хочу сюда!
 

Арина

40 лет, козерог, познакомится с парнем в возрасте 37-45 лет

Заметки с меткой «пресса»

Человек-беда.

(Из интернета)

В любой приличной организации есть люди, на которых всё заканчивается - бумага в пачке, скрепки в степлере, мелочь в кассе, порошок в принтере, котлеты в столовой. Никого найти и ни до кого дозвониться они не могут - для них всегда "занято" и "нет на месте". Такой сотрудник, непосредственно как работник, зачастую реально заслуживает пожизненный эцих с гвоздями в подвале ближайшей биржи труда.

Но как человека уволить его практически невозможно. Он, гад, добрый и беззащитный, как ребёнок на празднике. Чтобы причинить ему боль, надо быть сволочью, способной выкинуть на мороз котёнка, зовущего маму.
Скажу больше, такие люди вообще ни в чем не виноваты. Просто они из такой породы - несчастливцев.


Когда я служил редактором одной изысканно-жёлтой газеты, у нас трудилась весьма примечательная журналистка - девушка яркая, талантливая и эрудированная.
А посему материлась она так жёстко и образно, что даже лужёные редакционные водилы просили оградить их от сквернодевы, ссылаясь на гистонесовместимость своей внутренней эстетики и её словесного канибализма. 

Девушку звали Инка. Каждое утро её нежный голос-колокольчик звенел по редакции тревожным хрусталём: "Плядь! Кто-нибудь даст интеллигентной девушке прикурить, или все будут из себя жопу глухаря строить?!"
Уличённые в дурном воспитании охранники виновато давали Инке прикурить и она затихала. Лишь иногда где-нибудь в уголке отзвякивал её непристойный динь-дилинь.

Однако, инкиной фишкой была вовсе не её врожденная интеллигентность и убойная словесность.
Инка была королевой несчастий. Беды с ней приключались каждый день. Когда она садилась в трамвай, обязательно какая-нибудь недотарабаненная смолоду старуха с уключинами вместо вёсел и рожей глупой белки делала ей своей сумищей стрелку на последних колготках, за которые Инка отдала все деньги. 
Когда Инка ловила такси, то чурка-водитель, сучья ебдрись, завозил её в гаражи и предлагал фактурное изнасилование. А когда она ему спокойно объясняла, какое он родовое и анатомическое говно, чурка выпучивал глаза и с криком "ААААА!!!" засасывал Инку в нос так, что тот потом две недели свисал с Инки набухшей лиловой фигой.

Инку грабили немые подростки, Инку бил цирковой медведь и кусала детская лошадь, инкины документы бесследно терялись в самых ответственных инстанциях. Однажды на неё свалился маляр, беливший стену дома и Инка подала на него в суд.
Суд постановил выплатить маляру страховку, а Инку оштрафовал за матершину в общественном месте и предложил покинуть зал заседания за неуважение к суду.
Инка не роптала. Каждый день, приходя в редакцию, она смиренно докладывала коллегам о своей очередной беде. Работать Инке было совершенно некогда. Да и требовать от неё статей при таком непролазном образе жизни было бы тоже свинством.

Однажды я даже издал приказ: тот, кто сообщит о дне, проведённом Инкой без несчастья - получит 100 рублей. А тот, кто расскажет о счастливом инкином дне будет награждён пятью сотнями.
Несмотря на то, что по тем временам это были в целом пристойные деньги, как первая, так и вторая премии остались не врученными - Инка жила полной грудью.

Как-то раз мера инкиных страданий переполнила все имеющиеся в редакции чашки и мы решили дать ей хоть немного счастья. Пусть даже за счет редакции. Когда я сообщил Инке, что она бесплатно едет на две недели в Италию, в знак благодарности Инка выругалась и заплакала. От этого у неё потекла тушь и весь оставшийся день Инка материла неудачную косметику так, что охранник на своём плейере сломал клавишу громкости.

Когда Инка вернулась из Италии, естественно, мы поинтересовались: "Ну и как?" Инка нас прочувствованно поблагодарила и сообщила, что Италия - офуительная.
И она была в ней счастлива целых три дня.
"Стоп-машина" - удивились мы. - "Тебя же туда на две недели отправляли, ты где шлялась?"
"А-ааа" - беззаботно сказала Инка - "Остальное время я в больнице провалялась. Она, кстати, тоже офуительная".

В общем, выяснилось, что счастливая целых три дня Инка на четвёртый день пришла на пляж выкупаться. Но только она зашла в море, Инку сразу укусила какая-то очень редкая и ядовитая рыба. Как сказали спасатели, последний раз такая рыба заплывала на итальянские пляжи лет 15 назад. Но Инку такое везение ничуть не обрадовало - от контакта с рыбой-сволочью она вся распухла и окрасилась.
Пока ждали "Скорую", Инку прикопали в песок, откуда она смиренно стонала и любовалась дивным итальянским небом.
Всё оставшееся время она пролежала под капельницами в больнице. Ничего не поделаешь, такой человек...

Пыс. Пыс. 
Недавно узнал, что в той самой больнице Инка познакомилась с замечательным человеком-врачом. Они долгое время встречались и ездили друг к другу в гости, а недавно вот поженились. Говорят, они счастливы.
Моя совесть чиста - могу теперь забрать и 100 и 500 рублей.

Автор: © 1_redactor

Японский метод, чтобы убрать живот.. кто нибудь пробовал?)))

Японский метод, чтобы убрать живот и выпрямить спину – минус 4 см за 5 минут в день

С распространением сидячего образа жизни у многих наблюдаются проблемы с позвоночником. Эту простую и эффективную технику коррекции фигуры разработал японский врач Фукуцудзи около 10 лет назад. Метод помогает избавиться от дряблого живота и возвращает скелет в естественное положение.

Всего пять минут в день для занятий, и очертания вашего тела ощутимо изменятся, талия станет тоньше, а спина – ровнее. Когда метод был впервые опубликован, книга разошлась огромным тиражом – более 6 миллионов копий, но всю суть техники можно описать несколькими предложениями и рекомендациями:

exercise

  1. Скатайте из полотенца тугой валик не менее 40 см в длину и 7–10 см в толщину. Перевяжите его, чтобы он не разматывался.
  2. Сядьте на твердую горизонтальную поверхность (мягкая кровать не подойдет, лучше – кушетка, массажный стол или расстелите коврик для фитнеса на полу), положите свернутый валик позади себя.
  3. Аккуратно опуститесь на спину, придерживая валик руками так, чтобы он оказался точно поперек тела под поясницей – ровно под пупком. Это важный момент.
  4. Разведите ноги на ширину плеч и «косолапо» сведите стопы вместе — так, чтобы большие пальцы касались друг друга, а пятки были на расстоянии 20–25 см.
  5. Заведите вытянутые прямые руки за голову, поверните их ладонями вниз и соедините мизинцы.
  6. Внимательно следите за тем, чтобы большие пальцы ног и мизинцы рук соприкасались.
  7. Проведите в таком положении 5 минут. Аккуратно вставайте, потому что во время упражнения кости и суставы немного сдвигаются.

Если всё делать правильно, вы почувствуете, как ваш скелет начинает принимать естественное для него положение и выпрямляется. Живот будет постепенно втягиваться, внутренние органы – размещаться в наиболее благоприятное для них положение.

Для начала довольно сложно выдержать целых 5 минут, поэтому начинайте с малого – по 2-3 минуты. Результат будет ощутимо заметен уже через месяц таких несложных занятий. Это замечательная альтернатива физическим упражнениям на укрепление позвоночника. Испробуйте этот метод – спина будет вам благодарна.

Газет- то сколько...


***
Газет- то сколько всевозможных!..
Быть может, что- нибудь купить?..
Читать их, правда, невозможно,
Но очень мух удобно бить.

***

© Copyright: Гном Котя, 2013
Свидетельство о публикации №113120804810

Хроника Октябрьской революции

Оригинал взят у statehistory в Хроника Октябрьской революции

Всем интересующимся Октябрьской революцией рекомендуем ознакомиться с номером газеты "Петроградский листок" от 12 ноября (ст. ст.) 1917 г., в котором события, непосредственно предшествовавшие штурму Зимнего Дворца и происходившие сразу после него, расписаны по часам.
Газета была антибольшевистской, и, скорее всего, данный номер от 12 ноября является последним - известно, что она была закрыта постановлением Петроградского военно-революционного комитета.


Медийное

Кто управляет умами украинцев  главными СМИ Украины?

Art city выпуск №46

Чемоданы-шедевры в галлерее "Парт Ком". 
Выставка Жака Шапиро в Национальном художественном Музее Украины. 
Галлерея "Ра" Художественные проект Дмитрия Куровского "Наши лица украденные у Богов".
Интервью с Игорем Вороновым о 100 шедеврах мировой скульптуры.
Идентификация движения в "Я.Граттера". 
Выставка Н.Муравского и А.Владимирова "Тайна перевоплощения".

У церковной прессы главные проблемы с тематикой и аудиторией

  29-31 октября в Москве пройдет V международный фестиваль православных СМИ «Вера и слово». О том, чего не достает православной журналистике, почему церковной информацией не интересуется даже само духовенство, с чем едет на фестиваль пресс-служба Украинской православной церкви, в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал глава пресс-службы УПЦ Василий Анисимов.

— Василий Семенович, открывается пятый фестиваль православных СМИ «Вера и слово». Давайте поговорим о церковной журналистике.

— Вы правильно отметили, что речь идет о церковных СМИ, тех, которые учреждены структурами Православной церкви или по ее благословению. Это не значит, что другие СМИ — неправославные или антиправославные. Православные СМИ — это масс-медиа, информирующие о Церкви, формулирующие, излагающие и распространяющие православную точку зрения на события и проблемы. В этом их специфика и определенная заангажированность. Хотя сегодня многие светские СМИ распространяют православный взгляд на вещи, делают это талантливо и профессионально.

— Принято считать, что светские СМИ — профессиональные, а церковные — любительские...

— Мы действительно мало профессиональны, но где же этому профессионализму «разогнаться»? Церковные СМИ редко выходят за пределы церковной ограды, хотя никто их в этой ограде уже не удерживает. Наши традиционные оппоненты, скажем, в Украине, занимаются тем, что пиарят ложь расколов, унии, сект, что тоже — чтиво на любителя. Мы с ними полемизируем. Информирование, полемика, конечно, необходимы, но это мало интересует массового читателя. Считается, что профессиональный журналист живет неустанным поиском нового (новости), проблем, которые обнажает мастерским словом, телерепортажем, чем убеждает общественность и власть их решать. Вы много таких встречали в церковной прессе?

— Вы полагаете, что православная пресса не выходит за церковную ограду из-за отсутствия кадров? Некому идти в народ?

— Не только поэтому. Понимаете, у нас многие желают называться журналистами и СМИ без удручающей сопутствующей необходимости иметь множество недоброжелателей и недругов, поскольку значимая информация всегда затрагивает чьи-то интересы. Даже сугубо социальная. Я помню, как однажды опубликовал в газете заметку о погибшем в канализации ребенке. Несчастный случай. Мать-одиночка из приезжих имела угол или комнату в рабочем общежитии, ребенка оставить было не с кем, и она брала его с собой на смену. Пока она работала, мальчик играл во дворе, упал в незакрытый канализационный сток и погиб. После публикации в мгновение ока я обрел недругов из числа полезных, влиятельных людей, с которыми был в добрых отношениях. Хотя никого из них даже не упоминал. Они были начальниками разных уровней, начались разборки, одного уволили с работы, другим объявили взыскания, затаскали по прокуратурам. Журналист, его издание в своей профессиональной работе непременно обрастают недоброжелателями, как снежный ком. Представляете, если бы какая-то епархиальная газета начала публиковать материалы о социальных проблемах родного города, коим несть числа? Думаю, очень скоро и епархиальный архиерей, и редактор газеты уже обливались бы горючими слезами на пороге недостроенного храма, покинутые и властью, и благотворителями. И это хорошо еще, если на вас только обиделись, а ведь, как правило, начинают мстить, противодействовать, угрожать, организовывают уголовное преследование, судебные тяжбы. Поэтому журналист, который ведет сложные темы, день пишет, а на второй день в суде доказывает, что все написанное соответствует действительности и что он ничьи честь, достоинство и деловую репутации не оскорблял. И правовое разбирательство — тоже еще не худший вариант. Словом, кому эти хлопоты нужны?

— Вы думаете, что в этом главная причина, почему церковная журналистика избегает социальной проблематики?

— А у нас существует некая теория, что церковная журналистика — это не информирование о насущном и актуальном, а «благовествование» о вечном и высоком, что она должна соприкасаться с реальной жизнью лишь в том, что достойно уважения и подражания. Это как в идеологии соцреализма, которая запрещала «смакование» отдельных недостатков и утверждала, что в бесклассовом обществе конфликты могут быть лишь между хорошим и очень хорошим. Что касается актуальности, то возьмите хотя бы периодичность наших изданий, они все — ежемесячники, где новость в принципе не является новостью.

— Но СМИ, в том числе и церковные, создаются под разные задачи, а ресурсом быстрого реагирования является Интернет.

— Конечно, осуществляется много успешных церковных медиа-проектов душепастырской, имиджевой, просветительской направленности. Мы пять лет назад издали полуторамиллионным тиражом на двух языках пасхальный сборник о церковном единстве. Но какое отношение это имеет к журналистике?

Что касается Интернета, то здесь много лукавства. Например, аксиомой является то, что наши приходы плохо информированы, а священники очень мало читают. Эта проблема была еще в 1990-х, до Интернета. Блаженнейший митрополит Владимир посещал епархии, приходы и всегда привозил с собой церковную прессу для бесплатной раздачи верующим. Помню, как он удивлялся: оставишь пару пачек газет, приедешь через три месяца, а их никто даже не распаковывал. Когда 11 лет назад была создана пресс-служба УПЦ, то мы решили издавать ежемесячный информбюллетень, что-то наподобие американской «журналистики быстрого обслуживания»: снимали значимую, событийную информацию со всех епархий, обрабатывали, разбивали на 15 рубрик — церковь и власть, церковь и общество, церковь и культура, социальное служение, нарушение прав верующих и пр., — дополняли официальной хроникой, информацией об общецерковных событиях, актуальными выступлениями Святейшего патриарха, Блаженнейшего митрополита, других иерархов. Журнал без оформления, дешевый — стоимостью бутылки сока или одного проезда в вашем московском метро. Блаженнейший все эти годы сам просматривал все материалы, благословил, чтобы на приходы брали не менее двух экземпляров: один в приходскую библиотеку, другой — священнику, как подспорье при подготовке к проповедям, выступлениям, беседам с верующими. Чтобы он перед сном с карандашом или ручкой пробежал, сделал пометки и выписки там же в журнале на страницах «для заметок»; так как корешок на пружине, можно вырвать лишь какой-то один материал, остальное отправив в утиль. Словом, пособие для работы. В одних епархиях с распространением не было проблем, в других — не читают и читать не хотят. А когда появился Интернет, заявили: никакая церковная печатная периодика не нужна, поскольку все грамотные и все читают в сети.

— Аргумент весомый.

— Не такой уж и весомый. Как-то с одним владыкой мы обсуждали эту тему. Я ему говорил: вот на вашем сайте стоит хорошая новость, указано количество просмотров — 16. Для епархии в триста священников — негусто. Ее взяли два общецерковных столичных сайтов, еще по 20-30 просмотров. Итого — около 70. Получается, что читателей церковных новостей у нас меньше, чем православных архиереев в Украине. Аналитику, выступления, доклады иерархов просматривают еще меньше. Но даже если бы было не 70, а 700 или тысяча просмотров, что большая редкость, то получается, что лишь десятая часть священнослужителей интересуется церковной информацией.

— А чем вы это объясняете?

— Невостребованностью в повседневной работе. Если вы пишете, то много читаете, потому что написанное — это тоже новость, поскольку вы должны привносить нечто новое, а не повторять уже обнародованное и заезженное. Если вы готовитесь к проповеди, выступлению, беседам, дискуссиям с верующими и неверующими, то тоже много читаете. А если не пишете и не готовитесь, то и в чтении нет необходимости. Вот старшее поколение архиереев — пишущее, у каждого изданы книги, библиотеки собрали такие, что глаза разбегаются. Это люди мудрости и мысли, очень дисциплинированного самообразования. А вот у нового поколения, как правило, не то что книги, ни одной статьи отыскать невозможно. Что вообще-то нонсенс. И пишущий священник — тоже редкость.

Страницы: 1 2

Свобода для прессы!

Всемирная Ассоциация Прессы (WPA) выступила в поддержку Всемирного дня свободы печати, который был провозглашен. Генеральная Ассамблеей ООН в 1994 году и отмечается ежегодно 3 мая, - сообщает Христианский Мегапортал invictory.org со ссылкой на пресс-центр ТБН.

В 2011 году празднование этого Дня будет проходить в Вашингтоне. WPA планирует освещать события и мероприятия по случаю годовщины.

Премия названа в честь Гильермо Кано, колумбийского журналиста, который был убит перед офисом своей газеты «El Espectador» в Боготе 17 декабря 1986 года.

Согласно данным ООН, Всемирный день свободы печати был учрежден для повышения значимости свободы прессы, а также с целью напомнить правительствам стран об их обязанности уважать и поддерживать право на свободу выражения мнений, закрепленного в соответствии со статьей 19 Всеобщей декларации прав человека.

Начиная с 1997 года 3 мая за вклад в дело свободы печати ежегодно присуждаетсяпремия ЮНЕСКО.

Напомним, что телеканал ТБН является членом WPA, а его президент Игорь Никитинбыл избран сопредседателем этой ассоциации.

Кроме того в 2009 году Всемирная ассоциация прессы признала ТБН одной из самых быстрорастущих русскоязычных сетей в мире.

                 

Органи ЗМІ



Пресса для власти — все равно что собака, которую достаточно прикормить,
и она станет грызть всех, на кого укажут, и лизать тех, кто кидает
косточку. И относятся к ней соответствующим образом. Если эта собака
принадлежит тебе, ее можно ласкать, кормить, отдавать ей любые команды,
лупить тапкой по морде, если она эти команды игнорирует или, что еще
хуже, интерпретирует. Наконец, собственную псину можно и усыпить, если
выйдет из-под контроля. Другое дело, когда собака чужая, тогда не сразу и
угадаешь, как правильно себя с ней вести. Погладить — страшно, а вдруг
тяпнет. Пнуть — несолидно, да и шуму потом не оберешься.



Украинская власть за годы своего независимого существования испробовала
самые разные модели поведения с лающими и кусающими СМИ. Последние
четыре-пять лет она строит из себя эдакого слона, давая понять, что ни
на какую моську реагировать не собирается, кому какое дело, о чем скулят
под ногами.


Впрочем, иногда всенародно избранная элита (например, в преддверии Дня
журналиста) пытается с журналистами сюсюкать, рассказывать, что еще
считанные годы назад свободных изданий и каналов в этой стране вообще не
было, что свобода слова — один из краеугольных камней демократического
общества, что пресса — тоже ветвь власти. Ну чем не заигрывание с
домашней на вид, но непредсказуемой собачкой?



А ведь еще лет двадцать пять назад советская печать слыла да и была
мощнейшим идеологическим аппаратом, не только шлифовавшим мозги широким
массам трудящихся соотечественников, но и формировавшим образ
миролюбивой, но грозной для разжигателей и злопыхателей державы. Тогда
“журналюг” в стране не было, глупостей о вождях, негатива об
экономическом курсе, фривольностей о моральном духе строителей
коммунизма никто не писал. Писали об обреченной на успех битве за
урожай, о руководящей и направляющей роли, о хоккее и балете, о
бороздящих просторы космонавтах.



Вот время было! Тем, кто не успел его хлебнуть, кажется, что тогда
газета была реальной силой, что слово “журналист” звучало не только
гордо, но и грозно. Так, да только трошечки не так. Это не газета была
силой, а тот аппарат, который содержал ее и использовал для реализации
своей политики. По большому счету, прессу тогда и самостоятельным
организмом (пусть даже собакой) никто не считал. Она была всего лишь
органом, частью тела.



Но и в те далекие, и в нынешние недалекие (во всех смыслах) времена
общество (не власть) продолжает ощущать одни и те же потребности,
удовлетворять которые пресса и призвана. Правда, в тоталитарном
государстве издания участвовали не только в утолении информационной
жажды: по достоинству оценивая ее содержание, народ в газетку
заворачивал селедку, использовал газетку вместо туалетной бумаги, как
мухобойку и т.п.



Но в обществе, претендующем на звание свободного, у каждого гражданина
есть полное право использовать газету, как заблагорассудится, и тут уж
творцам этой самой газеты нужно из кожи вон лезть, чтобы их продукт
потребляли в первую очередь как информационный. А для этого в нем должна
быть именно информация, а не версии, глубокий (по возможности) анализ, а
не пересказ событий, выводы и прогнозы, а не констатации. Наконец,
продукт этот не должен и не может быть вещью в себе. “Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя”, — писал основатель тоталитарного Советского Союза.


Но писал он это, еще живя в обществе буржуазном, и относились эти слова
как раз к этому обществу. И газета в таком обществе — не что иное, как
его отражение. Не фотография, не слепок, а отражение, которое вместе с
оригиналом каждый день меняется по форме и содержанию — в отличие от
передовицы “Правды”. И главное — успевать отображать, анализировать,
прогнозировать эти изменения. Пока вроде получается…

Источник: business.ua