хочу сюда!
 

Алена

53 года, дева, познакомится с парнем в возрасте 48-60 лет

Заметки с меткой «демократия»

закон о порабощённых нациях

17 июля 1959 года конгрессом США был принят Закон № 86-90 "О порабощённых нациях" (Public Law 86-90 Captive Nations Week Resolution). Второе его название - Закон о расчленении России. Из текста этого закона следовало, что политика Коммунистической партии Советского Союза привела, якобы, к "порабощению и лишению национальной независимости" таких госсударств, как: Польша, Венгрия, Литва, Украина, Чехословакия, Латвия, Эстония, Белоруссия (White Ruthenia), Румыния, Восточная Германия, Болгария, континентальный Китай, Армения, Азербайджан, Грузия, Северная Корея, Албания, Идель-Урал (Урало-Волжский штат), Сибирь, Тибет, Казакия (Cossackia), Туркестан, Северный Вьетнам и др. Дальше - больше. В тексте этого закона было записано: "Так как эти порабощённые нации видят в Соединенных Штатах цитадель человеческой свободы, ищут их водительства в деле своего освобождения и обретения независимости и в деле восстановления религиозных свобод христианского, иудейского, мусульманского, буддистского и других вероисповеданий, а также личных свобод и так как для национальной безопасности Соединенных Штатов жизненно необходима поддержка стремления к свободе и независимости, проявляемому народами покорённых наций... именно нам следует надлежащим официальным образом ясно показать таким Народам тот исторический факт, что Народ Соединенных Штатов разделяет их чаяния вновь обрести свободу и независимость". Советский Союз распался, однако Закон Public Law 86-90 никто не отменял, он продолжает действовать по сей день.

Збигнев Бжезинский развил ту часть этого Закона, в соответствии с которой расчленение СССР должно быть осуществлено на 22 части. На 15 частей (союзных республик) расчленение уже совершено, осталось расчленить теперь уже Россию ещё на 7 частей, о чём он откровенно излагает в своей книге "Геостратегия для Евразии". По Бжезинскому, предполагается расчленение России на составные части путём конфедерализации системы внутригосударственных отношений между ними. При этом Россия лишается доступа к морям за исключением Северного ледовитого океана. Согласно этой уже не первой свежести стратегии "Петля анаконды", выход России в Балтийское море переходит под контроль ФРГ (вместе с Санкт - Петербургом), выход в Чёрное море - под контроль Турции (вместе с Крымом и Кавказом), выход в Тихий океан - передаётся под контроль Японии на Юге и США на Севере.


24%, 5 голосов

76%, 16 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

не зря я люблю наших женщин

  Ребята, оказывается нам с нашими девочками, женщинами... - оч сильно повезло (без смеха).
  Тааам, - в зоне ...неограниченной ...демократии - тамошние бабы настолько злы и суровы, что могут запросто привлечь "к ответу" любого ...приглянувшегося мужчину - за "сексуальное домогательство" - еще до того, как он что-нить подумает рядом с тамошней ...красоткой.

  А, если ты осмелишься уступить место в общественном месте/транспорте, кой-нить местной бабе, пардон - гордой и эмансипированной ...красотке, - она с радостью и победным ...гиканьем - поволокет тебя в околоток - для оформление соответствующей ...благодарности - за твой, как ни крути, - благородный поступок.
  С соответствующей оплатой ...транспортировки твоего тела в околоток и морального ущерба ...пострадавшей.

  Дошло до того, что некая шибко ...демократичная дамочка вспомнила/показалось, что - полтора десятка лет назад ее, вроде бы, кто-то изнасильничал - и показала пальчиком на назначенного ею ..."обидчика", 
  - которого суд тут же определил на длительный срок в соответствующее учреждение - поверив на слово лишенной  ...невинности "жертве".  

  Храни нас Господь от преднамеренного зла.

Еще про Ливию и демократию с европейскими ценостями


Количество смертей за год в мире на каждую тысячу человек.
ru.wikipedia.org/wiki/Смертность

Обратите внимание на Ливию. Но, пора уже менять карту, в Ливию летят европейские ценности и демократия.

Власть временщиков

Выборы – являются одним из важнейших инструментов демократии и формой народного волеизявления. Возможность избирать и быть избранными, теоретически дает обществу возможность выбирать наилучших представителей в органы государственной власти и местного самоуправления. На сегодняшний день, во многих странах мира избирательный процесс являеться показателем уровня демократического развития, свободы слова и организованности гражданского общества.

 Парадокс украинской избирательной системы заключается в том, что с каждыми выборамы общество становиться все более атомизированным, разрозненым, устраняеться от реального влияния и контроля над действиями власти. Сама же власть узурпируеться несколькими политическими партиями, которые представляют закрытые кланово-корпоративные интересы отдельных финансово-экономических групп.

Однако, главной «ахиллесовой пятой» выборов, являеться постояння смена власти, по причине необходимости обновления и ротации государственной элиты. Как следствие, к власти приходят случайные люди и в государстве устанавливается власть временщиков. Кто такие временщики? Само понятие «временщик» означает человека, который занял высокую должность во власти благодаря близости к источнику власти. Устаревший синоним этого понятия – фаворит. Здесь «временщик» употребляеться в значении времени, то есть человека получившего власть на определенный промежуток времени в отличии от постоянного правителя (монарха).

Современные политические временщики – это люди с изначально обозримыми, краткосрочными целями, органиченными в принятии решений личной выгодой и эгоистическими интересами, личности, которые не заинтересованы в комплексном изучении ситуации и стратегическом подходе к решению проблем различного масштаба. Логика их дальнейших действий продиктована ограниченностью пребывания у власти и доступа к определенным ресурсам. Ограниченый период времени, как правило, 4-5 лет, не дает реальной возможности не то чтобы произвести какие нибуть системные изменения, а даже изучить, вникнуть в суть проблемы, предложив адекватные и комплексные решения. Все это требует формирования стратегии действий, которые невозможно осуществить за короткий период времени.

Поэтому одной из основных характеристик временщиков, являеться отсутствие системного мышления и долгосрочного планирования. Все нужно успеть сделать до следующих выборов. В таких условиях, масштаб мышления значительно сужаеться. Категории которыми мыслит настоящаяя элита, сменяются мировозрением простых обывателей. Личные проблемы становяться приоритетными над общественными, а выгода и корпоративный интерес берут верх над национальным и государственным долгом.

Появлению многочисленных партий-пустышек и политических проектов под одни выборы, мы обязаны именно возможностью приводить к власти временщиков. Людям, ориентированым на получение сиюминутной личной выгоды за счет социального популизма и манипулятивных технологий. Временщики не могут долго управлять государством или выбрать оптимальный курс развития. В своих действиях и намерениях они похожи на человека, который случайно оказался один в ненарочно открытом банковском хранилище….

Зная что времени у него немного, человек, в первую очередь, стараеться решить личные проблемы. Потом подумает о своей семье, затем о бизнесе. Вспомнит близких и дальних родственников, друзей, знакомых… Затем время истекает и хранилище закрываеться. Как много хорошего он хотел сделать, но успел только самое «важное». На всех людей времени, конечно же не хватит, а такой категории как общество для временщика попросту не существует. Он не обременен заботами и интересами общества, а только своими личными проблемами. В масштабах государственного управления подобный подход проявляеться в известных проблемах: протектионизм, коррупция, кумовство, корпоративный интерес, безнаказанность и безответственность.

Государственная элита занимающаяся решением личных проблем не находит времени на проведение необходимых преобразований и изменений. Даже простая фраза «служение обществу», нашими политиками употребляеться исключительно в контексте «представлять интересы общества». Почему временщики идут во власть? Видимо потому, что власть дает возможность получить быструю прибыль и дивиденды. Личный интерес и прибыль заставляют этих людей идти в политику. Благие намерения вместо избирательной программы, расчет со спонсорами за постновку избирательного шоу, дележ должностей и портфелей, а далее несколько лет на решение личных проблем. Хранилище снова открыто…

Можно ли за короткий отрезок времени провести кардинальные изменения в масштабах города, области или государства и выполнить хотя бы половину обещаний данных избирателям? Конечно же, нет. И это очевидно. Вместо реальной работы начинаеться банальная иммитация активной деятельности. Все задекларированные изменения и реформы направлены не на реальные изменения, а на сглаживание видимых шероховатостей и исправление явных неровностей, которые не нравятся избирателям. Сути и первопричины проблемы никто не касаеться. Как следствие, то что якобы реформировали одни временщики, приходиться постоянно «дореформировать» другим: что-то доделывая, переделывая, упраздняя, добавляя или начинать заново.

Психология временщика ориентирована на получение сиюминутной прибыли или выгоды за время, которое ему отвели избиратели своим неосознанным выбором. Почему не осознанным? Потому что, большинство избирателей просто не способны на осознанный выбор. Для этого нужно очень много времени, желания и ресурсов. Кто читает избирательные программы кандидатов, интересуеться результатами проделанной работы, анализирует возможности реализации предложений? Вероятно, очень немногие. Голосовать «за программу» или «за идею», к сожалению, не стало популярно. Как правило, голосуют за наиболее популярный и разрекламированный бренд, визуальный образ за которым скрыта совершенно иная сущность.

В таких условиях «демократические выборы» в Украине – это чистой воды фарс и политическое шоу для развлечения электората. К власти приходят люди, которые изначально ориентированы на временное пребывание у руля государственного корабля. Для них власть – это не огромная ответственность и выполнение взятых на себя обязательств, а инструмент для решения собственных проблем. Причем, инструмент взятый напрокат. Максимум что могут сделать такие люди – задать определенные ориентиры на будущее, надеясь что их дело будет жить дальше. Минимум – вдоволь порулить в собственное удовольствие ни в чем себе не отказывая. Как правило, именно так и поступают. К власти приходят политические актеры, шуты, и калифы на час, которых не волнует вопрос государственного масштаба: «что я смогу сделать для страны», а интересует только то, что каждый из них успеет сделать для себя.

Демон Кратий (Владимир Мегре). БЕЗ МУЗЫКИ НЕ ЧИТАТЬ!!!!


Медленно рабы шли друг за другом, и каждый нес отшлифованный камень. Шли в четыре шеренги, длиной в полтора километра каждая, от каменотесов до места, где началось строительство города-крепости. Рабов охраняли стражники. На десяток рабов полагался один вооруженный воин-стражник.
В стороне от идущих рабов на площадке вершины тринадцати метровой пирамиды из отшлифованных камней, на троне восседал Кратий - один из верховных жрецов. На протяжении четырех месяцев он молча наблюдал за происходящим. Его никто не отвлекал и даже взглядом не смел прервать его размышления.
Кратий поставил перед собой задачу: перестроить государство так, чтобы на тысячелетия вперед укоренить власть жрецов - сделать всех людей Земли, включая правителей государств, рабами жрецов.
Однажды Кратий спустился вниз, оставив на троне своего двойника. Жрец поменял одежду, снял парик. Приказал начальнику стражи, чтобы его заковали в цепи, как простого раба, и поставили в шеренгу за молодым и сильным рабом по имени Нард.
Вглядываясь в лица рабов, Кратий заметил, что у этого молодого человека взгляд пытливый и оценивающий, а не блуждающий или отрешенный, как у многих. Лицо Нарда было то сосредоточенно-задумчивым, то взволнованным.
"Значит, он вынашивает какой-то план", - понял жрец и решил удостовериться, насколько точным было его наблюдение.
Два дня Кратий следил за Нардом, молча таская камни, сидел с ним рядом во время трапезы и спал рядом на нарах. На третью ночь, как только поступила команда "спать", Кратий повернулся к молодому рабу и шепотом, с горечью и отчаянием, произнес непонятно кому адресованный вопрос:
- Неужели, так будет продолжаться всю оставшуюся жизнь?
Молодой раб вздрогнул и мгновенно развернулся лицом к жрецу, глаза его блестели. Они сверкали, даже при тусклом свете горелок большого барака.
- Так не будет долго продолжаться. Я додумываю план. И ты, старик, тоже можешь в нем принять участие, - прошептал молодой раб.
- Какой план? - равнодушно и со вздохом спросил жрец.
Нард горячо и уверенно стал объяснять:

- И ты, старик, и я, и все мы скоро будем свободными людьми, а не рабами. Ты посчитай, старик: на каждый десяток рабов приходится по одному стражнику. И за пятнадцатью рабынями, которые готовят пищу и шьют одежду, наблюдает тоже один стражник. Если в условленный час все мы набросимся на стражу, то победим ее. Пусть стражники вооружены, а мы закованы в цепи. Нас десять на каждого, и цепи тоже можно использовать, как оружие, подставляя их под удар меча. Мы разоружим всех стражников, свяжем их и завладеем оружием.

- Эх, юноша, - снова вздохнул Кратий и как бы с огорчением произнес, - твой план не додуман: стражников, которые наблюдают за нами, разоружить можно, но тогда правитель пришлет армию и убьет восставших рабов.
- Я и об этом подумал, старик. Надо выбрать такое время, когда армия будет далеко. И это время настает. Мы все видим, как армию готовят к походу. Заготавливают провиант на три месяца пути. Значит, через три месяца армия придет в назначенное место и вступит в бой. В сражении она победит и захватит много новых рабов. Для них уже строят новые бараки. Мы должны начать разоружать стражу, как только армия нашего правителя вступит в сражение с другой армией. Гонцам потребуется месяц, чтобы доставить сообщение о необходимости немедленного возвращения. Ослабевшая армия будет возвращаться не менее трех месяцев. За четыре месяца мы сумеем подготовиться к встрече. Нас будет не меньше, чем солдат в армии. Захваченные рабы захотят быть с нами, когда увидят, что произошло восстание. Я правильно всё предопределил, старик.

- Да, юноша, с таким планом ты сможешь разоружить стражников и одержать победу над армией, - ответил жрец уже подбадривающе и добавил, - но что потом рабы станут делать с правителями, стражниками и солдатами?
- Об этом я немного думал. И пока приходит в голову одно: все, кто рабами были, станут не рабами. Все, кто сегодня не рабы, рабами будут, - как бы размышляя вслух не совсем уверенно ответил Нард.
- А жрецов? Скажи мне юноша, к рабам или не рабам причислишь ты жрецов, когда победишь?
- Жрецов? Об этом я не думал. Но сейчас предполагаю: пускай жрецы останутся, как есть. Их слушают рабы и правители. Хоть сложно их порой понять, но думаю, они безвредны. Пускай рассказывают о богах, а жизнь свою мы знаем сами, как лучше проживать.
- Как лучше - это хорошо, - ответил жрец и притворился спящим.
Но Кратий в эту ночь не спал.
Он размышлял. "Конечно, - думал Кратий, - проще всего о заговоре сообщить правителю - и схватят юношу-раба, т.к. он главный вдохновитель для других. Но это не решит проблемы. Желание освобождения от рабства всегда будет у рабов. Появятся новые предводители, будут разрабатываться новые планы восстаний. А раз так - главная угроза для рабовладельческого государства всегда будет присутствовать внутри самого государства".
Кратий понимал, что достичь такой масштабной цели, как порабощение всего мира, только с помощью физического насилия не удастся. Необходимо психологическое воздействие на толпу. Нужно трансформировать мысль людскую так, чтобы рабы начали думать, что они свободны. Чтобы они считали, что рабство - не порок, а благо. Для этого необходимо запустить саморазвивающуюся программу, которая будет дезориентировать целые народы.
Мысль Кратия работала всё быстрее, он перестал чувствовать тело и тяжелые кандалы на руках и ногах. И вдруг, словно вспышка молнии, возникла программа. Еще не детализированная, но уже ощущаемая и обжигающая своей масштабностью. Кратий почувствовал себя единовластным правителем мира и облегченно глубоко вздохнул.
Жрец лежал на нарах, закованный в кандалы, и восхищался сам собой: "Завтра я произнесу несколько слов, и мир начнет меняться. Невероятно! Всего несколько слов - и весь мир подчинится моей мысли. Бог действительно дал человеку силу, которой нет равной во Вселенной, эта сила - человеческая мысль. Она производит слова и меняет ход истории. Необыкновенно удачно сложилась ситуация. Рабы подготовили план восстания. Он рационален, этот план, и явно может привести к положительному для них промежуточному результату. Но я всего лишь несколькими фразами не только их, но и потомков сегодняшних рабов, да и правителей земных рабами быть заставлю на протяжении грядущих тысяч лет".
Утром по знаку Кратия начальник охраны снял с него кандалы. И уже на следующий день на его наблюдательную площадку были приглашены остальные пять жрецов и фараон.

Перед собравшимися Кратий начал свою речь:
- То, что вы сейчас услышите, не должно быть никем записано или пересказано, и мои слова никто кроме вас не услышит. Я придумал способ превращения всех людей, живущих на Земле, в добровольных рабов нашего фараона. Сделать это даже с помощью многочисленных войск и изнурительных войн невозможно. Но я сделаю это при помощи нескольких фраз. Пройдет всего два дня после их произнесения, и вы увидите, как начнет меняться мир. Смотрите: внизу длинные шеренги закованных в цепи рабов, и каждый несет по одному камню. Их охраняет множество солдат. Чем больше рабов, тем лучше для государства - так мы всегда считали. Но, чем больше рабов, тем более приходится опасаться их бунта, поэтому мы усиливаем охрану. Также мы вынуждены хорошо кормить своих рабов, иначе они не смогут выполнять тяжелую физическую работу. Мы тратим много усилий на то, чтобы рабы работали, но они всё равно ленивы и склонны к бунтарству. Смотрите: они ползут медленно, как улитки, а обленившаяся стража даже не погоняют их плетьми. Но скоро все они будут сновать как муравьи и будут сами стремиться нести гораздо больше камней вместо одного. Рабам не нужна будет стража, и стражники тоже превратятся в рабов. Как этого достичь? Рабам нужна иллюзия свободы. И нужен стимул с помощью монет.

Пусть сегодня, перед закатом, глашатаи разнесут указ фараона, в котором будет сказано: "С рассветом нового дня всем рабам даруется полная свобода. За каждый камень, доставленный в город, свободный человек будет получать одну монету. Монеты можно обменять на еду, одежду, жилище, дворец в городе и сам город. Отныне вы - свободные люди". И вы увидите, что люди без принуждения начнут работать с удвоенной энергией и обрекут себя на добровольное рабство.
Указ на закате был оглашен рабам, они пришли в изумление и многие не спали ночью, обдумывая новую счастливую жизнь.

Утром следующего дня жрецы и фараон вновь поднялись на площадку пирамиды. Картина, представшая их взорам, поражала воображение. Тысячи людей, бывших рабов, наперегонки тащили те же камни, что и раньше. Многие несли по два камня. Другие, у которых было по одному, уже не плелись, как раньше, а бежали, поднимая пыль. Некоторые охранники тоже тащили камни. Люди, посчитавшие себя свободными - ведь с них сняли кандалы - стремились получить как можно больше вожделенных монет, чтобы построить свою счастливую жизнь.
Кратий еще несколько месяцев провел на своей площадке, с удовлетворением наблюдая за происходящим внизу. А изменения были колоссальными. Рабы объединялись в небольшие группы, сооружали тележки и, доверху нагрузив камнями, обливаясь потом, толкали эти тележки. "Они еще много приспособлений наизобретают, - с удовлетворением думал про себя Кратий, - вот уже и услуги внутренние появились: разносчики воды и пищи. И следить за ними уже не надо и заставлять, как раньше - теперь они сами жаждут таскать камни". Часть рабов ели прямо на ходу, не желая тратить времени на дорогу в барак для приема пищи и расплачивались с подносившими ее полученными монетами. "Надо же, и лекари появились у них: прямо на ходу помощь пострадавшим оказывают, и тоже за монеты. И регулировщиков движения выбрали. Скоро выберут себе начальников, судей. Пусть выбирают: они, ведь, считают себя свободными, а суть не изменилась - они по-прежнему таскают камни+
И их потомки сквозь тысячелетия, обливаясь потом, в пыли будут продолжать свой бессмысленный бег".
Когда жрецы осознали, какие разительные перемены произвели в обществе идеи Кратия, один из них, самый старший по возрасту, произнес:
- Ты - демон, Кратий. Твой демонизм множество земных народов поработит.
- Пусть демон я, - ответил Кратий, - и мной задуманное отныне пусть люди демократией зовут.

  


27%, 3 голоса

0%, 0 голосов

27%, 3 голоса

9%, 1 голос

27%, 3 голоса

9%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Невеяло.

Когда Арбитр Высший занесёт все имена в Свои скрижали .

Ему не важен будет счёт , а важно лишь как вы играли .

smile

Свобода слова по американски

Госдепартамент не вступился за свободу СМИ ("RT", Россия) С русским переводом - http://inosmi.ru/usa/20101130/164569505.html

без перевода - http://rt.com/news/us-tightlipped-freedom-speech/

Демократія без "демо"

Мені часто доводиться промовляти іронічну фразу "Я демократ і ніколи не нав*язую своїх поглядів тим, хто їх поділяє"
Чудово розумію, що ми вийшли з сумнозвісного "демократичного централізму", як офіційно називався в СРСР існуючий тоталітаризм, але вже набридло за 20 років бачити, як людина стверджує свої демократичні погляди тим, що зобов*язує оточуючих визнати їх істиність без права на сумнів. І зачасту це є люди, що жертвенно присвятили себе до боротьби з тоталитарною системою. Парадокс, що зачасту переходить в норму.
Всі знаю значення слова демократія, як поєднання двох грецьких слів "демос" - народ і "кратос" - влада. Просто подиву гідно те миттєве перевтілення будь-кого в те "кратос" з повним ігноруванням отого "демос". Хто стає владою - перестає бути народом, тобто перестає ототожнювати себе з народом. Вони вже над народом, майже боги...
З іншого боку теж проходить цікаве перевтілення, бо хто не став при владі - теж не стає народом, а піднімається в іпостасі яко архангел, і криє матом і народ, який обрав і терпить цю огидну владу, і, зрозуміло, обливає лайном саму владу всіх рівнів. І це фактично кожен в Україні, а звідси виходить, що народу як такого у нас і нема. Нема демоса! Всі кратос!
Отож про демократію в Україні говорити безглуздо. Так само і про економічний добробут, бо його творить народ своєю працею, а у нас всі при керівництві зайняті.
І сміх - і гріх, але так воно є. Моя думка тут однозначна: поки народ і влада не усвідомлять, що вони є одне ціле - чогось доброго в Україні чекати марно.
Мені сподобалась відповідь одного чоловіка емігранту-націоналісту, що ганив Україну, бо вона не така, якою мала бути на його думку. Було досить неприємно чути обвинувачення від людини, яка жила в добрах закордону і наїжджала в Україну яко речник істин. І тоді один чоловік сказав наступне: "А знаєте, ми любимо Україну такою, якою вона є і вам радимо того. Іншої України нема."
Розумію, що негараздів у нас повно, одначе, одначе, одначе... В цьому питанні є тільки одне рішення: коли народ стане владою, а влада - народом, тоді постане процвітаюча Україна.

Богдан Гордасевич
Львів-Рясне   

89%, 8 голосов

0%, 0 голосов

11%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Фельдман и Гейман учат одеваться

Ура!!! Есть вероятность, что на работу теперь можно будет ходить в растафарианской одежде, кипах, или вообще в костюме короля Свазиленда!!!

В Верховной Раде зарегистрирован законопроект о предотвращении ограничений этнонациональных, религиозных, гендерных прав при установлении дресс-кода на работе.

Авторами проекта закона N7239 являются депутаты Александр Фельдман и Олег Гейман.

Текст документа на сайте Верховной Рады пока отсутствует.

http://news.liga.net/news/N1028867.html

 

Легенда о демократии

ДЕМОН КРАТИЙ

Медленно рабы шли друг за другом, и каждый нёс отшлифованный камень.
Четыре шеренги, длиной в полтора километра каждая, от камнетёсов до
места, где началось строительство города-крепости, охраняли стражники.
На десяток рабов полагался один вооружённый воин-стражник. В стороне
от идущих рабов, на вершине тринадцатиметровой рукотворной горы из
отшлифованных камней, сидел Кратий -- один из верховных жрецов; на
протяжении четырёх месяцев он молча наблюдал за происходящим. Его
никто не отвлекал, никто даже взглядом не смел прервать его
размышления. Рабы и стража воспринимали искусственную гору с троном на
вершине как неотъемлемую часть ландшафта. И на человека, то сидящего
неподвижно на троне, то прохаживающегося по площадке на вершине горы,
уже никто не обращал внимания. Кратий поставил перед собой задачу
переустроить государство, на тысячелетие укрепить власть жрецов,
подчинив им всех людей Земли, сделать их всех, включая правителей
государств, рабами жрецов.

***
Однажды Кратий спустился вниз, оставив на троне своего двойника. Жрец
поменял одежду, снял парик. Приказал начальнику стражи, чтобы его
заковали в цепи, как простого раба, и поставили в шеренгу, за молодым
и сильным рабом по имени Нард.

Вглядываясь в лица рабов, Кратий заметил, что у этого молодого
человека взгляд пытливый и оценивающий, а не блуждающий или
отрешённый, как у многих. Лицо Нарда было то
сосредоточенно-задумчивым, то взволнованным. <<Значит, он вынашивает
какой-то свой план>>, -- понял жрец, но хотел удостовериться, насколько
точным было его наблюдение.

Два дня Кратий следил за Нардом, молча таская камни, сидел с ним рядом
во время трапезы и спал рядом на нарах. На третью ночь, как только
поступила команда <<Спать>>, Кратий повернулся к молодому рабу и шёпотом
с горечью и отчаянием произнёс непонятно кому адресованный вопрос:
Неужели так будет продолжаться всю оставшуюся жизнь?

Жрец увидел: молодой раб вздрогнул и мгновенно развернулся лицом к
жрецу, глаза его блестели. Они сверкали даже при тусклом свете горелок
большого барака.

-- Так не будет долго продолжаться. Я додумываю план. И ты, старик,
тоже можешь в нём принять участие, -- прошептал молодой раб.

-- Какой план? -- равнодушно и со вздохом спросил жрец.

Нард горячо и уверенно стал объяснять:

-- И ты, старик, и я, и все мы скоро будем свободными людьми, а не
рабами. Ты посчитай, старик: на каждый десяток рабов приходится по
одному стражнику. И за пятнадцатью рабынями, которые готовят пищу,
шьют одежду, наблюдает тоже один стражник. Если в обусловленный час
все мы набросимся на стражу, то победим её. Пусть стражники вооружены,
а мы закованы в цепи. Нас десять на каждого, и цепи тоже можно
использовать как оружие, подставляя их под удар меча. Мы разоружим
всех стражников, свяжем их и завладеем оружием.

-- Эх, юноша, -- снова вздохнул Кратий и как бы безучастно произнёс: --
твой план недодуман: стражников, которые наблюдают за нами, разоружить
можно, но вскоре правитель пришлёт новых, может быть, даже целую
армию, и убьёт восставших рабов.

-- Я и об этом подумал, старик. Надо выбрать такое время, когда не
будет армии. И это время настаёт. Мы все видим, как армию готовят к
походу. Заготавливают провиант на три месяца пути. Значит, через три
месяца армия придёт в назначенное место и вступит в бой. В сражении
она ослабеет, но победит, за-хватит много новых рабов. Для них уже
строятся новые бараки. Мы должны начать разоружать стражу, как только
армия нашего правителя вступит в сражение с другой армией. Гонцам
потребуется месяц, чтобы доставить сообщение о необходимости
немедленного возврата. Ослабевшая армия будет возвращаться не менее
трёх месяцев. За четыре месяца мы сумеем подготовиться к встрече. Нас
будет не меньше, чем солдат в армии. Захваченные рабы захотят быть с
нами, когда увидят, что произошло. Я правильно всё предопределил,
старик.

-- Да, юноша, ты с планом, с мыслями своими можешь стражников
разоружить и одержать победу над армией, -- ответил жрец уже
подбадривающе и добавил: -- но что потом рабы станут делать и что
произойдёт с правителями, стражниками и солдатами?

-- Об этом я немного думал. И пока приходит в голову одно: все, кто
рабами были, станут нерабами. Все, кто сегодня не рабы, рабами будут,
-- как бы размышляя вслух, не совсем уверенно ответил Нард.

-- А жрецов? Скажи мне, юноша, к рабам или нерабам жрецов, когда ты
победишь, причислишь?

-- Жрецов? Об этом тоже я не думал. Но сейчас предполагаю: пускай жрецы
останутся, как есть. Их слушают рабы, правители. Хоть сложно их порой
понять, но думаю, они безвредны. Пускай рассказывают о богах, а жизнь
свою мы знаем сами, как лучше проживать.

-- Как лучше -- это хорошо, -- ответил жрец и притворился, что ужасно хочет спать.

Но Кратий в эту ночь не спал. Он размышлял. <<Конечно, -- думал Кратий,
-- проще всего о заговоре сообщить правителю, и схватят юношу-раба, он
явно главный вдохновитель для других. Но это не решит проблемы.
Желание освобождения от рабства всегда будет у рабов. Появятся новые
предводители, будут разрабатываться новые планы, а раз так -- главная
угроза для государства всегда будет присутствовать внутри
государства>>.

Перед Кратием стояла задача: разработать план порабощения всего мира.
Он понимал: достичь цели с помощью только физического насилия не
удастся. Необходимо психологическое воздействие на каждого человека,
на целые народы. Нужно трансформировать мысль людскую, внушить
каждому: рабство есть высшее благо. Необходимо запустить
саморазвивающуюся программу, которая будет дезориентировать целые
народы в пространстве, времени и понятиях. Но самое главное -- в
адекватном восприятии действительности. Мысль Кратия работала всё
быстрее, он перестал чувствовать тело, тяжёлые кандалы на руках и
ногах. И вдруг, словно вспышка молнии, возникла программа. Ещё не
детализированная и не объяснимая, но уже ощущаемая и обжигающая своей
масштабностью. Кратий почувствовал себя единовластным правителем мира.

Жрец лежал на нарах, закованный в кандалы, и восхищался сам собой:
<<Завтра утром, когда поведут всех на работу, я подам условный знак, и
начальник охраны распорядится вывести меня из шеренги рабов, снять
кандалы. Я детализирую свою программу, произнесу несколько слов, и мир
начнёт меняться. Невероятно! Всего несколько слов -- и весь мир
подчинится мне, моей мысли. Бог действительно дал человеку силу,
которой нет равной во Вселенной, эта сила -- человеческая мысль. Она
производит слова и меняет ход истории.

Необыкновенно удачная сложилась ситуация. Рабы подготовили план
восстания. Он рационален, этот план, и явно может привести к
положительному для них промежуточному результату. Но я всего лишь
несколькими фразами не только их, но и потомков сегодняшних рабов, да
и правителей земных рабами быть грядущих тысяч лет заставлю>>.

Утром по знаку Кратия начальник охраны снял с него кандалы. И уже на
следующий день на его наблюдательную площадку были приглашены
остальные пять жрецов и фараон. Перед собравшимися Кратий начал свою
речь:

-- То, что вы сейчас услышите, не должно быть никем записано или
пересказано. Вокруг нас нет стен, и мои слова никто кроме вас не
услышит. Я придумал способ превращения всех людей, живущих на Земле, в
рабов нашего фараона. Сделать это даже с помощью многочисленных войск
и изнурительных войн невозможно. Но я сделаю это несколькими фразами.
Пройдёт всего два дня после их произнесения, и вы убедитесь, как
начнёт меняться мир. Смотрите: внизу длинные шеренги закованных в цепи
рабов несут по одному камню. Их охраняет множество солдат. Чем больше
рабов, тем лучше для государства -- так мы всегда считали. Но чем
больше рабов, тем более приходится опасаться их бунта. Мы усиливаем
охрану. Мы вынуждены хорошо кормить своих рабов, иначе они не смогут
выполнять тяжёлую физическую работу. Но они всё равно ленивы и склонны
к бунтарству. Смотрите, как медленно они двигаются, а обленившаяся
стража не погоняет их плетьми и не бьет даже здоровых и сильных рабов.
Но они будут двигаться гораздо быстрее. Им не будет нужна стража.
Стражники превратятся тоже в рабов. Свершить подобное можно так. Пусть
сегодня перед закатом глашатаи разнесут указ фараона, в котором будет
сказано: <<С рассветом нового дня всем рабам даруется полная свобода.
За каждый камень, доставленный в город, свободный человек будет
получать одну монету. Монеты можно обменять на еду, одежду, жилище,
дворец в городе и сам город. Отныне вы -- свободные люди>>.

Когда жрецы осознали сказанное Кратием, один из них, самый старший по
возрасту, произнёс:

-- Ты демон, Кратий. Тобой задуманное демонизмом множество земных
народов покроет.

-- Пусть демон я, и мной задуманное пусть люди в будущем демократией зовут.


***
Указ на закате был оглашён рабам, они пришли в изумление, и многие не
спали ночью, обдумывая новую счастливую жизнь.

Утром следующего дня жрецы и фараон вновь поднялись на площадку
искусственной горы. Картина, представшая их взорам, поражала
воображение. Тысячи людей, бывших рабов, наперегонки тащили те же
камни, что и раньше. Обливаясь потом, многие несли по два камня.
Другие, у которых было по одному, бежали, поднимая пыль. Некоторые
охранники тоже тащили камни. Люди, посчитавшие себя свободными -- ведь
с них сняли кандалы, стремились получить как можно больше вожделенных
монет, чтобы построить свою счастливую жизнь.

Кратий еще несколько месяцев провёл на своей площадке, с
удовлетворением наблюдая за происходящим внизу. А изменения были
колоссальными. Часть рабов объединились в небольшие группы, соорудили
тележки и, доверху нагрузив камнями, обливаясь потом, толкали эти
тележки.

<<Они еще много приспособлений наизобретают, -- с удовлетворением думал
про себя Кратий, -- вот уже и услуги внутренние появились: разносчики
воды и пищи. Часть рабов ели прямо на ходу, не желая тратить времени
на дорогу в барак для приёма пищи, и расплачивались с подносившими её
полученными монетами. Надо же, и лекари появились у них: прямо на ходу
помощь пострадавшим оказывают, и тоже за монеты. И регулировщиков
движения выбрали. Скоро выберут себе начальников, судей. Пусть
выбирают: они ведь считают себя свободными, а суть не изменилась, они
по-прежнему таскают камни...>>.

Так и бегут они сквозь тысячелетия, в пыли, обливаясь потом, таща
тяжёлые камни. И сегодня потомки тех рабов продолжают свой
бессмысленный бег...


***
-- Ты, наверное, имеешь в виду простых рабочих, Анастасия? Пожалуй, с
этим можно согласиться. Но к категории рабов нельзя отнести
руководителей предприятий, чиновников, предпринимателей.
-- Ты видишь в них различие, Владимир, так сформулируй, в чём оно?
-- В том, что одни работают, таскают камни, как рабы. Другие руководят
тасканием, а по-современному -- производственным процессом.
-- Но руководство тоже ведь работа и зачастую посложней, чем перенос
рабом камней.
-- Ну в общем -- да, предпринимателям побольше думать надо. Их мысль с
утра до вечера работой занята. Что ж, получается тогда и фараон, и
президент, и канцлер тоже рабы?
-- Да, это так. Стали рабами и жрецы, свершившие деянье роковое.
-- Но если есть рабы, должны быть рабовладельцы. Кто они? Если даже
жрецов ты не относишь к ним?

-- Рабовладелец -- мир искусственный, людьми творимый. А стражники сидят
у большинства людей внутри, и хлещут их плетьми, и заставляют
зарабатывать монеты.