Арсенал рядовых латников

Вид на город Грац и гору Шлосберг. Город старинный, очень красивый, туристов в нем мало, а еще по нему можно ездить на бесплатном муниципальном трамвае!

Где наш любимейший город стоит
Средь зелени Мура, как платье, атласной,
Где дух искусства и знаний царит

Там в истинном храме природы прекрасной —
Прекрасный край — Штирии земля,
Земля дорогая, отчизна моя!
Гимн Штирии. Песня Дахштайна 1844г. Перевод Аркадия Кузнецова

Военные музеи Европы. Город, о котором идет речь в эпиграфе, — это Грац, являющийся сегодня столицей Штирии, а в прошлом даже и столицей Австрии. Город старинный и очень красивый. Во всяком случае так говорят те, кто в нем побывал. Мне лично не довелось, только лишь проехал мимо и полюбовался на него издали. Но те, кто там побывал, сообщают, что центр Граца по размерам совсем небольшой. Обойти его весь вполне можно за день, причем с одновременным посещением музеев. Правда, это только лишь в том случае, если вы просто ходите и смотрите. «Продаете глаза»… Осмотр некоторых музеев для некоторых «визитеров» потребовал бы куда как больше времени. Один из них – это музей Арсенал (Landeszeughaus). И кто-кто, а я бы уж точно из него быстро не ушел. По счастью, мы живем сегодня в информационном обществе. Находишь сайт нужного тебе музея или организации и обращаешься туда с письмом. Приходит ответ с разрешением использовать их фотоматериалы, после чего ты берешь и используешь. Обычно с Запада приходят ответы такого рода: «О, как хорошо, что Вы к нам обратились. Вот Вам пароль, код доступа ко всей информации – пользуйтесь». Из нашей Оружейной палаты в Кремле ответ мне тоже пришел, но там за право публикации одного изображения музейного предмета на сайте с меня запросили 6500 руб. Просто прелестно, не правда ли? Ну да обойдемся и без них. А вот про этот самый Арсенал в Граце на страницах «ВО» хотели узнать поподробнее очень многие, и теперь я могу о нем рассказать.

Вид на город Грац с горы Шлосберг. Странное здание слева, напоминающее голотурию, — это Кунстхаус. Тоже музей, вернее галерея современного искусства, открытая в рамках программы «Культурная столица Европы» в 2003 году. Концепт этого весьма странного здания разработали известные лондонские архитекторы Питер Кук и Колин Фурнье

Ну а начать надо будет с того, что главная улица Граца — это Центральная улица, или Херренгассе. Вдоль стоят самые красивые здания этого города. И вот если вы по этой улице пойдете, то непременно наткнетесь на пятиэтажный дом, выкрашенный в ярко-желтый цвет и украшенный барочными скульптурами воинственного Марса и воительницы Минервы, но по совместительству еще и покровительницы искусств. Над входом в здание находится герб Граца, который украшает изображение геральдической пантеры.

Вход в Арсенал


А это вид на само его здание

Это и есть Арсенал и самое удивительное, что в этом здании хранится… самая большая коллекция старинного оружия в Европе. Понятно, что жители Граца очень гордятся своим оружейным музеем и всегда готовы спросить туриста, а видел ли он их Landeszeughaus? Вендален Бехайм, главный куратор Императорского арсенала в Вене, тоже здесь когда-то побывал и написал, что этот цейхгауз со всем его неповрежденным снаряжением первой половины XVII века есть в мире явление совершенно уникальное. Причем написал он это в своей «Энциклопедии оружия» и… оказался не совсем прав, поскольку здесь имеются и более ранние образцы. Впрочем, он же сообщает, что какие-то данные об этом доме, стоящем здесь с XIV века, уже были в 1547 году. То есть в середине XVI века здесь был уже и арсенал, и в нем хранилось оружие.

Пушки, скажем так, тут самые обычные, но посмотрите на стену. Какое потрясающее количество тяжелых крепостных мушкетов потрясающей дальнобойности там выставлено

Однако само здание цехгауза было построено в 1642 году. И самое интересное заключается в том, что наполнено оно доспехами и оружием, которые собирались здесь не ради забавы кого-то, кто, как тот же император Максимилиан I (а уж тем более Максимилиан II), решил коллекционировать ради собственного удовольствия. Практически все здешние экспонаты, кроме нескольких артефактов еще XV века — самое настоящие оружие, принадлежавшее жителям города.

Вот они, «железные ребята», рядами уходящие в темноту. А еще тут шлемы и кирасы, кирасы и шлемы, а для самых бедных – кольчуги. Последние даже всадники в то время часто носили со шлемом морион или бургиньотом

А это типичные доспехи того смутного времени: шлем бургиньот, кираса с набедренниками, и наплечники до локтей. Позади алебарды, которыми можно было запросто и рубить, и колоть. Излюбленное оружие швейцарцев, принесшее им не одну победу

Грац. Арсенал рядовых латников

Алебарда, первой половины XVI в. Длина 258,8 cм

Здание музея пятиэтажное, но сам он занимает четыре верхних этажа, а на первом находится туристический информационный центр. И вот поднимаясь с этажа на этаж вы воочию убеждаетесь в том, что вы попали на самый настоящий склад оружия, в котором числится 32000 различных экспонатов от рыцарских, кирасирских и пикинерских доспехов, до пик, алебард и барабанов включительно. И когда городу грозила военная опасность, его жители сюда приходили, вооружались и шли его защищать.

Кавалерийские сабли и пехотные щиты типа рондаш. Придумали вооружать круглыми металлическими щитами пехотинцев в Нидердандах, а затем эту моду переняли в Испании. Воины со щитами и мечами – рондашьеры, могли уверенно действовать против пикинеров и разрушать их ряды

Действовали пехотинцы и таким вот оружием: двуручными мечами. Вот этот меч был изготовлен в Штирии в 1575-1600 гг. Длина его 171 см, вес 3,51 кг

А надо сказать, что угроза нападения долгое время висела над Грацем постоянно. Дело в том, что город лежит к югу от Альп и расположен так, что является «воротами» в самое сердце Австрии. Поэтому уже в XV Грац становится важным форпостом, задачей которого стало отражение турецкой угрозы.


Очень простой и суровый колесцовый пистолет всадника. Южная Германия Germany, конец XVI в. Длина 74 см, вес 1,73 кг, калибр 13 мм

Чтобы османам было неповадно штурмовать город, в нем была построена мощная крепость Шлоссберг. Но и крепость бы не помогла его жителям, если бы не их отвага, благодаря которой Грац прославился как город, который ни разу так и не был захвачен неприятелем. А когда в очередной раз к городу подошли турки, жители города разобрали все оружие, хранившееся в его арсенале, и таким образом смогли вооружить… 16 тысяч воинов. Причем, не абы как, а одеть в железные латы, дать в руки щиты-рондаши и мощные мушкеты и пистолеты с колесцовыми и фитильными замками.

Правда, потом, в 1749 году императрица Мария-Терезия приказала этот арсенал уничтожить. Но жители Штирии отстояли право его сохранить как исторический памятник, и, хотя подобного рода арсеналы уничтожались по всей стране, для граждан Граца было сделано тогда исключение. Они попросили императрицу сохранить его как памятник их смелости и доблести в боях с извечными врагами христианства. Тогда еще о толерантности к иноверцам никто и понятия не имел, и таковое их обращение сработало!

Прекрасные рейтарские доспехи на кожаной подкладке. Изготовлены Гансом Преннером (1645), работавшим в Граце оружейником. Этот доспех является одним из самых тяжелых в коллекции Арсенала. Он имеет темно-серый цвет железа и блестящий металл по краям пластин. Пластины кирасы на груди, спине и шлем, были гладко отполированы, а затем подвергнуты воронению черного цвета. Чтобы добиться хорошего цветового контраста, все заклепки, язычки для ремня, а также носовая пластинка, ее держатель, головки винтов, а также шарниры были позолочены. Шлем имеет стегану толстую подкладку, которая пришита к металлу с помощью льняных ниток, а внутри еще и имеет подстежку из шелкового атласа. На наушниках и шейном ограждении шлема укреплены вставки с полукруглыми лепестками. Они же идут по всем краям горжета, на передней и задней частях наплечников, а также по краям пластин набедренников. Они сделаны из кожи, которая сверху покрыта темно-красным бархатом и окантована золотой каймой. В XVII веке такие доспехи носили в основном армейские командиры. Массивная, часто неуклюжая форма полностью соответствовала образу тела в стиле барокко. Очень широкие набедренники должны были скрывать набитые ватой штаны и прикреплялись непосредственно к нагрудной пластине кирасы. Есть мнение, что такой стиль в доспехах мог возникнуть в Нидерландах, которые оказали сильное влияние на европейские вооружения первой половины XVII века. Кстати, вес этого доспеха в «три четверти» составляет 41,4 кг. То есть они тяжелее обычных полных рыцарских лат!

Еще один совершенно потрясающий рейтарский доспех работы Майкла Витца Младшего, работавшего в Инсбруке, около 1550 г. Клиент, для которого они были сделаны, остался неизвестным. Доспехи очень просты по оформлению, но от этого не менее роскошны. Все узоры на нем прочеканены изнутри, то есть они рельефно выступают на общем фоне металлической поверхности. Затем промежутки между деталями рельефа были зачернены, а рельефные поверхности
 отполированы до блеска


Вид на этот доспех сбоку

Размещено оружие в арсенале так: на первом этаже (для нас это второй) находится собрание огнестрельного оружия с колесцовыми и кремневыми замками. На втором и третьем этажах хранятся доспехи и оружие, в том числе и турнирное. Но опять-таки самое главное, что рыцарского вооружения здесь, много доспехов и оружия, простых латников – солдат неблагородных сословий. Хотя есть даже конский доспех начала XVI века и понятно, что это сугубо рыцарское снаряжение. На четвертом этаже собраны музыкальные инструменты, без которых тогда тоже не воевали: полковые барабаны, литавры, флейты, различные трубы и горны.


Конская броня из мастерской Конрада Зойзенхофера, созданная в начале XVI века, является одним из очень ценных экспонатов коллекции, поскольку это единственный полный конский доспех в собрании Арсенала, что только подчеркивает редкость снаряжения. До января 1614 года доспех принадлежал верхнеавстрийской дворянской семье Лозенштейн. К сожалению, не удалось выяснить, был ли этом доспех заказан от имени Лозенштайнов или был получен ими по наследству. Затем доспех оказался у Георга фон Штейнберга-Вюрнберга, который в 1814 году подарил их арсеналу в Граце. Считается, что прекрасная гравировка, выполненная на этих конских латах, сделана аугсбургским художником, графиком и гравером Даниэлем Хопфером. Герб, выгравированный на них, принадлежит Георгу фон Штубенбергу-Вюрнбергу

К сожалению, комбинация букв «IEVVDHH», выгравированная на доспехе, не дает какой-либо конкретной информации о его первом владельце или заказчике. Вес доспеха — 42,2 кг.

Вид на этот доспех сзади. Обратите внимание на развешенные по стенам позади фигуры коня детали турнирных доспехов. Прежде всего это штех-тарчи на левое плечо с решеткой для поединков в боевых доспехах через барьер

А вот сколько там всего хранится:
2414 мечей, шпаг и сабель;
5395 единиц древкового оружия – пик, копий, алебард, протазанов и т.д.;
3844 комплектов доспехов? Кирасы, шлемы, кольчуги, щиты и рыцарские латы;
3867 ружей и 4259 пистолетов, а также пороховницы, натруски и банделеры;
704 пушки, включая фальконеты, сколопендры, каменные ядра, три органные пушки, шуфлы и все такое прочее, начиная с 1500 года.
50 тяжелых пушек с первого этажа Арсенала убрали, когда к Грацу подходили войска Наполеона, чтобы не давать повода к репрессиям. Но и потом их на место не вернули, а отлили из них колокола.

Полированные доспехи для «нового» итальянского турнира через барьер, Аугсбург, 1570-158 гг.

Теперь вот вопрос, который постоянно всплывает в комментариях на «ВО»: почему же такая масса старого железа не ржавеет? Ведь ясно же, что новоделами такое количество второсортного вооружения быть не может. Его подделка бы просто не окупила расходов, не говоря уже о записях в документах арсенала. Во-первых, заметим, что за экспонатами музея хорошо ухаживают, причем мастера своего дела. Во-вторых, дело в том, что здание Арсенало выстроено в традиционной для тех лет технологии: то есть в нем только стены каменные, а потолки, полы и стеновые панели – деревянные. И не просто деревянные – дубовые. А дерево хорошо впитывает влагу, поэтому внутри помещений Арсенала создается особая атмосфера, в которой его экспонаты чувствуют себя очень хорошо.

«Полевой доспех» эрцгерцога Карла II из Внутренней Австрии. Работа мастера-оружейника Конрада Рихтера, Аугсбург, около 1565 г.


Доспех Каспара барона Вольса-Шенкенберга, Работа мастера-оружейника Майкла Витца-младшего, Инсбрук 1560 г.

Интересный факт, в 30-ые годы – и наша «Правда» об этом зачем-то сообщала, в Грац приезжал Адольф Гитлер «канцлер германской нации». По заметке в газете нельзя судить, был ли он в Арсенале или нет. Но не знать о нем он не мог. Чем же еще жителям города тогда было перед ним хвастаться? Однако, когда в годы войны Германия испытывала катастрофическую нехватку металла, так что с балконов домов снимались даже металлические решетки, «металлические запасы» Граца так никто и не тронул. Не удивительно, что не были превращены в металл драгоценные доспехи Венского императорского оружейного собрания и коллекция рыцарских доспехов замка Амбрас. Но Грацевский арсенал? Это же на 90% массовый ширпотреб, который что он есть, что нет, никак, в общем-то, на историю не влияет. Но вот не пустили его на металлолом и сегодня мы можем любоваться стройными рядами «железных ребят» и алебард, уходящими на десятки метров в полутемные залы арсенала. Сам я этого не видел, но судя по фотографиям картина и впрямь впечатляющая!

Фасад арсенала и… трамвайные пути бесплатного трамвая перед ним

Как наивный царь Боспора Фарнак хотел победить великого Цезаря!

Во время конфликта Помпея с легионами Гая Юлия Цезаря и начала гражданской войны правители граничащих с Римом государств пытались воспользоваться ситуацией. Кроме Сирии, серьезную опасность для империи представлял Фарнак II. Считавшийся союзником Рима и получивший за измену собственному отцу трон Боспорского царства, он мечтал восстановить Понтийскую державу, оказавшуюся в руках республики.
После взятия независимой греческой Фанагории в июле 48 г. до н. э, боспорский правитель, возомнивший себя «царем царей», двинулся к римским границам, подчинил Колхиду, занял Понт, Каппадокию и Малую Армению, принадлежащую галатам, а также Пафлагонию. Причем без стеснения грабил он не только римские владения, но и понтийские земли, управлять которыми надеялся в дальнейшем. После взятия Понта Фарнак объявил, что смог возвратить себе отцовское царство.
Бывшие союзники Помпея, правитель Галатии Дейотар и царь Кападокии Ариобарзан III обратились к легату Гнею Кальвину, преданному Цезарю, с просьбой помочь им остановить Фарнака. Ведь в случае захвата их царств оплачивать контрибуцию Риму они будут не в состоянии.
Римский легионер
Римский легионер в атаке

Соединенные войска римлян и азиатских царей сражение у Никополя в декабре 48 г. проиграли. Неприятель занял слишком выгодную позицию между двух рвов. Легионы с правого и левого флангов должны были, преодолев овраги, разбить врага на пограничной линии и в тылу. Солдаты Дейотара отвечали за удержание противника в центре. Но при пересечении рва понтийцы, наступавшие с левого фланга, были уничтожены. Армия же Дейотара бежала. Легиону Кальвина пришлось отступить.

Спешно возвратившийся в июне 47 г. из Сирии Цезарь собрал остатки войск Гнея, присоединив к ним небольшое подкрепление, легион, пришедший с ним из Александрии, и двинулся в сторону Понта. В походе участвовал также галатский правитель Дейотар.

Битву с царем Боспор в письме другу Матию сам полководец описал так: «Пришел, увидел, победил». По преданию, Гаю принадлежат и следующая фраза, которые он якобы произнес по завершении этой короткой битвы: «Помпею было несложно прослыть Великим, одолевая людей, совсем не умеющих воевать».

Встреча Цезаря с неприятелем состоялась у поселения Зела, окруженного холмами. Один из них, самый высокий, занял Фарнак. Гай вначале расположился в 5 милях от него, но затем перешел ближе, на соседнюю возвышенность, являвшуюся более удобной позицией, и начал возводить там укрепления. Царь Боспора, увидев действия римлян, выстроил войска у собственного лагеря. Гай, решивший, что это обычная демонстрация сил, отвлекать солдат от работ не стал, а лишь выставил перед лагерем одну линию легионеров. Но Фарнак пошел штурмом на Цезаря.

 Анализируя исход войны, римский полководец писал, что двигаться густыми порядками по склону крутой горы было слишком рискованным даже при попытке использовать эффект неожиданности. Но противник был слишком уверен в своих силах. Послы боспорского царя перед боем заявили римскому полководцу, что их армия из 22 сражений не проиграла ни одного.

Легионер Цезаря

Легионер Цезаря


Римское войско, застигнутое врасплох, получило команду на построение. Фарнак пустил в ход колесницы с прикрепленными к колесам лезвиями (серпами). Но замешательство среди римлян было временным. Вскоре на противника посыпались метательные снаряды. При штурме склона, где располагалось войско Фарнака, первым пал левый фланг противника. При сходе под натиском римлян понтийских войск в долину из-за их большого скопления произошла давка. Со склона на солдат падали люди и вражеские снаряды.

Оставшиеся в живых воины побросали оружие и побежали к своему лагерю. Но и он был захвачен римлянами. Фарнаку удалось бежать в бывшую резиденцию понтийского царя Митридара VI Синопу. За ним вдогонку отправился Гней Домиций Кальвин, один из военачальников Цезаря.

Римляне захватили Синопу и, подписав с царем Боспора мирный договор, отпустили поверженного противника вместе с людьми. Неугомонный Фарнак на кораблях отправился в свое царство, собрал местные кочевые племена и взял Феодосию и Пантикапей. Но наместник Боспорского царства Асандр атаковал своего бывшего покровителя. Конницы у Фарнака не было – он убил всех лошадей еще при погрузке на корабли при отплытии из Синопы. В пешем же строю его солдаты действовать не умели. Погиб царь Боспора осенью 47 г. в одном из боев с Асандром.

Бывшие владения Фарнака Цезарь передал тетрарху (одному из четырех правителей) Галатии Митридату Пергамскому в обмен за услуги. Разобравшись с делами на востоке, Гай отправился в Грецию, а затем возвратился в Рим.



Крупнейшие поражения английского флота

Сражение при Гранаде, 1779 год

Летом 1779 года у адмирала д’Эстена, командовавшего французскими силами в Карибском море, было 25 линейных кораблей и десять фрегатов. С этим флотом он стал господином Вест-Индии и начал кампанию по захвату британских Антильских островов. Были взяты Синт-Мартен, Сан-Бартоломью, Сент-Винсент. Естественно, англичане решили это господство оспорить, и в июле в Вест-Индию прибыл контр-адмирал Байрон с 21 кораблём — не считая фрегатов и транспортных судов.
Адмирал Байрон
Адмирал Байрон


Д’Эстен же в это время осадил Гренаду и успел взять её 4 июля лихой атакой — ровно за день до того, как у острова появился Байрон. Хотя у д’Эстена было 25 кораблей, по мощи залпа он уступал англичанам, чья эскадра имела три 90-пушечника и была более однородной. Байрон, видя французов у острова, решил пройти между берегом и флотом, чтобы отрезать французские корабли от берега. Непонятно, чем была вызвана эта идея, — возможно, Байрон думал, что Гренада ещё английская.

Однако, поскольку французские войска уже заняли бастионы, этот манёвр превратился для англичан в смертоубийство.

Англичане попали под два огня: их обстреливали и береговые батареи, и французские корабли.

Сюффрен, командовавший в том бою 64-пушечным «Фантаск», вспоминал: «Моя команда творила чудеса, мы произвели 1600 пушечных залпов по англичанам с близкого расстояния, и ни одно ядро не ушло мимо цели». В результате весь английский авангард — 64-пушечный «Лайон», 74-пушечные «Графтон», «Корнуолл» и «Монмут» были расстреляны и выбиты из линии. Примерно 17 кораблей получили довольно серьёзные повреждения, хотя и легче, чем эта четвёрка. Англичане прошли сквозь строй, и на остатках парусов взяли курс на остров Сент-Кристофер. Напрасно Сюффрен, Ламотт-Пике и де Грасс просто умоляли д’Эстена пустить флот в погоню и добить английскую эскадру. Командующий, мало что смысливший в войне на море, отказался. Сюффрен позже отметил: «Граф д’Эстен был храбрым командиром и проявил себя и на суше, и на море неплохо. Но если бы он был настоящим моряком, мы бы не дали уйти хотя бы четырём английским подранкам, а может — и всему флоту».


Сражение при Гренаде

Сражение при Гренаде

Потери французов — 176 убитыми, 776 ранеными. Потери англичан — до 300 человек погибшими, до 700-750 ранеными.

Звонкая пощёчина, 1780 год
Война с Североамериканскими колониями легла тяжким бременем на службы снабжения Англии. Войска требовалось кормить, доставлять оружие, боеприпасы, провиант, подкрепления и т. д. Именно поэтому в конце весны 1780 года началось комплектование гигантского конвоя из 63 судов. Помимо провизии, снаряжения и тому подобного на кораблях должны были перебросить в Америку 90-й пехотный полк, а кроме того, к конвою решили присоединить семь кораблей британской Ост-Индской компании, гружёных товарами и звонкой монетой, — для будущей торговли в Индии.

Чтобы миновать побережье Франции и Испании, конвой, вышедший 2 августа 1780 года из Портсмута, сопровождал весь Флот Канала в полном составе — 22 линейных корабля, семь фрегатов и мелкие корабли.

По договорённости с Адмиралтейством, эскорт, достигнув точки 112 лиг южнее островов Силли, развернулся домой. Сопровождать конвой остались 64-пушечные линейные корабли «Буффало» и «Инфлексибл», 74-пушечный «Рамиллиес», а также два 36-пушечных фрегата — «Тетис» и «Саутгемптон».

У мыса Финистерре, миновав опасные воды, «Буффало» и «Инфлексибл» отделились, и теперь весь конвой в 63 судна охраняли один линкор и два фрегата. Далее армада должна была спуститься к Канарским островам и, пользуясь устойчивым ветром, достичь Карибского моря.

Испанская дипломатическая служба сработала великолепно, и 3 августа 1780 года франко-испанский флот адмирала Луиса де Кордовы (27 испанских и девять французских кораблей, четыре испанских и один французский фрегат), занимавшийся блокадой Гибралтара, получил известие о громадном конвое, вышедшем из Англии, а также о пути его следования и месте назначения. Кордова оставил у Гибралтара небольшой заслон и 5 августа выдвинулся к Мадейре, где испанский корабль «Сан-Исидро» перехватил отбившегося от каравана купца, который сообщил о конвое исчерпывающие данные.

По предложению французского адмирала Боссе французы и испанцы разделились, чтобы произвести атаку с двух сторон. Луис де Кордова на флагманском «Сантисима Тринидад», чтобы захватить как можно больше английских судов, решил использовать трюк, хорошо знакомый нам по фильму «Хозяин морей».

Картина Карлоса Пенагоса Большая охота, посвящённая захвату британского конвоя
Картина Карлоса Пенагоса «Большая охота», посвящённая захвату британского конвоя

Вечером 8 августа «Сантисима» сблизился с английским конвоем, находясь впереди него, и, воспользовавшись тем, что «Рамиллиес» отдалился, зажёг бортовые огни. В свою очередь, капитан «Рамиллиеса» Джон Мутри, увидев незнакомые паруса, приказал привестись на ветер и следовать за ним. Но лишь восемь торговых кораблей исполнили его предписание. Остальные ошибочно приняли «Сантисима Тринидад» за «Рамиллиес». По приказу коммодора все остальные суда последовали за огнями испанца. В результате почти весь конвой к утру оказался в центре испанского флота.

Часть торговых сдались сразу. Вооружённые корабли Ост-Индской компании пытались сопротивляться. Так, офицер с корабля ОИК «Хиллсборо» писал: «Мы дали залп и в ответ получили два с испанского 74-пушечника „Фирме“. После этого мы были вынуждены сдаться». Ещё несколько кораблей пытались бежать, но тут со стороны моря подошли французы Боссе, которые захватили беглецов.

К утру 10 августа испанцы и французы захватили 55 кораблей, в том числе корабли Ост-Индской компании «Гэттон», «Годфри», «Хиллсборо», «Монтсерат», «Хоутон», «Геркулес» и «Роял Джордж». Было взято в плен 1350 матросов, 1357 солдат и 286 гражданских лиц. Захвачено огромное количество трофеев — 80 тысяч мушкетов, три тысячи бочек пороха (20 тысяч фунтов), обмундирование, снаряжение, палатки, одеяла, 1,6 миллиона фунтов стерлингов в слитках и монете, причём как в серебре, так и в золоте, запчасти и материалы для британского флота у берегов Америки (мачты, реи, такелаж, и т. п.).

Это была катастрофа. Чуть ниже мы расскажем о Чесапикской битве, исход которой во многом зависел от возможности ремонта кораблей эскадры Грейвза. Грейвз не получил необходимые материалы и не отремонтировался, поэтому не смог деблокировать армию Корнуоллиса — и случился Йорктаун. 90-му полку не удалось усилить оборону Багамских островов, поэтому испанцы позже захватили там главную базу англичан — остров Нассау.

Полтора миллионов фунтов, не полученные в Индии (в том числе и для ведения военных действий против Хейдара Али), привели англичан к настоящему проигрышу второй англо-майсурской войны и поставили под угрозу Мадрас и английские владения в Карнатике.

Последствия этого захвата были ужасающими.

И всё это — помимо взлетевших до небес страховых ставок, массового разорения владельцев страховых контор и купцов. Достаточно отметить, что фондовая биржа в Лондоне после этого захвата закрылась на две недели.

Испанцы взяли все пять кораблей ОИК к себе на службу, остальные суда и товары были реализованы с аукциона.

Командир «Рамиллиеса» попал под трибунал, и, хотя по результатам слушания его оправдали, под напором общественного мнения ему запретили командовать любыми кораблями классом выше шлюпа, кроме того — разозлённые купцы через взятки высоким чинам Адмиралтейства буквально услали Мутри с глаз подальше — в Вест-Индию, командовать мелкой верфью.

Действия 9 августа 1780 года
Действия 9 августа 1780 года

Что касается Георга III — говорят, известие о захвате этого конвоя вызвало у Его Величества обморок.
А Луис де Кордова… Девятого июля 1782 года он перехватил ещё один крупный конвой, следовавший из Плимута в Галифакс, — в этот раз ему удалось взять 19 из 27 судов. Ущерб от этого захвата британцы оценили в 700 тысяч фунтов стерлингов.


Чесапик, 1781 год: «В этот день мы перестали быть империей»

Вообще, в мире мало сражений, которые кардинально меняли ход истории. Битва при Чесапике — из этого списка. И особенно англичанам было обидно, что ситуация на весну 1781 года для них складывалась очень хорошо.
В борьбе с Тринадцатью колониями в Северной Америке, казалось, произошёл перелом — британцам удалось захватить Южную Каролину и Северную Каролину, почти была покорена Вирджиния, давно захвачены Нью-Йорк и Род-Айленд. Повстанческие территории и армии были отрезаны друг от друга, им грозило полное поражение. Конечно же, основной проблемой для англичан стал французский контингент Рошамбо (сначала высадились 5,5 тысяч солдат, потом группировку нарастили до 7,8 тысяч человек), однако французы оказались на американской земле ещё в августе 1780 года и вели себя совершенно пассивно, никуда не двигались — поэтому генерал Корнуоллис, наступавший с юга на север, вообще не учитывал их в своих планах.

Английские войска располагались следующим образом: Корнуоллис на юге имел 7500 солдат, плюс 1500 американских ополченцев, лояльно настроенных к короне. В Нью-Йорке находились силы генерала Клинтона — 13 тысяч солдат, плюс там же базировался английский флот в составе семи линейных кораблей под командованием адмирала Грейвза. Кроме того, англичане вполне могли полагаться на Вест-Индскую эскадру адмирала Роднея — а это ещё 21 линейный корабль.

К лету 1781 года у главнокомандующего британскими войсками в Америке генерала Генри Клинтона возникла мысль — надо объединить собственные силы с Корнуоллисом и получить решающее преимущество над французами и повстанцами. Двадцать второго июня 1781 года он приказал Корнуоллису свернуть военную кампанию в Вирджинии и отступить к устью реки Йорк для удобной посадки на корабли.

Река Йорк в нижнем своём течении разделяет территорию на два полуострова — Вирджиния и Мидл. Корнуоллис выбрал для своей базы в ожидании флота окрестности города Йорктауна, находящегося на полуострове Вирджиния. Первого августа британские части прибыли на место и занялись обустройством оборонительных позиций в ожидании флота.

Чарльз Корнуоллис
Чарльз Корнуоллис

Этому разумному плану помешали два обстоятельства.

Во-первых, Клинтон, Корнуоллис и Грейвз, конечно же, знали, что 22 марта 1781 года из Бреста к берегам Америки вышел французский флот де Грасса в составе 22 линейных кораблей, трёх фрегатов и двух корветов, однако он не пошёл к Атлантическому побережью США, а 28 апреля прибыл на Мартинику. Де Грасс отогнал от французской колонии эскадру британского адмирала Худа (18 кораблей) и начал действия против английских колоний в Вест-Индии. Английские командующие вполне логично предполагали, что эта французская эскадра там и останется, вступив в противостояние с британским Вест-Индским флотом адмирала Джорджа Роднея. Или, по крайней мере, Родней будет следить за действиями французов.

И тут на руку французам и повстанцам сыграло второе обстоятельство — в мае 1781 года Родней, страдавший от ломки в суставах и грыжи, решил поехать лечиться в Англию, оставив всю полноту власти над своей эскадрой адмиралу Худу — ещё и забрав из неё (для статуса) два линейных корабля.

Адмирал Родней
Адмирал Родней

В этот момент де Грассу поступило предложение от Рошамбо и Вашингтона — они предлагали французскому адмиралу с флотом прибыть к Чесапикскому заливу и заблокировать там армию Корнуоллиса.

Зажатый с моря и атакованный с суши, британский генерал попал бы как минимум в очень тяжёлое положение, а как максимум — союзники вполне могли уничтожить его силы.

Де Грасс оценил красоту плана и сообщил Вашингтону, что в начале сентября подойдёт к Чесапикскому заливу, но по времени он будет ограничен примерно до 15 октября, поскольку далее начинался период штормов и французская эскадра ушла бы на свои базы в Вест-Индии.

Тридцатого августа французы появились у устья реки Йорк, захватили несколько британских фрегатов, застигнутых врасплох, и высадили у Джеймстауна десант в 3200 человек под командованием Сен-Симона. Основные же французские силы подошли 3 сентября.

А что же творилось с британской стороны?

Худ, оставив в Вест-Индии небольшое количество линкоров, 28 августа 1781 года прибыл с 14 линейными кораблями, четырьмя фрегатами и двумя мелкими судами к Грейвзу и сообщил, что Родней уплыл в Англию. На вопрос «а где же де Грасс?» Худ ответить не мог. Подозревая худшее, Грейвз 28 августа приказал флоту выходить к Чесапикскому заливу, не дождавшись из ремонта двух кораблей. В результате эскадра Грейвза насчитывала лишь 19 линкоров, тогда как де Грасс имел 24 линейных корабля.

Пятого сентября прибывший к Чесапику флот Грейвза обнаружил стоящие на якоре корабли де Грасса. Несмотря на то, что это был очень удобный случай для атаки, британцы не стали нападать, выстраивая линию.

Расстановка сил перед боем
Расстановка сил перед боем

Де Грасс же со всей возможной скоростью вывел свою эскадру на открытую воду и, строясь в кильватерную колонну, пошёл на сближение с противником. Бой начался в 15:46, причём англичане проделали неудачный манёвр, чтобы привестись по ветру, и в результате их корабли перепутались и мешали друг другу. По сути, бой вёл только авангард Худа, который открыл стрельбу в 16:11.

Взаимная перестрелка длилась полтора часа. В 17:35 солнце начало садиться, а в 18:30 сражение прекратилось, поскольку наступили сумерки. В бою англичане потеряли 336 человек убитыми и ранеными, французы — 230. По факту с английской стороны в бою участвовало 12 кораблей из 19, с французской — 16 из 24. 

Бой, кроме схваток авангардов, оказался совершенно нерешительным: французы отошли к своей стоянке, и, если Грейвз захотел бы изменить положение, ему нужно было бы заставить противника выйти на ещё одно сражение. Однако его останавливало плачевное состояние английских кораблей — из 19 линкоров у семи имелись сильные повреждения, они настоятельно требовали ремонта. Поэтому, пробыв у Чесапикского залива до 11 сентября и видя надвигающийся шторм, Грейвз развернул корабли обратно в Нью-Йорк. Во время шторма 74-пушечный «Террибл» получил сильную течь и был затоплен англичанами.

Чесапикское сражение
Чесапикское сражение

Таким образом, к 12 сентября Корнуоллис оказался заблокирован с моря. Однако генерал не унывал: американские и французские войска находились в районе Филадельфии, их ждал 400-мильный переход до Йорктауна — время ещё было. В этих рассуждениях Корнуоллис совершенно забыл о французском флоте. Де Грасс 14 сентября подошёл к Филадельфии, посадил на свои корабли части Рошамбо и Вашингтона и к концу сентября сосредоточил их на полуострове Вирджиния. Корнуоллис оказался в ловушке, блокированный и с суши, и с моря.

Далее началась осада Йорктауна, которая закончилась через месяц. Девятнадцатого октября 1781 года армия Корнуоллиса капитулировала.

Сражение же при Чесапике, столь нерешительное по своим действиям, оказалось для англичан одним из самых главных стратегических фейлов XVIII века. Король Георг III, узнав о поражении при Чесапике, в сердцах сказал: «В этот день мы перестали быть империей».

И в этот же день родилась новая страна — США.

Французы в ноябре 1812-го под Красным.

12 неудач Наполеона Бонапарта. Никто не оспаривает того факта, что русские дважды упустили Наполеона – под Красным и на Березине. Но если при последней страшной переправе французов ещё можно говорить об ошибках и просчётах, то в боях под Красным Кутузов сам целенаправленно уклонялся от столкновения с главными силами Наполеона. И возможно, тем самым в итоге добился наилучшего результата.

Отступление французов в 1812 г., худ. П.Стоянов

Французы дошли от Вереи до Смоленска меньше чем за две недели – к 8 ноября. Армия и обозы втягивались в город ещё семь дней. Ещё в Москве Наполеон всерьёз рассчитывал остаться под Смоленском на зимние квартиры, но его надежды не оправдались. Тех запасов, которых так жаждала его армия, в сгоревшем наполовину городе, даже при наилучшем раскладе могло хватить дней на 10-15. Однако их в три дня разграбили сами наполеоновские вояки.

Всё лучшее на сохранившихся складах сразу подмяла под себя гвардия, вместе со штабом и генералитетом. Союзникам, начиная с итальянцев и кончая поляками и немцами, которые уже полностью утратили не только боеспособность, но и последние остатки дисциплины, доставалось то, что осталось. Восстановить порядок в рядах Великой армии не помогали даже расстрелы.

Самой тяжёлой проблемой оказалось отсутствие фуража, его ни в Смоленске, ни в окрестностях города практически не было. Наполеону можно было забыть не только о кавалерии, но и о большинстве пушек. Их просто некому было перевозить.

В то же время русские неплохо представляли себе, каково положение французской армии, имея достаточные сведения как от казаков и партизанских отрядов, так и от многочисленных пленных, в основном из числа отставших. Однако Кутузов, сумевший за это время удалить из армии двух своих главных соперников — Беннигсена и Барклая, явно почувствовал себя полновластным главнокомандующим, а в письмах постоянно пикировался с самим императором.

Фельдмаршалу очень хотелось бы выдавить из армии ещё и английского военного представителя — генерала Вильсона, но это уже было не в его власти. Барклай, покидая армию, сетовал своему адъютанту Левенштерну: «Я передал фельдмаршалу армию сохраненную, хорошо одетую, вооруженную и не деморализованную... Фельдмаршал ни с кем не хочет разделить славы изгнания неприятеля и империи".

Кутузов под Красным. 1962. Худ. Д. Шмаринов

Кутузов, продолжая демонстрировать на публике неторопливость, лень и сибаритство, пресекал все попытки своих подчинённых ввязаться в серьёзное столкновение с французами. Причём не только с главными силами Наполеона, но даже с его арьергардом, во главе которого встал маршал Ней. При этом он не раз пробовал оторвать от наполеоновской армии небольшую её часть, чтобы тут же разгромить её.

Так было под Вязьмой, так было перед Смоленском. Не получилось только потому, что наполеоновские войска имели огромный опыт компактного передвижения, хотя порой Великая армия, точнее то, что от неё оставалось, растягивалась на десятки километров. А русский главнокомандующий прекрасно понимал, что удар даже израненного льва может оказаться смертельным.

Французы в ноябре 1812-го под Красным. Потерпели победу, одержали поражение

Вместе с тем Кутузов не хотел совсем выпускать Наполеона, так как оторвавшись, тот вполне мог разгромить либо корпус Витгенштейна, либо подходившую с юга армию Чичагова. Ведь на севере к главным силам было несложно присоединить корпуса Виктора, Удино и Макдональда, а на юге его ждали Ренье и австрийцы Шварценберга.

Тем не менее, русский главнокомандующий предельно жёстко отверг идею, с которой носились его любимец полковник Толь и генерал Коновницын, возглавивший штаб армии после Беннигсена. Они предлагали наконец-то обойти наполеоновскую армию и ударить по ней непосредственно в узком дефиле на выходе из Красного. Кутузов в ответ приводил известную суворовскую формулу: «обходящий легко может сам оказаться обойдённым». И продолжал выжидать.

На этапе. Дурные вести из Франции, худ. В. Верещагин

Скорее всего, Наполеон не стал бы надолго задерживаться в Смоленске и без известного сообщения о заговоре генерала Малэ в Париже, но оно всё же ускорило реализацию уже принятого решения. Дело в том, что практически одновременно с плохими новостями из Парижа пришли сообщения о потере Витебска, где тоже были французские склады, и о том, что на северном фланге корпуса Удино и Макдональда снова биты Витгенштейном.


На большой дороге

Итак, 1-й русский корпус выдвинулся на расстояние всего четырёх переходов от наполеоновских тылов. Наполеон не мог также не учитывать, что русские казаки нанесли тяжёлый урон остаткам Итальянской армии Евгения Богарне на реке Вопь, а бригада Ожеро в полном составе сдалась под Ляхово. Тем временем, дивизия Бараге де Иллье вместо арьергардных боёв предпочла укрыться за стенами Смоленска, и тем самым открыла главным силам Кутузова путь к Ельне.

Казалось, позиция для удара во фланг и даже в тыл Наполеону, была у русских лучше некуда. Но это, похоже, казалось только французам. Кутузов очень боялся спугнуть удачу, предпочитая синицу в руках – победы над отдельными отрядами французской армии.
Из Смоленска французы стали уходить уже 14 ноября. В это время над левым флангом армии Наполеона продолжали нависать главные силы Кутузова, а сильный авангард, который возглавил генерал Тормасов, недавно прибывший из Молдавской армии, выдвинулся в окрестности Красного.

Первые столкновения на большой дороге из Смоленска происходят уже на следующее утро – 8-тысячный корпус маршал Даву, у которого осталось всего 11 орудий, попадает под фланговый удар отряда Милорадовича. Впрочем, удар, это наверно, слишком громко сказано. Русские главным образом вели артиллерийский огонь с предельно короткой дистанции, буквально выкашивая некогда элитные французские полки.

Между Корытней и Красным, 15 ноября 1812 года, худ. Х. Фабер дю Фор

Кутузову всё же удаётся его любимая задумка – неожиданным и быстрым ударом отряда Бороздина он сумел отрезать от французской армии корпус Даву. Маршалу пришлось выводить его из окружения в обход через запруды реки Лосьминки и деревню Андруси. Трудно поверить, что потери французов в этом деле первого дня действительно составили 6 тысяч человек, как утверждают многие источники, иначе как всего через день в его составе снова оказалось 7,5 тысяч человек.

Однако после ещё одной схватки с русскими – уже 17 ноября, как реальное боевое соединение, 1-й корпус Великой армии, когда-то самый мощный, больше уже не существовал. А его командир – железный маршал Даву, после этого на всех совещаниях предлагал только одно: «отступать».

Маршал Даву в Чудовом монастыре, худ. В. Верещагин

В это время резко ухудшается погода и почти весь день 16 ноября главные силы двух армий проводят в очень медленных и нерешительных маневрах. Остатки корпусов Жюно и Понятовского отступают в направлении Орши, а Даву и Ней пытаются тянуться к Красному – к Наполеону и гвардии. Впрочем, из корпуса Нея в движении пока только авангард, сам корпус надолго завис в Смоленске, что ему потом очень дорого обойдётся.

Тем временем Милорадович, удачно расположивший свои полки вдоль дороги, последовательно громит три дивизии из итальянской армии Евгения Богарне. Кутузов наконец-то одобряет идею преградит путь Наполеону сразу за Красным – у села Доброе, но в конце концов туда вовремя успеет только небольшой отряд Ожаровского.

На следующее утро Наполеон выдвигает Молодую гвардию к Уварово, чтобы прикрыть с фланга отступление главных сил армии. Старая гвардия атакует прямо по дороге на Смоленск. Тормасову вместо выхода в тыл Наполеону, приходится выдержать ожесточённый бой с его Молодой гвардией, который, судя по всему, французские историки теперь и принимают за победу.

Голландские гренадеры Императорской гвардии в сражении при Красном, 17 ноября 1812 г. худ. Я. Папендрехт

И всё же сильные русские колонны продолжали выдвигаться в направлении Доброго. Наполеон, узнав об этом, а также о больших потерях в гвардии, принимает решение уже не стягивать все войска в Красный, а отступать на Оршу. Арьергардному корпусу Нея предстоит пробиваться фактически в отрыве от главных сил, Наполеон просто принёс его в жертву.

Ловушка Кутузова снова сработала, но почему-то даже в современных российских исследованиях на этот факт предпочитают обращать мало внимания. Впрочем, на страницах «Военного обозрения» сражение под Красным описано весьма подробно (Сражение при Красном 3–6 (15–18) ноября 1812 года), но, увы, без какого бы то ни было опровержения французской версии об очередной победе великого Наполеона.

Что ж, если считать за победу спасение маршала и его ближайших соратников, пусть так. Ней всё-таки сумел вырваться из окружения, хотя явно запоздал с выходом из Смоленска, который состоялся только утром 17 ноября. Ему пришлось бросить в огонь практически под полное уничтожение две дивизии, а затем сделать обход в топях всё той же реки Лосьминки в несколько раз длиннее, чем Даву.

Ней привёл к Наполеону не больше тысячи человек из тех 15-16, с которыми выходил из Смоленска. Очередная «победа» под Красным обошлась Наполеону ещё в 30 тысяч убитых, раненых и пленных. Потери у русских были как минимум в три раза меньше. Армия Кутузова тогда тоже таяла на глазах, но в основном из-за небоевых потерь. И как раз принимая это в расчёт, фельдмаршал Кутузов и не рвался к прямому столкновению с главными силами Наполеона.

Алексей Подымов

Как храбрые рыцари доказывали свое право на земли Аквитании?

Храбрые рыцари Аквитании







































На юго-западе Франции в 11 веке крупному феодалу надо было не только иметь хорошую дружину, но и доказывать свое право на владение землями делом. По крайней мере, так утверждает средневековый монах Адемар Шабаннский, оставивший сведения о местных правителях. К примеру, герцог Гильом V Великий (993-1030), если верить монаху, снискал себе славу не только умением сражаться, защищать крестьян и торговцев, но начитанностью, толковым разбором церковных вопросов. Гильом Великий старался добиваться своих целей скорее дипломатическим путем, чем военным. Поэтому он был гибок и умен во время переговоров. Неудивительно, что многие искали поддержки этого аквитанского герцога, приобретать верных вассалов ему не составляло труда. 
Впрочем даже панегирики монаха Адемара не скрывают процветавшего среди храбрых рыцарей вероломства и презрения к договорам. Они слишком ценили жизнь, чтобы отдавать ее во имя каких-то отвлеченных понятий вроде чести и благородства. При малейшей опасности рыцари считали за лучшее бежать или укрыться в замке, чем биться с превосходящими силами мавров или конкурентов в борьбе за землю.

Рыцари Аквитании были далеки от идеалов, которые изображали романы в средние века

Граф Ангулемский на рубеже IX-X вв. заслужил прозвище «Тайефер» (Железная Рука) за крепкий удар, нанесенный пирату Сторину. Так он подтвердил свое право на высокий титул и снискал почтение у простонародья. Вообще, аквитанцы очень возносили тех воинов, кто смог доказать свои храбрость и отвагу. Нередко для прославления таких деяний знатные феодалы поступали просто (почти как современные политики). Они платили большие деньги грамотным монахам. И те сочиняли какую-нибудь возвышенную историю, унизанную благочестивой риторикой. Так, Арнольд «Буратион» всерьез распространял историю о том, как он победил оборотня. Простодушные аквитанцы верили в такие сказки не хуже, чем в рассказы о походах против неверных.
Большой проблемой для Аквитании в 10-11 веках стали нашествия норманнов. Они высаживались на побережье и устраивали набеги в глубь областей, сжигая деревни и уничтожая все живое, предаваясь отчаянным грабежам. Прибывали регулярно в Аквитанию и воины из Ирландии, которые грабили местное население с 1003 по 1013 г. Герцогом Аквитанским и графом Пуатевинским тогда был Гильом V Великий (996-1030). Этот правитель повелел епископам и народу умилостивлять Господа постами и молитвами, а сам с дружиной отправился в поход. Язычники-ирландцы испугались, но они были хорошо знакомы с посткаролингской конницей и приготовили герцогу Гильому ту же ловушку, какую бретонцы незадолго до того устроили графу Анжуйскому — в 992 г. при Конкерёе.
Варвары выкопали ночью ямы, в которые рано утром и упали идущие в «бешеную атаку» аквитанские храбрые рыцари. «Кони тогда обрушились со своими всадниками, обремененными грузом доспехов, и многие попали в плен к язычникам» — предки которых, если верить их свирепой репутации, их, скорей, убили бы. Итак, аквитанцы, скакавшие в первых рядах, попались в простую ловушку: вылетев из седел, рыцари оказались в плену. Второй ряд успел спешиться. Но герцог Гильом V, которого прозвали «Великим», был впереди, и он первым угодил в ров. Облаченный в тяжелые доспехи, он «попал бы в руки врагов, если бы Бог, который всегда ему покровительствует [и которого молили за него епископы и народ], не дал ему силу и присутствие духа, чтобы совершить большой скачок и присоединиться к своим». Герцог избежал плена и гибели, а битва вскоре завершилась с обеих сторон.
Норманны, прибывшие из Ирландии, погрузились на корабли и убрались прочь. на переговорах они успели выторговать значительные суммы за пленников: каждого аквитанского воина оплатили серебром согласно его веса. Кстати, похищения были излюбленным способом норманнов добывать серебро у аквитанцев. Так, в 1013 г. они похитили в Сен-Мишель-ан-л’Эрм виконтессу Лиможа Эмму. ее супруг выложил за жену кучу золота и драгоценных камней, отобрав их у церкви. Герцог Ричард Руанский помог вызволить знатную даму после выкупа.
Храбрые рыцари Аквитании не гнушались захватом пленных ради земель, а не для выкупа. В феодальной борьбе нередко конкурентов просто заманивали ласковыми посулами в ловушку, а потом пленных держали в деревянных башнях. Пока те не подписывали грамоты об уступке той или иной области победителю.
Два брата-виконта Марсийяка, причем во время Пасхи и несмотря на мир, скрепленный клятвой, совершили настоящее клятвопреступление по отношению к третьему брату Одуэну, после того как приняли его, угостили и приютили в одном из своих родовых замков. В самом деле, «они захватили его в плен, отрезали ему язык, выкололи глаза и тем самым вернули себе Рюффек» (спорный замок). Конечно, лейды могли поступить и хуже, распилив человека пилой, как Сихара, но, в конце концов, и это обращение тоже не было нежным. Борьба за родовую вотчину, «честь», всегда, даже в самые рыцарские времена Средневековья (около 1100 г.), приводила к яростной вендетте в отношениях между ближайшими родственниками.

Аквитания

Средневековый пейзаж в Аквитании


Большим хитрецом был граф Анжуйский Фульк Нерра (989-1040). Примерно в 1016 году он заманил своего конкурента графа Герберта в зал в цитадели города Сента. Якобы он хотел отдать графу этот город в вечное владение. Но на самом деле Фульк приставил к его горлу кинжал и в Великий пост взял в плен. Два года томился несчастный граф в подземелье у своего мучителя. Наконец Господь смилостивился над ним и сумел помочь сбежать. 
Граф Герберт в благодарность Господу долго молился после счастливого избавления от позора. Аквитанские рыцари полагали, что очень важно приносить молитвы не только Христу, но святым мученикам. Очень популярна была святая Вера Конкская, которой часто давали горячие обеты. Эта святая, как верили аквитанцы, помогала расторгать узы, открывать двери, усыпляла стражей, при необходимости давала возможность незаметно пройти через большой зал донжона или даже совершить опасный прыжок в пропасть. Об этом сообщает Бернар Анжерский, клирик северной школы, прибывший в Аквитанию в 1010-х гг.
Истории удивительных побегов передавали из уст в уста в каждом замке Аквитании. Впрочем и неудавшиеся побеги рассматривались как отрицательный опыт. В 982 г. рыцарь Герберт из замка Кальмийяк в Ле-Веле проявил слабость характера. Его разжалобили россказни трех пленников его сеньора. Они являлись вассалами церкви в Ле-Пюи, следовательно, церкви святой Марии. Они умоляли о помощи и нашли дорогу к его сердцу (или к его расчетливому уму, предложив хорошие деньги). Герберт пронес в темницу пару ножей и передал их узникам. С помощью этого оружия беглецы должны были выбраться к стене замка и преодолеть ее. Ночью побег мог увенчаться успехом. Но всю троицу заметили стражники и схватили. Те выдали своего благодетеля. Герберту выкололи глаза по приказу его властелина графа Гуго. В этом случае храбрые рыцари не могли рассчитывать на благородное отношение и всякую нелепую куртуазность.
Как видим, быть феодалом в Аквитании 10-11 веков было непросто. За почести и золотые рыцарские шпоры приходилось платить иногда непомерную цену и проявлять предельную изобретательность. Причем благородные рыцари зачастую совершенно забывали о милосердии и человечности, если речь шла о золоте или серебре.

Источники:

  • Григорий Турский. История франков
  • Фредегар. Хроника
  • Ведастинские анналы

Топ-7 знаменитых боевых ножей

  • 24.01.19, 19:50


6. KA-BAR: «Убей медведя»

Ножи под торговой маркой KA-BAR (от Kill a Bear — «убей медведя») производила в США компания «Юнион Картли Ко» (Union Cutlery Co) с 1920-х годов. Однако в годы Второй мировой эта марка стала де-факто собственным именем для боевого ножа Mark 2 combat knife, в 1942 году принятого на вооружение морской пехоты США.

Нож внешне напоминал классические «Боуи», однако имел более разумные габариты и массу благодаря клинку длиной 17 сантиметров с облегчающими долами. Рукоятка овального сечения набиралась из кожаных дисков (чтобы не скользила в мокрых руках), а гарда легко изгибалась назад. У всех металлических деталей было тёмное фосфатное покрытие, не дающее бликов в темноте.

Нож оказался весьма практичным и как «предмет хозяйственно-бытового назначения», и как оружие для рукопашной схватки. Он до сих пор состоит на вооружении и пользуется широкой популярностью.

7. Sissipuukko m/95: нож финских рейнджеров

Финские ножи «пуукко» столетиями являлись неотъемлемым элементом быта финских охотников, рыболовов, да и вообще практически всех сельских жителей Суоми. Простые и удобные, «пуукко» отлично справлялись со всеми ежедневными делами, а при случае могли пригодиться в схватке с диким зверем, приятельской поножовщине у ближайшего питейного заведения или в рукопашной с вражеским солдатом.

Нож «Сиссипуукко» Sissipuukko m/95, который с конца прошлого века стал штатным боевым ножом финских рейнджеров, — прямой наследник традиционных финских ножей. Разработал его капитан финской армии Пелтоннен. Клинок — 15 сантиметров длиной, с односторонней заточкой, незначительным скосом обуха к острию и удобной синтетической рукояткой без гарды. У m/95 чёрное покрытие, не дающее бликов в темноте. Нож отлично подходит для повседневных работ, но может применяться и для рукопашного боя. Очень удобная вещь!

Топ-7 знаменитых боевых ножей Часть 2

  • 24.01.19, 19:36

4. Кинжал Ферберна и Сайкса: максимальная эффективность

Британский боевой нож Fairbairn–Sykes fighting knife — ещё один пример холодного оружия, «заточенного» на максимально эффективное использование в ближнем бою, в первую очередь — при внезапных нападениях на солдат и офицеров противника для их быстрого и бесшумного устранения.

Нож разработали в Шанхае (тогда британской колонии) эксперты местной полиции Ферберн и Сайкс. В серийное производство его запустили в 1941 году на знаменитой английской фабрике «Уилкинсон Суорд» (Wilkinson Sword). Ножи F-S применяли английские коммандос, американцы из OSS, а также многие другие спецподразделения стран Британского содружества и США. У кинжала был симметричный обоюдоострый клинок длиной около 17 сантиметров и шириной чуть больше двух сантиметров, с рифлёной рукояткой круглого сечения и овальной гардой.

Англичане выпустили более двух миллионов таких боевых ножей, широко применявшихся в годы Второй мировой войны, войн в Корее и Вьетнаме.

Ножи Рэндалла заслужили немалую популярность сперва в годы Второй мировой войны, а затем в Корее и Вьетнаме.

5. «Рэндалл Модель 1»: универсальный боевой нож

Американец Уолтер Рэндалл (Walter «Bo» Randall) открыл собственное маленькое ножевое производство в 1937 году, и его семейная компания до сегодняшнего дня выпускает ножи в штате Флорида.

Одним из самых знаменитых ножей Рэндалла стал Model 1 «All Purpose Fighting Knife» — «универсальный боевой нож». У этих довольно крупных ножей в стиле «Боуи» были клинки длиной от пяти до восьми дюймов (12,5 — 21 см) с полуторной заточкой и солидной бронзовой гардой. В основном их закупали американские военные в частном порядке.

Ножи Рэндалла заслужили немалую популярность сперва в годы Второй мировой войны, а затем в Корее и Вьетнаме.



Топ-7 знаменитых боевых ножей Часть 1


1. «Боуи»: типичный американец

Нож «Боуи» — типично американское порождение. Большой, грозный и с легендой в анамнезе. Само имя происходит от Джеймса Боуи, участника легендарной дуэли на ножах, случившейся в США в 1827 году и перешедшей в общую поножовщину. У Боуи в этой драке был крупный нож собственной конструкции с клинком характерной формы, и в дальнейшем все похожие американские клинки тоже стали называть«Боуи».

Конфедераты и «Боуи»

Ножи этого типа применялись для разделки охотничьей добычи, лагерных работ и, конечно, во всевозможных разборках-междусобойчиках: от драк в салунах «дикого Запада» до схваток Гражданской войны и скальпирования индейцев. Единого варианта «Боуи» не существует — они могут иметь разную форму клинка (как правило, с односторонней заточкой), обычную поперечную гарду или гарду «сафбельного» типа с защитой пальцев. Общее у них одно — большие масса и размер, с широким и толстым клинком длиной 20-30 сантиметров и даже более.


2. Мк.I образца 1918 года: траншейный нож

Этот нож создали по заказу дравшихся в траншеях Первой мировой войны американских солдат. Теоретически клинок можно было использовать и для некоторых хозяйственных нужд, но по факту его основное назначение — дать владельцу последний шанс в жестокой рукопашной схватке в своих или чужих траншеях.

Нож имел обоюдоострый клинок длиной 17 сантиметров, подходивший как для колющих, так и для режущих ударов, и бронзовую рукоятку с гардой-кастетом, которая позволяла защищать свою руку и наносить противнику эффективные удары. Коническое навершие рукоятки, служившее для фиксации клинка, также можно было использовать для нанесения сокрушительных тычков.

Ножи этого типа применялись и в годы Второй мировой войны, главным образом в Корпусе морской пехоты США.


3. Нож разведчика НР-40: новая «финка»

Нож разведчика разработали в СССР по опыту Зимней войны с Финляндией, чтобы обеспечить советских бойцов практичным инструментом, пригодным как для бытовых задач, так и для использования в рукопашной. В основу легла так называемая «финка НКВД», созданная в СССР в 1930-е годы и ведущая родословную от традиционных финских ножей «пуукко».

Основные отличия НР-40 от классического финского ножа — форма клинка, получившего скос обуха с небольшим прогибом, и добавление S-образной гарды, полезной в бою, но мешавшей в повседневных бытовых делах. Длина клинка составляла практичные 15 сантиметров. В годы войны НР-40 сотнями тысяч штук производили в Ваче и Златоусте. Ножи использовали не только разведчики, но и другие бойцы и офицеры Красной армии — если, конечно, им удавалось их заполучить.

В советской армии HP-40 применялись и в послевоенные годы.



Ударные вертолёты стран мира

Самый распространенный

Советский Ми-24 и его многочисленные модификации — самый массовый ударный вертолет в мире. Всего с 1970-х годов построили более 3,5 тысячи «крокодилов» — так в войсках прозвали эти машины за характерный хищный профиль. Сегодня различные варианты Ми-24 стоят на вооружении более 60 стран, они принимали участие в десятках войн и конфликтов по всему миру.

Последняя модификация Ми-35 применяется в боевых действиях на территории Сирии. И сложно сказать, когда «Крокодил», впервые поднявшийся в воздух в 1969-м, уйдет на пенсию. Точно не скоро.

Ударные вертолеты МИ-24 во время репетиции военно-морского парада в ознаменование 70-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов в Балтийске

Визитная карточка Ми-24 — его поразительная надежность и ремонтопригодность. В Афганистане нередки были случаи, когда летчики и техники восстанавливали поврежденную в бою машину своими силами, чуть ли не «на коленке». Вторая особенность «Крокодила» — оружие.

В зависимости от модификации, он несет встроенное или подвесное стрелково-пушечное вооружение, управляемые и неуправляемые ракеты, бомбы и кассеты калибром от 50 до 500 килограммов, пулеметы, ракеты «воздух — воздух».

Один вид ощетинившегося ракетами Ми-24, с басовитым гудением идущего на позиции противника, неоднократно обращал его в бегство. И наконец, «Крокодил» — самый быстрый серийный вертолет в мире. Еще в 1978 году советский летчик-испытатель Гурген Карапетян установил на Ми-24 абсолютный рекорд скорости для машин этого типа — 368,4 километра в час.


Самый универсальный

Знаменитый американский AH-64 Apache, основной ударный вертолет армии США с середины 1980-х, до сих пор занимает вторую строчку в рейтинге самых массовых машин своего класса. Всего построено более двух тысяч винтокрылых «индейцев». За минувшие десятилетия конструкторы довели платформу времен холодной войны до совершенства. Последний вариант «Апача» — Block III — оснащен современнейшей системой управления полетом, композитными лопастями, новыми двигателями, улучшенным радаром и может управлять беспилотными летательными аппаратами.


Вертолет AH-64D Apache Longbow Block III


Основное вооружение «Апача» — 30-миллиметровая автоматическая пушка, противотанковые ракеты «Хэллфайр», неуправляемые 70-миллиметровые реактивные снаряды и ракетные комплексы «Стингер» для воздушного боя. Однако этот вертолет используется не только в качестве ударной машины.

Как показал опыт вооруженных конфликтов в Средней Азии и на Ближнем Востоке, AH-64D может выполнять функции командного вертолета и координировать взаимодействие между тактической авиацией и сухопутными частями. А высокоэффективная электронно-оптическая система TADS, установленная на носу «Апача», позволяет летчикам прекрасно ориентироваться на местности даже в кромешной тьме, что делает эту машину хорошим ночным разведчиком.


Самый легкий

Японский разведывательно-ударный вертолет OH-1 Ninja — один из самых компактных и легких в мире. Вес — всего 2,4 тонны, что сопоставимо с крупными гражданскими внедорожниками. Таких показателей удалось достичь благодаря широкому применению в конструкции OH-1 композитных материалов.

Узкий фюзеляж (шириной около метра) снижает уязвимость от огня с земли во фронтальной проекции. А благодаря габаритам (общая длина — 13,4 метра, высота — 3,8 метра) «Ниндзя» приземляется даже на очень небольшие площадки.



Вертолет OH-1 Ninja Сухопутных сил самообороны Японии, 2012 год

Выпущено около 100 вертолетов этого класса, все они находятся на вооружении Сухопутных сил самообороны Японии. Встроенного оружия «японец» не имеет, однако оснащен четырьмя точками подвески для ракетного, пушечного или бомбового вооружения. Впрочем, боевая нагрузка у этого вертолета невелика — чуть больше 130 килограммов.


Основная задача OH-1 — разведка. Специально для этой машины разработали гидростабилизированную систему наблюдения, в которую входит цветная телевизионная подсистема, способная работать в условиях низкой освещенности, лазерный дальномер и тепловизор обзора передней полусферы.

Самый защищенный

Российский-Ка-52 «Аллигатор» и его военно-морской «собрат» Ка-52К «Катран» — единственные в мире серийные боевые вертолеты с системой катапультирования. Кроме того, у этих машин бронированная кабина. Эти два фактора в сочетании с полностью дублированной между двумя членами экипажа системой управления превращают-Ка-52 в самый защищенный вертолет в мире. В марте 2016-го несколько «Аллигаторов» армейской авиации перебросили на авиабазу Хмеймим в Сирии, где они участвуют в различных операциях.



Вертолеты огневой поддержки-Ка-52 «Аллигатор» во время показных учений в Кубинке на Международном военно-техническом форуме «АРМИЯ-2016»
Летчики армейской авиации в-Ка-52 влюбились сразу. Соосная схема расположения несущих винтов обеспечила «Аллигатор» выдающимися летными характеристиками. Эта машина устойчива к боковому ветру и сложным метеоусловиям, может выполнять сложные маневры и лететь вперед даже боком.
Вооружение-Ка-52 достаточно стандартное для российских ударных вертолетов, за исключением противотанковых ракет «Вихрь», разработанных специально для камовской техники. Высокая сверхзвуковая скорость этих боеприпасов ракеты (до 610 метров в секунду) снижает уязвимость при атаке и позволяет за один заход уничтожить несколько целей. Для преодоления дистанции в четыре километра ракете необходимо всего девять секунд. Американская дозвуковая вертолетная ПТУР «Хеллфайр» покрывает то же расстояние за 15 секунд.

Самый «выносливый»

Европейский ударный вертолет Eurocopter Tiger, стоящий на вооружении Германии, Франции, Испании и Австралии, считается одним из лучших в мире по дальности полета без подвесных топливных баков. На одной заправке он преодолевает около 800 километров. Фюзеляж на 80 процентов состоит из полимерных композитных материалов на основе углеродного волокна и кевлара, поэтому вертолет легкий (около трех тонн) и малозаметный для радаров.


Вертолет Eurocopter Tiger во время авиашоу в Берлине, 2008 год

«Тигр» вооружен встроенной 30-миллиметровой пушкой, управляемыми и неуправляемыми ракетами на внешних точках подвески. Для своей «весовой категории» машина очень неплохо защищена. Благодаря конструкции вертолет сможет продолжать полет после даже поражения 23-миллиметровым осколочно-фугасным снарядом. Характерная особенность — переднее расположение места пилота. Рабочее место оператора — сзади. При этом кресла членов экипажа смещены в противоположные стороны относительно продольной оси машины для обеспечения лучшего переднего обзора оператора с заднего кресла.



История создания сверхтяжёлого танка Pz.Kpfw.

Maus, несмотря на популярность темы, всё ещё изобилует белыми пятнами. Наименее изученной остаётся начальная стадия разработки, которая охватывает временной период с марта 1942 года до начала 1943-го. За это время исходный проект танка, имевшего заводской индекс Typ 205, поменялся радикально. Неизменными остались, по сути, только заводской индекс и идея электрической трансмиссии. Благодаря свежим публикациям и архивным исследованиям удалось в значительной степени приоткрыть завесу тайны над этим проектом.
Вот так реконструировали Typ 205 программисты и художники компании Wargaming

«Мышь» 100-тонного класса

После поражения Франции в июне 1940 года немцы получили доступ к материалам тамошних конструкторов, включая полноразмерные макеты по программе сверхтяжёлых танков. До этой стадии дошли работы по проектам FCM F1 и ARL Tracteur C. На их фоне разрабатывавшийся с января 1939 года немецкий тяжёлый танк VK 65.01 (он же Pz.Kpfw.VII) выглядел явно устаревшим. Не исключено, что именно это стало причиной отмены в октябре 1940 года постройки его прототипа из неброневой стали.
Но на этом работа конструкторов не остановилась. Под тем же индексом (Pz.Kpfw.VII) началась разработка ещё более мощной машины. Похоже, что именно этот танк и попал в спецсообщение Разведуправления Генерального штаба Красной Армии о направлении развития вооружённых сил Германии, датированном 11 марта 1941 года. Именно это донесение стало причиной начала разработки танков КВ-3, КВ-4, КВ-5 и А-44, а также серьёзной перетряски по другим направлениям. Масса в 90 тонн, указанная в сообщении, вполне укладывается в более поздние данные по машине, известной также как VK 70.01. На ней действительно «прописалась» 105-мм пушка, а её боевая масса ограничивалась 90 тоннами (лимит по имевшимся в наличии у немцев железнодорожным платформам).

Лишним подтверждением тому, что история VK 70.01 началась значительно раньше осени 1941 года, служит переписка с концерном Krupp относительно ещё более мощной пушки калибра 149 мм для нового танка, которая началась не позднее апреля. Позже та же самая пушка, имевшая длину ствола 40 калибров, «всплывает» уже в ноябре 1941 года. Таким образом, «тяжёлый танк тип VII» отнюдь не являлся дезинформацией, которую якобы «скормили» советской разведке.

Машина, о которой шла речь в сводке советской разведки, была совсем не похожа на достаточно хорошо известный VK 70.01. Корпус и башня с рациональными углами наклона появились лишь в конце 1941 года, после близкого знакомства немцев с Т-34. Несмотря на обозначенный в индексе 70-тонный весовой класс, реально масса VK 70.01 «гуляла» от 70 до 90 тонн.

Похожим образом дело обстояло и с вооружением. «Каноничный» образец VK 70.01 датирован концом января 1942 года, а уже в начале марта 1942 года проект разделился. Появился проект VK 72.01, на котором предполагалось установить либо 105-мм 70-калиберную пушку, либо 149-мм пушку с длиной ствола 35 калибров.

Первое упоминание о VK 100.01, обнаруженное в переписке Krupp. Здесь же упоминается и о 128-мм пушке с длиной ствола 50 калибров

Одновременно Krupp получил задание на изготовление другой машины, 100-тонного класса, «не позднее весны 1943 года». Это деление, впрочем, было достаточно условным, поскольку позже эта же машина стала называться Pz.Kpfw.VII (Lwe). Уже в апреле её масса «вернулась» к 90 тоннам, а в мае пушка 15 cm KwK L/40 стала основным вооружением проектируемого танка. Кроме того, Krupp прорабатывал вариант этого танка с кормовым размещением башни. Судя по дальнейшим событиям, на 90 тоннах конструкторы не остановились бы и 100-тонную планку могли взять ещё в июне 1942 года. Но в марте у «Льва» появился крайне опасный конкурент. Предыстория его была такова.

В сентябре 1939 года была создана танковая комиссия (Panzerkomission), которая действовала независимо от 6-го Управления Вооружений. Возглавил её Фердинанд Порше. Порше создал конгломерат во главе c фирмой Porsche K.G., отвечавшей за концептуальную разработку. В кооперации с ней находились Steyr-Daimler-Puch, Friedrich Krupp AG, Siemens-Schuckert AG, koda и Nibelungenwerk, которые отвечали, соответственно, за силовую установку, корпус, электронику, подвеску и окончательную сборку. Вот этому конгломерату 22 марта 1942 года и поручили разработку ещё одного танка 100-тонного класса. Проект получил индекс VK 100.01.

Согласно предварительной спецификации, танк 100-тонного класса должен был иметь пушку 15 cm KwK L/40 с боезапасом не менее 100 выстрелов. Часть боезапаса должна была размещаться в кормовой нише башни. Изначально предполагалось, что выстрел будет раздельным, но к переписке по башне, датированной 18 апреля 1942 года, прилагался уже эскиз унитарного выстрела. Общая длина выстрела составляла 1,6 метра, а масса – 57,4 кг, из которых 34 кг приходилось на снаряд. И это ещё его облегчили: изначально брался боеприпас от орудия 15 cm K18, который весил 43 кг. Начальная скорость снаряда такового орудия оценивалась в 875 м/с, а скорострельность достаточно оптимистично указывалась на уровне 4–5 выстрелов в минуту. В качестве альтернативы предполагалась пушка 12,8 cm KwK L/50 с массой снаряда 29,3 кг и начальной скоростью снаряда 810 м/с. Проектирование башни для VK 100.01 предполагалось закончить к 15 мая.

Самое раннее упоминание названия Maus в документе от 18 мая 1942 года. Тогда же было переделано орудие, ставшее короче на 3 калибра


Спорные инновации

К указанной дате в конструкции танка появились очередные изменения. Во-первых, длина ствола 149-мм пушки сократилась до 37 калибров, а начальная скорость снаряда – до 750 м/с. Длина унитарного боеприпаса уменьшилась до 1530 мм, зато масса, в виду возврата к снаряду от K18, увеличилась до 69 кг. Во-вторых, длину 128-мм пушки в 50 калибров Гитлер, лично курировавший проект, посчитал недостаточной. Её было предложено увеличить либо до 60, либо вообще до 70 калибров. Наконец, на совещании 13 мая Гитлер предположил, что и масса в 100 тонн может быть недостаточной, так что весовую планку приподняли до 120 тонн. Стоит отметить, что Гитлер всеми силами старался форсировать работы по сверхтяжёлому танку. По оценкам немецкой разведки, появление новых советских тяжёлых танков ожидалось уже к весне 1943 года.

Примерно в это же время произошла смена обозначения проекта. С этим связан миф, согласно которому изначально проект именовался Mammut, то есть «мамонт». Датой появления этого названия указывается 21 мая 1942 года. То, что такая информация не соответствует действительности, легко можно определить по документам Бундесархива. Уже 18 мая в переписке указывается обозначение Maus, а с лета 1942 года в переписке как минимум единожды танк называется Muschen, то есть «мышонок».

Что же касается Mammut, то такой индекс всё-таки нашёлся, но совсем в другом месте. А именно – в донесениях английской разведки, датированных 29 января 1945 года. Получены эти данные были от немецких военнопленных, причём под этим индексом указывалось сразу два разных танка. Среди «найденных» подобным образом английской разведкой танков фигурировал, например, и экзотический Adolf Hitler Panzer с двумя 88-мм пушками, причём одна находилась в корпусе, а вторая – в башне. Одним словом, название Mammut к реальности никакого отношения не имело.

Таким танк Typ 205 был изначально. 120 тонн боевой массы, 16-цилиндровый дизель воздушного охлаждения и 149-мм пушка с длиной ствола 37 калибров

4 июня 1942 года Porsche K.G. представила Гитлеру эскизный проект с чертёжным номером K 3381. На чертеже, обозначенном как «проект тяжёлого танка», Фердинанд Порше и его команда показали своё видение конкурента Pz.Kpfw. Lwe. Боевая масса машины должна была составить порядка 120 тонн. На внешний вид танка наложили свой отпечаток жёсткие габариты по ширине и неприятие Порше идеи с транспортными гусеницами. Башню проектировал Krupp, что тоже повлияло на облик машины.

Сверхтяжёлый танк от Porsche K.G. несколько напоминал Pz.Kpfw. Lwe. В отличие от более поздних конструкций, это была машина с классической компоновкой, где башня размещалась по центру корпуса. Корпус получился на полметра длиннее Pz.Kpfw. Lwe в конфигурации мая 1942 года (8331 и 7740 мм соответственно), но при этом общая длина оказалась даже чуть меньше (10 620 и 10 760 мм). Общая высота танка достигала 3,3 метра, а ширина – 3,45 метра.

Увидев этот проект, Гитлер согласился, что новый танк будет «мобильной крепостью». Связано это утверждение было не только с размерами машины. Для нового танка Porsche K.G. разработала 16-циллиндровый V-образный дизельный двигатель Porsche воздушного охлаждения. С этим мотором максимальная скорость машины оценивалась всего в 20 км/ч. Мотор был соединён с генератором, который передавал энергию на электромоторы, располагавшиеся в кормовой части корпуса.

В виду большой массы танк получил громоздкую ходовую часть. Использовались двухкатковые тележки с торсионной подвеской от тяжёлого танка Typ 101 (VK 4501), которые крепились к экранам и бортам корпуса. Всего на борт планировалось устанавливать по 6 тележек. Надо сказать, что обслуживание такой конструкции было бы крайне непростым занятием. Подобная двухслойная конструкция понадобилась в виду того, что ширина гусениц составляла около метра. В итоге отделение управления, где находились механик-водитель и радист, получилось довольно узким. Помимо всего прочего, люки инженеры Porsche K.G. разнесли сильно вбок, так что залезать в танк и вылезать из него было не самым лёгким занятием.

Реконструкция внешнего вида VK 100.01 по состоянию на 4 июня 1942 года

Из 120 тонн боевой массы танка 23 тонны приходилось на башню. В ней, к слову, было куда больше черт от Pz.Kpfw. Lwe , вплоть до орудийной маски, почти один в один повторявшей конструкцию более лёгкого конкурента. В башне устанавливалась 149-мм пушка длиной 37 калибров, имевшая массивный дульный тормоз. Помимо пушки, в башне находилось 30 унитарных выстрелов. Ещё 36 выстрелов было размещено в корпусе. Ответ на вопрос, как их оттуда планировалось доставать, представляется крайне интересным.

105-мм пушка с длиной ствола 67 калибров, рассматривавшаяся Krupp как альтернативное вооружение Pz.Kpfw. Maus, июнь 1942 года

Рассмотрев проект, Гитлер в общем и целом с ним согласился, но предложил подумать над усилением бронирования, а заодно и над защитой от вражеской пехоты. Дело в том, что ни о каком пулемёте в проекте речь пока не шла. Конструкторы Porsche и Krupp подумали, и в результате 17 июня 1942 года появился эскизный проект K.3382. На нём, к слову, присутствует слово Maus. Взглянув на него 23 июня, Гитлер от идеи защиты от пехоты отказался сам, решив, что для этой цели лучше будет пустить в качестве поддержки отдельные танки с 75-мм короткоствольными орудиями.

Это и немудрено, поскольку иначе, как пагодой, переработанный Typ 205 и не назовешь. Недолго думая, инженеры Krupp взгромоздили на основную башню ещё одну, поменьше, оснащённую 75-мм 24-калиберной пушкой вроде той, что ставилась на Pz.Kpfw.IV. В итоге танк подрос в высоту почти до 4 метров. Заодно был немного переделан корпус, а также усилена броня. Масса выросла до 140 тонн. Кроме того, в качестве альтернативы для основного вооружения была предложена 105-мм пушка с длиной ствола 70 калибров. Гитлеру она понравилась больше, поскольку имела более высокую скорострельность.

Чертёж K.3382, появившийся 17 июня 1942 года в ответ на предложение Гитлера усилить броню и поставить пушку для обороны от вражеской пехоты

Хотя разработанную командой Порше концепцию Гитлер в принципе одобрил, в текущем виде танк, даже с возвращением к исходной конфигурации и усилением брони, его не устраивал. Требовалось больше брони, а это влекло за собой рост массы, и, как следствие, полное перепроектирование танка. Заодно оказался не у дел и проект Pz.Kpfw. Lwe, который окончательно был отменён 20 июля 1942 года.

Эта песня хороша, начинай сначала

 

25 июня 1942 года Krupp представил первый эскизный проект полностью переработанной башни. Спустя почти месяц, 17 июля, между 6-м Управлением вооружений и Krupp был подписан контракт за номером SS 006–4467/42 о разработке этой башни для Pz.Kpfw.Maus. От установки в башню пушку калибра 128 или 105 мм на этапе проектирования решили отказаться, сконцентрировавшись на калибре 149 мм. Длину ствола сократили до 31 калибра, что примерно соответствовало длине ствола гаубиц семейства sFH 18. Пушка, получившая индекс 15 cm KwK L/31, имела унитарное заряжание.

Тем не менее, орудие 15 cm KwK L/37 продолжало присутствовать в переписке вплоть до марта 1943 года. Со 149-мм пушкой была спарена 75-мм пушка с длиной ствола 24 калибра, которая предназначалась для борьбы с пехотой и легкобронированными целями. Толщина лобовой части башни составляла 250 мм, бортов и кормы 200 мм, крыши 80 мм. Общая масса башни составила 57 тонн, включая вес 25 снарядов калибра 149 мм и 50 снарядов калибра 75 мм.

Чертёж K 3384 от 5 октября 1942 года. Как можно заметить, Pz.Kpfw. Maus преобразился до неузнаваемости

Несмотря на то что Krupp при проектировании башни делал ставку на орудие 15 cm KwK L/31, проект Porsche K.G. предусматривал использование пушек, предложенных в июньских требованиях. На танк планировали установить либо 15 cm KwK L/37, либо 12,8 cm KwK. Оба варианта вооружения предусматривали размещение части боекомплекта в башне, остальной боезапас размещался в нишах надгусеничных полок. Разместить боекомплект в 100 выстрелов к пушке главного калибра, как этого требовал Гитлер, не удалось ни для одного из орудий. По состоянию на октябрь 1942 года проектная масса башни вместе с вооружением оценивалась в 47 тонн.

Таким танк стал в середине ноября 1942 года

Переработанный проект Pz.Kpfw. Maus был впервые представлен Порше 5 октября 1942 года. К 28 октября был подготовлен чертёж под номером K 3384. Масса, по сравнению с машиной конца июня, увеличилась не очень сильно – «всего» на 10 тонн. Зато внешний вид преобразился почти до неузнаваемости. Поскольку новая башня имела больший диаметр погона, от рациональных углов наклона бортов пришлось отказаться. Корпус стал больше напоминать коробку со скошенной носовой и кормовой частью. Существенным нововведением стало появление курсовой пулемётной установки. Из-за увеличения длины корпуса и роста массы количество тележек на борт выросло до 8. Для упрощения обслуживания от одной широкой гусеничной ленты на борт оказались в пользу двух узких по типу тех, что ставились на VK 40.01.

Проект предлагался в двух вариантах. Первый из них, получивший заводское обозначение Typ 205A, в качестве силовой установки получал 12-циллиндровый V-образный дизельный двигатель Daimler-Benz объёмом 42,4 литра с водяным охлаждением, развивавший мощность 1000 л.с. при 2400 об/мин. Второй вариант, получивший индекс Typ 205B, в качестве силовой установки получал двигатель Typ 141 разработки самой Porsche K.G. Этот двигатель представлял собой 18-циллиндровый дизель воздушного охлаждения объёмом 41,5 литра, развивавший мощность 780 л.с. при 2400 об/мин.

Решение параллельно запустить сразу два проекта было продиктовано желанием подстраховаться в случае неудачи с разработкой одной из силовых установок. Впрочем, уже в ноябре в качестве основной силовой установки стал рассматриваться авиационный двигатель Daimler-Benz 603. За счёт использования компрессора ожидалось повышение его мощности до 1500 л.с.

Деревянная модель башни, которую приняли в работу. Как можно заметить, у неё несколько иная конструкция смотровых приборов в борту

Такое усиление мощности было продиктовано тем, что в виду требований усиления брони масса танка составила теперь почти 170 тонн. Понимая, что при таком росте массы очередных переделок не избежать, Порше запросил разрешения снизить толщину брони башни на 10%. Благодаря этому массу башни удалось снизить до 43 тонн. В начале ноября 1942 года танк был в очередной раз переработан. К 14 числу был подготовлен чертёж K 3385, где башня оказалась в кормовой части корпуса. К слову, похожие метаморфозы в то же самое время проходили и с тяжёлым танком Porsche Typ 180 (VK 45.01(Р )).

Реконструкция Panzerkampfwagen Maus по состоянию на 1 января 1943 года (чертёж K 3387). На этом радикальные переделки закончились, в дальнейшем изменения носили менее существенный характер

С 1 по 3 декабря 1942 года переработанный проект танка рассматривался комиссией во главе с Гитлером. Машину, наконец, утвердили, но с массой оговорок, связанных с вооружением и рядом других переделок. На повестке дня снова всплыла пушка калибра 128 мм. Утверждение Pz.Kpfw. Maus поставило крест на конкурирующем проекте Tiger-Maus, который прорабатывал Krupp. Работы по этой машине закрыли 15 декабря. Что же касается Pz.Kpfw. Maus, то его очередная реинкарнация была представлена 1 января 1943 года (чертеж K 3387). Башня стала более простой по форме, изменилась командирская башенка, которую сместили назад. Исчез люк заряжающего. Спаренную 75-мм пушку заменили на другую, более длинную (позже пушка получила индекс 7.5 cm KwK 44 L/36). Изменился и корпус, но на сей раз незначительно.

Демонстрация модели танка Гитлеру, ставка «Волчье Логово», 14 мая 1943 года

Спустя буквально неделю после появления чертежа K 3387 проект в очередной раз подвергся переделке. К весне 1943 года он был значительно переработан. Тем не менее, танк по чертежу от 1 января 1943 года, с некоторыми изменениями, изготовили, и он даже ездил. Правда, речь идёт о модели в масштабе 1:5, которая управлялась по проводам. Эту модель показали 14 мая Гитлеру. Одновременно состоялся показ макета в масштабе 1:1. Впрочем, это уже был другой танк, более тяжёлый и очень похожий на тот, который в итоге построили в металле.

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
48
предыдущая
следующая