о погоде - 3

Стрекот цикад, лягушачий гомон, перестук дождевых капель - азбука морзе мироздания. Хорошо,что оно не понимает языков, не слышит, стало быть, наших внутренних монологов и вербальных посылов , иначе остались бы мы без здания мира, прям под светом чужих лун и путаницей созвездий, как есть неприкрытые... нужно учится течь, звенеть и вышагивать, улавливать его тонкий меняющийся ежесекундно ритм и возможно, и даже наверняка, он приведет нас к нашим истинным намерениям, которые, по большому счету, выражаются одним словом "быть "

о погоде 2

Живем на даче. Домов много. Изредка и люди попадаются. Но сегодня никого. Пляж пустой, машин нет, магазин открыт, но там тоже пусто, даже продавец куда-то подевалась. Комары и кошки и те исчезли. Кажется, что не только здесь, а вообще везде. Стойкое ощущение, что мир принадлежит нам и только нам. приятно, чего уж там, хоть и странно все это) тихо....

Где-нибудь,когда-нибудь

Карл поспешно отряхнул дорожный плащ, прищелкнул каблуками высоких сапог, оправил ремень дорожной сумки и оглянулся в поисках двери, приведшей его сюда, не обнаружил ее и облегченно выдохнул: я дома, наконец-то. Хотя это "дома" весьма условно, учитывая, что родился он не совсем на той земле, на которой пребывал в сей момент. Он вспомнил, как много столетий назад, узнал эту странную правду: его Вселенная похожа на зеркальный шар: внутри мир, а по "стенкам" множество осколков - отражений. Немного похожих на свою прародительницу-планету, на чьей тверди он пребывал в данный момент, но то-то и оно, что немного. Некоторые отражения-планеты всего лишь вероятности, некоторые - диковинные вариации реальности-оригинала, но есть и просто обрывки чужих фантазий и представлений. Словом, веселое местечко для человека, умеющего пересекать границы разных отражений и даже выходить за пределы Вселенной. Потому что с другими Вселенными - ровно та же история. В соседней, например, планета-прародительница давно погибла, а отражения большей частью все еще существуют. Но Карлу она не по душе, а вот Родина...на то она и Родина. 

Карл поднял глаза к небу. Где-то в глубине его лазури парила Силайя, его давняя подруга. В свое время она отказалась настойчивых уговоров путешествовать вместе с ним. Таковы женщины - сами создают себе хрустальные цепи, их легко разбить, но они, напротив, берегут их как зеницу ока. Ее цепями была дочь. Простая девушка, ни капли не ведьма. Даже странно, что у самой могущественной матери планеты, родилась обычная девочка, ничем не отличающаяся от множества детей. Да, великолепная художница, да, гениальная поэтесса, но силы ее матери хватило бы, чтобы вывернуть землю наизнанку просто для того, чтобы посмотреть что будет. Хорошо, что Силайя не столь любопытна.
Карл просвистел протяжную мелодию, древнюю, как лиловое солнце Альвавира и потом с нежностью смотрел на женщину-птицу с прозрачными перламутровыми крыльями, медленно и надменно-грациозно спускающуюся с неба. 
Она все еще была прекрасна, хотя с их последней встречи прошло пятьдесят восемь лет для нее, а для Карла несколько тысячелетий.
- Я соскучился, - он подхватил подругу на руки. 
- И был слишком занят, чтобы заглянуть на минутку, - насмешливо парировала она.
- Так то здесь минутка, а там.. 
- Знаю, знаю, ну здравствуй тогда, усталый путник. - Силайя легко спрыгнула на землю, игнорируя недовольный вздох старого друга. - Прими приглашение отужинать в моей скромной берлоге, раз уж тебя занесло на огонек. 
Силайя отвесила Карлу легкий поклон, взмахнула крыльями и вспорхнула. Карл насмешливо качнул головой и распустил собственные. Они ненамного больше крыльев подруги, но были иссиня черными и имели свойство исчезать за ненадобностью. Он давно ими не пользовался, поэтому летел слегка неуверенно. Хорошо, что дом Силайи недалеко. 
Дом представлял собой именно дом, привычное сооружение в этих местах: двухэтажный, аккуратный, со стрельчатыми окнами и клумбами вокруг. Огромная веранда - нечто среднее между летним садом и заброшенной художественной школой. Впрочем элементы летней кухни тоже имели место. 
Карл оглянулся в поисках Ули.
- Она в горах, ищет смысл жизни, - усмехнулась Силайя. - Прикинь, ей до сих пор кажется это занимательным. Она уже нашла сто тысяч смыслов, но все надеется выдумать новые.
- А почему горы? 
- Мода такая, - смех подруги напоминал звон рождественских колокольчиков. Удивительно, что Карл все еще помнил что это. 
- Кофе?
- Лучше чай. Помнишь, ты угощала меня на исходе одного из отражений чаем из листьев койдумы? Над ним еще парило облако дикой корицы?
- Как же помню, но в нем еще, кажется, была красника и зерна птули. 
- И, что немаловажно, - Карл мечтательно улыбнулся, - мы пили его из твоих смешливых чашек. Как они поживают кстати?
- А что им сделается? - Силайя подарила Карлу ответную улыбку. - Хихикают потихоньку да сплетни из жизни тхимов рассказывают. Да только вот чая такого, боюсь, не получится.
- Не верю, что ты не успела утащить из умирающего мира несколько зерен птули.
- Утащила, но они уже кончились, а выращивать мне лень. Это ж надо специально каждую ночь таскать ростки в соседнюю Вселенную, прогревать под светом их одиннадцати лун, иначе это будет уже не то. Все не то, - неожиданно вздохнула она.
- Тебе скучно? - недоверчиво спросил Карл. 
Силайя кивком указала Карлу на ротанговое кресло, а сама повернулась к плите. Готовить призрачный чай несложно и он очень эффективен, когда нужно восстановить силы. Да и сюрприз будет старому другу. Когда-то он сам научил ее варить чайные листья, потом испепелять ледяным пламенем, сходным с северным сиянием ее мира, и воскрешать в золотом, в маленьком его кусочке, хранящемся в кулоне на ее шее. Они украли золотое пламя в древнем Холидоне, городе, придуманном сумасшедшим поэтом родины Карла, и ставшем одним из отражений. Райское местечко, да дикое больно. Люди там используют золотое пламя для казни неугодных богов.

- Есть немного, - ответила она Карлу, вернувшись из воспоминаний. - Недостаточно, чтобы тут же отрезать себе крылья и умереть, но...Помнишь, как мы куролесили на планете Чифио? 
- Это когда мы спасли их мир от участи стать ужином радужного змея? 
- И когда мы вернули ему вероятности вероятностей.
- Это оказалось не так сложно, нужно было только слегка вывернуть мировую ось да заштопать несколько прорех между мирами.
- Твоя была идея, что Вселенная похожа на лоскутное одеяло и, когда между вероятностями слишком большие щели, любая недозбывшаяся вселенная может поглотить все. Алчны они на чужие вероятности, эти "радужные змеи".
- Да, я у нас молодец, - улыбнулась Силайя. - Вот только сейчас я все больше бездельничаю.
- Разве можно единственную хранительницу покоя этой планеты называть бездельницей? - Карл нежно улыбнулся.
- Скажешь, я преувеличиваю? 
- Думаю, тебе пора развеяться, - Карл взял в руки смешливую чашку. Несколько минут молча пил чай, игнорируя вопрос и надежду на личике Силайи. Ему даже удавалось не обращать внимание на нежное хихиканье чашки в своих руках.Уж очень давно никто не готовил для него этот божественный эликсир, грех не насладиться. И только после этого он перешел к делу.(с)егодня)

О погоде

Клубничный бисквит, кофе и неторопливый завтрак на балконе. Желательно бы еще море вдалеке, но...Но. Придется довольствоваться старыми девятиэтажками, танцующей травой и бездомными котами. Нет в мире совершенства. Но и неправильности нет. Он такой как есть. И мы тоже. Даже бисквит сегодня на удивление удался, а уж погода - сама толерантность.


120 дней. Промежуточные итоги)

Как писал Магур, безвременно покинувший юай, к нашей глубокой скорби)) но к счастью все еще сотрясающий воздух нашего безумного мира))): хочется поскорее стать классиком, желательно сразу, но можно и по частям; нужно воздвигнуть памятник себе нерукотворный, потому что жизнь коротка и зачем лить воду, катить чей-то камень и бороться с ветряными мельницами, ведь лучше всего сразу говорить цитатами самого себя, вымащивая путь к славе, бессмертию и всяческому благообразию гранитом. 
Так вот: за последние сто двадцать дней, я сгенерировала несколько фраз, могущих причислить мою итак "гениальную" мысль к лику классиков))) шучу, конечно, не без этого. 
Однако путь проделан. Цель - ну почти достигнута и можно оглянуться на пройденный путь.

1. Все во Вселенной пронизано гармонией и смыслом.
2. Развиваясь физически мы формируем в себе ту самую ось, вокруг которой потом будет крутиться весь мир.
3. Неудовлетворенность дана нам для понимания пути. Если нам плохо, значит не то, не то мы выбрали
4. Большая победа - сумма маленьких
5. Играйте в жизнь, пока она начала играть в вас.

И хватит. Все. Ставить сроки весело, но жизнь на этом не кончается. Цели достигаются не сотрясанием воздуха над клавиатурой, а трудом и настойчивостью. Сегодня дочери 16 и кажется я достигла "материнского совершеннолетия" первый раз. Еще два впереди и много целей. Жизнь продолжается что бы ни случилось, потому что ей так положено. На то она и жизнь)))) 

120 дней. День 117

Очередной шедевр моего маленького импрессиониста-сюрреалиста. Глядя на фото, которые он делает, понимаешь, что обитает он в другой Вселенной. Есть ли способ быть рядом с ним? Не уверена.




120 дней. День 112

смысл жизни это конечно хорошо
но шоколад все равно лучше!
draznilka

120 дней. День 110

Фотоаппарат в руках моего младенца - импрессиониста - страшная сила!)))



  

120 дней. День 105

ненаписанные 
солнечные
сказки моего Киева
когда-нибудь они напишутся)