хочу сюда!
 

Юлия

41 год, рак, познакомится с парнем в возрасте 38-51 лет

Обсидиановый Змей #7. Раскат грома

            7-я глава, немного немало. Скоро можно будет и запутаться, поэтому на всякий случай я ввёл нумерацию глав в названии заметок. В виду того, что главы и так выходят редко, я просто не могу возвращаться без каких-либо нововведений) 
            Изначально эту главу я думал уместить в одну заметку, переживая, что не смогу толком изложить обстановку происходящего, но в какой-то момент в моей голове пронёсся раскат грома и...



http://s013.radikal.ru/i325/1407/19/5f85c2e81e1f.jpg               


Глава 7: Раскат грома



               Ночь над южными нагорьями выдалась ветреной. Огибая горы и долины так легко, как не смог бы ни один крылатый змей, ветер усиливался час за часом, принося вместе с собой тучи с холодных краёв дальнего Юга. Спрятавшееся в горах Змеиное ущелье, ставшее у него на пути, повелитель воздушных потоков поприветствовал шумным холодным свистом, который распространился по всей длине извилистого коридора. Завывание ветра было хорошо слышно и в укромно спрятанной пещерке, в которой хозяйничал наш герой.

               Несмотря на это шум не отвлекал красного в шоколадную крапинку дракончика от уборки, которую тот начал проводить едва ступив на порог своего нового дома. Выбросив со скалистого уступа очередную груду острых и просто мешавших ему булыжников, он спешно удалился обратно в пещеру, чтобы продолжить дело. Это было далеко не удобное для дракона занятие: каменный мусор ему приходилось выталкивать наружу, так как выносить камни в лапах он не мог: как из-за низкого прохода наружу, так и просто по физиологическим причинам. Однако это не помешало ему завершить основную зачистку: оставшись наедине с гораздо меньшими осколками, Агнар, наконец, приступил к самой тонкой части уборки, которая, благодаря одному дракону, превратилась для него в азартную игру.

               Следовало отметить, что всё происходящее он делал в полном мраке, полагаясь лишь на своё ночное зрение, что делало невозможным выявление драгоценных камушков среди большой кучки более простых. Собрав по центру своей единственной "комнаты" всех "подозреваемых", он разложил их так, чтобы видно было каждого из них, и набрал воздуха в пасть. Через мгновение вся пещера осветилась пламенем из драконьей пасти, в свете которого редкие камешки отозвались своему владельцу ярким блеском. Того короткого времени, за которое горел огонь, Агнару вполне хватило, чтобы обнаружить шесть из девяти потерянных камешков.

              Он точно помнил их количество, поскольку сам неоднократно проверял его, всякий раз наведываясь в своё старое логово. Сложно передать словами, какую ценность представляла для Агнара его первая коллекция камней, которые подыскал для него отец. В те беззаботные времена, проживая в долине Заката, он берёг каждый из своих экспонатов, не позволяя ни одному из них ускользнуть от его золотистых глаз. Каждый подаренный ему камешек приносился с разных уголков континента и обладал своей неповторимой историей. Например, андалузит его отцу подарил внук старейшины зелёных драконов, который приходился тому то ли двоюродным, то ли троюродным братом. К сожалению, в один прекрасный день эту коллекцию ему пришлось оставить в своём старом логове, после того как родители безвозвратно отправились с ним в Безоблачную долину, не предупредив его забрать камешки с собой. С тех пор отец приносил Агнару новые камни с новыми историями, но они уже не производили на пятнистого дракончика такого же впечатления, как его первые сокровища...

              Отложив шесть найденных минералов в сторону Агнар зажёг свой "фонарь" вновь и выявил ещё два выделявшихся по цвету камушка. Такой результат давал ему возможность хорошенько перевести дыхание - оставался всего один, последний, который, по закону подлости, искать было сложнее всего. Какой именно, он вспомнил после коротких раздумий и вновь выпустил струю огня из пасти. Тщательно осматривая оставшиеся камни он не нашёл искомого, и вновь затушил огонь. Дальше переводить свой ценный ресурс огнедышатель не захотел: надобно ещё на завтра оставить что-нибудь. Размышляя о том, где бы мог находиться последний камешек, он начал ходить по пещере кругами, выискивая взглядом на полу какую-нибудь щель, в которую тот мог бы случайно провалиться.

               Вдруг Агнара осенило: быть может он спрятан где-то под другим камнем, как это было с вулканическим осколком? Наверняка отец вновь решил проучить непутёвого сына за небрежное обращение к ценностям таким образом: тем более, что камень для этого он выбрал самый, что ни есть, ценный - его форму нельзя было перепутать даже в темноте. В таком случае Агнар решил действовать так же, как и в прошлый раз, если бы это можно было назвать действием.

              Найдя более-менее ровное место в центре каменного зала дракончик сел и, разложив крылья поудобнее, о чём-то задумался. О чём именно, автор, пожалуй, умолчит, дабы отвлекать нашего героя от мыслей и не сбивать его сосредоточившийся на чём-то взгляд. Какое-то время он так заворожённо и просидел, пока его голова под собственным весом не наклонилась вбок, а затем внезапно не вернулась на прежнее положение.

              "Не за-сы-па-ть", — промямлил Агнар самому себе и поднялся с места. Самое интересное только начиналось.

              Плавно подняв крылья, искатель ступил вперёд, медленно осматриваясь по сторонам. Все его телодвижения напоминали брождение лунатика посреди ночи в запертой комнате. Казалось, он бродил бесцельно, не пытаясь где-то остановиться или прилечь, пока заостренный кончик его носа не уткнулся в одну из стен пещерного зала.

              "Здесь..." - с удивлением подумал про себя дракончик, прикоснувшись лапой к стене. Удивление его было вполне оправдано: то, что на первый взгляд казалось стеной, выделялось на фоне прочих стен выпуклой формой и скорее напоминало собой крупный валун, который каким-то образом хотел влиться в монолитную каменную породу. Сверля "подозреваемого" взглядом, Агнар решил сдвинуть его с места, если тому было что за собой скрывать. Нащупывая в нём любую зацепку, за которую было можно ухватиться, чешуйчатые пальцы скоро отыскали таковую, и их обладатель, вцепившись в неё когтями покрепче, потянул камень на себя.

              Глыба под напором хоть и маленькой, но драконьей силы, пошатнулась. Со второй попытки она уже сдвинулась с места, а третий рывок и вовсе заставил её отступить в сторону. С облегчением выпустив воздух победитель каменных глыб узрел перед собой мрачную полость, которую скрывал за собой таинственный камень. Её размеры говорили о том, что это был уже не тайник, а целый проход, длину нельзя было оценить сразу. Однако неизвестность не могла долго оставаться таковой, пока перед ней стояло само любопытство во плоти.

               Едва ступив на неизведанный участок хозяин своего дома наткнулся на какой-то мелкий предмет, который издав звонкий звук, отлетел куда-то в сторону. Агнар не успел рассмотреть его, зато нашёл глазами целую кучу других, непонятных крохотных вещичек, разбросанных в беспорядке по полу потайного уголка. Как их воспринимать, дракончик не знал, но это точно были не камни и, тем более, не кристаллы, которые местами населяли виденные им ранее пещеры. Форма у каждого попадавшегося в его лапы предмета была разнообразная: то попадалось что-то круглое, то что-то острое, выпуклое, а подчас и настолько изощрённое, что понять его природу и назначение было невозможно. Впрочем, у всего этого хлама была одна общая черта - при стуке он весь издавал звонкий звук, во всей его палитре.

               Почёсывая затылок Агнар перебирал все приходившие в голову догадки о том, что бы это могло быть. Одна из них настолько его увлекла, что он случайно вычесал с себя один из чёрных камушков, которых на его теле было предостаточно. Почувствовав недостачу, дракончик недовольно фыркнул и собрался было выбросить осколок себя куда подальше, пока какая-то мысль не помешала его скоропалительным намерениям. Подумав как следует, дракончик, тяжело выдохнув, приложил камешек к стене пешеры и резким движением провёл им по шероховатой поверхности. Под воздействием внезапного трения камушек заискрился и зашипел, загораясь жёлтым пламенем, словно спичечная головка.

                 Свет новоявленного факела пробудил в тёмной нише сказочный серебристый блеск, который источала едва ли не вся куча мусора, которая лежала у лап удивлённого дракончика. Разинув пасть под впечатлением, он чуть было не выронил из лап свой "светоч" - это был не мусор! Это был металл! Не грубый кусок руды, в который его заточила природа, а чистый металл в многообразии форм! До сих пор о чистом металле Агнар был наслышан лишь из сказаний, в которых шла речь о людях: уж они-то знали в нём толк. Увидеть же такой воочию он мог редко, и лишь в двух случаях: либо смотря в свете огня на подаренные ему золотые самородки, либо доводя своего отца до гневного оскала. 

                 Зажав горящий камешек между костными шипами на кончике крыла, словно в тиски, дракончик вцепился лапами в блестящее сокровище. Каждая попадавшаяся ему на глаза металлическая вещица, даже крохотная серебряная монетка, подлежала немедленному досмотру и определению. Как знать, для чего люди, а это точно было их рук дело, сковали металл в такие разные формы? Что Агнару удавалось легче всего распознать, так это человеческое оружие, которое, согласно сказаниям, всегда было острым и заточенным, чтобы пронзить прочную драконью кожу. Правда, наглядная проверка на собственной чешуе показала полную беспомощность этого утверждения: и как такой дребеденью кто-то мог сразить более взрослого и крупного змея?





                  На осмотр блестящего добра красный в угольную крапинку дракончик не жалел ни времени, ни огня, для поддержания которого ему пришлось вычесать с себя ещё один горючий камешек, но уже со спины. Несмотря на большой запас причудливых металлических изделий, их общий объём не был так велик, каким он казался в жадно пылавших глазах Агнара. Даже саму сокровищницу, размеры которой очертил огненный свет, он мог бы пройти в длину всего за три полных шага, и уже  скоро пытливая драконья морда уткнулась в глухую стену пещеры. За ней, скорее всего, уже не было ничего, кроме сплошной каменной породы, но кое-что внесло смятение в голову увлечённого искателя.

                 Стена, которая стояла перед ним, была покрыта большим числом царапин, нанесённых в несколько горизонтальных рядов. Они были выведены довольно аккуратно для драконьего когтя, который мог их оставить, и местами сливались в разобщённые символы, которые Агнару не были понятны. Драконы на стенах попусту ничего не начертают - это он знал точно, только вот что это за грубый и отрывчатый язык, читать который было совсем неудобно? Явно не драконий: в написании он куда более гладок и красив, чем в звучании. Тогда, быть может, людской, раз уж вещи ихние здесь? 

                 Только вот откуда здесь могли появиться люди? В эту скрытую от солнца пещеру и дракону попасть не просто, а человеку, о присутствии которого в этих краях вообще не слышали (до недавних дней), - и подавно.

                 "Что это за место вообще?" - спросил сам себя Агнар, осматривая открывшиеся ему крохотные владения целиком. За всё время, которое он в них находился, лишь сейчас он задал себе этот вопрос. Лишь обернувшись назад он вспомнил, что находился у себя дома. Это было очень хорошо, ведь ради того, чтобы вновь насладиться таинственным блеском ему не придётся далеко лететь - достаточно и пары шагов. Проделав их в своё лежбище, дракончик вдруг заметил посреди одной из стен крохотное сияние, которое отозвалось на огонёк зажатого в крыле "факела". 

               Что бы там ни было, пресыщенный сокровищами дракончик не стал терзать себя догадками, а быстро обнаружил источник блеска, который лежал в небольшой, едва заметной выбоине в стене. Узнав его по очень характерному отблеску Агнар иронично фыркул - последний камешек, довершавший его первую коллекцию драгоценностей, всё это время лежал не на полу, а прямо на уровне его глаз. С особой осторожностью владелец извлёк своё сокровище из неуютного хранилища в свои надёжные лапы и принялся оценивать его сохранность.

                Блестящей находкой оказался изумруд размером с две человеческих ладони, выделявшийся на фоне всех других камней своими ровными гранями. В своём сочетании они придавали ему аккуратную симметричную форму, которую природе создать в одиночку было бы не под силу, что и не было удивительным - в коллекции дракончика ограненный изумруд был единственным камнем, которого касалась рука человека.

                Собрав, наконец, коллекцию воедино, Агнар подыскал ей особую нишу, но не в новом, открывшемся ему, тайнике, а в другом малозаметном уголке, который он надумал обустроить позже. Не до того ему было: его мысли заняли догадки о происхождении человечьего скарба, чудным образом оказавшимся вдали от мест обитания его создателей. Зачем отцу сдалось такое хранилище? Это было слишком старомодно...

                Где-то снаружи вновь пронёсся мощный порыв ветра, который отозвался в убежище дракончика жутким завыванием. На этой ноте горящий камешек, зажатый в крыле, затух и вернул пещере её привычный мрак. Агнар воспринял этот знак как время ложиться спать. Несмотря на то, что снаружи была лишь середина ночи, погода была нелётной, тем более, для дракона с надорванным крылом. Лучше прилечь рядом со своим сокровищем поудобнее и уснуть пораньше, чтобы не сердить отца очередным опозданием.

                Правда, осуществить задуманное выдалось непросто: уснуть в атмосфере постоянного завывания обладателю острого слуха, да ещё на грубом, неотлёжанном годами камне стало для него целым испытанием. Агнар долго не мог заснуть, и за ночь несколько раз менял место своего сна, пока не улёгся на чём-то звонком и прохладном. Каким бы неудобным не казалось это место для сна, дракончик расположился на нём с большим удовольствием и скоро захрапел. 

                Всё произошедшее с ним за последний день казалось ему одним большим сном, воспроизведённым его богатым воображением. Порой он сам удивлялся тому, насколько реалистичными были его фантазии - подчас они его даже пугали своей достоверностью, словно происходили на самом деле. Жаль, это был лишь сон - в настоящем мире всё самое интересное происходило где-то в стороне от него...

                Выдохнув от досады, вернувшийся в действительность Агнар открыл глаза. Выполняя потягуши, он поднялся во весь рост и, выпрямив шею, врезался головой в твёрдый потолок. Удар, от которого его рога чуть не выгнулись, ясно сказал дракончику - это был не сон: в своём старом логове таких низких потолков отродясь не было. На всякий случай убедившись в том, что он лежал на куче блестящего скарба, как никогда воодушевлённый Агнар, осторожно пригнувшись, поскакал к выходу, чтобы быстрее похвастаться родителям своей находкой.

                 Снаружи дракончика встретил далеко не живописный вид мрачного камня, к которому не мог пробиться солнечный свет. Самого же солнца над ущельем тоже не наблюдалось - небо окутали собой принесённые за ночь тёмно-серые тучи, которые не могли поведать Агнару точное время суток. Однако его это не смутило - ночью так светло не бывает: главное - не проспать ненароком на сутки дольше.

                 Вдохнув поглубже влажного воздуха, он расправил крылья и рванул в воздух, в сопровождении какого-то рвущегося звука. Взбудораженный юный змей, догадавшись, что только что произошло, оскалил зубы и обернулся назад:
 
                 — Опять ты! - прорычал он тому самому шипу, который вновь порвал ему перепонку крыла. 
 
                 Теперь сразу на обоих крыльях Агнара красовались ровные, симметричные разрывы. Как ему хотелось разрушить тот мерзкий шип! Жаль, времени заниматься этим у него не было, да и силы следовало поберечь.

                 Покинув своё новое укрытие, красный в чёрную крапинку дракончик отправился к назначенному отцом месту встречи, надумав подкрепиться в долине Заката по пути. Полёт туда немного измотал его: с надорваными крыльями поддерживать себя в воздухе было сложнее. Сырость в воздухе тоже подпортила ему настроение: в такую погоду животные, предчувствуя дождь, прятались по своим укрытиям, лишая крылатого хищника удовольствия от охоты. Однако на сей раз ему повезло: шуршание ветвей в лесу долины позволило ему быстро выследить жертву и поймать её при первом же пикировании.

                 Полакомившись как следует, Агнар заметил, что небо над ним стало темнее, чем было над ущельем, - день медленно, но уверенно подходил к концу.

                "Если лететь без передышки, то как раз успею", - подумал дракончик, тяжело выдохнув. "По такому важному поводу опаздывать нельзя"

                Где-то вдали раздался гул грома. По долине пронёсся сильный порыв ветра, который дул в северном направлении: не совсем туда, куда следовал Агнар. На фоне стихии крылатое создание казалось мелкой, но очень упёртой букашкой, не желавшей лететь влево по её воле. Не для этого Агнар родился красным драконом, чтобы быть побеждённым в воздухе, да ещё и самим воздухом! Правда, на всякий случай, он сбавил высоту своего полёта настолько, насколько возможно - всё-таки, дракон он ещё не взрослый. Оставляя за собой тусклые тучи, едва пропускавшие вечерний свет, он направлялся в самую тьму.

                Именно там, в её недрах, перед привыкшими к мраку глазами дракончика возвеличилась одинокая гора, окружённая широкой травянистой "подстилкой", отделявшей её от всей остальной гряды. Если бы можно было только присмотреться к ней поближе, в её подножиях можно было бы увидеть очертания протяжённого каменного гребня, который тянулся к соседним горам, но не доставал до них. Гордый, оставленный своими собратьями в одиночестве, - таким с детства знал Агнар Ястребиный пик, представший перед ним.

                 Встреча двух старых знакомых сопровождалась редкими вспышками на небе, и отдалённым грохотом грома. В свете одной из этих вспышек на гребне под пиком проявился крохотный силуэт, усеянный длинными шипами как дикобраз, только с шеей жирафа. Он был знаком Агнару лучше, чем эта гора и все горы вокруг вместе взятые.

                 Сидя на месте неподвижно, скрыв свои глаза в мраке, он внимательно следил за устремившимся к нему навстречу дракончиком, тихо хрипя себе нос. Едва Агнар настиг его в пяти гребеньях, он резко вскочил с земли и взлетел в воздух. Расправив свои мощные крылья он, не озираясь обратно, быстро исчез за высокой стеной пика. Агнара такое поведение при встрече оставило в недоумении: отец, даже будучи в дурном духе, всегда приветствовал сына, пусть и ворчливым тоном. Вполне возможно, старший дракон порядком промок под лёгкой моросью и решил найти более уютное место для разговора.

               Едва завернув за угол, вслед за тенью, Агнар во мгновение стёр своё предположение, завидев летевший на него поток ослепляющего пламени. Оторопев от внезапности, он скоро взял себя в лапы и улетел в сторону от огня. Как только огненный свет потух, его источник пропал из виду.

               "Что это было?!" - пронеслось в его голове. 

               Отец и раньше своими действиями оставлял много загадок, но это было уже из ряда вон выходящим. Пытаясь понять причину его поступка Агнар отлетел повыше и подальше от пика, чтобы не напороться ещё на что-нибудь нежданное. Мог ли старший дракон начать испытание без предупреждения? А может, он рассердился на то, что сын припозднился на пару оттенков ночи?

               "Нет. Он хочет, чтобы теперь я настиг его! Конечно!" - почти вслух произнёс Агнар с огоньком в глазах.

               По травяному полю пронёсся шумный порыв ветра. Приправленный крохотными каплями дождя воздушный поток расшевелил перепончатые "уши" дракончика, но это никак не притупило бдительности их обладателя. Он уже не раз подмечал за собой способность слышать сквозь ветер и даже теперь помимо шума он мог уловить приглушенный звук тяжёлых взмахов. Только откуда они могли взяться? Обернувшись назад он никого не увидел, вокруг тоже не было никого.

              Вдруг перепончатые "уши" вздрогнули: какой-то рассекающий воздух звук стремительно начал приближаться сверху! Не успел Агнар обернуться, как получил сильный удар по спине. Ошеломлённый, он потерял управление своими крыльями, камнем устремившись вниз, к земле. Лишь в паре взмахов от тёмной тверди Агнар сумел вернуть над ними власть и остановить быстрое падение.

              Юный змей не знал, разбился бы он или нет, не взмахни он мгновением позже, - он был в потрясении. Кто мог нанести такой подлый удар?

              Не успело драконье сердце ослабить биение, как земля перед глазами Агнара начала отсвечивать какой-то яркий свет, возникший позади него. Развернувшись обратно, дракончик столкнулся мордой к морде с огненным потоком, летевшим прямо на него. Пятнистые крылья, закрывшие, словно зонтом, своего обладателя, приняли на себя удар горячей стихии, которая не нанесла бы им особого урона. Однако жар, ощущаемый крыльями, усиливался: ещё немного - и в них вцепились чешуйчатые багровые лапы, которые быстро раздвинули препятствие на пути огня.




              Дракончик обомлел. В его глазах отразилась крупная драконья морда с множественными челюстными наростами и с полыхавшим из пасти огнём. Её глаза горели неистовым огнём, в котором еле прогладывались суженные до предела зрачки. Мгновения в голове Агнара растянулись на минуты: он не мог поверить в то, что смотрел в глаза своему отцу, который не мог быть никем иным. Безумный взгляд не так взбудоражил его (он видел такой не раз), как то хладнокровие, с которым родитель напал на него. Вырвав крылья из багровых лап, Агнар спешно отлетел подальше.

              — Папа, стой!  Что ты делаешь?! - крикнул он, переводя дыхание.

             Оставшийся парить на одном месте старший дракон, затушил огонь из пасти и, не закрывая её, начал издавать негромкий настораживающий рык. Вдруг в этом рычании для сына прозвучал отчётливый посыл:

             — Проснись!

http://s020.radikal.ru/i711/1407/9f/320971ef060d.jpg

8

Комментарии

13.05.15, 21:50

*appl ause*

    23.05.15, 23:12Ответ на 1 от Lily-cj

    Дякую!
    Жаль, иллюстрации, как всегда лепил в последний момент: буквально в течение суток

      34.05.15, 13:22Ответ на 2 от WalesDragon

      ого, быстро, молодец*appla use*

        44.05.15, 14:37

        На новом месте,в неустроенной спальне уснул,вот и кошмары.Я прям испереживалась,чего это отец так озверел
        А про сокровища ещё будет?Ну очень интересно узнать кто такой склад оставил

          54.05.15, 14:44

            64.05.15, 18:05Ответ на 4 от Шельма

            На новом месте,в неустроенной спальне уснул,вот и кошмары.Я прям испереживалась,чего это отец так озверел
            А про сокровища ещё будет?Ну очень интересно узнать кто такой склад оставил
            Интересная догадка насчёт происхождения кошмара Хотя, может, у красных драконов неуравновешенность в порядке вещей?
            Сокровища ещё будут, только станет ли наш дракончик рассказывать о них родителям?
            Вообще, это сокровище какое-то неправильное. Как думаешь, почему?

              74.05.15, 18:18

                84.05.15, 21:23Ответ на 5 от Ig0rek

                Любопытно, что на создание одной такой заметки (не главы в целом) у меня уходит где-то месяц с гаком, но по факту получается пара картинок, плавающих в реке из букв

                  94.05.15, 21:24Ответ на 7 от WtugWtug

                    105.05.15, 09:36Ответ на 6 от WalesDragon

                    Ну ,очень похоже что это кто-то спрятал.Может награбленное.Вряд ли в пещере ещё дракон жил и все оставил.Ну если только снизу,из горы гномы поднимались

                      Страницы:
                      1
                      2
                      предыдущая
                      следующая