... 
Королям, как и прочим людям, 
Тоже страшно и одиноко. 
Даже больше, чем прочим, впрочем. 
Сколько трупов лежит полями... 
Словно там не отец, а отчим 
В неба сини над королями... 
"Что же, город... Я прибыл. Вот я..." 
И осекся король внезапно, 
И рванул на себя поводья, 
Поворачивая на запад...

Счастье

У андрюхи родилась
Доченька-малютка ura
Жизнь, похоже, удалась -
Это вам не шутка!smile

Есть теперь жена, семья,
В доме - звон девичий..
Трое нас, и, счастлив я,
Будет всё отлично!

Улыбается Мишель -
Как же это мило!love
Мышка, Мишка, просто Шелл...angel
Пусть растёт красивой!
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
392
предыдущая
следующая