Без чувств...

  • 15.10.07, 02:07
Ты думаешь, сердце из мрамора?
Что сама я из стали сделана?
Просто время мне в душу втравлено,
И мера для чувств отмерена.

Быть может я холодна с тобой,
Не целую, любя, на людях.
Пусть излишне строга порой,
Но не всегда буду каменной.

Я знакома тоже с тоской,
И плакать умею горестно.
Но только наедине с собой,
Мне душу излить дозволено.

Я буду смеяться в лицо им всем,
Улыбаться, до последнего выстрела.
А потом, на одной из стен,
Напишу, как пуля мне мысли обидела.

Пусть время мне в душу втравлено,
И мера для чувств отмерена,
Но сердце мое не из мрамора,
И сама - не из стали сделана...

Помогите.....

  • 11.10.07, 21:15

Помогите кто чем может,а то моя муза где то сбежала..

Вот читаю чужие заметки,у всех так красиво,красочно.

А у меня полный ноль...

Боль от Дьявола.Завершение..

  • 10.10.07, 02:47
-- Останься...
Она почувствовала всепоглощающую нежность -- вот он, такой близкий, такой желанный. Она знала, на что идет, она знала, что его любовь сожжет ее. Она уже чувствовала его терзающие поцелуи. И она бросилась в его объятия, потому что любила его. Он не знал, ЧТО в ту минуту дарил ей. Словно тысячи ножей пронзили ее; его губы не позволяли ей кричать, но слезы лились. "Какая приятная его кожа на ощупь, если бы не боль! Какой он нежный..." Каждая его ласка обжигала. Лейла уже влилась в их единый ритм, быстрый, страстный. Ее тело рефлекторно убегало от боли, оно жило и двигалось, доставляя Дэвиду радость. Оно танцевало в языках пламени, и в этом бешеном танце, на пике счастья и боли, ее тело выгнулось, словно пронзенное молнией, а из уст вырвался протяжный крик, похожий на крик ястреба...

Силы покинули ее, но его объятия не могли принести покой. Мягкая шелковая ткань не помогала. Ей не вырваться оттуда, из этого шелка, ей стало душно. И слез совсем не осталось. Она прислушивалась к своим ощущениям. Боль уже не приносила слезы, сквозь нее пробивалось что-то более значительное. Пробивалось душевное тепло и любовь, порожденные горячим, грешным и страстным сердцем -- сердцем дьявола. Огонь загорелся, горел для себя, но дарил ее существу тепло. Оно обволакивало ее, радовало ее, мучило и возносило на небеса... Лейла растворялась в своей мучительной боли, потому что это была желанная и сладкая боль, нежная и уже не такая терзающая...

Боль от Дьявола.2.Продолжение..

  • 10.10.07, 02:38
Лейла лежала рядом, в темноте. Зашуршало ее платье, ветер пошевелил ее яркие волосы. Дэвид ответил себе сам:
-- Потому что в моем порочном сердце завелась любовь, похожая на животную страсть, но все же чистая.
Он повернулся на бок, и его губы оказались рядом с ее губами.
-- Я знаю, что здесь что-то не так, -- промолвила Лейла, имея в виду их отношения, -- ты упорно молчишь о чем-то. Не совесть и не доброта, не боязнь того, что любовь остынет, останавливают тебя. Ты не такой. Но что бы ни мешало тебе: знай -- я не хочу верности и того, чтобы ты изменился. Я хочу тебя.
-- Я тоже.
-- Что тебя останавливает? То, что я невинна? То, что я человек? То, что я не замужем за тобой? Я все знаю, ты можешь не волноваться!..может, то, что ты не разу не брал женщину с... ее согласия?
-- Не нужно, не нужно больше, молчи!
-- Может, ты думаешь, я боюсь? Да, своей запретной любви, но не тебя! Тебя не остановят подобные пустяки, ты -- демон!

Дэвид сорвался; он мотнул головой и закрыл ей рот рукой. Она отскочила от его первого прикосновения, что-то словно отбросило ее. Лейла ничего не поняла. Дэвид шумно выдохнул воздух двумя струйками горячего пара. Совсем тихо и спокойно он спросил:

-- А ты не думала, что я беспокоюсь о тебе? Готова ли ты терпеть ужасную боль, терпеть постоянно? Знаешь ли ты, что я боюсь не только твоей невинности и своей грубости, но еще и любви между нами? Ибо эта любовь мешает мне прикоснуться к тебе, она принесет тебе боль!
Лейла молчала. Наконец она сказала:
-- Дотронься до меня, -- и сама первая протянула руку.

Его кожа была нежной и прохладной, но -- только в первое мгновение. Лейла не закричала, не отдернула руку, но и долго продержать ее на его плече не смогла. Из глаз брызнули слезы, а с уст сорвался сокрушительный стон, не от боли, а от грусти.В окно залетал запах меда и яблок, налитых солнцем. Ночь была прекрасна. Было немного свежо. Укутавшись лишь в полупрозрачный белый шелк, Лейла сидела перед огромным зеркалом. В замке была тишина, лишь эхо какой-то песни бродило по его черным гулким коридорам. В комнате у Лейлы было тепло и уютно. Пахло разными травами и бальзамами, чем-то лимонно-хвойным. Она любовалась своим лицом, расчесывая деревянным гребнем пушистые рыжие волосы. Они были длинные и мягкие, ей вспоминалось тепло его голоса. Где-то в душе бродила благодарность Дэвиду, но благодарность за жалость не имеет особой силы. Вскоре ей снова виделись его сильные руки, хотелось, чтобы они согрели ее, чтобы гладили это лицо, эти волосы... Боль совсем забылась, и то, о чем говорил Дэвид. Лейла не хотела в это верить.

Дверь ждала, чтобы ее отворили, и Лейла тоже ждала этого. На пороге появился Дэвид -- словно вынырнул из-под темноты. Его черные волосы, словно мокрые, блестели при свете свечей; он улыбался.

-- Ты знаешь, зачем я пришел? -- спросил он.
Лейла молчала.
-- Я хочу, чтобы и ты знала... -- произнес он, -- я не хочу, чтобы тебе было плохо. Но тебе будет так больно, что ты не сможешь сдержать слез и крика. Ты должна знать, на что идешь -- если ты согласишься на эту ночь, я уже не остановлюсь.
Он посмотрел прямо ей в глаза:
-- Ты хочешь этого?
-- Да.
Он кивнул: хорошо.
-- Знай, что это неестественно для твоего тела. Но после... твоя кожа никак не пострадает, на ней ничего не останется. И в душе все это будет недолго. Боль исчезает сразу после того, как касание закончилось. Но бывают минуты, когда не думаешь о прошлом и будущем. Ты живешь -- сейчас. И чувствуешь -- сейчас. Это не будет быстро. Я не буду спешить. Если ты не сможешь отвечать мне, активно, -- ничего... Ты не найдешь покоя в моих объятиях.
Лейла поняла, что ему изменяет холодность. Она знала, что ему сейчас очень трудно. Она спросила: -- А ты чувствуешь боль?
Он покачал головой.
-- Лейла... Я все же не могу так! Я люблю тебя! Ты не представляешь, что ждет тебя! Если так больно, когда я просто дотронусь, то что будет, когда... внутри... Мне не было жаль тех, кто страдал от такой боли, от меня.
-- Тебе не жаль меня!
-- Что?
-- Ты просто боишься...
Такого Дэвид терпеть не хотел. Но он был вынужден.
Она повернулась к нему лицом. Она все еще сидела перед зеркалом. При свечах блестела ее кожа, ее волосы, ее глаза. Она была такой стройной и гибкой, и такой маленькой... Так приятно шуршала ткань, так чудесно ветер шевелил ее волосы. Так не хотелось нарушать тишину этого мгновенья, так хотелось ее нарушить! Дэвид бросился к ней, обжег ее губами, обнял ее. Она дрожала в его руках, а когда почувствовала его губы на своих, внутри своих губ, то закричала и со стоном втянула воздух.

-- Ты еще можешь прогнать меня, Лейла.
Все так быстро; ветер уже задул свечи, только одна осталась гореть. Лейла встала, и подошла к кровати. Она смотрела на нее, потом оглянулась. Дэвид был совсем рядом. Но он готовился уйти. Она протянула к нему руки и отдернула их. Она почувствовала его дыхание у себя на плечах, потом его взгляд в своих глазах. И произнесла:...это еще не конец

Боль от Дьявола.

  • 10.10.07, 02:31
""Не прикасайся ко мне", -- тихо и даже ласково попросил Дэвид. Он избегал прикосновений, а она никак не могла понять, почему. Она хотела его, желала настолько, насколько может желать мужчину семнадцатилетняя девушка.

Он был демоном. Она знала, что он не такой, как люди, но не понимала, почему он не хочет обнять ее. Он был демоном. И Лейле не рассказал, что создан, чтобы приносить муки, а не любовь. Рожден для боли, страданий и адского огня.

Он не поведал, что каждое его прикосновение к коже человека приносит человеку нестерпимую боль, а поцелуи сравнятся с кинжалами. Но он сказал ей, что любит ее. Любит настолько, чтобы не порочить ее девственное тело руками и губами дьявола. А на самом деле -- чтобы не причинить ей боль всего лишь одним касанием. Он, порожденный огнем и ветром, преодолевал собственное желание во имя своей любви. И не разу даже не дотронулся до нее рукой.

Он избегал смотреть на нее, чтобы не видеть ее красоту, он избегал слушать ее, чтобы не слышать ее нежный голос. Ибо любой контакт с ней делал его неуправляемым. А тогда он просто уходил, улетал, испарялся. Но своим голосом -- он дарил ей сказания, легенды и песни. И она слышала его. И желала его. Он был демоном, а она не знала.

В медной чаше, медленно поедая густое масло, маленький огонь лизал свой фитилек. Он почти не освещал тех, что были вокруг. Он был им не нужен, и ветер задул его. Лежа на влажной густой траве, Дэвид произносил слова, прислушиваясь к звукам природы и своего голоса. Он рассказывал о своей жизни. О том, как согласился быть демоном и из молодого воина превратился в бессердечного дьявола. О том, как стал судить людей, о том, как будил зло в человеческих сердцах, как убивал и мучил души после смерти, как насиловал молодых девушек и как пил кровь людей и птиц. И Лейла любила в нем все. Однажды она спросила:

-- Изменился ли ты?
Дэвид покачал головой: нет. В его глазах не было печали и стыда.
-- Я такой, какой я есть.

Она радовалась его честности, она любила его честность.

Но чаще он говорил о древних богах, о магии, о великолепных старых храмах и гробницах магов. Его голос звучал громко, бесстрастно. Его глаза отрешенно смотрели в черное небо.

-- Огонь горит для себя. И я тоже -- горю для себя, убивая на своем пути, оставляя только боль и слезы.
Он повернулся к ней:
-- Порой люди даже не успевают пролить слез... Кто вы, какие вы? Мне никогда не познать вас. Я ни о чем не жалею, я никого никогда не любил. А сейчас... Вправе ли я сейчас находиться рядом с тобой? Почему я не убью и тебя тоже? Почему не возьму силой, прямо здесь, на этой траве?   Продолжение следует.......

Я не люблю...

  • 10.10.07, 01:30

Я не люблю,когда в любовь играют.

Я не люблю,когда мне врут.

Я не люблю,когда мы верим в дружбу

А дружбу в это время предают.

Я не люблю,когда невинных бьют.

Я не люблю,когда мне лезут в душу.

Особенно,когда в нее плюют!!!

Ненависть...

  • 10.10.07, 01:20

Она таится в душе,она сидит глубоко.

Ее чуствуют все,но не видит никто.

Словно дикая кошка,в ущельи сидит.

А выходит тогда,когда сердце болит.

Когда кто то зачем то тебе навредил.

Своим глупым поступком он ее разбудил.

Любовь.

  • 08.10.07, 22:11
То змейкой, свернувшись клубком,
У самого сердца колдует,
То целые дни голубком
На белом окошке воркует,

То в инее ярком блеснет,
Почудится в дреме левкоя...
Но верно и тайно ведет
От радости и от покоя.

Умеет так сладко рыдать
В молитве тоскующей скрипки,
И страшно ее угадать
В еще незнакомой улыбке

О себе

  • 07.10.07, 23:12
 Я люблю жизнь,
Но порой её ненавижу.
 Я ищу смысл,
Но порой я его не вижу.
 
 Я хочу творить,
Но порой умереть проще.
 Я хочу любить,
Но порой не могу. Точка

Научусь летать.

  • 07.10.07, 21:47
Он носит крылья в рюкзаке,
Мечтает и грустит о ком-то,
А на картинке так жестоко
Живет в пальто коротком чьем-то.
Он ищет ту, что не прощает,
Не придает, не отпускает.
Пока я есть, такой не знаю,
Но только, только обещаю...
Научусь летать с тобой на небо,
Там где звезды до рассвета
Говорят телами о любви.
Там его, конечно, встречу,
Разревусь и не замечу,
Как целует губы, руки не мои.