хочу сюда!
 

Карина

37 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 37-55 лет

Заметки с меткой «любовь»

Луноходы


Молодые люди сидели, тесно прижавшись, друг к другу и смотрели на далекую Землю.

- Слушай, у тебя тоже так? — спросила она. — Сколько ни смотришь на нее, а все не надоедает.
 
- Да, конечно. Она же особая, самая родная.

Юноша тихонько провел пальцами по голой коже девушки, отчего та сразу покрылась пупырышками, как от холода.

Маленькие узкие ступни девушки слегка серебрились от мелкой лунной пыли.

- Ты – как древняя статуя из мрамора. Только у статуй не бывает пупырышек на коже от прикосновений мужской ладони. — сказал он.— О чем ты сейчас думаешь?

- О луноходах.

- Каких? Тех неповоротливых механизмах, которые когда-то тут ходили?

- Нет. — засмеялась девушка. — О сапогах.

- О каких сапогах?

- Я же дизайнер одежды. Изучала историю костюма. Ты представляешь, когда-то сотни лет назад люди носили такие огромные смешные сапоги, и они назывались – лу-но-хо-ды.

- А почему? В них ходили первые астронавты?

- Ну да, и не только. Их носили и взрослые, и дети, зимой, когда землю покрывал снег и лед. Тогда люди не знали другого способа согреться и поэтому изготавливали теплую одежду и обувь, чтобы не замерзнуть и не простудиться. А когда это не удавалось, то у них появлялись сопли в носу и кашель.

- Ой, боже, я читал об этом. Странно, что люди вообще выжили. Ведь их тогда лечили лекарствами! Очень вредными.

- Да, это кажется удивительным. А вот луноходы не промокали. В них было тепло, но очень тяжело ходить! Даже первые астронавты, и те… Их готовили к полетам на космических кораблях и это были сильные и мужественные люди, но ходить в сапогах и тяжелом костюме с аппаратом для кислорода! Думаю — смогла бы я стать астронавтом в то время?

- Видишь — произнес юноша задумчиво — у них была цель. А если есть мечта, неважно в какое время ты живешь. Мечта — это то, что движет человеком.
 
Он посмотрел на нее и добавил:

 - Мечтал быть рядом с тобой и теперь я рядом.

Юноша наклонился к голым ногам девушки, вдохнул запах серебристой лунной пыли и понял, что счастлив.
 
- Интересно, а что почувствовал первый астронавт, если бы узнал, что для путешествий не нужно строить лязгающие уродливые космические корабли? И не нужно никаких прыжков через гиперпространство? — спросила девушка.

- Не знаю — ответил юноша — быть может, опустошение. Вроде, как все зря. Годы изнуряющих тренировок, жесточайшего отбора. А сколько людей погибло, так и не долетев до цели? Где-то в пространстве до сих пор плавают корабли-призраки.

- Те люди, жившие так давно, и представить не могли, что все настолько просто! Миг — и мы на Луне. Еще миг — и вообще в другой точке Вселенной. И нам не нужны луноходы. А одежду дизайнеры создают совсем не так. Когда-то ее шили из тканей, вязали из ниток. Ее нужно было стирать в воде. Представляешь? Всякой химией! Когда только начала учиться на дизайнера, больше всего была поражена даже не тем, что вещи служили для согревания тела, а именно тем, что одежда пачкалась!

- А теперь я вижу на тебе прекрасное платье. Оно как будто соткано из света звезд — тихо сказал он. — Какая ты красивая! У тебя такие влекущие глаза, что в них хочется раствориться.

- А сейчас, сейчас что на мне?

- О! сейчас что-то напоминающее земную весеннюю листву.  Она нежно укутала твое тело, ты как будто завернута в кокон.
 
- Слушай — сказала она — а вдруг через много-много лет люди совершат какое-то открытие, которое снова перевернет все представления о мире? Представь, вот такие девушка и юноша, как мы, они тоже влюблены друг в друга и сидят тут, на Луне!  И говорят о том, какие мы смешные — их далекие предки. Ух, прямо дух захватывает!

- Знаешь, — сказал юноша — наверное, когда-нибудь так и будет. Может через тысячи лет, а может быть даже завтра.Но главное — не это. Главное, что у девушки тоже будут пупырышки на коже. Не от холода, нет.
-------------
иллюстрация - сюрреалистический фотоарт Мануэля Родригеса Санчеса
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216042102103

хочу саме так! це мантра, медітація та "установка на добро")))


Свобода відкривається тим, хто любить кожен новий день,  незалежно від того, який він. Похмурий, сонячний, завантажений або вихідний. Вмійте любити не дні у своєму житті, а життя в своїх днях!

Квіти до свята Валентина....

Так ось який він -- "Алєнький цвіточок"...

Новая жизнь

Новая жизнь.

В начале была безграничная любовь. С появлением новой жизни, твоя жизнь меняется навсегда. Возможно, ты это еще не понял, не важно, главное то, что ты уже погружен в эту новую среду обитания и она окружает тебя со всех сторон. Скорее всего, это один из трех переломных моментов в твоей жизни наровне с твоим рождением и смертью, и появление новой жизни знаменует собой твой личный переход от рождения к смерти, метафорической, но столь реально представленной. 
Я думаю, что на этой промежуточной пересадочной станции мы получаем доступ совершенно ко всем своим чувствам и переживаниям, котопые растеряли по дороге сюда, по мере роста ребенка, в нас будут воскрешаться наши травмы и мы будем иметь возможность прожить их вновь и исцелиться. Или нет. В этой точке ты узнаешь всех своих демонов в лицо, или, увидишь свое лицо в лице ребенка. Одно из двух, либо увидеть, либо быть увиденным. Здесь ты столкнешься со всеми своими комплексами и увидишь как работает компенсаторный механизм, когда ты будешь стараться быть тем, кем ты не являешься, и как это будет потом жестоко раскрыто. Демоны не оставят тебя наедине со своим творением, они помогут создать иллюзию, настоящий фантом живого родителя, о котором мечтал ты, и о котором ты совершенно ничего не знаешь. Так как же ты играешь эту роль? Для кого?
Рождение ребенка одинаково тяжело как для женщины, так и для мужчины. Эта огромная радость, переполняющая тебя, живет в твоем сердце в номере люкс, в отеле, стоящем в хаосе перенаселенного района города. Войти в декрет можно, но вот выйти из него совершенно непросто. Мамы и папы могут застрять там надолго, увлекая за собой бабушек и дедушек, котов и собак, а иногда и соседей. Демоны делают из тебя иллюзию, которую ты стараешься воплотить в жизни ожидая в долгосрочной перспективе на огромные дивиденды. И ведь так страшно признаться ему в своей слабости и быть при этом безапелляционно принятым и любимым, ведь это рушит твои представления о твоем условном принятии людей и мира. Нужно поддерживать свою легенду о правильности восприятия, о своей неспособности любить просто так, без всяких причин и условий. В этот момент на свет появляются орды правильных пап и мам, успешных и харизматичных, образцовых и сильных, парадоксально далеких от естественности и простоты их ребенка. 
Ведь это шанс, говоришь ты себе, шанс сделать себя таким, каким ты мечтал быть в своей утопии компенсации своей никчемности, это шанс сделать это и показать что ты можешь. И ты начинаешь действовать, причем, бездействие, это тоже активное действие в данном случае (да и в других тоже). Демоны шепчат тебе на ухо, направляют тебя, уводят все дальше и дальше от простоты восприятия себя, в даль к берегам беспокойного достатка. И в итоге, ты уже тот, кем ты никогда в жизни не захотел бы быть и чье название ты обязательно услышишь лет так через 16 после рождения ребенка. Ты подделка самого себя. И это будет отчасти твоей наиреальнейшой реальностью.
То, что начиналось с любви превращается в фарс (или фарш?) под натиском твоего желания быть кем-то большим чем человек, который рядом. Ведь мы знаем, мы точно это знаем, что в жизни нам нужно очень мало для счастья, мы это прекрасно понимаем, но делаем все, чтобы добыть себе еще немного больше, потом еще немного больше, потом еще чуть-чуть, и вот мы уже на краю пропасти в одиночестве и отчаянии. Посмотри на ребенка, он прост, он уже идеален, и ты ему нужен таким же, идеально простым.

Рифма не просится.. обзор блого-блабла

Половозрелые унылые самцы блогов хотят внимания.
(об хронических импотентах промолчу, а то понесёт в политику)
Самки пытаются скрасить их и свой досуг словами влечения.
Пустоту заполняют фейк, пустота и нытики



о не любви...

ведь мы тоже жили в эсэсэр...
меня тоже мало хвалили... и тоже говорили "что о тебе подумают люди"...до сих пор встречаю таких человеков...только серьёзно повзрослев, я исправила эту гнилую традицию подстраиваться под чужое мнение и  теперь всегда  предпочитаю иметь своё..
------------------------------------------
честно (С)тырено из ФБ ..много букофф) 

          *********
 Страна не любви

Тель-Авив. Улица. Мать и ребенок. Он роняет мороженое, корчит рожу, подвывает, и вот уже слезы скоро брызнут.

Мать: «Мой сладкий, мой любимый, не плачь, мы тебе купим еще, лучше и больше, иди сюда, мой сахарочек!»

Прохожие улыбаются. Прохожие машут ручками. Прохожие берутся за руки и танцуют, распевая веселые песни счастья и любви, а потом все вместе, продолжая петь и приплясывать, идут с матерью и ребенком за мороженым.

Москва. Улица. Мать и ребенок. Он роняет мороженое, корчит рожу, подвывает, и вот уже слезы скоро брызнут.

Мать: «Ну ты что, совсем тупой?! Сейчас будешь с асфальта слизывать! Больше никогда никакого мороженого, больше гулять не будешь, я отцу все расскажу, он тебя ремнем научит!»

Прохожие переходят на другую сторону улицы. Им страшно, они думают о бренности всего сущего и о том, что скоро наступит конец света. Небо заливает бескрайняя черная туча. Ветер сдувает с деревьев листву и радостные улыбки с лиц людей, уносит быстро и далеко веру и надежду.

Вот с этого все, черт побери, и начинается. С придирок, хамства, запретов, наказаний, унижений.

Столько street-хамства по отношению к детям, сколько в России, нельзя увидеть ни в одной стране. Это такая местная этика воспитания. Поэтому мы — нация, которая ничего не знает о том, что такое любить себя. И речь не о слепой любви, близкой к одержимости, а о той, которая уважение и, главное, уверенность в себе. Ничто не дает больше уверенности, чем любовь.

В детстве у меня была подруга-соседка, которая все время завидовала евреям: «Они никогда не ругают детей, они их только хвалят, только любят». Были такие легенды раньше. То есть на самом деле это вовсе не легенды: евреи, как и почти все южные народы, умеют обожать своих детей, это верно. Но в суровых советских условиях такое поведение казалось невероятным.

Если задуматься, то на общем фоне уверенные в себе люди выглядят каким-то парадоксом.

Я могу с трудом вспомнить буквально двух-трех знакомых, о которых можно сказать, что они потрясающе уверенные в себе люди. И самое важное, что они необыкновенно плодотворны. Им что-то приходит в голову, они это делают, и такое ощущение, будто они не знают ни мучений, ни сомнений.

Вот есть удивительный Федор Павлов-Андреевич, который с детства устраивал театральные постановки, придумал свое модельное агентство (достаточно успешное), потом газету «Молоток», а сейчас он художник, делает перформансы. Федя всегда вызывал и вызывает у меня смешанные чувства – я никогда не могла избавиться от зависти к его непоколебимой уверенности в том, что у него все получится.

И я знаю множество одаренных или откровенно талантливых людей, которые при мысли о том, чтобы начать свой проект, будь это хоть книга, хоть сценарий, да что угодно, впадают в оцепенение. Знаете, сколько отличных книг не написано? Ну, я тоже не знаю точно, но много.

Вот мой друг хочет писать, но у него устрашающий творческий блок: его сжигает страх при мысли о мнении публики. Потому что всякий раз, когда он что-нибудь в детстве рисовал, лепил, писал, родители начинали не с похвалы, а с критики. Причем уже позже в ответ на почти истерику: «Ну почему?!» — они говорили: «Мы ведь желали тебе добра».

Хвалить — зло. Критиковать — добро. (И стоит ли удивляться тому, что в интернете все только и ругают друг друга?)

Один мой коллега написал отличный текст. Я ему отослала сообщение: мол, какой чудесный текст, ты очень талантливый, молодец! Мы немного пообщались, а потом он говорит: «Так приятно, я не помню, когда слышал похвалу от коллеги».

Так и есть. Никто никого не хвалит. Даже знакомые могут написать публично комментарий из серии «Какой тупой текст, ты совсем, что ли, дура?» Может, я дура. Может, текст тупой. Но я бы приятелю сказала такое приватно — и, возможно, более сдержанно.

Я помню историю, которая случилась со мной в семь лет. Я решила написать роман. Настрочила пару страниц, показала отцу (он был писатель), а тот как-то отмахнулся — «сюжета нет, это все не очень». Вообще, мой отец по сравнению с другими просто душка. Он только и поощрял меня. Говорил уже потом, что я гениальная и вообще. Но вот тогда он так ответил. И меня это чудовищно оскорбило. Я бросила свой великий роман и больше не писала до 15 лет.

Возможно, я должна была прямо в семь лет взять себя в руки и навалять «Войну и мир», но дети — отражение родителей, они мир ощущают через их похвалу и критику.

И кстати, о школе. В восьмом классе у нас появилась новая учительница литературы — и вот она изменила мою жизнь. Нас усадили писать очередное сочинение. Сочинения тогда писали так: своими словами переписывали предисловия советских критиков. Поэтому я всегда по литературе имела нетвердую тройку — предисловия эти я не читала, списывала, что могла, у соседей. А тут я вдруг психанула — и написала о поэте Некрасове все, что думала (а он мне не нравился). Так я и стала отличницей. Новая преподавательница всем поставила «неуды» за пережевывание чужих ура-патриотических мыслей, а у меня была пятерка и похвалы на половину урока.

Иногда я думаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы до конца школы мы бы так и переписывали мысли советских задницелизов. Если бы не пришел новый человек и не сказал, что у нас должны быть свои мысли и, главное, что мы должны их высказывать. И что любое мнение интересно — нет «правильного» и «неправильного».

Я к тому, что и мы, люди, надышавшиеся отравой СССР, и современные дети, которых до сих пор учат порождения той системы, — мы ничего не знаем об удивительной и восхитительной свободе, которую дает уверенность в себе, уважение к своему мнению.

Нас учили быть «как все», у нас первородный страх отличаться от других, мы боимся совершить малейшую ошибку — потому что за нее получим либо наказание, либо презрительную критику.

Мама моего приятеля-журналиста спрашивала у него: «А почему ты считаешь, что твое мнение кому-то интересно?» И такие слова я от многих слышала. То есть любимая мамочка, вместо радости и упоения тем, что ее сын — писатель, что его публикуют прямо в газете, интересуется: «А кому ты нужен?»

Увы, это абсолютная норма в России. В ответ на порывы мы получаем скепсис, сомнения, критику. И так и живем, передавая это друг другу: от поколения к поколению, от одного к другому, от одного сообщения в социальных сетях к следующему. Хамство, осуждение и строгость — это наш единственно понятный способ взаимодействия.

«Девушка, вы так прекрасно выглядите!» — говоришь ты кому-то на улице. А тебе в ответ растерянный быстрый взгляд (на ходу), истерическая улыбка и некое «мемыму» через плечо. Даже когда в более закрытом обществе, где-то на вечеринке, говоришь: «Какое красивое платье!», в лучшем случае тебе сухо говорят «спасибо». И никогда «О, так приятно, я его купила в Тбилиси этим летом, попала на распродажу в одном маленьком магазине!» Вот честно. Я ни разу не получила в Москве такой ответ. Потому что люди не умеют реагировать на похвалу. В худшем случае тебе ответят: «Ой, ну что вы, оно вообще мятое, и голова у меня грязная, и я простужена, так ужасно выгляжу».

Кошмар.

Ведь это так чудесно — восхищаться людьми и ценить, что они оделись красиво или книгу написали, или стихи, или просто у них отличное настроение и они излучают радость. Атмосфера взаимного восхищения намного симпатичнее этой утомительной и уже всем надоевшей вечной борьбы за то, кто кому напишет больше мерзких гадостей. Общество ненависти исчерпало себя — надо начинать хвалить друг друга. Даже если не за что. Вдруг потом это подействует?

Арина Холина



Нелюбовь

Я думаю, что центральной темой жизни человека является нелюбовь, а именно, невозможность любить другого в себе и себя в другом. Постоянное чувство отверженности и все те действия что мы предпринимаем для утоления этой ноющей боли, всего лишь инструмент в нашем признании неспособности любить. Когда есть этот «блок» в виде запрета, стыда, «импотенции» в виде обессиленности и невозбудимости, или внутреннего переполненного страхом или гневом контейнера или чего-то еще, тогда мы трансформируем нашу безусловно имеющуюся у нас способность любить в нечто другое, что проявляется в виде всевозможных защит. Можно представить, что испытывают эти люди лишенные возможности быть в любви, точнее, что они испытывают взамен и это реально страшно. Это как будто у нас украли все, что можно было украсть ценного и дали взамен нечто напоминающее эту ценность, но нас бесит эта замена, сильно бесит.
Гораздо чаще я слышу фразу от клиентов, что их не любят, да и я сам мог такое сказать, и это правда. Я верю им и верю себе, я верю в чувство отчаяния и злость, которые появляются в момент осознания отсутствия любви, и я верю в защиты, оберегающие нас от полного распада. Защиты нас защищают, и это не сарказм, это – реальность. Но в то же время, щащита не дает нам возможности заглянуть в свои собственные глаза и увидеть там звенящую от ужаса пустоту. Кто кого не любит??? Вот в чем вопрос. И мне уже не интересно «почему?», мне интересно «кто я тогда такой, раз я не люблю?». И это уже мы плавно перетекаем от проявления к сущности. Наша сущность проявляется в нас посредством любви как универсальной энергии, которая наполняет собой все, созданное нами и нас самих. Если я не люблю – я не проявляюсь как Я-истинное. Но тогда как я проявляюсь в своей нелюбви, кроме как Я-ложное? Нелюбовь делает из меня лишь жалкое подобие меня самого. И весь сарказм заключается в том, что наше ложное проявление кажется нам красивее и ближе чем истинное, и это я опять про защиты, которые нас защищают. Защиты берегут нас отводя наше восприятие на блеск бриллиантовой короны на нашей голове или на трагичность нашей безвыходности, лишь бы уберечь нас от реального осознания своей истинной возможности любить, т.е по факту быть живым и жить.
Нелюбовь. Это и вопрос и ответ одновременно. Когда человек говорит что его не любят или что он не любит, он уже отвечает на вопрос о своей жизни. Но нам легче зациклиться на вещах уводящих нас от себя к другим и выяснять что же с ними не то. Нелюбовь это не диагноз, это суть жизни, это то, кем я сегодня являюсь, это то, насколько я сегодня жив. И я думаю, что с этим нельзя ничего сделать до тех пор, пока не погрузиться в свой внутренний космос пустоты и не узреть там свое отражение, которое мы не любим. Что с ним делать дальше каждый решит сам. Наша нелюбовь живет на темной стороне луны, которой никогда не видно, но которая точно есть.
Нелюбовь – это нечто захватывающее, это ранящий нас ангел любви, стреляющий боевыми патронами, и мы идем к нему навстречу с покорной улыбкой на лице и с глубоким разочарованием в сердце. Нелюбовь всегда толкает нас искать любовь, до самого последнего дня нашей жизни и она же нас бережет от любви, потому что любовь, это то, что нас беспощадно делает бессмертными. Поэтому мы так боимся умереть.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
991
предыдущая
следующая