Профиль

Ася Скорина

Ася Скорина

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Глава 2 (из книги "Магнит")

- Тина, я без тебя задыхаюсь... – шептал Влад, затаив дыхание. – Мне пусто, понимаешь?!

- Мне плевать, - отрезала я безразлично.

- Я не верю, господи, как я хочу сейчас быть рядом. Ты бы так не говорила, если бы...

- Если бы что? – Резко отрезала я.

- Если б... – Влад вдруг замолк.

Он понимал, что сейчас не имеет значения, что он скажет, не имеет значения, что я отвечу. Мы так глупы. Мы так глупы, когда любим. Мы стремимся что-то доказать друг другу, но это «псевдо-доказать» по сути ничего не изменит. Мы останемся прежними. Мы слишком выросли, чтобы меняться.

- Скажи мне... – напряженно произнес он.

- Что?

- Скажи мне, что я тебе все еще нужен, - он, казалось, был напуган.

Я молчала. Безусловно, я лгала. Я все так же любила его, он все так же как и раньше был самым близким и дорогим человеком на этой земле. Я просто боялась. Мы всегда были зеркалами друг друга: когда мы лгали – это тоже было искренне, ведь каждый раз мы знали, когда кто-то из нас лжет. Когда мы плакали – это было одновременно, не боясь и не стесняясь, что кто-то этого не поймет. Мы понимали. Мы все понимали. Порой даже больше, чем хотели друг другу открыть. Между нами была масса тайн, но все до единой были давно разгаданы. Но сегодня, сегодня я его ненавидела, как не ненавидела еще никого. В его глазах просматривалось мое проклятие. «И за что мне это?» -  пронеслось в голове. Вокруг меня были сотни мужчин, готовых и жаждущих моей благосклонности, это были самые преданные ухажеры, которые воспринимали меня такой, какая я есть на самом деле. И почему людям всегда всего мало? Им всегда чего-то не хватает для счастья. Они опрометчиво несутся в никуда в поисках непонятно чего и думают, что там, где-то там, их обязательно будет ждать их счастье, и даже не у них, а где-то у соседа, за которое еще предстоит хорошенько побороться, повоевать, а то что, получается, легкая добыча... Такая никому не интересна.

Влад любил просиживать часы, подробно изучая мою страничку ВКонтакте, так он всегда знал, что происходит в моей жизни, кто в ней появляется, кто пропадает. Игорь никогда не обращал внимания на мои увлечения социальными сетями, он был слишком озадачен своей работой, а я, как истинная рыба по гороскопу, была слишком далека от чего-то мирского. Меня всегда манила загадочность, неосознанность этого мира, я была на небе и на земле одновременно, это был мой мир, которым я делилась разве что со Стасиком, который после такой философии еще и должен был вырасти настоящим мужчиной. Почему меня манил Влад? Он был близок этому миру грез и фантазий, он замечательно вписывался в мое немного трагичное представление о любви, он был чувственный, и более эмоционального секса у меня не было еще ни с кем. Это похоже на самый первый раз, когда мужчина касается тебя свое смелой рукой, а тело поддается его гипнозу. Это словно музыка-импровизация, где ты понятия не имеешь, что тебя ждет дальше, но ощущения от этих смелых и уверенных жестов кажутся просто неземными. Это ад в обличии рая. Ад – потому, что Влад всегда пропадал. Он был подобно красному стежку проходящему вдоль моей биографии, устремившемуся в бесконечную даль. Рай – потому, что более сильных рук мне еще никогда не приходилось встречать и чувствовать.

- Ты вообще слышишь, что я говорю? – прервал мои мысли голос Влада на том конце провода. Он звонил из Винницы, куда поехал навестить родителей, как он сказал.

- Я? Да.

- Тина, я прошу тебя, услышь меня.

- Я все слышу, – обманула я. – Я все слышу.

- Я просто с ума схожу по тебе, - нежно произнес он. – Ну прости меня.  Очень скоро приеду – и ты не будешь такой холодной, я знаю подход!

- Знаешь? – сыронизировала я. – Да уж, и когда это было последний раз, а? Дай-ка угадаю. Наверное, когда я за Игоря замуж выходила пять лет назад.

- Зачем ты так со мной?

- Как?

- Ты знаешь.

- Нет, не знаю.

- Блин, Тина, как с тобой тяжело! – разозлился он.

- А с тобой как тяжело! – поддакнула я. – Если бы только знал, как...

Положив трубку, я задумалась, если бы Влад только знал, как много я о нем знаю, как много я знаю о его женщинах, и как больно мне каждый раз играть дурочку, ой, точнее понимающую, а еще точнее «супер-гипер-мудрую женщину», которая на всех закрывает глаза. Они называет это «рыбалкой – чисто мужским днем». В словаре Влада еще добавилось «съездить к родителям». Так вот каждый раз, когда он ездит к родителям… И почему мне все улики сами на глаза попадаются?! Почему миллиарды женщин на планете живут и не подозревают, чем занимаются их ненаглядные, когда «ходят на рыбалку», порой даже забыв купить снасти. И весьма вероятно, что они намного счастливее, чем я. Ведь даже сейчас, выслушивая его удивительно всеобнясняющую историю о вечной любви к родителям и семье, я знала, что территориально он находится как минимум за несколько сотен километров от Винницы. Он снова лгал, и вот уже в который раз я об этом знала.

Интересно, в чем же настоящая мудрость женщины – в том, чтобы молчать, когда так и хочется высказать все в лицо, или высказать, а потом кусать локти в сожалении о содеянном? В отличии от сотен миллиардов женщин, мне казалось, что высшая мудрость в том, чтобы дать мужчине право выбора. Но чаще всего этот мужчина сам не знает, чего он хочет в жизни, точнее если ему хорошо с любимой женщиной, он никогда от неё не уйдет, но даже это не гарантирует ей, что он не пойдет налево.  Не найдя правильных слов, чтобы ответить на свой вечно актуальный вопрос, я пошла в спальню. Муж уже спал, за последнее время это случалось все чаще и чаще, а расстояние между нами тем больше увеличивалось. Между нами образовывалась пропасть из недопониманий и недомолвок, нанизанных на одну нить. Мне кажется, я только сейчас, спустя пять лет, поняла, что брак – это сумасшедшая работа: как только упускаешь деталь, бусы начинают рассыпаться прямо на глазах. И почему я раньше этого не замечала? Наверное, потому, что раньше у Игоря хватало энтузиазма быть в отношениях и собой и мной, играть 2 роли, чего никогда не делала я.

На цыпочках я подкралась к кровати и подняла одеяло, чтобы залезть в неё так, чтобы тот не заметил.

- Ты что так долго? – сквозь сон спросил он.

- Лоре письмо писала в Америку по мейлу, - обманула я.

- Мммм, - протянул Игорь. – Лора вчера тебе звонила...из Киева.

- Да? – сделав вид удивленной, я почувствовала себя на самом деле глупо. Очевидно, Игорь все понимал.

«А ведь он тебе никогда не изменял», - напомнила мне моя совесть. – «Наверное, это не показатель!» Любви-то все равно, сколько раз тебе изменил мужчина, она не считает даже, сколько раз он тебе позвонил или не позвонил. Все, что она в действительности может посчитать – это насколько увеличится мое сердцебиение после одной лишь мысли о нем.

- Игорь? – неожиданно для себя позвала я мужа.

- Что?

- А ведь ты меня всегда любил, да?

- Всегда.       

Наверняка он знал про мои чувства к Владу, он знал про них, когда делал мне предложение, когда я плакала в день нашей свадьбы, он знал об этом, когда я неосторожно предложила назвать нашего сына Владиком, он знал об этом, когда я ночи напролет просиживала в социальных сетях. И он продолжал любить меня. За пять лет совместной жизни у нас не было ни одного скандала, ни одной ссоры. Такая себе идеальная иллюзия счастливого брака, или, быть может, ирония судьбы.

В эту ночь я сделала очень важный вывод для себя: когда нашу душу наполняет пустота, мы всегда стремимся её чем-то заполнить. Но, как сказал Омар Хайам: «Лучше быть голодным, чем что попало есть, лучше быть ни с кем, чем вместе с кем попало!» Игорь очень долго заполнял мою пустоту, он был для меня в ней всем – опорой, поддержкой, вниманием, сочувствием. Я никогда не говорила с ним о Владе, но, наверное, глупец бы не почувствовал присутствие третьей стороны, кого-то еще, кто, появляясь время от времени, вносил полный дисбаланс в мою семейную жизнь. Почему-то, я наивно верила, что брак поможет мне забыть Влада. Как глупо было думать, что любовь так наивна, что будет играть по моим правилам! Она разложила свои карты.

Я долго крутилась, полночи мне снились кошмары, будто Влад отбирает у меня Стасика и говорит, что это его сын. Все напоминало дешевый бразильский сериал, я несколько раз просыпалась и бегала проверить, на месте ли мой сын. Стас тихо спал в кроватке.

- Господи, я схожу с ума, - прошептала я и вернулась в постель. – Я медленно схожу с ума.

Глава 1 (из книги "Магнит")

— Я придумал, как тебя украсть, - воодушевленно пропел Влад по телефону.

— И как же ты это сделаешь? – не без доли удивления спросила я и расплылась в улыбке.

— Я просто заеду и заберу тебя. – Эта фраза меня порядком ошарашила.

— Не смешно, - попыталась отшутиться я.

— А я не шучу, - уверенным тоном произнес он.

— У меня есть время подумать?

— Нет.

— Тогда жду тебя в семь.

Положив трубку, я, казалось, начала таять подобно мороженному на раскаленном солнце. Я не знала, почему так ответила, не знала, почему согласилась, мне было сладостно и больно одновременно. Это было похоже на материализовавшееся желание, но совсем не вовремя, как это часто бывает. Я не слышала ничего о Владе вот уже 5 лет, не знала, чем он живет, женился ли – нет, не женился. Да какая мне разница! Я то замужем, я то замужем… Обняв руками колени я долго сидела в прихожей и вспоминала, как была 23-летней девушкой, влюбленной в него по уши, как засыпала с мыслями о нем и просыпалась с слепой верой, что однажды мы будем вместе и все непременно будет хорошо, как с болью в сердце страничку за страничкой описывала в блоге нашу с ним историю, как он был для меня стимулом всех моих поступков в жизни… «И зачем он снова появился?» - пронеслось в голове. Но мысли прервались криком сына – у него закончилась синяя краска в наборе гуашей. Это всегда было сродни трагедии, и я запасалась целым арсеналом красящих маркеров, красок, карандашей и планшетов, Стасик у меня – будущий художник. Обняв его и вручив новый набор красок, я все же решила собираться на встречу к Владу. Мне не терпелось узнать причину его звонка, да еще и с таким перерывом в пять лет. Все, что я знала о нем, так это то, что он так и не женился, и ни с кем не живет. Не знаю почему, но меня это эгоистично утешало.

 

— Господи, какая ты красавица! – воскликнул Влад, увидев меня. – Совсем не изменилась!

— Спасибо, милый, - я поцеловала его в губы и невольно заметила, что время ничего в нем не изменило, такой же притягательный и сексуальный. К тому же в нем появился некий мужской шарм, капелька мужества и уверенности в себе, которой несколько не хватало раньше.

Влад придержал дверцу и улыбался своей уверенной улыбкой, как будто он знал что-то такое, о чем еще не подозревала я.

— Я заберу тебя, - медленно произнес он, - и привезу только завтра.

— Но… - испуганно вырвалось у меня. В голове сразу пронеслось куча «но»: муж, который в командировке, Стасик, за которым присмотрит няня, чувства, которым я запретила мешать мне жить и много-много всего другого.

— С этим же нет проблем? – Влад посмотрел на меня. – Я знаю, что Игорь уехал, а Стас присмотрен.

— Ты следишь за мной? – мое удивление сложно было скрыть.

— Нет, только прослушиваю телефон.

— Шутишь?

Влад улыбнулся и промолчал. А я не хотела знать, правда ли это. Он смотрел на меня, как будто в первый раз, в нем так много было новых оттенков настроения, характера, личности, но он был тем же, самым дорогим и любимым человеком на этой земле. «Неужели в этой жизни ничто не проходит? Неужели мы всю жизнь будем смотреть так друг на друга и верить в то, что когда-нибудь будем вместе?! Господи, о чем я думаю, у меня же семья!»

— О чем ты думаешь? – Влад всегда чувствовал, когда я сомневаюсь.

— Так, ерунда, - махнула рукой я. – Как ты поживаешь?

— Скучаю по тебе, - вздохнул он. Кажется, это было правдой. – Каждый день вижу тебя по телевизору, слежу за твоими новостями в интернете.

С этими словами мое сердце сжалось как комочек, дышать становилось тяжело. Влад наклонился и поцеловал меня, от чего слышать себя становилось сложнее. Почему в этом мире есть мужчины, с которыми все приобретает смысл, и почему, даже спустя столько лет, забыть их так и не представляется возможным? Почему мы не можем быть с теми, кого любим? Почему с ними так сложно заниматься любовью, когда переполнят чувства так, что ты боишься прикоснуться к партнеру? Почему целовать его все равно что приобретать крылья и не чувствовать земли? Почему с ними у нас всегда отсутствует логика и мы не способны решать? Почему мы с остальными сильные, а с ними до неузнаваемости слабые? Как много существует почему, и так порой не хочется тратить время на ответы.

Мы зашли в его квартиру уже порядком выпившие. Целуясь у двери, он медленно начал расстегивать мою блузку, против чего я просто не могла сопротивляться. Это были самые родные руки, которые чувствовали меня такой, какой я была с ним. Это было просветление и утеря себя навечно одновременно, это было счастье и утопия в самой себе. Расстегнув пуговицы, Влад остановился и с восхищением смотрел на мой белоснежный корсет, который очень красиво подчеркивал грудь и выделял талию. Он был действительно роскошный, купленный за час до этого свидания. В нем я была – сама невинность, и Владу это, похоже, очень нравилось. Мы занимались любовью как впервые, медленно, больно, сладко, чувственно. Он целовал мои влажные от слез глаза, это были слезы счастья.

Интересно, подозревал ли мой муж, что мое сердце никогда ему не принадлежало? Чувствуют ли мужчины, когда женщина мечтает о другом? Когда она мысленно дальше, чем Антарктида. Считается ли изменой то, когда женщина идет по веленью своего сердца?  И в чем, тогда смысл этой жизни, если мы не получаем того, о чем мечтаем?

— Почему ты не украл меня тогда? – вырвалось у меня.

— Я был не достоин тебя. Я был не готов дать тебе то, чего ты заслуживаешь.

Я закрыла глаза от того комка, подобравшемуся к горлу, который появляется в знак доказательства искренности слов говорящего. Мне было больно, больно представлять, что эти пять лет могли протии совершенно по другому, без глупых мыслей, вроде, «я тебя не достоин». Влад всегда был стимулом для меня, если бы не он, я бы вряд ли захотела чего-то добиваться в жизни, вряд ли стала той Тиной Графской, которую знает весь город. Каждый свой шаг я делала с одной лишь целью – чтобы однажды он увидел мою фотографию на газетной раскладке и увез куда-нибудь на необитаемый остров, поближе к дельфинам.

— Ты всегда была моей движущей силой, - как будто прочел мои мысли Влад. – Если бы не ты…

— Молчи, - прервала его я и слезы покатились по щекам. Как это порой больно слышать, самую настоящую искренность, исходящую из глубины души, и озвучивающую твои мысли. Как глупо, будучи влюбленными друг в друга, жить в разных уголках одного города с мыслью о том, чтобы научиться соответствовать желаниям друг друга. Ведь любим мы за то, кем наши возлюбленные есть, а не за то, кем они могли бы быть!

Прижав меня к себе, Влад долго смотрел на меня. Засыпая в его руках, я поняла, что такое спать в одной кровати с тем, кого ты любишь, любишь вопреки всему – семье, морали, верности. Верности против любви не существует!

 

Утром мы проснулись и, подобно голубочкам, начали собираться. Влад гладил мне блузку, я подглядывала за ним сквозь щелочку комнаты, потом мы вместе застилали кровать и убирали в комнате, целовались в лифте, и казалось, что этих пяти лет разлуки и не было, как будто наши отношения начали жить второй жизнью.

— Я хочу, чтобы ты со Стасом переехала ко мне, - серьезным тоном произнес он за завтраком в «Империале».

— Но… - я испугалась его решительности. Такие решения за одну ночь не принимают.

— Тинуль, я знаю, что ты скажешь сейчас, знаю что семья, знаю, что это отец твоего ребенка, но я смогу быть отличным отчимом ему, буду заботиться о вас.

— Господи, Влад, почему именно сейчас? – вырвалось у меня. – Ты хоть понимаешь, на что ты меня толкаешь?

Влад не выглядел потерянным, он был тверд и уверен. Казалось, это решение было частью его большого плана, который он давно хранил в сердце и планировал как курс по похищению меня.          

— Я люблю тебя! Это весомый аргумент?

— И я люблю тебя.

Вот так жестока бывает с нами жизнь, мы выходим замуж, живем размеренной семейной жизнью, начинаем радоваться маленьким победам каждого дня, начинаем любить этот мир и принимать его таким, какой он есть. Забываем ли мы нашу единственную любовь? Ни в коем случае, мы можем стать менее чувственными, но забыть то, что настоящее, нельзя. И что тогда получается дороже – настоящая любовь или семейная жизнь? Какой бы ответ не последовал, он будет нечестный.