хочу сюди!
 

Илона Ивановна

32 роки, діва, познайомиться з хлопцем у віці 23-25 років

Замітки з міткою «рассказ»

А. Виршинский - Последний путь.

Последний путь.

"Странное чувство, - когда видишь себя со стороны. 
Мне не убежать было с этой войны.
Шаг до темноты, потому по коридорам, 
Я буду Вас любить, даже в ту, "холодную" пору". 
(Монтано - "Запомни мой взгляд")

  - Так уж вышло, что вечер, плавно перетёкший в утро, заканчивался непринуждённым общением на тему "жизни и смерти", причём, лично я преимущество отдавал именно смерти. Наверное, это был первый в жизни раз, когда я готов был составить некролог для себя самого. А почему, собственно, нет? - Без обид, уважаемые, но я прекрасно знаю ваши таланты, - вернее их полное отсутствие, - в написании интересных речей. Все эти заезженные слова, банальность вызывающая рвотные позывы. - Это определённо не то, что я хотел бы прочитать о себе в местной газетёнке, или на одном из ресурсов бескрайнего простора Интернета. Да и сам процесс похорон, в моём случаи, наверняка не должен был укладываться в какие-то привычные рамки. - Что ж, задумаемся ещё раз...
[ Читати далі... ]

Рассказ о том, как юрий задержался на одном сайте

Рассказ о том, как Юрий задержался на одном сайте
Мой материал на сайте "Проза ру" "Беседа с Наташей из Кировограда -II"(уберу из него сейчас ник Наташи"), будем считать рожденным из художественного рассказа:

Рассказ. 
Все кажущиеся совпадения с реальными сайтами и никами, просьба считать случайностью.

Здесь нет указаний на конкретных людей, названий сайтов и ников, поэтому, надеюсь претензий модераторов и в Украине, и в России, к нему не будет.

РАССКАЗ О ТОМ, КАК ЮРИЙ ЗАДЕРЖАЛСЯ НА ОДНОМ САЙТЕ

Хотел уже покинуть Юрий один сайт, не найдя на нём, с кем вести душевные беседы, которые очень любил, обнаужив на другом сайте письмо от лучшего друга в нете Сергея, что он возобновил свои беседы с их старыми знакомыми ещё на одном сайте, чтобы подключиться к ним, но задержался в беседе на своём блоге с Наташей, как и Юрий,- жительнице Украины, хоть и из другого города.

Много о чем говорили Наташа с Юрием, беседу о постах он затем вынес отдельным материалом и в Украине и в России.
Об этом не будем говорить в этом рассказе.

Возмущалась Наташа тем, что Юрий говорит о том , что легко бьёт морду Словом Божьим в нете злобным и не честным собеседникам, которые пытаются ему мешать проповедовать Евангелие Царства Небесного, указывая на то, что не красиво говорить о том, что ты кому-то бъёшь морду Словом Божьим, и что не надо говорить о своей личной жизни, выставляя её на всеобщее обозрение.

На это Юрий сказал ей:

Юрий:

- Милая Наташа, миссию пророков определил Всевышний устами Иоанна Крестителя в отношении Пророка пророков, Спасителя нашего, Божьего Сына Иисуса Христа: "Собирать пшеницу (добрые, честные души) в Житницу Божью (помогать им попасть в Рай сознанием своим, ещё при земной жизни, а после окончания её реально оказаться а Раю - Вечном счастливом Мире Бога, без бед, страданий, болезней, смертей), а солому сжигать огнём неугасимым (изгонять бесов ада из людей, и отправлять их на их базу, к шефу, дьяволу - сатане, обратно - в огонь ада).
Ну, я - пророк самой низшей иерархии, но и ко мне относятся эти слова, тем более, что, как и Пророк пророков, я - сын Адама, да и однофамилец Пророка Пророков, которого Всевышний, устами Иоанна Крестителя, Мельником назвал.

Ну, назовите, милая Наташа, это не "наведением ужаса", а "сжигание соломы огнём неугасимым", если Вам слова "наведение ужаса" не нравятся.
А мне нравится наводить ужас на бесов, и в реальной жизни, и в нете, отправляя их домой, в огонь ада, Словом Божьим.

 На это Наташа высказала предположение, что сам Юрий, в ужасе, наверное, от воюющих с ним христоборцев, да и не по силам 
"пророку низшей категории" с ними воевать.

На это Юрий сказал:

Юрий:

- Милая Наташа, смею Вас заверить в том что, в ужасе, от общения со мной, все христоборцы, но Вы вправе считать иначе.
Я лишь смеюсь с их попыток воевать со мной, комедия просто, - личностными оскорблениями в мой адрес, они, как и любой оскорбитель других людей грязной бранью, оскорбляют самих себя.
Даже дети в детском саду знают Высшую Божью Истину, которая вытекает из заповеди Божьей Правды, которую изрёк Божий Сын Иисус Христос в Нагорной проповеди, сказав, что в этом - Закон Божий и сущность учения всех пророков Бога:
"КТО КАК ГРЯЗНО РУГАЕТСЯ, ТОТ САМ ТАК И НАЗЫВАЕТСЯ"

Наташа:

Упёртость - Ваше второе "я"? 
Знаете, а ведь "ужас" - он разным бывает. Ужас- страх, ужас-недоумение. ужас-отвращение... 
Так вот я не знаю, какова природа всех ужасов (ваших и чужих). Но вижу, что христоборцев Вы, действительно, раздражаете, и вдохновляете на написание сатирических стихов о Вас, Юрий.
А давайте Вы включите на них "игнор", чтобы они не мешали нам общаться, и поговорим, по-душам?

Юрий:

- Разумный Ваш совет Наташа, включаю, и слушаю Вас очень внимательно.

Наташа:

- Ну, если Вы, Юрий, считаете, что эта кинокомедия - проповедь Царства Небесного, то я - балерина Плесецкая.


Юрий:

- Наташа, проповедь Евангелия Царства Небесного - настолько серьёзная вещь, что серьёзней её нет ничего на свете - вопрос жизни и смерти человеческой души.
Но трудно было, на одном сайте удержаться от смеха, когда один христоборец визжал на меня, как резанный поросёнок:
"Я БУДУ БЕГАТЬ ЗА ТОБОЙ ПО ВСЕМ БЛОГАМ, С КАДИЛОМ НАПЕРЕВЕС, И БИТЬ ТЕБЯ КАДИЛОМ ПО ГОЛОВЕ!"
Весь нет ухохатывался с него, правда, модератор того сайта тот юмор не понял, и стёр его профиль с сайта, как стёр много до него, и после него.

Милая Наташа, извините, конечно, но я слышал, что Вы меня называете троллем?
Обидно, однако.
Я - реальный человек, который не скрывает своей личности, и никогда не занимался лживым троллингом...

Наташа:

- "Троллить друг друга" - значит "задирать". Независимо от того, насколько "реальны" пользователи в вирте. Это делают и в реальной жизни.
Поэтому я и сказала Вам то, что надо вам всем включить друг на друга "игнор", чтобы наступила тишина и покой, и мы могли спокойно поговорить по-душам.
Рада, что Вы меня послушались.
Идиотизм прекратился, о чудо! 

Юрий:

- Да, Наташа, так и сделал, по-Вашему мудрому совету, а вообще, мне на этом сайте делать нечего, после включения на меня игнора одной девушки из Украины, ради которой я пришёл сюда.
Она написала дюжину прекрасных рецензий на мои произведения, смогла увидеть их суть, но сейчас не хочет со мной, почему-то, разговаривать!
Пора "прошвырнуться" по другим сайтам.
Всего доброго.

Наташа:

- Да Юрий, относительно тех, кто грязно ругается, 
вспомнился анекдот о вороне, которая очень любила ругаться разными нехорошими словами.
Слово- через слово - сплошной мат или проклятия. Надоело это другим птицам и зверям. И решили они ей поставить ультиматум: "Если ещё хоть раз заругаешься, вырвем все перья. Будешь лысой ходить, если не перестанешь непотребством заниматься." 
Долго терпела ворона, не ругалась. Ходила везде чинно, собирала стекляшки да разные вещи блестящие... 
Всё помалкивала, не зная, какие ещё звуки, кроме ругательств и ворчания, можно издавать...
А потом, с остервенением начала рвать на себе перья, приговаривая "Да нафига оно мне! Лучше лысой буду!!!!"

Казус Белли?

Как всё серьезно, и как всё запущено...
Аж страшно.

Нечем заняться, так устраивают нешуточные разборки. Воины диванные... 
"Набить морду словом Божьим", вообще, - шедевр. Я писала уже Вам.
 Лучше бы какому-нибудь ребёнку обездоленному своё время уделили. И частичку души, и терпения, и внимания, если такие качества, конечно, имеются.

Юрий 

- Милая Наташа, так это же притча - анекдот про всех любителей грязно ругаться и в реальной жизни, и в нете!
Очень понравилась!
А психуют так христоборцы всех мастей в нете от моих проповедей из-за того, что я очень убедительно говорю о том, что Рай и ад существуют вполне реально, и с таким отношением к жизни, как их, с их привычкой грязно ругаться на людей, ну, никак им не избежать огня ада.
Если не покаятся, конечно, и не перестанут этого делать,- Бог милостив и прощающь.

Ну, особо им не нравится моё упоминание слов Христа, о том, что привычка говорить на людей "безумный" (сумасшедший) свидетельствует о том, что сознание их уже при земной жизни горит в огне ада, а душа будет гореть там, после окончания их земной жизни.

Все мы можем ошибаться, никогда не ошибается только Бог, но живая душа, если с чем-то не согласна с собеседником, то приводит свои доводы разума и совести, стараясь убедить собеседника в том, что он ошибается.
Если собеседник не соглашается, то живая душа всё-равно относится к собеднику уважительно, и не наносит ему личностные оскорбления, из-за того, что человек имеет мнение на что-то, отличное от его мнения,- каждый человек имеет право остаться при своём мнении.
А духовные мертвецы просто оскорбляют собеседника личностными оскорблениями, причем окружают себя ещё и своими клонами, создавая себе подтанцовку оскорбителей человека.
Ну, всеми своими личностными оскорблениями духовные мертвецы характеризуют сами себя, показывая всем крайнюю форму своего духовного омертвения.
Уровень огня ада,- увы. Но хватит, действительно, об этом говорить.

Да, Милая Наташа, уже хотел покинуть этот сайт, друг Сергей из Украины, оказывается, в личке ещё одного сайта ещё три дня назад оставил письмо, говоря, что читает мои материалы и здесь, и на другом сайте.
Редко бываю на том сайте, где прочёл письмо друга,- только для того, чтобы посмотреть,- нет ли письма от Сергея, и пропустил его беседы с нашими старыми знакомыми на третьем сайте.
Здесь мне не нравится быть, как христианскому священнику, из-за реклам разврата.

Да, Наташа, задержался здесь лишь из-за Ваших двух комментов, где Вы говорите, что главное - надо быть добрым и проявлять милосердие к любому чужому страданию (в Вашем случае - к сироте).
Милосердные души, согласно описанию Иисусом Христом Божьего Суда, идут в Рай.
А таким ворОнам- оскорбителям людей, злость сердца которых выплёскивается в виде личностных оскорблений, Иисус Христос сказал:
"Порождения ехиднины, как вы можете говорить доброе, будучи злы? ибо от избытка сердца говорят уста человека.
Добрый человек из доброй сокровищницы сердца выносит доброе, а злой из злой сокровищницы сердца - злое.
Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают, и бросают в огонь".


Наташа:

- Написали много. Об одном и том же. 
Ах, да ещё - ДРУГ из подполья наблюдает.
С молотом и наковальней злорадства и "преследования", попыткой убедить, что ваши многочисленные "противники" - плохие, а вы - няшки. А ещё - длинные беседы, нужные только людям, не знающим, куда себя применить в реале.
Наденьте другие очки, вылезьте с инета.
И заметьте, наконец, других людей, реальных, которым нужно человеческое тепло и забота. 
А то только рассуждаете о добре и милосердии. 
Вы сами "наплодили" себе "противников" в вирте? Третий закон Ньютона знаете? 
Да и они больше - в вашем воображении, чем на самом деле.

Кому я это пишу? Толку то?

Да, если и в реале будете проявлять такое же "милосердие" с нравоучениями и занудством, то вас, скорее, будут избегать, чем потянутся к вашему "теплу".

Юрий Мельник

- Наташа, в нете, как и в реальной жизни, идёт битва Христианской и христоборческой морали, битва идеологий.

Я говорю о том, что, согласно словам Христа, личностные оскорбления людей - это плохо, а христоборцы постоянно их наносят.
Я говорю о том, что пропаганда разврата, это плохо, они же считают это нормой жизни.
Я говорю о том, что обман людей и подлость (словами Христа, лжесвидетельства и коварство), это плохо, а они только этим и занимаются, что лживым троллингом всех, обманывают, и делают подлости.
Уже дал моральную оценку их христоборческой идеологии, и забудем о них.

А относительно того, что надо в реальной жизни жить по Христианской морали, по-совести, а не только проповедовать, с этим я полностью согласен, иначе человек будет лицемером в глазах Божьих,- говорит одно, а делает другое.

Да, если Вы считаете нравоучения "занудством", Наташа, то считайте, на здоровье.
Но это "занудство" определяет человека или в Рай, или в ад, которые так же реальны, как одежда, которую Вы носите.
Живёт человек по-совести,- тогда идет в вечную счастливую жизнь Рая, а если считает возможным жить без совести - идёт в мучения огня ада.
Ну, развлекайтесь, на здоровье, если считаете мораль "занудством", что есть что-то интереснее её.

Наташа

- Так человек может жить "по-совести" и без ваших рассказов о войнушке с христоборцами . Или без - никак?
Вы всерьёз считаете ваши разборки очень интересными?


Юрий 

Какие разборки, Наташа?
Я, как христианский проповедник, проповедую Евангелие Христово Царства Небесного, христоборцы пытаются, курам на смех, мне мешать это делать личностными оскорблениями, оскорбляя ими самих себя.

Может быть, и не интересно это, но то, что смешно, - факт.

Но Вы же посоветовали мне тоже, как и они на меня, включить на них игнор, и забыть нам друг о друге.

Я это сделал, вот и забудем друг о друге, предоставив всё на волю Божью, на Его суд.
Предлагаю Вам прекратить говорить об этом.

Наташа:

- Да, кто-то посмеётся над вашей компашкой, кто-то отвернётся в недоумении, а кто-то... Только при чём здесь "проповедование" и "направления" в рай или ад?

Предлагаю не выставлять себя и других на посмешище здесь. В результате никто не будет об этом говорить. Ни прямо, ни у вас за спиной.

Итак, приходит человек сюда, с "мудрым", "смиренным"
нравоучениям, наполненным "светом", "любовью" и массой злопамятства. 
Если ему хватит времени, терпения и здравого рассудка это всё понять и отделить зёрнышки "истины" от массы плевел (мелочность, догадки, страсти, паутина в лабиринте мыслей, действий, высказываний), то к нему придёт озарение, просветление, и сам Бог постучится к нему в черепушку: "Видишь, чем некоторые люди живут? Теперь ты понимаешь, насколько ты живёшь лучше? Будь благодарным Всевышнему и судьбе за то, что тебе хватает ума не плавать в таком дерьме"
Услышит человек этот глас Господен и... отправится прямо в рай. Аминь

Да у вас все страницы на блогах - разборки. То с христоборцем, то со Снежной Королевой нета, то с редактором отдела прозы одного сайта, то с модерами, то с комментирующими... Если даже Ваша, Вашими словами, "Любовь нета", не выдержала, то... Не пора ли задуматься?

И где здесь "проповедь"? 
Этим вы сеете "доброе, вечное, мудрое"?

Юрий: 

Ну, Наташа, закатал крышками много банок виноградного сока у матушке Анны в пригороде Харькова, и могу начать подробно отвечать на Ваши сегодняшние комменты.
Начнём с этого.

Цитата от Наташи:

Так человек может жить "по-совести" и без ваших рассказов о войнушке с христоборцами. Или без - никак?
..............


Да, Наташа, человек может жить "по- совести", и без моих рассказов о войнушке с христоборцами, ибо, с каждым человеком Бог, Господь Неба и Земли, Отец наш Небесный, говорит через его сердце - совесть, что нельзя никому желать зла, обманывать, не сочувствовать чужому страданию, не простить чужую обиду.

Сами мы не желаем себе никакого зла, или чтобы нас обманывали, не простили наше прегрешение, будем рады, если, пусть и не знакомый нам человек, протянет нам руку помощи, если мы попадём в беду.

Пророки лишь напоминают земным людям то, что они перестали слышать в своём сердце, став рабами искушений лукавого эгоизмом и алчностью.
В земном виде есть три вида алчности.
Первая - материальная, обычная жадность перед деньгами, когда, из-за денег, человек может поступить с другим человеком не по-совести.
Вторая - алчность духовная, гордыня, когда человек может посчитать себя лучше других людей, присвоив себе право Бога давать оценку всем нам, грешным. 
Сама по себе возможность унизить другого человека, посчитать себя лучше его,- это не по-совести, потому что мы сами не хотим, чтобы нас унижали.
Жёстко можно осуждать лишь гибельные для души пороки, злые и не честные дела людей, а самих людей, не смотря ни на какие их прегрешения, надо любить и жалеть, не считая себя лучше их, отдав Богу Его право давать оценку всем Своим детям.

Лишь Отец наш Небесный, в каждое мгновение, видит сердца каждого Своего ребенка, и земного - человека, и Небесного- Ангела.

Третья алчность - алчность власти, когда люди, наделённые властью над другими людьми, поступают с ними не по-совести.
И это не только могут быть презеденты сверхдержав, которые, в желании быть мировыми жандармами, любят лить кровь тысяч людей в других станах, в своём желании поразвлекаться геополитическими играми сатаны.
Это может быть и простая учительница в школе в Вашем, Наташа, городе, которая, пользуясь своей властью учительницы, начинает "гнобить" какого-то ученика, к которому она чувствует неприязнь.
Именно эти три искушения сатаны-дьявола алчностью и преодолел Божий Сын Иисус Христос в пустыне, после соракодневного поста, после чего сатана-дьявол отступил от Него , а Ангелы Небесные приступили к Нему, и помогали нести Благую Весть Евангелия Царства Небесного.

И начал Свою проповедь прощения Богом грехов людям Божий Сын Иисус Христос со слов: "Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное".

А покаяние, милая Наташа, это - не поход к батюшке в Церковь на исповедь, лишь, - это жизнь в покаянии перед Отцом Небесным, когда нам каждый раз, когда мы поступаем не по-совести (позлились на кого-то, пожелали зла, обманули, посчитали себя лучше другого человека, не посочувствовали чужому страданию), становится стыдно перед Богом, и мы стараемся этого не делать больше.

Можно, конечно, жить по-совести и без моих рассказов о битвах с христоборцами, повторю, но благоразумно проверять, привильно ли мы слышим голос Отца Небесного в своём сердце по словам Спасителя нашего, Божьего Сына Иисуса Христа, статус Которого, как Божьего Сына и прямого Слова Отца Небесного людям подтвердил Сам Отец Небесный голосом с Неба:
"Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё Блоговеление, Его слушайте".

Это событие в земной жизни Иисуса (Преображение Его на горе), когда сделались видимыми из Мира Бога пророки Торы (Ветхого Завета) Моисей и Илья, сказаны с Неба Небесным Отцом в присутствии трёх учеников Иисуса, и одинаково описано в трёх синоптических Евангелиях, от Матфея, Марка и Луки, что говорит о том, что оно было, на самом деле.
Даже светский суд признаёт истинными свидетельства трёх людей.

В честь этого события в земной жизни Иисуса Христиане всего мира празднуют праздник Спасса, Преображения Господнего, мы православные Христиане,- 19 августа каждого года.

Остальные ответы на Ваши, Наташа, реплики, вынесу отдельными материалами на каком-нубудь сайте.

Жизнь непредсказуема!



Жизнь непредсказуема! Да, конечно, мы можем что-то планировать, и нередко нам удается достигнуть результата. Но большинство людей знают, что предугадать все повороты судьбы невозможно. А если речь идет о любовных отношениях, то тут и вовсе нас ожидает калейдоскоп неожиданностей.

В течение нескольких лет у одного женатого мужчины был роман с итальянкой. Однажды она призналась, что беременна.

[ Читать дальше ]


Ключ в детство

Free Image Hosting at FunkyIMG.com

 Обалденный рассказ сегодня нашел. Уж на что я привередливый, но это реально вставило. Как Конан Дойл в детстве. Или Маленький Принц. Ну просто 99.9 баллов по 100 бальной шкале. Елена Калинчук, Скобяных дел мастер. Даже ничего больше писать не хочется после этого.

Вот прямо желание удалить аккаунт и убиться лбом об стену. А с другой стороны, вот примерно ради таких моментов я и занимаюсь тем, чем занимаюсь. Потому что несколько раз в жизни и мне такой заказ выпало счастье выполнить. Тем и живу. Или для того.

 Прочтите - не пожалеете, он очень короткий.



В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.

Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как «Венксинг» копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.

– А вы любой ключик можете сделать? – спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.

– Любой, – подтвердил я.

– И такой, чтобы попасть в детство?

Руки мои дрогнули, и «Венксинг» умолк.

[ самое интересное ]

Грязь? Болезни? Может быть, грехи?

Узнаю сегодня вечером.
===
Вот такой рассказ и вот такой день. Устал, как собака Анны Монгайд. Физкультура. Томатный сок, физкультура, давление, таблетки, физкультура, томатный сок, кормление Чухи, ругань с женой, обнимашки с Чухой, ругань с Чухой, обнимашки с женой, постель. Храп с трёх сторон. Псевдо-квадро. День прошел.
Map

Очень хочется добрую и пьяненькую.

Почему-то по утрам на пороге больших дел очень хочется добрую и пьяненькую.
Чтобы не ломалась, не умничала и была живой. Чтобы знала, чего хочет. Сразу. Без сомнений и выбора.
Чтоб была солёной на вкус и пахла чернилами и мокрыми волосами.



[ Читать дальше ]

Рассказ Куприна 1908 года. Написан 107 лет назад !!!

Рассказ А. Куприна 1908 года о путешествии в Финляндию.

Гастрономический финал
 
- Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Федоровым 
приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около 
одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. 
Длинный стол был уставлен горячими
кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, 
холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому 
подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям 
стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и 
стояли корзиночки с хлебом.
Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, 
затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну 
марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские 
сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению 
старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были 
совершенно подавлены этой широкой взаимной верой.
Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно 
русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. 
Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, 
лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, 
реденькая бороденка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий 
патриотизм и презрение ко всему нерусскому - словом, хорошо знакомое истинно 
русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.
- Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели 
подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов... Эх, сволочь! 
Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово - чухонцы.
А другой подхватил, давясь от смеха:
- А я... нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.
- Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

Как вам не стыдно?

                                           
   Ни минуты не мог мальчишка не думать о той девчёнке, которую совсем недавно видел мельком, когда она сидя на заднем сиденье прокатила мимо него. Он пораспрашивал друзей и те подсказали ему кто она, но сложнее было узнать где она живет, но и это оказалось не таким сложным для десятилетнего мальчишки. И вот он собрался с мыслями, приготовил слова, даже кое-что записал на листочке и отправился на автобусную остановку. Междугородный автобус приехал почти пустой, на оставновке никого не было кроме мальчика, но водитель не удосужился поинтересоваться куда едет мальчик и где его родители. Доехав, он вышел, но прежде спросил когда будет обратный рейс, узнав, что только завтра он очень расстроился и решил обратно пойти пешком. Обойдя всю деревню несколько раз мальчёнка узнал, что девчонка его, улетела вчера в Сан-Диего, поступать в школу с уклоном на астрономию, узнал, что она вернётся через пару дней, после того как возложит цветы в Японии и посетит монастырь Шаолинь. Мальчик был очень возбужден этим, особенно тем, что они так похожи интересами.
   Начинало темнеть и он решил не идти по дороге, а срезать через лес. Становилось совсем темно и где-то уже подвывали деревья от ветра, слышно было уханье сов и шелест травы у ног. Он  вспомнил чему его учил отец, посмотрел в небо и нашел на нём полярную звезду, она светила ярким синим светом прямо на него, будучи ему хорошим ориентиром. Теперь он не боялся сбится с пути, но шуршание кустов и деревьев его страшило и мальчёнка вспомнил, чему его учили друзья, теперь при каком нибудь шорохе он крыл всё и вся трехмерным матом, возможно диких зверей там и не было, но будь они там, испустили бы дух на месте, такой страшный был у взбудораженного мальчика голос.
   И вот немного спустя он добрался домой, тихонечко прошел в дверь и закрылся у себя в комнатке. Он проснулся и понял, что ему это снилось. Однако сбросив одеяло он увидел грязные ботинки и одежу на нём испачканную до мусорного уровня. Он снял её, вышел в холл, но там никого к его удивлению не было и он захотел прогулять школу, включил телевизор и решил смотреть его весь день, а когда вернутся родители спрятаться у себя. Немного позже в дверь позвонили. Какое же было удивление у мальчишки когда в дверях стоял участковый! Ведь он никогда раньше не прогуливал! Но как оказывается, его семья весь день искала его по друзьям, больницам и полицейским участкам.
   Он сгорал от стыда ещё очень-очень долго.


Петруха

     Мы назвали его Петрухой. Петруха, скорее всего, был девочкой, но тем не менее. 
     Жил (или жила) Петруха в соседнем селе на такой стратегически важной высоте, что берег реки был всегда под его надзором. Стоило появиться на берегу реки первому самому раннему рыбаку, как Петруха открывал свою большую пасть в знак того, что пора бы уже и пожрать. А жрал Петруха не в меру много и нахаляву. Или, быть может, от того, что нахаляву, потому и не в меру много. Во всяком случае, он глотал рыбу, как заправский троглодит, высоко запрокидывая голову и делая поступательные движения пастью вверх. 
     В тот день нас собралось ни много, ни мало - шестеро человек. Как для рыбной ловли, наверное, многовато. Но, если учесть, что с собою чисто случайно были прихвачены пять бутылок водки и два ящик пива, то, как показал результат рыбной охоты, - недостаточно. 
    Завидев нашу шумную компанию на берегу реки в лучах восходящего солнца, Петруха привстал, несколько раз разинул пасть и стал с подозрением наблюдать за происходящим. Поскольку мы действительно, как нам на то время казалось, прибыли ловить рыбу, после первого раздавленного пузыря, все шестеро закинули свои спиннинги и уселись в ожидании клева.  
     Клев начался. Клевало все, что угодно, только не рыба. Поскольку называть рыбою тарань и густеру размером с девичью ладонь язык, честно говоря, не поворачивается. Первые полчаса, ну, час от силы, никто не придавал этому большого значения и не падал духом. Через некоторое время был раздавлен второй пузырь, приговорено несколько бутылок пива, и жизнь все так же текла своим руслом – в розовом цвете. Тем более, что Петруха наконец-то соизволил снизойти со своего пьедестала, по-хозяйски ходил между нами и подбирал всё, что цеплялось на крючок, выуживалось на берег, но, увы и ах, не являлось рыбою. 
     К полудню запасы водки были истреблены. Двое спали валетиком под вербою, двое стойко продолжали ловить рыбу на спиннинги, пятый взялся за удочку и на хлеб таскал из речки для Петрухи верховодку. Шестой исчез в неизвестном направлении, но его еще никто не кинулся (да и не кинется) искать. 
     Петруха с большим удовольствием проглатывал верховодку. Во-первых, она была удобоваримее тарани и густеры, а во-вторых, поступала с куда большей частотою, нежели живность с самого дна реки. Тем не менее, когда на спиннинг таки попалась жирная икристая густера длинною чуть менее Петрухиного клюва, он и от нее благородно не отказался. Сначала он заинтересовано обошел её, осмотрел поочередно левым и правым глазом, наклоняя голову так, как могут делать только его собратья, а затем, все-таки, решился. Подцепив кончиком клюва рыбеху за голову, он взметнул ее над собою и перехватил клювом уже так, как ему было нужно. Делая поступательные движения вверх, Петруха начал глотать рыбу.
     Трое из нас еще бодрствующих ржали так, что разбудили  почивавших под вербою валетиком. Чумные они смотрели то на нас, то на Петруху, и не могли понять, где они находятся. О шестом и не вспомнили. Ну, на следующий день, если быть точнее. Да и не в нем дело.
     В какой-то момент нам показалось, что Петруха вот-вот удавится и прикажет долго жить. Он неистово вертел шеей и проталкивал густеру поглубже в глотку. Переминался с ноги на ногу и закрывал глаза. В какой-то момент его даже стало жаль, но после-таки успешного проглатывания рыбины, он был изгнан с берега реки с целью недопущения преждевременной кончины. 
     А изгнан он был следующим образом. Несмотря на то, что Петруха с рождения мнил себя аистом, птицей перелетной и птицей умеющей летать, взлететь ему удалось только под страхом смерти от зубов местной дворняги. 
     Когда в его сторону начали махать руками и кричать на него так, как дотоле никто и никогда из рыбаков не кричал, он попытался взлететь, но не тут-то было. Взмахнув своими размашистыми крылами, он оттолкнулся от песчаного берега и … как козел в огороде, запрыгал по песку. Он повторил процедуру еще несколько раз, но так и не почувствовал свободы полета. Пешком выбравшись из обрыва на усеянную зеленой травою равнину и прекратив попытки взлететь, Петруха, гонимый улюлюканьем и размахиванием рук, поплелся в направлении крайнего двора, на котором возвышался старый неиспользуемый телеграфный столб с водруженной на него автомобильной шиной. Он шел неспешно, раз за разом вертя головою и обиженно посматривая назад. 
     Он находился уже на полпути до двора, когда оттуда в его сторону сломя голову кинулась рыжая дворняга. Завидев, что дело пахнет керосином, Петруха развернулся в нашу сторону и еще пару раз спаясничал козла в огороде. И только тогда, когда дворняга уже практически настигла его козлиное обожравшееся высочество, Петруха вспомнил, для чего он был рожден. А рожден он был летать. И уж никак не ползать по земле с набитым брюхом. И уж никак не для того, чтобы стать жертвою четвероногого млекопитающего. 
     Отделавшись парочкой перьев с хвоста и тяжелым, может быть, даже опасным для психики испугом, Петруха сделал круг почета над селом и взобрался обратно на свое гнездо. В гнезде, скорее всего, никого не было, ибо какого бы черта он полдня пожырал на берегу халявную рыбу и не наведывался бы туда ни на минуту. Как, впрочем, не было и возле гнезда. Ни на суше, ни в воздухе. Ни детей, ни пары. 
      Вот так и жил в свое удовольствие Петруха-аист, то ли он, то ли она, отжимая у рыбаков рыбу и набивая ею брюхо. Жил не тужил целое лето. А когда пришло следующее – не стало Петрухи, не возвратился. То ли на дворнягу обиделся, то ли на рыбаков. Поговаривают, что аисты способны чувствовать, где им рады, а где не очень. И дворы для витья гнезда по тому же принципу выбирают. И местность. Бог его знает, где он теперь - любитель халявной рыбки.

етюд "на уроці української мови"





- Марія Іванівно, - дівчинка знітилася з трудом наважившись на питання до вчительки української мови під час перерви між парою занятть - я тут інколи полюбляю трохи писати вдома, віршики, оповідання, тощо... - їй важко подолати бар'єр зневаги між ученицею двієчницею з поганою поведінкою та вчителем, тому вона дуже соромиться, червоніє, та насміхається сама з себе трішки - коротше, поясніть, будь-ласка, чому в цьому дієприслівниковому звороті, що ми щойно розбирали, кома саме тут ставиться, а не отут? - нарешті вона видала, і з виглядом пацана-шкідника полегшено зітхнула і витерла ніс рукавом.
Вчительна здивовано випросталася на всю свою стрункість постави, суворо окинула наболілу ученицю поглядом від маківки, до кінчиків підошв її черевиків і назад - до маківки, і пропікаючи до сліз засверлила поглядом тій очі. 
- Ти?... Ти наврядчи щось можеш любити писати, тож розслабся. - Марія Йванівна в ту ж мить вже й забула про питання і про ученицю, бо в коридорі проминула постать її керівника, якого важко вислідити, тож Марья Йванівна перелякано, що зараз втратить знов так потрібну їй людину з поля зору, стрепетнулася з криком - Микола Опанасовичууууу! - побігла з якоюсь папкою паперів за ним коридором, намагаючись вирішити свої проблеми зараз, а не після робочого часу.
Дівчинка ж понуро й з відчуттям своєї негідності задумалася над тим, якого оце дідька вона вчила вчора того вірша, хай йому грець, якщо Марья Йванівна все одно не поставила п'ятірку, а лише четвірку, оце щойно на уроці. Дуже-дуже хвалила за інтонацію та за те, що єдина в класі вивчила, але... четвірка.
У наступну мить їй вже було не цікава ні та довбана українська мова, що її "втирають" на уроці, ні ті грьобані вірші. А вдома увечері писала свої оповідання так, як уміла відправивши весь світ у славнозвісне місце на тілі людини.


Обсидиановый Змей #7. Раскат грома (часть вторая)

            Вы не поверите, но мне никогда прежде не приходилось описывать битву драконов. Разумеется, происходящее здесь сложно назвать боем: тем не менее, я хочу немного попробовать себя в создании динамичных сцен.

http://s019.radikal.ru/i618/1407/0b/0c26a79a7532.jpg



             — А?! - удивился Агнар. Не понимая происходящего он щёлкнул себя по носовому наросту и громко ответил: — Я не сплю!
             — Проснись уже! - свирепо зарычал багровый дракон и, вслед за сильным взмахом, устремился навстречу сыну.

             От страха Агнар закрыл глаза: какой тигр укусил его отца за хвост? Сосредоточив всё своё восприятие на слухе, он ждал возможности подпустить нежданного противника поближе, чтобы уклониться от атаки и выиграть немного времени. Вдруг сквозь плотные веки он увидел слабую вспышку. Не прошло и пары секунд, как его оглушил раскат грома, раздавшийся где-то неподалёку, заглушив звук взмахов.

              "Где он?" - удивился дракончик, открыв глаза. Отец исчез из виду - это был худший для него знак: откуда ждать опасности теперь? Лёгкий дождь, который постепенно продолжал усиливаться, тоже ничего хорошего не сулил. Единственный выход, который придумал Агнар, чтобы выйти из неудобного для себя положения - приземлиться. В другое время он счёл бы это трусостью, но сейчас именно этот способ позволил бы ему уменьшить слепую зону и сделать воздушные атаки отца более предсказуемыми. Но не успели его лапы коснуться травы, как из темноты раздался громкий отцовский голос:

              — Коснёшься земли в бою - накличешь на себя гибель!
  
              Агнар не ожидал услышать от отца и слова: слишком беспечно было бы последнему выдавать своё местоположение. Правда, расслабляться было рано: дабы сохранить своё преимущество, он, не касаясь земли, обратился к невидимому противнику:

              — Это, по-твоему бой?! 

              Ответа не последовало. Его собеседник, скрытый в дожде и мраке, продолжал кружить где-то вокруг, издавая всё более слышимые взмахи.

              — Почему ты нападаешь на меня без предупреждения? Так родители с детьми не поступают!

              Едва Агнар закончил предложение, крупный силуэт пронёсся совсем рядом с ним. К удивлению дракончика, успевшего увернуться от внезапного манёвра, это не было нападением, а, скорее, запугиванием. Он понял это наверняка: отец намеренно расшатывал его и без того расшатанную собранность, чтобы в удобный момент одержать над ним победу. 

             Так случалось с ним и раньше, когда Агнар учился основам воздушного боя, только тогда старший дракон предупреждал его о начале атаки. Такие сражения, по сравнению с этим, казались игровыми: в них победителем становился тот, кто сумел прикоснуться передней лапой к любой точке тела противника, кроме крыльев и хвоста. Любопытно, что когда-то нашему герою даже удавалось одолеть отца, только те времена уже давно прошли: с каждым годом последний начал всё меньше и меньше поддаваться, а укоры из его уст звучали всё строже и жёстче. Чего стоило ожидать от него сейчас, Агнар уже не мог себе представить.

             — Пробуждай его и срази меня, как дракон! - громом раздался голос багрового дракона.

            Агнар взглотнул: судя по тону, отец не шутил. 

            — Что это значит? - спросил он у невидимого собеседника, озираясь по сторонам
            — Прижми меня к земле, чтобы я не смог подняться... - ответил голос где-то неподалёку.
            — Зачем?
            — Иначе она сама примет тебя в свои объятия! - крикнул старший дракон, вырвавшись из мрака прямо навстречу сыну.

            Завидев угрозу, Агнар вновь с успехом увернулся от внезапной атаки, но на этот раз его отец оказался проворнее: не успел дракончик улететь в сторону, как он вновь оказался на линии атаки. Будучи в растерянности от быстрой реакции противника Агнар едва нелишил себя надежд на победу в этом и без того неравном поединке. Однако, единственное, что он ещё мог сделать - защищаться настолько, насколько это было возможно. Лишившись прикрытия с земли он полетел обратно к Ястребиному пику. Старший дракон, рассекая дождь и ветер, ринулся вслед за ним.

            Услышав позади себя приближающийся звук Агнар неожиданно для себя улыбнулся. Он знал, что в такую дождливую погоду его отец уже точно не будет пускать в него отвлекающие огненные плевки, и это значило, что ожидать ему следовало лишь прямых нападений. Скорость, с которой тот приближался к Агнару, превосходила все рекорды, которые дракончик мог побить, но её было недостаточно, чтобы поймать его до встречи со скалой, очертания которой начали проявляться сквозь мрак. Мимолётного нехитрого расчёта юному дракону хватило, чтобы вновь вернуть себе уверенность.

            На полной скорости приблизившись к скале Агнар резко притормозил хвостом и крыльями и, вцепился двойными шипами на кончиках крыльев в стену. Один взмах - и он отскочил вверх, оставив едва настигшего его отца лицом к лицу со скалой. Осознав, что сын заманил его в ловушку, старший дракон, не успевая затормозить, развернулся в воздухе, насколько было возможно, и принял удар на спину. 

            От удара крепкая скала дрогнула, но сам дракон, похоже, не сильно пострадал, ограничившись лишь парой сломанных шипов. Не веря своей удаче Агнар завис в воздухе прямо над отцом, который, восстанавливаясь после столкновения, остался парить на месте: лучшего времени для нанесения завершающего удара нельзя было придумать. Возможно, другой такой возможности у него уже не будет. Он точно знал, куда его наносить удар - сознательно или нет, противник с самого начала дал ему для этого подсказку. Взлетев повыше для разгона дракончик сложил крылья и устремился к цели.

           Ничто ему в этом не препятствовало, пока золотистые глаза сквозь дождь не разглядели острый каменный гребень, над которым как раз парил отец. Испугавшись того, что его родитель случайно разобьётся об острый камень, Агнар раскрыл крылья и, приблизившись к отцу на меньшей скорости, отскочил передней лапой от его спины.

           "Не здесь... И не так. Должен быть какой-то другой способ" - подумал было пятнистый дракончик, пока не почувствовал, что кто-то схватил его за хвост. Не переставая махать уставшими за ночь крыльями он обернулся. Столкнувшись со свирепым взглядом отца, который явно не оценил предусмотрительность сына, Агнар предпочёл обернуться обратно. Дело было плохо: стрелообразный конец его хвоста был зажат в кулаке старшего дракона и благодаря такой форме вырвать его из чужих лап было невозможно. Юный дракон уже начал жалеть о том, что он, в отличие от ящериц, не мог сбрасывать свой хвост, пока один из его предкрылков не схватила судорога.

           Теряя высоту он с помощью второго, ещё способного двигаться, крыла подогнал себя к скале и вцепился передними лапами в стену крутого склона. В это же мгновение большой дракон отпустил его хвост, тем самым пошатнув хрупкое равновесие дракончика. Когти Агнара не смогли выдержать веса своего хозяина - и скоро, со скрипом, они вместе проскользили вниз. Чтобы обезопасить свой опасный спуск, юный дракон всячески поддерживал себя подвижным левым крылом, пока скоро его освобождённый хвост не нащупал какую-то широкую каменную площадку у подножья пика. Мокрый и измотанный, Агнар рухнул на неё в надежде больше не подниматься оттуда до конца ночи.

            Не успело юное создание как следует запыхтеть от отдыха, как его спину кто-то крепко прижал к земле. От нехватки воздуха Агнар мгновенно проснулся и попытался было встать, но сил на это у него не хватило - хватка, сковавшая его, была крепка. Единственное, что он мог сделать в своём положении - повернуть свою шею так, чтобы разглядеть своего обидчика.

           Встретившись взглядом с растерянным сыном промокший порядком старший дракон, с присущим ему мрачным взором и не присущими ему заломанными шипами на спине, огласил свой приговор: 

            — Твоя судьба теперь в моей власти. До тех пор, пока не сдвинешься с места, ты для меня - никто.

           Сердце дракончика бешено колотилось: оно бы, наверное, уже выскочило из груди, если бы не камень, к которому её прижали. Давным давно Агнар свыкся с мыслью, что его судьба находилась в других лапах, но раньше он был уверен в том, что лишь так ему удастся избежать опасности. Теперь же он смотрел прямо ей в глаза.

            — В какой клан ты собрался лететь? Ты не готов ни к чему! - повысив голос, воскликнул отец.
            — У меня были надорваны крылья! Я устал ещё до боя - ты сам видел! - взмолился Агнар, после чего с упрёком добавил: — И вообще, ты напал на меня без предупреждения! 
            — Предупреждение было, - хладнокровно произнёс отец. — Любой, кто посмеет напасть на тебя - твой враг, кем бы он ни был!
            — Даже тобой?
            — Даже мной. Даже твоей матерью. Враг не остановится: он продолжит уничтожать тебя, какими бы оправданиями ты себя не защищал. Ему не важны ни твои намерения, ни твоё милосердие, ни твоя жизнь. Пока ты лежишь у его ног без сил - твоя судьба в его руках. Не жди от него пощады!

            Багровая лапа, прижимавшая дракончика к земле, ненадолго отпустила своего узника, пока не перебралась прямо на его голову.

            — Что ты сделаешь? - с ужасом спросил Агнар, почувствовав холодное касание.
            — Дам тебе последнюю возможность, - сказал старший дракон, похлопав сына по голове. — Обдумай хорошо, сын мой, стоят ли твои усилия того, чтобы приобщиться к могущественному клану и предстать перед старейшиной...

            Дракончик опустил глаза: он очень хотел повидаться со своими родственниками, но, в то же время, у него не осталось сил, чтобы продолжать бой. Прочитав это по его глазам, багровый дракон, сказал:
 
           — У тебя будет время найти ответ, пока будешь лететь отсюда. Лети куда угодно, прячься там, где я не смогу тебя найти. Хмр...
           — Прямо сейчас? - удивлённо спросил Агнар, поднявшись, наконец, на лапы.
           — Нет. Отдохни столько, сколько нужно, но чем быстрее справишься, тем лучше будет для тебя, - сказал дракон-отец, после чего, впервые за всю ночь, фыркнул. — Мерзкая погода...

           С последней фразой, в отличие от всех услышанных за эту ночь, Агнар был целиком и полностью согласен. Чтобы меньше мокнуть под дождём, оба дракона присели у северных подножий пика и сидели вместе молча, пытаясь разглядеть что-то в темноте. Время от времени дракончик разминал предкрылки, чтобы быть готовым к новому полёту. То усердие, с которым он это делал, заставило его отца прикусить язык, чтобы не выдавать улыбки. Так прошёл примерно час.





           Как только Агнар нашёл в себе силы на новый полёт, он, встав на задние лапы, несколько раз взмахнул крыльями, а затем кивнул родителю.

           — Ты быстрее, чем я полагал, - заметил багровый дракон. — Хорошо. Хочешь узнать путь в клановые пещеры - не попадайся мне на глаза до рассвета.
           — А если попадусь, но успею запустить в тебя огнём?
           — Так не пойдёт. Ты не сумеешь меня одолеть.
           — А вдруг... - задумчиво произнёс Агнар. — Вдруг ты не найдёшь меня и после рассвета? 
           — Тогда не жди и возвращайся сюда, - ответил отец-дракон, и, заподозрив неладное в этом вопросе, уточнил: — Только не вздумай пересекать Надоблачный предел. Не вернёшься к полудню - можешь лететь домой, вкушая горечь поражения.
           — Хорошо! - сказал дракончик, после чего довольно поковылял куда-то за угол горы.

           "Слишком предсказуем" - подумал Таргр, глядя ему вслед. Оставшись сидеть в одиночестве, он решил скоротать время перед поиском, занимаясь очень важным для дракона делом - выпрямлением заломанных, после удара об стену, гребенных шипов. Всякий раз, когда его пальцы находили один из них, он приговаривал себе под нос: "И как я мог не заметить эту гору?", после чего сам и отвечал: "Давно уже здесь не был..."

           Тем временем Агнар на больших оборотах улетал как можно дальше от Ястребиного пика. Его тактика, которую он успел продумать за время передышки, была безупречной. По крайней мере, для его тогдашнего состояния. Её суть была предельно простой - лететь по ветру, который за последние сутки наглядно показал дракончику свою мощь. Агнар не знал, когда он стихнет, поэтому решил при первой удобной возможности начать игру до того, как его преимуществом воспользуется старший змей, который каким-то предчувствием всегда узнает, куда лететь.

           Ливень продолжался, уменьшая видимость дракончика, но последний не видел в этом проблему: зато прямо в глаза не капал. Неудобство ему доставляла лишь высота полёта: ему хотелось лететь на большей высоте, чтобы избегать появлявшихся на его пути гор, но возможная встреча с молнией порядком подпортила бы ему планы на будущее. Впрочем, у Агнара не было повода для недовольства - с такой скоростью он никогда ещё не летал, и то, что для её достижения ему не пришлось толком махать продырявленными крыльями - было для него особым наслаждением. 

           Не прошло и двух часов, как перед ним показались могучие склоны Надоблачного предела, вершины которого уходили прямо в тучи. Дальше пути не было. Спустившись на скользкий камень красный дракончик принялся вспоминать, где именно он находился. Место, которое он подыскивал, должно было находиться где-то неподалёку: лишь там ему удалось бы привести в исполнение свой хитрый план, благодаря которому он мог бы избежать отцовского взгляда едва ли не до заката следующего дня. Автор не будет томить читателя тем, как долго наш герой его искал: в конце концов, скоро он нашёл его назло погоде.

           В одной скалистой горной долине, от которой было лапой подать до Предела, ливень шёл с меньшей силой, но от этого животных, оставшихся коротать ночь под открытым небом, сыскать было не проще. Самых стойких из них разогнала молния, которая, в сопровождении вечно опаздывавшего громкого спутника, плясала по горному краю без конца. Агнар, принадлежность которого к животным вызывала сомнения, в этот раз не стал исключением и, подобно кошке, спрятался подальше от воды в маленьком пещерном логове, к большому удивлению настоящих кошек - снежных барсов, мирно дремавших там до этого.

           Стараясь не тревожить местных обитателей, часть из которых забилась в дальние углы укрытия, а часть - пыталась прогнать красное чудовище угрожающими рыками, Агнар попробовал убаюкать их своим проверенным веселящим звуком, но, не добившись результата, решил остаться возле узкого входа, в который он едва пролез. Прогонять чудных пушистых кошек у дракончика не было намерения: наоборот, именно они, сами того не зная, оказывали ему большую услугу. Всё, что нужно было для исполнения задуманного, у него уже было - оставалось лишь ждать и надеяться, что до рассвета погода не изменится. 

           Благодаря "чудесной" погоде снаружи Агнар мог, наконец, сразиться один на один с ненавистным и не постижимым ему шестым чувством отца. Он не мог понять его природы, несмотря на то, что родители приложили немало усилий для его пробудения у сына. Все эти игры в "прятки" хоть и требовали задействования всех чувств, на деле требовали лишь одного, того самого, которого у дракончика никак не проявлялось. Несмотря на это, Агнар точно знал, что оно работает лишь тогда, когда поблизости встречается любое маломальски живое существо, которое дракон может заметить независимо от того, какая преграда стоит перед ним. Именно поэтому поиски его проходили намного дольше возле густонаселённых пастбищ, и сравнительно быстро - в безжизненных краях, которые когда-то покрывали ледники. Из своих поражений в прятках дракончик давно сделал чёткий вывод - ему следовало затеряться среди других живых существ, что долгое время не представлялось возможным. 

           Теперь расклад изменился: семье ирбисов, которой Агнар отрезал путь наружу, не оставалось ничего другого, кроме как напряжённо терпеть присутствие опасного соседа. Самому дракончику было очень неприятно держать заложников на их естественном страхе, но другого выхода у него не было - это единственный способ обмануть вездесущее предчувствие отца. 
            
            В течение ночи семейка кошачьих немного остудила свой пыл по отношению к дракончику, но, тем не менее, не теряла бдительности и не сводила с него глаз. Не терял бдительности и Агнар, чья радость в предвкушении победы с течением времени медленно угасала. Чем дольше он сидел на одном месте, тем больше сомневался в действенности своей задумки. А вдруг отец сможет распознать его среди других животных? Вдруг со своей скоростью и острым умом он непременно найдёт его? Но если и найдёт, то должен его ещё и увидеть, а такой крупный дракон ни за что не пролезет через такой узенький проход. А вдруг он просунет шею и увидит его? Нет! Во что бы то не стало, дракончик не хотел чтобы это произошло: пусть лучше отец полетит в другом направлении и потеряется там до утра, или задержится где-нибудь по пути. Для Агнара, который плотно прижался к стене, отделявшей его от наружного мира, самым большим страхом было услышать шаги по ту сторону стены.

             Вдруг по долине пронёсся внезапный грохот грома, который донёсся откуда-то неподалёку. Агнар, чей слух был напряжён до предела, отскочил от стены, вздрогнув. Барсы, лишённые сна, быстро сгруппировались и зашипели на него. Не сразу осознав, что повода для тревоги нет, дракончик попробовал вновь успокоить своих сожителей, а затем отошёл обратно, на исходную позицию. Всё происходило, как и в прошлых "прятках": страх снова пытался взять верх над дракончиком. А что, если именно страх и позволял его отцу находить его среди других? Это чувство, от которого в груди возникало ужасное жжение, а сердце билось быстрее? Может, поэтому его дух так уязвим и не может пробудить свои способности?

              "Нет, уже проходил такое. Глупости всё это" - ответил Агнар на вопросы в своей голове. "По крайней мере, ничего не померещилось - значит, всё спокойно"

              На этом он протяжно, стараясь не выпустить пламя, выдохнул. И в самом деле, во всей суете испытаний дракончик лишь сейчас вспомнил о случайном видении, с помощью которого в прошлый раз ему посчастливилось одержать победу. Подумав о нём, он на какое-то время отвлёк себя от жутких мыслей. Чуть позже они вновь попытались напасть на него, но на сей раз он встретил утешение в наблюдавших за ним кошачьих глазах. Это было забавно, ведь эти хрупкие пушистые животные испытывали куда больший страх, чем он сам, не зная того, что на самом деле от него опасности ждать не стоило. Уйдя в эти мысли Агнар не заметил, что звуки грома перестали разноситься по долине, а шум ветра и вовсе испарился, оставив лишь тихий однотонный звук дождя.

               Всё это время дракончик старался не высовываться из пещеры, чтобы не столкнуться с известным ему огненным взглядом, пока не заметил едва различимый свет, просачивавшийся снаружи. Собравшись с уверенностью он, наконец, выглянул, и встретил перед собой картину, от которой он несколько раз щёлкнул себя по носу. Это был не сон: облачный покров, который лежал над землёй весь прошлый день, тихо рвался по частям, открывая Агнару скрытое за ним холодное синее небо. Наступало утро.

              Чудом выбравшись наружу сквозь неудобный проход, дракончик мог смело ликовать - дождь действительно закончился и ничто не мешало ему лететь обратно. Правда, он решил немного задержаться, чтобы посмотреть со стороны на то, как его пушистые ночные соседи возвращаются к свету в безопасности. Прощаясь с ними взглядом Агнар взял с себя слово когда-нибудь отблагодарить их за стойкость, с которой они выдержали его присутствие.

http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg

           Да, такая большая получается глава. Ничего, последний отрывок будет коротким. Постараюсь выложить его к концу дня.