как я ездил на Донбасс (чэ третья)

в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, виды фауны, марки машин, меню, типы поломок,
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости



У Адвизора на подворье лепота. На ветвях гроздьями висят павлины и фламинги, во пруду резвятся лангусты, суринамские пипы и барракуды, по двору смуглые бодигарды в бежевых шортах гоняют лам, шимпанзе и баб в купальниках. А вот опоссумов и выхухолей у Адвизора нету. Об этом я ему прозрачно намекнул за рюмкой наливки. Наливки у него кстати замечательные. На гадюках и скорпионах, на кенгуриных глазах и цветах раффлезии арнольди. Весьма почтенные наливки. И закуска знатная. Уши броненосца очень понравились, и кисель из муравьиных яиц.

Но выхухолей в хозяйстве ни одной. И опоссумов тоже нету. Пришлось вежливо распрощаться и уехать пока не окосел от выпитого и не осоловел от съеденного. Адвизору респект и уважуха.

Уезжал я от него с благодарность и почтением. Уезжал к своей давней мечте - к бирюзовому сумеречному джипу йокогамского разлива. Ведь он меня ждал, он манил меня и звал по имени...

Через сколько-то километров последнего плеча путешествия к мечте я уже спрыгивал из кабины попутного длинномера, посылая лучи добра за добро и лучи беспокойства туда где уже стоял в ожидании меня надраенный бирюзовый джип. Через четыре шага меня угораздило напороться на штырь в бордюре и разорвать левый башмак от гламурного кутюрье то ли Дольче то ли Габаны. Башмак стало офигительно жалко. Как именно стало жалко кутюрьительный башмак я бы написал подробно, но жалко тех кто читает этот бред, а так же бумаги жалко. Хоть оно и электронная, хоть и не годная ни для чего кроме письма, баек разных и "про любовь".

Джип был тщательно излазин вдоль и поперек, джип был критически оценен и скептически принят. К сведенью. Также к сведенью был принят продавец подержанного джипа. Он был ... киргиз. Высокий худой брюнет с грустными голубыми глазами. И фамилия у киргиза была соответствующая Игнатьев Федор Трофимович. Как он попал на Донбасс, когда и на каких попутках - об этом надо писать отдельную повесть. Повесть на бумаге, которая ни на что кроме повестей не годится. На ломаном русском киргиз ввел меня в курс норова сумеречного джипа, кратко описал историю болезней, приписал курс лечения и виды лекарств, которые предохранят автомобиль от преждевременного окочуривания. 

Встал вопрос покупки. На одной чаше весов стояли объективные технические характеристики самодвижущегося транспортного средства, а на другом... А на другом - томящиеся в клетках и застенках опоссумы. И выхухоли. Они не могли больше ждать. Они и склонили чашу весов в сторону покупки. Дальше все происходило почти молниеносно и в каком-то деловом тумане: банк, нотариус, гараж, кофе, цыганский оркестр... То ли сказалось выпитое у Адвизора зелье, то ли экзотическая закуска из холестерина и белка, но машинку я взял. Рассчитался на месте чековой книжкой, пожал руку старому хозяину и назвался новым.

А дальше все прошлов в драйве и дрифте. Заправившись до полного бака и обнулив суточник на спидометре я не торопясь тронулся в путь. Но путь мой был недолгим. Примерно через 40 км джип показал температуру. Она была высокой как у больного широко разрекламированной эболой или чуть поплоше распиаренной лихорадкой Ласса. Требовалась остановка.

В дальнейшем остановки стали чаще, плечо меж ними короче, а паузы продолжительнее. В процессе перекуров я сначала нагрешил на термостат. Его сперва принудительно отрыл, а потом и вовсе выбросил. Не помогло. Когда пробег от остывания до закипания стал составлять 3 км, в моей душе поселилась паника. И немножко отчаяния. Киргиз Игнатьев на звонки не реагировал. К тому времени на спидометре было написано 138 километров. Ветреный закат красил сумеречный джип ярко-красным цветом. До дому оставалось чуть меньше трехсот. Сумерки сменились глубоким добрым вечером....



в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, виды фауны, марки машин, меню, типы поломок,
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости

как я ездил на Донбасс (чэ вторая)

в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, виды фауны, марки машин,
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости

Сумеречный самурайский джип мне понадобился для совсем не прозаических целей.
В зеленых джипах любят путешествовать выхухоли и опоссумы. В антобусах они нервничают и матерятся, а водители этих самоходных повозок ругаются матом при попытке свернуть с маршрута в пампасы и прерии. В транспорте поплоше другая проблема - клетка с выхолью или опоссумом тупо не лезет внутрь. При попытке нарушить пространственный континуум выхухоли и опоссумы опять матерятся насчет покореженных клеток, пищат дурноматом и кусают оббивку салона, без закуски.Потом они обязательно тщательно хмурятся и мстительно ссутся. А между тем мне нужно, мне отчаянно необходимо спасать выхухолей и опоссумов. Мне приходится похищать их из зверских антигуманных зоопарков и выпускать на волю. Массово и бескопромиссно. Такая уж у меня миссия, ребята.

Некоторые человеческие экземпляры варят свечи из стеарина и говна, некоторые нанизывают на ниточки какие-то какашки в виде поделок, некоторые впаривают какашечно-говеный софт, а я гуманитарю выхухолей. И опоссумов гуманитарю. Потому что в этом суровом прохладном мире кроме меня некому спасать животноводство от бесчеловечного обращения, от невежливости и плохого воспитания. Мир рассыпается в труху от плохих манер и коррупции коммерции, ребята! Хотя и коррупция тоже пахнет нехорошо, пахнет все тем же дерьмом что и нанизанные поделки из какашек.

И вот я мысленно гружу симпатишные гламурные клетки с бедными зверьками в джипчик веселенького зелененького оттенка и бережно переправляю питомцев в заповедные уголки нашей географии. Летите, голуби! То есть опоссумы конечно, и выхухоли...

Для выхухолева и опоссумании мне нужен не простой сумеречный джип йокогамской поклепки, а конкретное пространственное архитектурное решение. Насчет объемов (женский символ) и сантиметров (мужской) я бескомпромиссен до непреклонности. Опоссум должен с достоинством заходить в джип - и точка! И выхухоль должна заходить с честью, как хозяин.

То что мне предлагает отечественный автопром - никуда не годится. Во-первых - не то. Во-вторых опять не то, но по другим параметрам.А в-третьих, наконец - страшно дорого. Если т/с новое. До невозможности дорого для спасения фауны, товарищи!


Выбор пал на объявление в газетке. В печатном средстве красочно и лаково расписывались преимущества зеленых джипов перед прочими самодвижущимися повозками. Когда прочие только собирают бабки для осуществления мечт, встречные уже спасли стопицот выхухолей и столько же опоссумов. А ждать в нашем положении никак нельзя. Ждать в нашем положении смерти подобно. Перед глазами просто-таки рисуются картины протяжных степных просторов, заваленных хладными трупиками выхухолей, погибших от бесчеловечного грубого обращения. И опоссумы на этих просторах лежат неприбранные по христианскому обычаю, и дельфины...

Хотя нет, про дельфинов давайте как-нибудь в другой раз. Вот зачну гуманитарить дельфинов - тогда и затяну про дельфинов ныть. А пока про опоссумов исключительно, про выхухолей и других-некоторых симпатяжек. Пока про позвоночных, шерстяных, сумчатых, прямоходящих.

По пути заехал между прочим к нашему общему широкоизвестному блогеру, обитальцу "сайта высокой культуры быта"™ Адвизору. Вот его гнездо. Очень степенно и содержательно пообщались побухали, съездили в филармонию и зоопарку. Взяли на прицел выхухолей и престарелого опоссума.



в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, виды фауны, марки машин, 
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости

как я ездил на Донбасс (чэ первая)

в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, 
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости

Чтобы съездить куда следует и хорошенько получить то что надо, мне следовало кое-чем обзавестись, кое с кем созвониться,  кое-что предусмотреть и распланировать тоже кое-что. Замечу в скобках, парвописание частицы "кое" мне тоже надо было уточнить перед тем как запостить его в ленту. Что надо было сделано, сроки обозначены, цены озвучены, интересы конкретизированы и партнерские отношения законнекчены.

Сразу первое: ДОРОГИ.
Сразу первое пожалуй пропущу. Пусть оно станет четвертым и не мозолит нам глаза при дальнейшем повествовании.

Сразу второе: АНТОБУСЫ.
Со сразу вторым мы пожалуй поступим точно так же как и со сразу первым. То есть опять пропустим и будем считать себя молодцы-молодцами.

Степные просторы пролегающих ландшафтов радовали глаз убраностью манер и чистотой геометрических линий. Будто какой-нибудь фламандских дел мастер долго точил свою кисть наждаком прежде чем стал вазюкать ею по венецианской холстине. Из тесной клетки того, что после двенадцать часов перестало быть тыквой (или наоборот, превратилось в тыкву) каждый узник мог лицезреть полную противоположность когнитивной реальности - песнопевческие равнины, подпоясанные густыми помочами лесопосадок, упругими ремнями проселков и эластичными мощными пряжками рек и заливов. Глаз скользил по пролегающей равнине, глаз никак не мог зацепиться за конкретику, глаз не мог сфокусировать взгляд. Глаз ехал в тыкве по пересеченной местности в туманное будущее. Из хрусталя в потемки, из хрусталика к катаракте, из подпола в богему.

Глаз 
ехал на Донбасс...

Кроме глаз в тыкве ехала жопа шестое чувство. Шестое чувство в компании с пятью предыдущими тянуло заунывные степные песнопения, одновременно отчаянно фальшивя и стыдясь нахлынувших чувств. В перерывах оно декламировало короткий тост "Куда ты прешьсмя, дурень? как здорово что мы когнитивно вырвались из повседневности! Ура!!". Шестому чувству судорожно хотелось на бал, нет, изумрудный джип приключений по ходу. А изумрудный джип манил нечеткостью очертаний, расплывчатостью обещаний и пухлой металлической сдобой контуров обводов.

Пять плюс шестое 
ехали по воле...

Только сумеречный самурайский гений, имеющий смутное представление про геометрию, аэродинамику и другие европейские предрассудки мог изваять из своих сумеречных недр такую причудливую конфигурацию пространства. Сукмеречный гений был молодец-молодцом насчет креативности невыспавшейся инженерной мысли. У сумеречного гения был 14-и часовый рабочий день без выходных и 6 дней отпуска в году. В таких условиях еще и не такое почудится, в металле и бронзе, в стекле и текстиле, в пластике и свастике. в пластмасске и краске.

А тут и меня накрыло. 
Точно таким же мокрым кимоном...

в целях конспирации и всего такого прочего
имена, фамилии, 
географические ориентиры и привязки к местности
изменены до неузнаваемости

Битая дама (Du pont des supplices)

Сегодня в маршрутку проникла женщина лет ЗО.
Всем своим видом она была полностью необыкновенная. Именно таких коллекционировал Франциско Гойя при дворе императора Фердинанда Карла Ну, или другого какого водителя тогдашней маршрутки. У дамы был вид побитой жизнью ... бабы.
Коричневый цвет дубленой кожи, глаза загнанной пиковой при бубновой масти; фигура "все плоское" для наилучшего благоприятствования функционалу...

Короче, про таких не слагают од, про таких не пишут романов, таким не поют серенадов и не упоминают в светских хрониках. О ней не напишет Димедролыч илиЗмеелов, ее не упомянет в завещании Хеля или Аргоша, ее не воспоет Допа или Гала и не кинет в ее сторону камень Хайдер или Феликс. Ведь дама наша полностью битая.

Надо сразу определиться - в том нет ее вины. По общему мнению, король, который ее бьет - сволочь. И козырный валет, который ее бьет - сволочь, и десятка, и шестерка...все. Все кто бьет ее по праву старшинства мастей или родовитости, все кто втаптывает ее в несправедливость нашего мира - сволочи.

Ведь родилась она не во дворце, не в храме,
Не в час батистовой трефовой гегемонии.
Такая доля льется в венах нашей дамы,
Что козырям она токсично-посторонняя.

А теперь вернемся к облику и содержанию нашей дамы за ЗО.
Эти узловатые руки, этот наспех собранный хвост волос, эта одежда сдержанных тонов, это вечно озабоченное выражение лица, это характерное направление глаз - вниз и внутрь, эта сутулость и понурость плеч. Все это признаки битой дамы. 
Судьбы таких дам и само их существование находятся как-бы под вопросом, как-бы вне общественного дискурса и вдалеке, под толщей гегемонии тотального гламура. С точки зрения господствующих нравов дамы такого пошиба находятся в пассивной оппозиции к законной, козырной масти.
Деятельность битых дам проходит в стороне от скопления людей, в стороне от объективов телекамер, параллельно культурному обмену, поперек канонам красоты и успешности.

Все девочки рождаются примерно одинаково: резкий свет, громкие звуки, наждак сухого воздуха и необходимость дышать атмосферой. Короткий шок, спазм - и вот уже раздался тонкий пронзительный крик. Девочка вышла на арену...

А дальше ... а дальше на этот стебель насаживаются цветочки, бантики, слой лака и пудры, характеризующие ее как будущую даму именно этой масти. В нашем случае все будет трефовым. Но мир! Мир в котором очутилась эта конкретная девочка - бубновый во всех своих проявлениях. И бубновый мир начинает бить трефовую девочку.
Ее красота, ее вибрации и направление вращения, ее осанка, повадки, частота дыхания, ее запах и походка - все не бубновое. Все в ней выступает против господствующего тренда. И вот уже первые бантики срываются порывом ветра, первые цветочки осыпаются вместе с бутонами, первый румянец осушается сухим дыханием повседневности. А потом откуда-то наносится первый удар по стебельку, на котором подвешены все эти украшения. Суровый быт входит в свои права. И дама укладывается в отбой,  ничком, рубашкой вверх достоинством к сукну. Об нее все оттачивают удар.
Но существование битой дамы на этом не прекращается, нет. Она по прежнему жива, по прежнему дышит и по прежнему олицетворяет укоризненную трефу своим существованием пока за столом бушует бубновая жизнь. 

И вот наступает момент, когда трефовая ищет своего козырного. В суете поисков, на волне гормонального всплеска, она находит вместо трефового короля пикового валета. И мир для нее изворачивается наизнанку. Пиковый валет бьет ее как козырный король. Ведь больше ему ничего не остается под палящими лучами именно этой конкретной лучины конкретно этой партии ... . Только бить, только бить наотмашь!..
Оба не стали бубновыми, обоим не засверкал марьяж или козырная масть. Каждый из двух в том виновен пропорционально или невиновен вовсе. 

И вот отнюдь не козырная дама лет ЗО заходит в маршрутку на волне своих повседневных дел. Она мотивирована и нацелена, она индоктринирована и посвящена, она предназначена и заряжена на пару банальных задач: остаться и выжить ... а точнее, прожить еще чуть-чуть.
За нее не цепляется взгляд, она не вызывает интереса, она не является предметом для подражания или объектом креатива. Она вся тусклая из себя, темная и обязывающая, а если вглядеться пристальнее, под нажимом - от нее веет какой-то заразной увечностью несостоявшегося человека чужой касты. В том нет ее вины, так развернулись карты.

Ну и красненьким, картёжным.
Господа гусары! Валеты и семерки бубновой масти, а также фигуры других мастей, отличных от трефовой. Когда вы бьете даму, укладывая ее в дизлайк, имейте на краешке осознания идею о том, для чего вы это делаете, для кого и чего ради.
В этом коне вам суждено выступить за красных, а при следующей сдаче... Поручитесь ли вы за свое исконное право на право сильного( и козырного)? На каких ножках или подпорках стоит ваша гегемония и насколько она ваша? Насколько искренняя и откровенная ваша подача в облик "битой дамы" и как дорог ваш глум? Что вы теряете по дороге Вочмана Ни  Брюса Ли и насколько отобьются инвестиции?
С бубновой точки зрения все что не бубна - фу и тю-лю-лю. С точки зрения бубны "Нна тебе, нна! Ты против бубны нашей батон крошыла!" в челюсть трефовой дамы почтим за доблесть. Если бы не пикантность мизансцены. Если не считать пикового авторства пиздюлины. Но с момента, когда все лягут рубашками вверх в этой игре, начнется новый кон. Кто даст гарантию что в следующем розыгрыше бубна будет главной? Никто...
Господа валеты! Не бейте дам понапрасну! Дамы любой масти - образ и подобие божие крупье, отображение нашего изменчивого мира в окошке казино, тень закатного адекватного Солнца на спицах Сансары...

Парадигма Сатаны. Опыт

- Туда удочку не забрасывай.
- Чего?
- Там коряга. Зацепишься.
- Ну и шо? Как зацеплюсь так и отцеплюсь. Зато..
- Ну шо, зацепился?
- Ничо, щас я оторву снасть и приделаю новую.
- А птом?
- Шо потом?
- Потому туда же закинешь?
- Нет, уже не закину, не бойся.
- Поздравляю, ты стал старше.

- Не ходи в казино.
- А вот пойду! Пойду и поставлю на черное!
- Не ходи. Вернешься без денег.
- Не лезь! Мои деньги. Куда хочу туда и трачу.
- Ну шо, выиргал?
- Нет.
- На еще. Пойди поставь на красное.
- Нет, хватит.
- Ну вот ты и стал старше.

- Да ну ее, соседку эту. Забудь о ней.
- Не могу. Вот тут все печет огнем. Жить не могу без нее...
- Ничего хорошего не выйдет у вас с этих делов...она замужем, ты женат..
- Не лезь в мою жизнь! Я уже взрослый - сам разберусь.
- Ну что у тебя? Разобрался?
- Почти. Но падла она порядочная...
- Поздравляю, ты стал старше.

- Не убивай людей. Грех это.
- Ну как же, мне оружие выдали, патроны. Сказали что враги они.
- Не убивай. Нельзя.
- Буду. Буду исполнять свой долг перед державой и командирами, перед начальством то есть.
- Ну что, наубивался?
- Блин, неприятно-то как. Там дети были, бабы. Подонок я, последний.
- Ну вот ты и стал старше...

бассня про муравея и баб

Пока едет Хайдер...
Жил-был в муравейнике А муравей Матвей.
Каждое раннее утро из пункта А Матвей выдвигался на охоту. По замыслу Создателя в конце дня Матвей должен был принести в муравейник А добычу. Вкусную гусеницу Анжелу, интересную соломинку Е4, сладкий кусочек сахара С1 или драматичный труп мухи Елизаветы. Все было задумано так и не иначе.

И действительно Матвей каждое утро вставал спозаранку до первых солнечных лучей и выдвигался на охоту. Он старательно атаковал Анжелу, взваливал на себя соломинку Е4, отыскивал кусочек сахара С1 и надыбывал Елизавету. Но!

Но по дороге и окрест Матвей видел подлую правду окружающего мира, несправедливую и ложную донельзя. Не только муравейник А, делегировавший Матвею полномочия обязанности, но и муравейник Б, В и другие были не лыком шиты. Они вывешивали нарядные баннеры "Сдай сахар сюда!", "Приемка мух и гусениц", "Солома Е, дорого": они красовались вывесками "Настоящая цена барышей и взяток", "Пенная вечеринка для настоящих жыльтмэнов, "Блэк-джэк и шлюхи, пошти даром!"...

Согласитесь, Матвею было сложно пройти мимо пункта Б. И мимо пункта В было пройти почти невозможно.

Матвей, победивший/надыбавший/встретивший/нашедший то что надо родному муравейнику А, физически не мог пройти с добычей мимо таких заманчивых пунктов Б, В и так далее. Ровно в 14:25 Матвей расправлялся с очередной Анжелой, Елизаветой Е или С, ровно в 14:29 он, груженый добычей, направлял свои стопы лапки в сторону муравейника А.

А тут он встречает кума своего, маравея Тимофея.
- Куда путь держишь, кум Матвей?
- Домой, добычу сдавать.
- Ерофей! Ерофей!! Прикольнись! - Матвей идет в А.
- Бу-га-га!
- Му-ха-ха!
- Матвей, ебанись ты чо, дурак? Кто щас носит добычу в А? Только последний лох.
- Только Буратино распоследний, уха-ха!
- Рребята, я не в куррсе. Шо не так?
- Да все не так, Матвей! Все полностью не так! Ты чего, на полном серьёзе хочешь отдать Анжелу/С1/Е4/Елизавету в эту провинциальную отстойную дыру А? Не гони, Матвей!
- А куда мне нести добычу С1/Анжелу/Е4/Елизавету как не в родную гавань, А?
- Ты чо, дурак? Ты чо, не видишь шо тут написано? Тут написано што весь блэк-джэк, вся модная тусовка, все пенные вечеринки, вся депутатская тусовка и все шлюхи вывешены в пункте Б. Ну, или в В. Неси добычу туда где блэк-джэк, дружище!
- А что я дома скажу когда вернусь без взятки?
- Тю, скажешь что не надыбал ничего. Скажешь что потерял или отобрали муравьи из другого муравейника. Зато тут оттянешься по полной. Тут Кшиштоф, хоть и не муравей нихрена, но тебе покажет такое! Такое небо в алмазах нарисует, что никакой другой муравейник не сравнится. А какие тут муравьихи, Матвей! Даже с крылышками есть, как ангелы!..
- Нет, братцы, я так не могу. Мне стыдно будет перед соплеменниками. Перед сомуравейцами неловко станет.
- А ты выпей, Матвей! Просто принеси Кшиштофу Елизавету, положи ее перед стойкой и он организует тебе любую компенсацию моральных страданий. Хочешь нальет веселящего зелья хочешь пенную вечеринку организует хочешь баб муравьих из кордебалета позовет... опять же, с крылышками даже. Настоящий чародей здешний Кшиштоф. А в твоем удушливом заштатном муравейнике А одна тоска и кручина. Каждый божий день одно и то же. Фу!
- Но ведь это МОЙ муравейник, ребята. Как же я ему взяток перестану приносить? Как же он, как же матка наша без Елизаветы, С1, Е4 и Анжелы-гусеницы проживут?
- Ха. И мураматка твоя страшная и некрасивая, и оплодотворяешь ее вовсе не ты да и не видишь ее уже давно. Разве это справедливо по-твоему? Разве не кидают твои интересы по борту в твоем родном муравейнике А?
- Нууу, не знаю. Об этом я как-то не задумывался...
- А ты задумайся, Матвей! Ты пораскинь мозгами, что ты получаешь взамен. С утра до вечера ты таскаешь разный скарб и взяток ненасытным обитателям своего муравейника А, с утра до вечера надрываешься и упираешься, рыщешь и рискуешь жизнью. А для чего? Для тех кто сидит там и нихрена не делает в твоем муравейнике пока ты приносишь пользу им?! Ты задумывался о том, чем они там занимаются пока ты добываешь пищу и материалы? Ничем они не занимаются, Матвей! Они тупо сидят в муравейнике, трахаются и ждут когда ты притащишь им еду и обновки. Паразиты они там все, вот в чем твоя трагедия, Матвей. Бросай это гиблое дело, бросай кормить и защищать паразитов, начинай жить для себя!
- Нет, ребята, тут вы загоняетесь. Мы же муравеи, то есть альтруисты! Такими нас создала природа, чтоб мы не о себе беспокоились, а об общем благе, о своем муравейнике, о детках...
- Матвей, в твоем муравейнике нет твоих деток, ни одного! Какой-то хмырь кувыркается с мураматкой в твоем муравейнике, а его приплод должен кормить ты. Его приплод, а не твой, Матвей! До какой степени упоротым нужно быть чтоб не просекать такую простую ситуацию! Бросай Елизавету тут, пойдем выпьем чего-нибудь веселящего и мы откроем тебе всю правду.

И пошел муравей Матвей по наклонной  в предатели в плохиши в мажоры.

Хотя нет. Никуда не свернул муравей Матвей. Он остался при своих принципах и убеждениях. Он остался в связке с инстинктами своими и обычаями той видовой среды, к которой принадлежал всем своим биологическим существом. Остался верен муравейнику А, некрасивой мураматке и беспомощным до поры деткам ее, личинкам. А разве может быть иначе? Разве мир не перевернулся бы если бы все вдруг переметнулись в другую веру и стали эгоистами?

и снова про Гамбию

Наш теплоход вперед летит
Комон - и остановка.
Это Банджул а не Мадрид
И мне за них неловко.

Пользуясь уютом шарового отопления нашего полустанка и халявным вокзальным вайфаем сажусь на шлакоблочину и пишу отчет на спине первого попавшегося гамбийского негра.

1. Погоды тут стоят замечтательные. Тепло, снова тепло и опять... жара. Гамбийки в нарядных полуюбках кажут народное фолькстворчество. Оно заключается в ритмичном напевании какой-то абракадабры. Речитативом позвякивает "комон и "вэлкам".

2. Кстати о великах. На днях таки должны были доехать восемь сотен лисапетов от щедрот сдержанных нордических чехов. Лесики встречали с помпой почти эпической. Красная дорожка в пыли, Президент, порламент Национальнового собрания и потриотический актив неделю торчали у причала, обливаясь потом и восторгом, переходящим в овуляциии овации. По случаю торжественной встречи включили светофор, но вырубили кондиционеры вентиляторы и свет во всех банджульских кварталах кроме проправительственного. Армия и полиция даже на время свернула противотеррористическую операцию в районах Канилаи и Фони чтобы достойно встретить велики. "Вэком", велики!

3. Под покровом черного пиара подвылез министр здравоохранения Моду Нджай. Он задвинул речугу, из которой явственно следовало, что наибольшая опасность здоровью нации наносится ... курением. Курением, Карл! В Гамбии! 
Под таким соусом все местные футблоисты повыкидывали бычки и притворились некурящими. Они чухали твердые шанкры от спида и делали круглые глаза от такого поворота.

4. На этом же пароходе прибывало 50 тонн фиников от братских саудовских единоверцев и 200 учебников по Кама Сутре на арабском языке. Адам Барроу хотел раздать их футблоистам, но те оказались сплошь ганийским легионерами и пришлось пообещать угостить бойцов воор. сил и полицейских, потому что никто не знает что у тех на уме. Того и гляди устроят еще один демократический переворот без всякого сексуального подтекста. Еще свежи в памяти недавние события когда капитан воор. сил тащил на веревочке 700 грамм каннабиса, глупо хихикая при этом, пока его не загребли в застенки по подозрению в связях с беглым диктатором Яхья Джамме.

5. Широтой жестов отличился на неделе Фату Фатти из компании Гамтел/Гамсел в отношении психлечебницы Танка Танка. Он/они пожертвовали еду, чаши, мед.препараты, моющие средства и столовые приборы для психов и персонала общим числом 18 душ. И это не прикол. Просто фонетическое повторение звуков в названиях и фамилиях утверждает в головах туземной общественности правоту и незыблемость того о чем идет речь.

6. Особой щедростью в одаривании одариваемых отличилась немецкая компания ИК Хайгеник из Германии. Они загрузили на гуманитарную баржу 2 (два прописью) мешка сахара и пятилитровую баклажку деттола для штоб помыть полы в больнице Серекунды, передает агенцтво Телепойнт

7. Зато агенство Обсервер парирует что Ее Превосходительство Мадам Фатумата Барроу Ба тоже не осталась в стороне от здравоохранения, задарила нескоко мешков с рисом и сфоталась на их фоне аж бегом. Именно она на фотке придерживает карликовую пианину для ленинской комнаты психологической разгрузки гинекологического отделения серекундской клиники особо буйных. Чувак в пижаме костюме бубнового валета, который с вожделением смотрит на пианину, наверное ее муж импрессарио. А массовка в форме урядников из мультика про Чипполино - кочевая труппа кордебалета мешковой презентации риса, сахара и чечевицы:

Фотку Мадам выложила ВКонтакте сама, добровольно. А я мимо проходил по своим делам и подсмотрел что на полотне не видно ни немцев с мешками и баклажкой, ни чехов с велисапетами, ни саудофских прынцов с финиками наперевес.

А теперь про икологию.
8. Активисты-екологи забегали по пляжам с целью убрать территорию мусор к туристическому сезону-кормильцу субботнику, ленинско-коммунистическому мандельско-демократическому. Или какомунить другому случаю эпохального направления. Потому что Камбо Юнгур и Картонг ваще засрали диктаторские папередники. Активисты заодно хотели заскочить в Брикаму, но притомились. Да и дофига там насвинячили если честно, не провернешь вдесятером.
Вот они, героические герои в шляпах и без окружили поверженный пляжный мусор и тычут в него палками пока одиннадцатый, вратарь, живописно фоткает их на свою старенькую Нокию. По расслабленным позам активистов, по босым пяткам и задумчивым лицам сразу понятно, что самая драматичная фаза борьбы позади, что мусор сопротивления не оказывает и в принципе готов к капитуляции. Ясно что мусору хана, что его труп останется на пляже пока активисты не придумают как его использовать в быту или для следующего информационного повода. И что характерно - ни одного постороннего пляжника на пляже! Ни купающейся публики ни разносчиков горячей пахлавы ни рапанов ни мидий ни кукурузы...всех поели злые акулы и крокодилы - верные союзники мусора и активистов с палками.

9. К слову, в Гамбии существуют жесткие меры безопасности по обращению с оружием полиэтиленовыми пакетами. За небрежное использование этих предметов повышенной экологической опасности можно запросто угодить за решетку. Уж лучше таскать пакетики с канабисом как капитан Ламин Турай или пистолетами в мечети жонглировать как Бабукар Нье. Во всяком случае веселее.

Ну и культурка Гамбии напоследок. 
10. Гибу Бала Гая знаете? И я не знал. А между тем он тоже протянул руку продовольственной помощи узникам центральной тюрьмы и подкинул зэкам нескоко мешков продуктового грева. Газета Форояа на полном серьезе сообщает об этом как о выдающемся музыкальном событии в стиле рэп. Этот жест называется специальным термином Ифтаар, то есть выход из затянувшегося поста. При этом мешки, что характерно, были ни разу не полиэтиленовые, сами понимаете. За полиэтилен он мог и сам угодить туда же, на свои же харчи и в отрядный оркестр художественной самодеятельности.

11. К новостям культуры можно отнести и гипер-успешный рывок т.н. реселлеров. То есть продавцов одежды и обуви прошлых сезонов моды. Еще проще - секонд-хэнда. Это как хэппи-энд, но гораздо круче и наваристей. Вот пруф если кто не верит: https://observergm.com/success-behind-selling-of-second-hand-clothing/

12. Еще о культуре гамбийцы много узнали от одной британской тетки околоврачебного помешательства. Тетка долго и с большим наваром занималась трасплантологией, а потом на вырученные деньги организовывала турне по городам и поселкам городского типа в основном почечной направленности. Там она популярно креативно объясняла туземцам как правильно заправлять утку, как ловко вставлять зонд и вынимать почку из организма туземца.

13. Кроме того у некоторых несознательных гамбитян есть проблемы с получением удостоверений личности европейского образца. Но об этом распространяются в основном оппозиционные журналы да каналы, которые вот-вот попадут под опалу или лучше под запрет. Да, под запрет и к стенке за очернительство того, что в очернительстве и так не нуждается ни разу. Оно и так насыщено черным пигментом по самое немогу.

зы
Откель я все это зачерпнул и набросал на невинный белый холст? И очень просто! Просто я задержался на ниве модной  благотворительности. Мода конечно не первой свежести и не первого хэнда, навскидку, модного сезона 2012-2013 у/гг. Поэтому ее надлежит фасовать в свежие выпуски газет и журналов тех демократических республик, где расцветают цветы свободы и распускаются почки демократии самого широкого фасона. И вот я сижу в тени тутового деревца и запаковываю новогодние игрушки, конфеты и таблетки от запора в актуальные листочки с плохим переводом на белорусскую мову новостей из теплой-претеплой Гамбии для юрких гамбийцев и рельефных гамбиянок. А потом их у меня заберет Дед Мороз и повезет на Западный берег Африки, раздавать детишкам активистам. А обратно он привезет почки и крокодиловые шкуры на польты и сумочки. Спасибо тетке из сумеречной Британии за плотные инвестиции и ловкий лайфхак. Чего добру пропадать понапрасну?

полный ЗЫ
На этом я свой тринадцатиглавый беглый отчет сворачиваю, брею лицо и засовываю его в скафандр для дальнейших путешествий по Галактике и ее окрестностям. Местным посидельцам привет и вот так вот ручкой.

музычки не будет
фотки на фоне фотонной ракеты с гипер-ионным двигателем тоже
всех помню, ценю и обещаю в следующий раз взять с собой, толкать ракету до ЗА.

6 9

Дата рождения шестьдесят девять. Цифра смешная, но я уж привык. Тем, кому двадцать, можешь поверить, кажется, что я обычный старик.
Чередовались провалы с удачей, в калейдоскопе событий и стран... Мама моя, вот считает иначе. Думает, что до сих пор я пацан.
Только живёт в моём сердце надежда, мой неизменный по жизни девиз: я нахожусь где-то между. Я между. Как-то добрался, да так и завис.
Семидесятые. Маленький мальчик. Маленький домик, увитый лозой. Маленький город. Деревья. Вокзальчик. Лето, жасмин и дорога домой.
Я самый маленький, и самый главный. А надо мною плывут облака. Бабушка вышла, захлопнула ставни, по телевизору Пленум ЦК.
Я в этом мире хочу разобраться. В нём столько много, чего только нет! Мам, родила ты меня в девятнадцать, значит тогда тебе двадцать пять лет. 
Семидесятые! Песни горласты. На паровозах -качества знак. А на трибуне лидер бровастый вешает звёзды себе на пиджак.
Может сегодня звучит это странно, воспоминания эти, как дым. Помню, как жили ещё ветераны. 
Нынче мне больше немного, чем им. 
За короля и ферзя гибнут пешки. Сторож Михеич, простой человек. Только безногий. На старой тележке, с орденом в лацкане, курит "Казбек". 
Космос советский! В морях ледоколы. Красные флаги средь горных седин. Семидесятые. Средняя школа. Средняя школа номер один.
Папа красивый, на велике "Спутник". Ленин рукою указывал путь. Тикали часики, дни и минутки.
Восьмидесятые. Вырос чуть-чуть. 
Девочки выросли, как и мальчишки. Но как всегда дефицит колбаса. Как я любил олимпийского мишку, что на шарах улетал в небеса!
Олимпиада! На Спасской куранты. Праздник, салют! Пионер, будь готов! И я впервые попробовал "Фанту" и "Пепси-Колу", напиток богов.
Дальше всё шло переменно и с крапом. Дедушка умер. Ворвалась беда. И я увидел, как плачет мой папа. Больше не видел уже никогда.
Восьмидесятые. Кадры с экрана. Как эпитафия чьей-то судьбы. Восьмидесятые. И из Афгана грузом двухсотым летели гробы.
Стали кривее пути и дороги. Чаще по два покупались цветы. Парень с района Степанов Серёга мне улыбался с могильной плиты. 
О коробок зажигаются спички. Курим в курилке. Молчим в тишине. Жмут сапоги и сержантские лычки, жмут, как Серёге когда-то и мне.
Я не могу рассказать вам о службе, не потому, что сказать мне нельзя. Дружба была. Настоящая дружба. Это не мало, поверьте, друзья.
Впрочем, не важно. И можно не верить. Только осенней прохладной порой шёл я на дембель -восемьсят девять. Поезд плацкартный. Вернулся домой.
Стал я взрослее душою и ростом. Стал я уверенней, всё ни почём. Тихо подкрался к стране девяностый. И перестройку сулил Горбачёв.
И закрутило в едином порыве, танки в Москве, и Макдональдс в Москве. Вскрылись проблемы и вскрылись нарывы. И заметало, как ветер в листве.
Доллары съели десятки и трёхи. Рынки на площади, битвы братков. И в МММ шли несчастные лохи, чтоб оказаться в стране дураков.
Всё по понятиям, очень конкретно, словно сжимая очерченный круг, песню про Родину с ленты кассетной пел с придыханием Юрий Шевчук.
Всё продаётся на всём белом свете. Хаты, машины, должник и холоп. Бабы и шмотки. Жвачка и дети. И за сто баксов- контрольный и гроб.
Проданы верфи, заводы и дамбы. Освободились. Лишились оков. Только Серёжа жуёт свою "Мамбу", только пиздит Леонид Голубков.
Обе чеченские. Центр излома. Как апогей окровавленных дней. Лето. Басаев воюет с роддомом. Против беременных. Против детей.
Впрочем, всё это ужасно не просто. Впрочем, претензий практически нет. Старшая дочка в конце девяностых, в самом конце, появилась на свет.
Всё пережили, не став, впрочем, чище. Лишь облака, бороздящие высь. Кончился век. Ярко цифры "две тыщи" иллюминацией в небе зажглись.
Мы изменились. Другими не будем. Реки, как воды в сплетении лет. Мимо бежали события, люди. Средняя дочка родилась, привет!
Воспоминания ровно, пунктиром. Тихим безветрием или, как шквал. Ельцин сказал всем в российских квартирах, что он уходит, и что он устал.
Новое царство и новые гимны. Тихий полковник с улыбкой врача. Но мы всё также воздушно- наивны. А в триколоре цвета кумача.
Так же бодрят нас экранные фразы, и обещанья в предвыборный срок. Платим за деньги мы нефтью и газом. Тот же Кобзон, "Голубой Огонёк".
Новые войны и новые тёрки, лозунги старые- "Не посрамим!". И по разбитой дороге "шестёрка" едет с наклейкой "Вперёд! На Берлин!".
В моде попса. Интернетские битвы. Меньше хороших, красивых стихов. И в телевизоре хором молитвы, чтобы отвлечь от реальных грехов.
Но средь событий на этой планете, что нам судьба, как сюрприз припасла, осенью как-то рождается третий. Сын между прочим. Такие дела.
Кстати, на этом не ставил я точку. И предвещая ответ на вопрос, лучшим подарком ещё одну дочку как-то весной один аист принёс.
Где-то весна, у меня скоро осень. Правда. Иллюзий практически нет. В мае исполнится мне сорок восемь! Мама, ты слышишь меня или нет?
Только частенько мне снится, что тучки в небе высоком июльского дня. И ты берёшь меня, мама, на ручки. Просто берёшь ты на ручки меня.
Я белобрысый. И вкусная каша, ту, что сегодня терпеть не могу. Маленький мальчик. Зовут меня Саша. Сны эти, мама, в душе берегу.
Дата рождения шестьдесят девять. Цифра смешная, но я уж привык. Тем, кому двадцать, можешь поверить, кажется, что я обычный старик.
Чередовались провалы с удачей, в калейдоскопе событий и стран... Мама моя, вот считает иначе. Думает, что до сих пор я пацан.
Тысячи букв. Телефон, телеграмма. Только запомните эти слова: люди, пожалуйста, слушайте маму.
Мама всегда, безусловно, права.
 
Александр Гутин:
https://stihi.dirty.ru/aleksandr-gutin-69-1295104/
он же 
(Моралес)

И кстати Саше сегодня день рождения!
Поздравьте его ВКонтакте кто еще может:
https://vk.com/gutin69


Кроме того, под этим знаком родились:

художник 
Макс Сауко:
его группа ВКонтакте: https://vk.com/club5606746

писатели:
Алексей Иванов 
Андрей Рубанов  
ВКонтакте: https://vk.com/club11762836
Дмитрий Данилов 
ВКонтакте: https://vk.com/d.a.danilov
писатель-историк 
Дмитрий Володихин 
музыкант
Алексей Костюшкин
https://24smi.org/celebrity/532-aleksei-kostiushkin.html


Блогер 
Слава Сэ 

и многие, действительно очень многие выдающиеся люди нашего времени родились именно в том году.
О том что еще произошло, запустилось, сделалось, накосяилось или запоролось нужно клепать отдельную заметку. А мне недосуг.

а споры здесь тихие

Пётр Василич был агонь!
Он служил кавалеристом.
У него был конь.

1.
Так случилось что дед мой был грамотным. В те времена это была большая экзотика. Кроме того, у него был на редкость красивый почерк. Мне по наследству досталась туева хуча его каллиграфических каракулей обо всем и ни о чем.
В качестве доминантных признаков от каких-то неимоверных казаков у деда были черные как смоль и жесткие как проволока волосы, которые курчавились необыкновенно-замысловатым образом из-под форменной фуражки. Таким же непроницаемо-черным был его конь вороной масти. У коня были белые чулки.
Нынешним барышням это сочетание трудно себе представить: вороной конь в белых чулках, чернявый кавалерист на нем и на кавареристе фуражка с густым черным проволочным чубом из-под нее. Прямо сейчас передо мной фотография Петра Васильевича на этом самом коне с датой внизу 20.08.1940г.
Чтобы хоть в каком-то приближении представить моего деда, барышням нужно поднатужиться и нафантазировать Джона Рэмбо с Декабрево верхом на футуристическом концепт-каре гибридной наружности где-нибудь на Марсе под звездно-синим флагом Земляной Конфедерации. Очень приблизительно, очень схематически, не очень душевно.

2.
А что касается душевности, то она не могла не возникнуть между кудрявым Петром и местной бессарабкой Алёной.

Алёна была агонь!

Стоп-стоп! Прежде Алёны у деда моего была Нюра. Она осталась с маленькой Шурой на руках в наших запорожских степях перед самой-самой войной. Нюра тоже была агонь! Круглоликая и розовощекая, сдобная и надменная Анна Михална была себе на уме и в своем праве...
А тут Алёна!
Крутое бедро и высокая грудь...
Каллиграфические каракули молодого горячего Петра в переводе на современный могли выглядеть примерно так:

... И не нужно имен
Чтоб не стряпать кумира.
Из надтреснутой лиры
Вырывается стон.
Ее имя исконно,
В чистоте эталонной
Для меня как икона
Заклинаньем "Алёна".
И живет обыватель
И смеется и стонет,
Льет стихи об Алёне
Виноватый писатель.
И беспамятством моет
Загрязненную совесть,
Пишет кровушкой повесть
Виноватый шизоид
Загляни ему в душу
В алкогольном угаре -
Он надорванный парень,
Он морально нарушен.
(где-то так)

Полюбил Петр Васильевич туземную Алёну на румынской границе короче... А она, естественно,его.

 А тут внезапно война!!
Петра Васильевича с первыми выстрелами сразу жестоко ранило в живот, коня под ним убили, а сам он попал в румынский плен...
Но он выжил! В 1944 году Петра освободили, пропустили через фильтрационный лагерь и зачислили в РККА. Потом ранение, фронт, снова ранение, снова фронт... Весь истерзанный и невеселый в конце войны он вернулся домой.

Анна Михайловна в косынке с таким хвостиком посерёдке встретила Петра Васильевича строго.
- Ну шо, набегался? Навоевался?! Переодевайся, кролей будем выращивать. Пол-коровы* и табак!

3.
А теперь вопрос.
С кем остался чернявый израненный кавалерийский красавец Пётр Васильевич в конце той кровавой войны?

27%, 9 голосов

12%, 4 голоса

6%, 2 голоса

55%, 18 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Новости ноуки и спорта

Сегодня в полдень стартовали первые в мире гонки на нанотреках.
Молекулярные машынки - вжжж - катаются на трассах CNRS.
Болельщики прильнули к окулярам электронных микроскопов и болеют за своих микролюбимцев потея, волнуясь и пия пиво.

Участие в заездах принимают команды Франции, Японии, США, Швейцарии и Германии.
Протяженность гоночной трассы, включающей в себя два поворота под углом 45 градусов, составляет 100 нанометров.
В качество болидов в рамках соревнования выступают молекулы, размер которых в десятки раз меньше сечения человеческого волоса.

Подробности на сайте CNRS, трансляция тут:
и в Ютубе:

На гонки отведено 38 часов.
Спешите видеть!