хочу сюда!
 

Лена

39 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 38-45 лет

Заметки с меткой «байка»

Случайностей не бывает.

Из интернета:
"В молодости я был раздолбаем в стиле поручика Ржевского.
- Поручик, правда ли, что в юности вы были членом суда?
- Ах, юность! Членом туда, членом сюда...
Уже оканчивая университет, познакомился со своей нынешней женой, Катериной. Впрочем, и с ней ничего особенно серьёзно как-то не планировал - так, погуляли пару месяцев. А когда она стала делать всякие намеки, таскать меня по романтическим фильмам и по полчаса рассуждать о свадебных платьях, я решил, что пора и честь знать - перестал ей звонить, и если мы где-нибудь встречались в университете (я был старше её на два курса) обходился с ней как можно вежливее и отстранённее. И вот как-то, когда мы почти перестали общаться, она вдруг пригласила меня на дачу, на оленину. Её отец был охотником, и, случалось, по паре месяцев проводил где-нибудь в тайге. Дом у них весь был завешан всякими рогами, медвежьими головами и застелен шкурами. Я пытался как-то отбрехаться, но всё-таки она меня уломала.
И вот в выходные поехал я на эту их дачу. Она находилась под Загорском (ныне Сергиев Посад), и по весенней расхлябице добираться туда пришлось от станции почти полчаса, обходя лужи, меся грязь на раскисшей лесной дороге, и даже продираясь кое-где через бурелом. На дачу я явился весь потный и грязный. Утешало только обещание Кати, что после выходных её отец подбросит меня на своём УАЗике. Увидев меня, Катя захлопотала, заставила раздеться, бросила брюки в стирку, а взамен выдала мне какие-то отцовские брюки.
Через час сели за стол, за которым собралась вся семья. Подали обещанную оленину, приготовленную с какими-то таёжными травами, а затем и запотевшая бутылка водки на столе показалась. Отец Катьки травит анекдоты, вспоминает случаи из охотничьей жизни - умел он, надо сказать, их рассказывать, царство ему небесное. Катерина как-то особенно нежно на меня смотрит, и я предчувствую, что и вечерком мне, скорее всего, где-нибудь в её комнате повезёт. В общем, благодать.
И вдруг дядя Коля (отец) поворачивается ко мне, смотрит на меня строгим взглядом и спрашивает: Иван, а что у вас с Катериной-то? Свадьба-то когда будет?
Я хотел начать рассусоливать о том, что ещё не время, надо подумать, и вообще, пока денег нет, как вдруг почувствовал странное напряжение в районе паха. Я отклонился так немного назад и осторожно так взглянул под стол. Смотрю - а там Персей - охотничья собака дяди Коли, огромная такая лайка, вцепилась мне в причинное место. И только я шевельнусь - рычит.
А вместе с тем и дядя Коля на меня сурово так смотрит, ожидая ответа. Ну, думаю, капец мне. Сейчас откажусь жениться, поднимется, может быть, гам, и кто его знает, как собака шум и строгие интонации в голосе хозяина интерпретирует? Оторвёт мне ещё всё хозяйство к чёртовой матери. Сказать об этой истории вслух тоже как-то неудобно. И вот сижу, раздумываю, как дальше-то быть, и чувствую вместе с тем, что собачьи зубы всё плотнее на причинном месте...
Вжал я голову в плечи, и выпалил: Да, дядя Коля, я бы только рад жениться. Когда Катя решит, тогда и будет свадьба.
Будущий свёкр пожал мне руку, у тёщи скатилась крупная слеза, Катя рдеет от удовольствия. И чувствую вместе с тем, что и Персей ослабил хватку. Ну а там и грибочки подали, и ещё бутылочку - отпраздновать, так сказать, нашу помолвку.
Через три месяца действительно женился, и до сих пор мы с женой вместе душа в душу, вот уже тридцать пять лет. Трёх детей родили, внуки уже пошли...
Как-то через пару лет после свадьбы я, стесняясь и краснея, рассказал Катьке об этом случае с Персеем. Вот, говорю, случайность какая нам помогла. А она лукаво так улыбнулась и говорит: да не случайность это. Я, говорит, Персея два месяца тренировала. В мешочек наложу гороха, намажу салом и учу собаку по щелчку его хватать - не крепко, так чтобы попугать только. Собака охотничья, понятливая, живо это усвоила. А когда ты пришёл в грязной одежде, я тебе отцовские штаны дала, которые перед тем так же салом намазала... Так что случайностей не бывает..."(с)

Розкажу я вам байку...

Розкажу я вам байку,
Як закурив собі дід файку.
На довгім цибушку,
І впік собі вушко.
— А де ж тая файка?
До столу розбилась.
— А де ж той столик?
Вогонь спалив.
— А де ж той вогонь?
Вода залила.
— А де ж та вода?
Голуби випили.
— А де ж тії голуби?
В лісі на дубі.
— А де ж той дуб?
Сокирка зрубала.
— А де ж та сокирка?
Лісний забрав.
— А де ж той лісний?
Вмер під свинським порогом.
Сконання дзвонили баранйичим рогом.


Отака народна творчість. Надобраніч.

сказ про несказочный гарем

"...время разбрасывать грабли"
Владимир  Мономах
1.

У одного восточного эмира было небольшое хозяйство: коровы, кони, козы, овцы, мельница, пекарня, ткацкие станки, плантации чечевицы, конопли, кулинарного мака, фиников, фиг....(не так)

У одного восточного бея был небольшой гарем. Очень скромный, на 14 персон.
Если бабоньки вздрогнут от вожделения и представят себе фонтаны, подушки, золото, жемчуга и томно лежащих посреди всей этой роскоши молодых одалисок, то пусть это остается на их совести в их воображении. Ибо положение дел было полностью не таким.
Все наложницы бея, 4 жены, дети и другие домочадцы были предельно загружены повседневными хлопотами. Они поочередно возились в поле, доили и кормили скот, пасли стада, ткали, мололи, пекли, носили, торговали, варили, заквашивали, сушили, жарили, чинили и сервировали, занимались шитьем и пряжей, ткали ковры, холсты и циновки, мыли, скребли и мели, собирали урожай и сажали новый, орали на детвору и друг на дружку, плели интриги и заговоры...

Короче, если у наших барышень вдруг рухнет устоявшийся стереотип о томном безделье классического гарема, то я ни разу не виноват. Гаремы не всегда таковы, какими их показывают по тоталитарному телевидению и развратному интернету. Гарем - это прежде всего массивная сложная семейная машина, сверху донизу пронизанная хитроумными связями, нитями и узлами. Когда машина исправна и семья здорова, то она тихо урчит как Феррари на ровном участке автобана. А если что-то не ладится, где-то напряг, обрыв или поломка, то лязг и грохот слышны на все соседние аулы. А когда в гареме происходит техногенная авария какая-нибудь, потасовка или бабий бунт, то соседи выглядывают из-за массивных каменный заборов и бурчат про себя: "Опять Ахмед-Махмед развел у себя плюрализм с демократией, тьфу". А все потому что все соседи испокон веку в курсе - нельзя давать спуску милым на вид барышням, нельзя им демократию вовнутрь принимать. Ни-ког-да!

А Ахмедка все не раскаивается, все никак за ум не возьмется. Сидит бывало в чайхане и доказывает, спорит с правоверными
- Зато у меня права личности в почете. Зато у меня бабы как люди ходят, прямо и гордо. 
- Как знаешь конечно, на все воля Аллаха, то ты Ахмедка не того, не дурил бы ты, не пытал судьбу экспериментами - парировали посидельцы. Убеленные сединами аксакалы согласно и дружно кивали бородами. 
Ахмедка в запале бросал тюбетейку вобземь и прожогом выскакивал из чайханы. "Ретрограды...совки ... консерваторы..." - бормотал он себе под нос и уныло брел в свой гарем.

Там его встречали женщины и обрушивали целый жбан проблем и претензий. "Сколько можно, Ахмед? Мы вкалываем как каторжные, а конца-края не видать...в других гаремах повелитель золото дарит ... у Хасана фонтан во дворе ... а мы задолбались уже, сил больше никаких нету..."

Девичьи речи текли как лавовый поток, они обжигали и кололи, они бодрили и жгли продуктами темперамента, они отравляли и повергали в отчаяние, они били как пощечины и ранили как розги, они душили как курные газы и раздражали как слепни на коже.
Ничего не сказал им Ахмед. Он забился в самый дальний угол и забылся тяжелым беспробудным сном. А во дворе все бушевал и волновался горячий и склочный женский диалог.

Наутро во дворе сформировался стихийный митинг. Бабы вооружились кто чем: кто качалкой для теста, кто сковородкой, кто ремнем от сбруи, а кто и мокрым полотенцем. У всех был решительный настрой, руки в боки и косынки набекрень. "Амед, мы выражаем тебе протест! Ахмед, ты не прав! Везде бабы как бабы, а мы в черном теле у тебя. У нас даже косметики приличной нету! И трусиков! Кружевных трусиков хотим!! Ахмед, иди в жопу!" - черный вал ненависти и злобы будто захлестнул двор, будто асфальтом сковал волю и разум Ахмеда, будто кислотой выжигал остатки таких хрупких и тонких отношений, царивших доселе в гареме. А может ему они только казались такими?
- Дуры вы, бабы! - в сердцах бросил он в толпу
- Ах так! Ты нас еще и оскорбляешь! Да мы тебя! Да мы тебя в порошок! Да мы тебя в бараний рог! Сами останемся. Без такого дурака легче будет.
- Бабы, а может не надо? - робко подала голос средняя жена, Зухра.
- А чего ты за него впрягаешься? Тебе полегче было, он тебе хоть цветы иногда приносил. И жилось тебе попроще и вообще - ты с ним заодно, провокаторша ты, ты тушка!
Бабы схватились за волосы, завизжали ультразвуком и покатились по пылюке двора. Ахмед взялся за голову, сбежал в спальню, прихватил оттуда коллекцию сабель, шкатулку с деньгами, портупею с наганом и перемахнув через ограду выскочил на улицу, на свежий воздух.
- Нифига себе у вас тут замес! - вышла из лабаза младшая наложница Гюльчетай. Дети, идите ко мне. Мы уходим.
- Ну и пошла вон! Скатертью дорожка. Ты вообще к нам не целкой попала, из-под Абдулы выскочила, вертихвостка. Иди к нему обратно, потаскуха!
Гюльчетай взяла на плечо пожитки, похватала детишек и мелким бисером выскочила из чадного двора.
Когда развеялся дым от горящих тряпок, гарем заметил пропажу.
- А где Ахмед, бабоньки?
- Смотался, казёл!
- Вот жеж тварь какая!
- Кто за него вписывался? Ты, Зухра? Получай! - и Зухра получила звонкую протяжную пощечину. На нее стала надвигаться вся бабья масса, одержимая ненавистью и презрением.
Из глаз Зухры сами собой хлынули слезы, она закрыла лицо руками и забилась в своем восточном флигеле. 
- Выходи, паскуда! Выходи и покайся. Тебя конечно будут бить, но ты будешь терпеть. Чтоб знала как против общества идти, как против всего гарема выступать. Будешь знать как за недобитка твоего, недо-бея вписываться.
- Я тоже уйду. К Абдуле. - глухим голосом сказала Зухра.
- Ну уж нет. Хватит! Нам Гюльчетай уже подкузьмила. Теперь все останутся тут и со двора ни шагу. А тебя мы все равно достанем и патлы твои повыдергиваем, да.

С восточного флигеля был отдельный выход в поле и Зухра стала потихоньку выходить из гарема и хлопотать по хозяйству. За это ее и ее детей часто ловили и били остальные домочадцы. Зухру травили и дразнили, показывали ей "козью морду" и плевали в ее сторону. Доставалось ей неслабо, да и дела не шли. Голодно стало Зухре, уныло и горестно.

Спустя несколько дней в гареме выбрали нового бея, Мустафу. При старомн бее он был евнухом и кладовщиком в лабазе. Мужик был вроде дельный и неглупый. А главное - он тоже ненавидел Абдулу. Но поскольку в гареме он был вроде как ни к чему, то было решено всем хозяйством постепенно перейти к Хасану. И хотя тот был уже пожилым, но у него по слухам водилось золотишко, бранзулетки и кружевные трусики, навырост. Да и порядок у него водился тоже между прочим. Не то что у Ахмеда или Абдулы.

"А что с хозяйством?" - спросят проницательные читатели(ниццы).

С хозяйством, доложу я вам, стало неважно. Все прежние хозяйственные связи стали потихоньку рваться и рассыпаться. женщины и дети стали с холодком относиться к своим обязанностям, многие засели подле Мустафы и стали нашептывать ему всякое, некоторые целиком и полностью посвятили себя травле Зухры, многие чрезмерно стали прихорашиваться в предвкушении Хасана и слали ему зеркальцами солнечных зайчиков в сторону запада. В гареме обстановка стала расхоложенной и праздной с привкусом нервичности, экзальтации и истерии. Половина женщин одела траур и ощетинилась. Гарем неустойчиво наклонился в преддверии полураспада...

2.

Тут самое время привести короткие вытяжки из стенограммы толковища, состоявшегося в одной знакомой нам чайхане. Опустим витиеватые восточные обороты, остановимся на самой сути.

- Абдула, шо за фигня? - спросили седобородые старцы.
- Пацаны, не вижу проблем.
- На тебя жалуется честный фраер, Мустафа.
- Это который евнух Ахмеда?
- Неважно. Мы его тут считаем приличным бродягой, невинным фраером.
- Ну и в чем предъява, пацаны?
- Мустафа бает что ты у него телку угнал из гарема, Гюльчетай. Нехорошо это, Абдула, не по-христиански по понятиям.
- Отвечу такое. Вы все знаете Ахмеда. Мустафа поднял кипиш в его гареме, надрочил на него баб и те его чуть не решили. В итоге Мустафа по беспределу отжал у того хозяйство с бабами.
- Да, нехорошо. Но мы знаем Ахмеда. Мы его предупреждали, добром увещевали "Образумься, Ахмед, брось баловство с демократией, прищеми своим женщинам хвосты строгостью и справедливостью". Не послушал он нас, плюрализм развел. За что и поплатился.
- Но не вы ж его проучили таким макаром?
- Нет-нет, Абдула, само так случилось. Бабы...
- Ну раз у него бабы в таком беспорядке, раз они у него кипешуют сверх меры, то стало быть не хозяин он им, не повелитель.
- Есть такое дело. Мы на этом мнении и сами утвердились, верно баешь.
- А раз такое дело, что у нас беев бабы решают, то порядку нам не видать. "Чумной гарем надо жечь" - так завещали нам праведные предки наши, да благословит их и приветствует...
- Нет! У нас есть другое мнение. Гарем не в ответе за бейские косяки. Надо дать гарему шанс.Вот Мустафа. Его вроде как женщины выбрали. Мустафа приведет их к порядку, порешает там на месте и зачистит экологию.
- Пацаны, чего-то я сильно сомневаюсь что евнух чего-то среди гарема порешает. Не в наших это традициях. И кроме того, негоже выскочке, евнуху стравливать меж собою приличных авторитетных людей, с яйцами. Не хватало чтоб мы за него тут цапались, внатуре.
- Вот и не перечь, Абдула, не при буром на братву.
- Да ни божемой, пацаны! Нам тут ситуацию разрулить надо, а не бодалово устраивать. Так вот, Гюльчетай эта - ее мой батя 5-летней соплячкой задарил деду Ахмеда когда тот уже одной ногой в могиле стоял. А когда у Ахмедки кипиш начался, та собрала манатки и сбежала из чумного барака ко мне. Сама! Выдавать ее на расправу обратно, сами понимаете, не резон. Посмотрите что они там творят с Зухрой, сами поймете, что у них за порядки устроились при Мустафе. Тетку реально чмырят и мочат! Если б там все миром решалось, без кровищи... а так...
- Нет, Абула, так вопросы не решаются - отрезал Хасан.
- Хасан, не хотелось бы поднимать тему как Мустафа к тебе зачастил в последнее время, каким медом у тебя для него помазано. Ты почтенный ходжа, законы знаешь. Знаешь что на чужой гарем рот разевать не по-христиански по понятиям. Не надо думать что люди не видят, куда откочует Ахмедкино хозяйство в случае чего.
- Ну так и что? К тебе, что ли? - по-молодецки вспыхнул Хасан.
- Стоп-стоп, пацаны! - остановил разгорающуюся перепалку Саид - За кинжалы хвататься не надо. Нам тут разумно надо выправить ситуацию, а не кровниками обзавестись. На правах старшего предлагаю этот вопрос пока замять. Внатуре нам меж собою войнушки устраивать ни к чему. И евнуха возносить тоже неправильно. Но! Но закон ты, Абдула, нарушил. Нам надо людям показать что мы тут не зря сидим, надо показать что справедливость наводим не кривыми руками и не вразрез с заветами предков, да благословит их Аллах и приветствует. А посему давай условимся: мы пока тебя немножко накажем, а там посмотрим на твое поведение. Чтоб ты не дергался и не кипишевал, доводим до сведения - мы запросили у муллы фетву на твое отлучение от чайханы. Фетва тут какое-то время повисит, а ты некоторое время сюда ходить не будешь. Ничего страшного в этом нет - чистая формальность, как говорят опера. Если будут какие вопросы, мы сами к тебе зайдем. Не прогонишь надеюсь? - и Саид с хитрым прищуром подмигнул Абдуле.
- Понятно - погладил бороду Абдула - Стало быть войны пока не будет?
- Нет-нет - торопливо заверил его Саид - Никакой войны нам не надо. Ни нам не надо ни тебе. Нам надо показать всей умме что мы все еще фурычим, что мы способны блюсти шариат и наводить справедливость внутри блатного сообщества, как минимум. Мы не расшатываем порядок и ты его не нарушаешь - таков предварительный уговор...

На этом прерываю поток графомании ибо устал и ставлю тематическую песенку.letsrock

А кому вдруг пришли на ум некие аналогии, если имена показались знакомыми, то я не виноват. Имена изменены до неузнаваемости.draznilka
Восток - дело тонкое!

Петруха

     Мы назвали его Петрухой. Петруха, скорее всего, был девочкой, но тем не менее. 
     Жил (или жила) Петруха в соседнем селе на такой стратегически важной высоте, что берег реки был всегда под его надзором. Стоило появиться на берегу реки первому самому раннему рыбаку, как Петруха открывал свою большую пасть в знак того, что пора бы уже и пожрать. А жрал Петруха не в меру много и нахаляву. Или, быть может, от того, что нахаляву, потому и не в меру много. Во всяком случае, он глотал рыбу, как заправский троглодит, высоко запрокидывая голову и делая поступательные движения пастью вверх. 
     В тот день нас собралось ни много, ни мало - шестеро человек. Как для рыбной ловли, наверное, многовато. Но, если учесть, что с собою чисто случайно были прихвачены пять бутылок водки и два ящик пива, то, как показал результат рыбной охоты, - недостаточно. 
    Завидев нашу шумную компанию на берегу реки в лучах восходящего солнца, Петруха привстал, несколько раз разинул пасть и стал с подозрением наблюдать за происходящим. Поскольку мы действительно, как нам на то время казалось, прибыли ловить рыбу, после первого раздавленного пузыря, все шестеро закинули свои спиннинги и уселись в ожидании клева.  
     Клев начался. Клевало все, что угодно, только не рыба. Поскольку называть рыбою тарань и густеру размером с девичью ладонь язык, честно говоря, не поворачивается. Первые полчаса, ну, час от силы, никто не придавал этому большого значения и не падал духом. Через некоторое время был раздавлен второй пузырь, приговорено несколько бутылок пива, и жизнь все так же текла своим руслом – в розовом цвете. Тем более, что Петруха наконец-то соизволил снизойти со своего пьедестала, по-хозяйски ходил между нами и подбирал всё, что цеплялось на крючок, выуживалось на берег, но, увы и ах, не являлось рыбою. 
     К полудню запасы водки были истреблены. Двое спали валетиком под вербою, двое стойко продолжали ловить рыбу на спиннинги, пятый взялся за удочку и на хлеб таскал из речки для Петрухи верховодку. Шестой исчез в неизвестном направлении, но его еще никто не кинулся (да и не кинется) искать. 
     Петруха с большим удовольствием проглатывал верховодку. Во-первых, она была удобоваримее тарани и густеры, а во-вторых, поступала с куда большей частотою, нежели живность с самого дна реки. Тем не менее, когда на спиннинг таки попалась жирная икристая густера длинною чуть менее Петрухиного клюва, он и от нее благородно не отказался. Сначала он заинтересовано обошел её, осмотрел поочередно левым и правым глазом, наклоняя голову так, как могут делать только его собратья, а затем, все-таки, решился. Подцепив кончиком клюва рыбеху за голову, он взметнул ее над собою и перехватил клювом уже так, как ему было нужно. Делая поступательные движения вверх, Петруха начал глотать рыбу.
     Трое из нас еще бодрствующих ржали так, что разбудили  почивавших под вербою валетиком. Чумные они смотрели то на нас, то на Петруху, и не могли понять, где они находятся. О шестом и не вспомнили. Ну, на следующий день, если быть точнее. Да и не в нем дело.
     В какой-то момент нам показалось, что Петруха вот-вот удавится и прикажет долго жить. Он неистово вертел шеей и проталкивал густеру поглубже в глотку. Переминался с ноги на ногу и закрывал глаза. В какой-то момент его даже стало жаль, но после-таки успешного проглатывания рыбины, он был изгнан с берега реки с целью недопущения преждевременной кончины. 
     А изгнан он был следующим образом. Несмотря на то, что Петруха с рождения мнил себя аистом, птицей перелетной и птицей умеющей летать, взлететь ему удалось только под страхом смерти от зубов местной дворняги. 
     Когда в его сторону начали махать руками и кричать на него так, как дотоле никто и никогда из рыбаков не кричал, он попытался взлететь, но не тут-то было. Взмахнув своими размашистыми крылами, он оттолкнулся от песчаного берега и … как козел в огороде, запрыгал по песку. Он повторил процедуру еще несколько раз, но так и не почувствовал свободы полета. Пешком выбравшись из обрыва на усеянную зеленой травою равнину и прекратив попытки взлететь, Петруха, гонимый улюлюканьем и размахиванием рук, поплелся в направлении крайнего двора, на котором возвышался старый неиспользуемый телеграфный столб с водруженной на него автомобильной шиной. Он шел неспешно, раз за разом вертя головою и обиженно посматривая назад. 
     Он находился уже на полпути до двора, когда оттуда в его сторону сломя голову кинулась рыжая дворняга. Завидев, что дело пахнет керосином, Петруха развернулся в нашу сторону и еще пару раз спаясничал козла в огороде. И только тогда, когда дворняга уже практически настигла его козлиное обожравшееся высочество, Петруха вспомнил, для чего он был рожден. А рожден он был летать. И уж никак не ползать по земле с набитым брюхом. И уж никак не для того, чтобы стать жертвою четвероногого млекопитающего. 
     Отделавшись парочкой перьев с хвоста и тяжелым, может быть, даже опасным для психики испугом, Петруха сделал круг почета над селом и взобрался обратно на свое гнездо. В гнезде, скорее всего, никого не было, ибо какого бы черта он полдня пожырал на берегу халявную рыбу и не наведывался бы туда ни на минуту. Как, впрочем, не было и возле гнезда. Ни на суше, ни в воздухе. Ни детей, ни пары. 
      Вот так и жил в свое удовольствие Петруха-аист, то ли он, то ли она, отжимая у рыбаков рыбу и набивая ею брюхо. Жил не тужил целое лето. А когда пришло следующее – не стало Петрухи, не возвратился. То ли на дворнягу обиделся, то ли на рыбаков. Поговаривают, что аисты способны чувствовать, где им рады, а где не очень. И дворы для витья гнезда по тому же принципу выбирают. И местность. Бог его знает, где он теперь - любитель халявной рыбки.

Голубая трава.

allfons.ru_25330.jpg

О том, что спецбригада, а также наркологи и работники токсикологии уже сделали первые шаги в направлении цветовой дифференциации спайсов, я уже рассказывал   . Как выяснилось, есть ещё одна разновидность этой отравы, дающая совершенно иной эффект.


Вызов на спецбригаду поступил из полиции. Дескать, срочно приезжайте и забирайте двух своих укурков, пока они нам тут форменный Содом не устроили. А то, мол, наш шеф гневаться изволит, до огня и серы с небес всего полшага осталось. Денис Анатольевич с Тимуром переглянулись, пожали плечами и двинули к барбухайке.



Обезьянник, из которого предстояло забирать клиентов, к их прибытию стоял на ушах. Два парня, которых полицейские растащили по разные стороны изолятора, рвались друг к другу, тянули руки, игриво стреляли глазками и обменивались воздушными поцелуями. Время от времени их внимание переключалось на полицейских, и тогда уже тем приходилось отбиваться от назойливых знаков внимания под истерический хохот остальных задержанных.



-- Бар «Голубая Устрица». - пробормотал Тимур. - парням вход бесплатный...
-- Что тут произошло? - спросил Денис Анатольевич.



Дежурный рассказал, что несколько часов назад они задержали двух любителей спайса, прямо во время употребления этой дури. Те поначалу вели себя, как обычно — насколько обычно может вести себя обкурившийся клиент — то есть, несли пургу и пытались диффундировать из патрульной машины. А потом вдруг поглядели друг на друга. Потом поглядели повнимательнее.



-- В общем, как привезли — с тех пор и разнимаем, - устало вздохнул дежурный. - А у нас тут ещё клиенты, и они нервничают!
-- Ладно, грузите их к нам, отвезём в наркологию, - сказал Денис Анатольевич
-- Доктор, - придержал его за рукав Тимур. - Необходимо ваше присутствие в салоне.
-- Опасаешься не справиться? - поднял брови Денис Анатольевич.
-- Ага, - хмуро кивнул Тимур. - С собой. Если вдруг они на меня внимание переключат.



В приёмном покое наркодиспансера было многолюдно. О чём-то беседовали между собой сотрудники ДПС, которые привезли пару гоблинов на освидетельствование, мирно храпел на полу рядом со столиком дежурного врача какой-то забулдыга — в общем, обычная вечерняя рабочая обстановка.



Нежно, но крепко держа пациентов под локоток, Тимур с Денисом Анатольевичем подошли к столу.



-- Что на этот раз? - устало спросил дежурный доктор.
-- Голубая трава, - коротко ответил Тимур.
-- Что-о? - встрепенулся тот.
-- Да вы сами поглядите, как их спайсом интересно накрыло, - кивнул головой Денис Анатольевич в сторону парней.



Те, улучив момент, когда Тимур отвлёкся, бросились друг к другу и сплелись в страстных объятьях. Приёмный покой замер. Тимур посуровел.



-- Господи, что это?! - воскликнул доктор.
-- Что, что... - приподнял голову и разлепил заплывший глаз забулдыга, что лежал на полу. - Это педики. И у них блядоход.



Он снова уронил голову на пол и захрапел. Приёмный покой содрогнулся от дружного хохота.



-- Вот такие спайсы сейчас пошли, - пояснил дежурному врачу Денис Анатольевич.
-- Быть того не может! - не поверил тот.
-- Доктор, - держа по парню в каждой руке за шиворот, укоризненно обратился к нему Тимур. - Мы, конечно, можем съездить за вещдоками, и полиция с нами даже поделится. Вы только скажите, на ком будем проверять достоверность информации: на вас или на кроликах? (Максим Малявин. Тольятти)

шо делать с табором?

У нас по соседству обосновался табор.

Колоритные такие цыгане, драйвовые. У них конкурсы всякий час, веселье, споры, песни и пёстрые одежды.

Барон у них из наших, из славян. Семёном кличут. Да и вообще на поверку в таборе настоящих цыганских цыган - раз-два и обчелся. Но цыганят резво, как профессионалы и цыгане в десятом поколении.

Сначала они вели себя тихо, беженцами прикидывались и погорельцами. Получили в пользование домишко с времянкой и банькой на отшибе, заселились и завеселились.

Первым делом они разобрали и продали соседям забор.

Потом демонтировали систему отопления. Выпилили батареи, трубы и котел из печки. Им говорили "Что ж вы делаете, цыгане? Замерзнете ведь!" А они "Нам не привыкать, мы ж цыгане. У нас так заведено - ни заборов нам не надо ни отопления. Провод не хотите купить? Хороший, медный, недорого." Купили у них провод, а потом оказалось, что они проводку повыковыривали из стен. По цыганской традиции надо полагать.

Потом на торги была выставлена мебель. Дескать цыгане мебелью не пользуются и она им без надобности. Предпоследним лотом пошла в ход посуда. Кастрюли, ложки, вилки и ножи. Селяне купили. Потому что дешево и иначе не отстанут. 

Все? Думаете продали все наши цыгане и пригорюнились?

Да, поначалу пригорюнились, ведь им в самом-самом начале было строго заказано - воровать нельзя! Но потом они разжились где-то средствами и закатили пир горой. Как потом оказалось - кредит они умудрились взять в банке. Под залог недвижимости. Которой, кстати сказать, не очень-то владели. Гуляли долго и основательно. Разбили все стекла в окнах и пару машин гостей нецыганской принадлежности. После деловито вытащили оконные рамы и куда-то утащили. Действительно, зачем им окна без стекол? Машины гостей тоже невзначай попали под разборку. Да так сильно попали, что пришлось сдать на металлолом то что оставалось от машин.

Потом они еще раз взяли кредит в другом банке. На другого цыганина  как оказалось. И еще раз, и еще.

В перерывах между кредитами цыгане дружно и весело разбирали крышу и стены хаты. Шифер со стропилами и мауэрлатом пошел в одну сторону, а кирпичи - в другую. Дешево ж ведь...

Потом они поругались и прогнали барона, Семёна который, в баню. Разделились на группировки и начали между собой потасовку. Все бросились их разнимать, мирить и затевать между ними переговоры. Но переговорить цыган - дело проблематичное. А особенно цыганок. Табор разделился напополам и надулся на противника. Кредитов сторонам уже не давали.

Во дворе разбили шатры и развели костры.

Потом приехали люди из банка и слегка офигели. Офигели от того что никаких цыган на подворье не оказалось, никакой недвижимости и никаких заемщиков. Одна банька на отшибе, да и ту у цыган отжали соседи с Семёном в самый разгар веселья.

Вот такие дела.

И шо делать с этим веселым энергичным племенем?


Было бы трагично и грустно если б не было так весело и пофиг.

Такая уж специфика у этого племени - обида на них не держится  достаточно долго. Им все всегда прощают и снова жалеют.


Штобы меня никто не обвинил в ражжигании, даю краткую справку из Википедии, где у них даже флаг такой же, только недозревший слегка и с прибамбасом лишним.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Цыгане


Расследование авиационного проишествия с Икаром.(с)

Старая байка авиаторов,но может кто не слышал.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Обычная средняя школа. По каким-то причинам длительное время будет отсутствовать учитель истории. Чтобы не срывать учебный процесс, принято решение о том, что вести его уроки будут другие преподаватели. Первому провести урок истории выпало преподавателю начальной военной подготовки, полковнику запаса, в прошлом военному лётчику и специалисту по расследованию авиационных происшествий. Вот входит он в класс.
- При входе старшего по званию в помещение подаётся команда «смирно»!
- Вот так, теперь нормально, вольно. Садитесь.
- Ваш преподаватель отсутствует по объективным причинам и сегодняшний урок истории проведу я. Тема нашего занятия...
Полковник спешно пролистывает журнал с планами занятий.
- Ага, мифология древней Греции... Прекрасно!
- Ну, кто нас просветит по этому вопросу...
Полковник надел очки, пять минут изучает классный журнал. Затем со вздохом отодвигает его в сторону и принимается изучать класс. Расплывается в улыбке, заметив ученика, тянущего руку.
- Вот вы, молодой человек, что вы хотите донести до нашего сведенья?
Ученик пытается начать отвечать, но полковник с досадой обрывает его.
- Военно..., курса..., простите, учащийся, прежде чем давать ответ, должен назвать свою фамилию.
Ученик вскакивает, замирает по команде смирно, называет свою фамилию и чётким, строевым шагом выходит к доске.
- Ведь можете, когда захотите, - удовлетворённо произнёс полковник, - Слушаю вас.
Тем же чётким, внятным голосом, ученик пересказывает миф о Дедале и Икаре. Полковник слушает с неподдельным интересом.
- Как, и это всё? - по окончанию ответа ученика воскликнул он.
- Что значит, это всё что было в учебнике, ну-ка, дайте мне его сюда!
Открыв учебник на нужной странице, полковник сначала бегло её прочитывает, затем, хмыкнув, принимается изучать более внимательно, заглядывает на следующие страницы, перечитывает оглавление, и потратив на это дело четверть урока, с досадой отодвигает от себя учебник.
- Ну что взять с этих историков! Тяжелейшее авиационное происшествие с гибелью лётного состава и всего пару строчек! Гуманитарии, одним словом.
- Ах да, вы садитесь, пять, - полковник вспомнил о стоящем у доски ученике, -Материал вы знаете на "хорошо", но за строевую выправку увеличиваю балл.
- А мы с вами, - обратился он к классу, - сейчас подробно разберём этот случай, ликвидируем, так сказать, пробелы в вашем образовании.
Полковник расхаживал взад вперёд вдоль доски. Он явно был сейчас в своей тарелке.
- Итак, что нам известно? Во время перелёта по маршруту остров Крит, и по непроверенным данным, остров Сицилия, - полковник нарисовал на доске два кружочка и прочертил между ними линию, - Произошло авиационное происшествие, по степени тяжести именуемое катастрофой.
- Суть в следующем: ведомый Икар проявил акт воздушного хулиганства, самовольно изменил режим и профиль полёта. В результате чего термическое воздействие на летательный аппарат превысило установленные ограничения, что стало причиной ослабевания его конструкции, ну и далее разрушения. Разрушенный аппарат столкнулся с водной поверхностью, пилот Икар погиб.
- Ведущий Дедал дальнейший полёт по заданному маршруту прекратил и произвёл вынужденную посадку на первую подходящую площадку, то бишь остров, название которого история не сохранила.
- Но, - полковник вновь обратился к классу, - Нас интересует, были ещё какие нарушения лётной работы, прямо, или косвенно способствовавшие развитию аварийной ситуации?
- Если вы вдумчиво прочитаете документ, - полковник кивнул на учебник, - то найдёте немало.
- Первое, - полковник загнул палец, - Вылет не был санкционирован царём Миносом, а это уже само по себе преступление.
- Второе, подготовка Икара была явно недостаточной и велась с нарушениями. Дедал сосредоточился исключительно на лётной практике и упустил теоретическую подготовку.
- Третье, не отрабатывались действия в особых случаях.
- Четвёртое, я не нашёл упоминаний об статических испытаниях летательного аппарата Дедала, не говоря уже о его сертификации по нормам лётной годности ИКАО.
- Пятое, полёт осуществлялся при отсутствии на борту спасательных средств.
- Шестое, руководство группой в ходе перелёта было неудовлетворительным. По сути, ведущий Дедал от своих обязанностей самоустранился и только пассивно наблюдал за эволюциями ведомого Икара.
- Вы что-то хотите сказать, молодой человек? - полковник заметил ученика, отчаянного тянувшего руку.
- Что вы говорите? Перегрев - ошибочная версия? Да-да, с поднятием на высоту температура падает...
- А вы умеете видеть и думать, юноша, - одобрительно сказал полковник, - Я этот факт упустил, похоже, здесь мы имеем дело с сокрытием реальных обстоятельств катастрофы...
- Как ваша фамилия? Ставлю вам твёрдую пять! - полковник наклонился над журналом. Я надеюсь, что вы, молодой человек, скажете своё слово в истории расследования авиационных происшествий.
 Звонок сообщил об окончании урока.»(с)

5 лучших историй с моралью:

1. Однажды мышь заметила, что хозяин фермы поставил мышеловку. Она рассказала об этом курице, овце и корове. Но все они отвечали: "Мышеловка - это твои проблемы, к нам она никакого отношения не имеет!"

Чуть позже в мышеловку попалась змея - и укусила жену фермера. Пытаясь ее излечить, жене приготовили суп из курицы. Потом зарезали овцу, чтобы накормить всех, кто приехал навестить больную. И, наконец, закололи корову, чтобы достойно накормить гостей на похоронах.

И все это время, мышь наблюдала за происходящим через дырочку в стене и думала о вещах, которые ни к кому никакого отношения не имеют!

Мораль: Если Вас что-то не касается напрямую, не думайте, что это что-то не ударит Вас по голове

2. Орел сидел на дереве, отдыхал и ничего не делал.
Маленький кролик увидел орла и спросил:
- "А можно мне тоже сидеть, как Вы, и ничего не делать?"
- "Конечно, почему нет", - ответил тот.
Кролик сел под деревом и стал отдыхать. Вдруг появилась лиса, схватила кролика и съела его.

Мораль истории: чтобы сидеть и ничего не делать, Вы должны сидеть очень, очень высоко.

3. На ферме заболел конь.
Ветеринар:
- Если утром он не встанет, я его усыплю.
Утром конь не встал. Рядом лежал баран:
- Ну давай вставай или ты умрёшь!
Конь встал.
Фермер:
- Это чудо! Это надо отпраздновать! По такому случаю мы зарежем барана!

Мораль: Никогда не лезьте не в своё дело (но не забывайте об истории с мышеловкой).

4. Три человека ворочали камни. Одного из них спросили: – Что ты делаешь?
Он вытер пот со лба и ответил: – Горбачусь.
Подошли ко второму и спросили: – А ты что делаешь?
Он закатал рукава и деловито сказал: – Деньги зарабатываю.
Спросили у третьего: – А что делаешь ты?
Он посмотрел вверх и сказал: – Храм строю.

Мораль истории: жизнь наполнена смыслом только у того, кто преследует великую цель.

5. Таксист подвозит известного в городе миллионера. Тот расплачивается ровно по счетчику.
Таксист:
- Я вчера вашего сына подвозил, так он мне 100 долларов на чай оставил.
- Ну так что вы хотите: у него папа - миллионер, а я - сирота.

Мораль: только тот, кто сам заработал свои деньги, по-настоящему знает им цену.

Борщ (орфография сохранена)

Учира правадил жынку на поезд. У ней отпуск и ана поехала к систре.
Сам решил прыгатовить борщ. А шо там сложнава? А то жынка кажын рас стонить: "Я боршш гатовила, устааала". Ат чиво там уставать спрашываица?

Узял курыцу, пащипал и кинул у каструлю. Хай варыца. Вады залил до полна.
Прысел за комп, уключил музыку. Трохи послухал и пашол праверить как там курыца. Варыца. Токо вада выкипила. Далил вады, почистил картоху. Ишо долил вады, бо пака чистил, ана снова выкипила.
Кинулся кидать картоху - ёп... не влазит картоха - вада через край выливаица, прям на печку. Другой бы растирялся, а я - не. Вылавил курыцу - делов-то!
Кинул картоху. Пакрышыл капусту. Пашол пасматреть на Одноласникав - вроде Маринке скоро день рождення. Пасидел трохи. Праверил борщ ... ёп - апять уся вада выкипела. Далил вады. Падаждал пака закипить. Праверыл картоху - ага, сварылась, мяхкая. Пара кидать капусту - ёп ... не влазит капуста - вада через край выливаица, прям на печку. Другой бы растирялся, а я - не. Вылавил картоху, талчонки наталок...


Вереда.

Пародія на деякі оголошення у Знайомствах.
Люби мене такою, як я є,

І дякуй Богу в тім, що я існую,

Ти тіло лише матимеш моє,

А ні – забудь ти, і не згадуй всУє.



Бо я така манірна і тонка:

Люблю відпочивати на морях,

Басейни, фітнес, аеробіка,

Твої проблеми всі «по фонарях».



У мене всі задатки стрекози,

З бджолой-трудягою я навіть не знайома.

Про їжу і прання мені ти не кажи,

Цього ніколи не робила вдома.



«Люби мене такою, як я є»,

Бо я і не збираюся мінятись.

І не цікавить «мнєніє» твоє,

На зауваження продовжую сміятись.



Якщо у «стрекози» красиве тіло,

У мене ставлення своє:

Л’юбити їх – приємне діло,

Чи варто ж заміж брать? «Таких як є».
Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая