Дорогая Ыкатерина Матфефна..

                                                        
                                                             Навеяно   складывающейся   ситуацией   на портале.

Неопределенное будущее
 выдуманного измерения.
Рядовой юзер пишет письмо:

«Дорогая Ыкатерина Матфефна, рад снова иметь возможность сочинять вам письмо. Сожалею, что так долго не мог сделать этого. Но вам доподлинно известно, что мне трудно выполнять план по использованию хвалебных смайлов для правильных юзеров (пример правильного юзера) нашего сайта. Наконец-то, мне это удалось и я получил разрешение администрации, в связи с чем пишу эти строки, в надежде что правильные юзеры не усмотрели крамолы в моих высказываниях на разные темы ранее, на сервисах сайта и письмо дойдет до вас.
Спешу сообщить, что жив здоров, источаю румянец и полон творческих сил. Уже два месяца я не подвергался временному бану, в связи с чем меня по вечерам уже пускают в ленту и при этом стоимость сей роскоши не сильно бьёт по моему банковскому счету.  
В свете того что мне удалось получить справку из службы безопасности, и таким образом собрать весь пакет документов, для дополнительной доригестрации, рад уведомить вас, что я подал прошение про досрочное освобождение с этого портала. Думаю перейти на Просто-соцсет-нэт к вам. Говорят там ставки на комментарии на пять процентов ниже и не требуют развернутого анализа крови при регистрации, к тому же лимит комментариев выше на десять процентов. Хотелось бы доподлинно узнать у вас так ли этом? Еще говорят, что там не требуют ДНК идентификации, но в подобные басни я не верю. В наше то время кто же без ДНК идентификации позволит войти  куда бы то ни было???
Хочу так же поделится с вами радостью. Моя кандидатура прошла пятый этап утверждения на разрешение вшить мне в мозг чип-паспорт с прямым доступом в сеть, что позволит мне перейти в ряды правильных юзеров и пользоваться свободами и правами правильного гражданина как в сети так и в реале. Думаю вы уже собрали необходимую сумму, со времени написания вами последнего письма и стали правильной гражданкой. Я же собрал три четверти стоимости чипа-паспорта. Если все сложится наилучшим образом, то уже через три месяца я стану правильным гражданином и буду иметь право вести с вами свободную переписку, а возможно даже встретится в реале и выпить с вами пиво.
С нетерпение ожидаю вашего ответа, в надежде что вычитка моего письма службой безопасности пройдёт удачно,
всегда ваш  Ыван Ыванович.


                                                                                                                              посвящается администрации ыюа

14%, 7 голосов

45%, 23 голоса

8%, 4 голоса

24%, 12 голосов

10%, 5 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Давай сходим в грусть

 Сходим в грусть, а? Вместе. Ведь веселей в дороге с кем то. Не надолго. На минут пять, хотя бы.Нет?
Там ведь мысли замедляют ход и мягкой походкой бродят среди обломков фантазий. А время плавно плывет по реке жизни, позволяя разуму зацепится за мысль и извращенно долго препарировать её до потери вкуса и цвета.
Там можно остановиться и тупо постоять.
Вздохнуть о былом или просто от жары.
Помолчать.
Вспомнить. Хоть что-нибудь. Неважно что, но вспомнить!
Нет? Не хочешь? Может и правильно. Но тянет ведь туда. Хочется посидеть на берегу и почувствовать ход времени. Увидеть со стороны вечно суетящийся муравейник и в очередной раз удивится хаосу. Зачем? Да какая разница. Положено, видать, там так.
Знаешь, там ведь тихо. Настолько тихо, что в один момент твоё сознание онемевает, цвета блекнут, боль притупляется. Как будто ты попадаешь в кокон наполненный ватой из мыслей, которые ждут очереди на препарирование. А ты не спешишь, растягивая удовольствие неестественного покоя и чувствуешь, что вот вот вспомнишь что-то.
Только вот не можешь вспомнить зачем забыл и хотел ли забывать. Хотя не удивительно, ведь забыл же ж. Что то важное забыл. Мелочь вроде Безделушка. Но важная. Не помню.
Чувствую.
Боюсь не вспомнить.
Нет? Не хочешь?
Уже не важно.
Я опять дошел. Один.

                                                                                                                                                   навеяно: диалогом втут

В порядке бреда немного о взаимопонимании

 Звенящая Тишина. Наверно они слышат только её. Не знаю, не уверен.
Делаю вид что выбираю чай, а сам украдкой наблюдаю за двумя глухонемыми сотрудниками супермаркета, который размахались руками в порыве разговора. Их фигуры и жесты, лица и взъерошенные волосы явно говорят что они раздражены и готовы перегрызть друг другу глотки, ну или там просто надавать друг другу в дюндель.
Тихий скандал заканчивается грандиозной шумихой в виде шуршания полиэтиленовой упаковки, которую один из них ногой пнул, пытаясь не то снять напряжение, не то напугать своего противника. Оба расходятся в разные стороны. Покидаю этот сектор супермаркета не то с разочарованием что не удалось увидеть драку, не то с облегчением. Не знаю, не уверен.
Набрав всякой отравы и не очень отравы в корзину, отправляюсь к стройному ряду касс, где естественно меня ожидает любимый аттракцион советских людей - очередь.  Выбираю ту что поменьше и глаза натыкаются на табличку: "Доброго дня вам. Але я не почую вас..." - и бла бла по тексту. Кассирша тоже глухонемая. Стою наблюдаю за её работой. Те же раздражённые резкие движения и жёсткий взгляд, что я недавно наблюдал при тихой ссоре. "А может они и не ссорились?" - незаметно приходит мысль.

Баба Галя

Как-то шёл я к другу Игорю. По дороге к нему я проходил дом с шикарным палисадником, где было много интересного и вкусного. На этот раз в  палисаднике я заметил, что два малостарших мальчика сидят у парички и рвут её. Я хотел было присоединится, но не тут то было. Стоило мне подойти к забору палисадника, как открылось окном, прямо над кустами парички и от туда хлыстнула вода, прямо на мальчишек. А за водой сразу же полетели в мальчишек слова:
- Б**ть, вашу мать за печёнку через левое ухо! - кричал старый, вроде бы женский голос, который заставил меня замереть в любопытстве и немного испугаться. - Паршивцы, х***ы. Шоб вы были импотентами до восьмидесяти, когда геморрой и радикулит не позволит вам разогнуться!!! - кричал тот же голос и из окна опять полилась вода на опешивших мальчишек, которые почему-то не убегали, а оставались на месте и слушали много разных слов и выражений которые моя голова отказывалась понимать, а жопа чувствовала, что они весёлые, но ругливые. - А ну смойтесь, как гавно в параше, с моих глаз, пока не надавала вам по голове, да так, что последние мозги в жопе очутятся!!! - после этих слов мальчишки сорвались с места и со скоростью, которой бы позавидовал бы олимпийский чемпион спринта, исчезли за горизонтом.
Окно захлопнулось и я смог продолжить своё путешествие к Игорю. Как только я пришёл к нему предложил идти на качели. Катаясь на больших железных качелях Игорь веселился и разговаривал про всякое, что спустя несколько дней забывалось напрочь, а я смотрел на дом напротив и думал про бабу Галю, вяло отталкиваясь ногами от земли.
Я её так и не видел, когда она кричала из окна, поэтому в каждой выходящей бабушке из парадных дома напротив я хотел увидеть бабу Галю. Но они все были вялыми, улыбчивыми, приветливыми и совсем не похожими на ту бурю, которая лилась на мальчишек из окна. Она мне представлялась большой во все стороны, с длинными седыми волосами в какой-то дикой причёске, которая делала её голову очень большой. Одета она должна была быть в униформу, почему-то склонялся к синему цвету, а главное обязательно у неё должна была быть большая синяя татуировка. Почему я был уверен, что у неё есть татуировка, остаётся загадкой, но то что у неё нет татуировки мне до сих пор не верится.
Вот так вяло и уныло сидел я, рассматривая дом напротив в размышлениях о бабе Гали, как мой глаз, тот что хитрее, наткнулся на яблоки. Такие большие, краснобокие. Они поблёскивали в лучах полуденного солнца своими разноцветными приветливыми боками и просто таки манили меня, до выделения излишков слюны во рту.
- Яблочки. - радостно проговорил я.
Игорь посмотрел туда же куда я и сразу сказал:
- Нельзя. То яблоня бабы Гали.
- А давай у неё попросим. - решительно не желал сдаваться я говорю.
- Отлупит нас.
- За что? - удивился я и вытаращил свои глаза на Игоря.
- Ну может просто накричит. - смутился Игорь.
- А вдруг не накричит. - предположил я.
- А вон она вышла. Пойди спроси и узнаем. - буркнул в ответ Игорь.
- Где? - в восторге интереса вспыхнул я, блуждая не таким хитрым глазом по парадным дома напротив.
- А вон в Жёлтом платье с большими синими цветами.
Мой взгляд нашёл нужное платье и какое-то разочарование опустилось, прямо на всю мою голову. Баба Галя оказалась совсем не такой как я себе её представлял. Маленькая, худенькая, сгорбленная и с палочкой в руках. С короткими седыми волосами, прибранными под зелёный платок, а главное она как и все старенькие медленно двигалась и свободная от палочки рука трусилась. Я не понял чего боится Игорь и отправился к ней попросить разрешения нарвать яблок.
Когда я приблизился к ней я заметил то главное, что отличало её от всех остальных стареньких. Взгляд. Этот взгляд был чистым и ясным, как у всех нас. Он пронизывал тебя насквозь и вечно блуждал в поисках чего-нибудь интересного. Он был живым.
Но этот взгляд меня не смутил в связи с чем я приблизился к бабе Гале в плотную и остановился, уставившись на неё. Она посмотрела на меня. "Немая сцена Ревизор" затягивалась и я начал было думать, но случилось как всегда:
- Баб Галя, а у вас татуировки есть? - спросил я, совсем забыв что собирался подумать о другом варианте начала разговора.
- Ишь ты, какой обормот и два уха. - улыбнувшись проскрежетала баба Галя. - А может мне тебе всё мое генеалогическое древо нарисовать. - вдруг заявила она.
- Давайте. - совсем не понимая о чём это она согласился я, так как рисовать любил и мне было интересно, что это за дерево такое с страшным словом в названии.
Баба Галя рассмеялась страстно и заливисто на весь двор, закрасив мои уши в красное. У неё даже свободная рука перестала трусится. Мой хитрый глаз опять увидел красивые яблоки и я решил воспользоваться хорошим настроением бабы Гали, посему спросил:
- А можно нам с Игорем нарвать яблок немного? - указывая на Игоря, что был уже не далеко, говорю.
- Эх шалопай. Эх шалопай. - радостно улыбаясь проговорила она покачивая головой. - Напоминаешь ты мне моего младшего братишку. Он с старшим такой же плут был как и ты. Голова простужена на вылит. Ни**я не соображает, пень и два уха.  Голомозый аки негр, сбежавший из рабства и просидевший в канаве год. Вечно бегал в драных штанах в барский сад и у барыни воровал яблоки. - улыбаясь вспоминала она. - Раз его поймали и высекли, да так что сидеть два дня не мог. Погиб он в сорок первом. - проговорила она затеряв свою беззубую улыбку. - А старшенький ещё в восемнадцатом. - совсем загрустила баба Галя. - Ты это не удивляйся, мальчонок, я совсем старенькая. Скоро уже восьмой десяток распечатаю. - говорит она, увидев моё вытянутое в удивление лицо. - Помню ещё царя Гороха, как говорится. - снова повеселела она. - А вы если и мне нарвёте яблок, то дерзайте, только веток не поломайте, а то я вам уши на**й оторву. Делится будем по честному. Мне половина и вам половина.
Мы побежали к яблоне, быстро забрались на неё и начали рвать яблоки покрасивее, пихая их за пазуху. Набрав яблок мы спустились  и вывалили всё богатство на скамейку, где куча яблок была разделена на две равные части. Нашу часть мы с Игорем поделили и обтерев их о грязные футболки уже хотели приступить к делу.
- Отставить, балбесы! - скомандовала она и у нас чуть было яблоки не попадали из рук. - Срачки захотелось? В сорок третьем у меня рота сынков легла на три дня из-за немытых яблок. Весь полевой госпиталь с них ржал, да так что немцам, что б их хозяйства нахрен высохли, через линию фронта в пяти километрах слышно было. Я старшей сестрой тогда уже была. Ребятишки все как один: бритые и лопоухие. На меня так с надеждой смотрели. Влюблялись. А ведь на мне ж штампов ставить было негде. Такие загрустившие и испуганные. Видать только из учебки. А я им и говорю: «Нефиг носы вешать. Обосраные штаны это не пуля в жопе. Переживете. На ваши ухи фрицев хватит И им хватило...» - совсем как то грустно последние слова проговорила баба Галя, но за мгновение встрепенулась и улыбнувшись продолжила. - Так что идём мыть яблоки и не пи***ть. Я вас ещё и чаем угощу. С бубликами... если их найду.  
- Идёмте. - согласился я, не замечая протестов испуганного Игоря. - А что такое пи***ть? - по дороге в парадное спрашиваю я.
Баба Галя, не стесняясь, всё объяснила. Так в моём лексиконе появилось первое матерное слово, но далеко не последнее. Когда мы вошли она нас повела на кухню. Баба Галя быстро вымыла нам яблоки и ковшик для чая к этому времени уже  приятно шипел. Бублики нашлись и торжественно были водружены на центр маленького кухонного стола. Мы поблагодарили бабу Галю и скромно взяли бублики и... с огромным усилием и жёстким хлопком откусили по кусочку.
- Вы кушайте кушайте. Они хоть и чёрствые но зубов не ломают. И чайком запивайте. Если твёрдо то размачивайте.- мы начали посёрбывать чай и стало как-то вкусно и уютно хрустеть бубликами.
Я хотел было что-то спросить, но тут баба Галя встрепенулась. Я посмотрел на Игоря и понял, что он насквозь испугался, от чего побелел. Я одел удивление на лицо, а Игорь глазами показал на выходную дверь.
- Ах сволочи! - внезапно вскрикнула баба Галя, от чего Игорь чуть не рухнул со стула. - Опять. - проговорила она и подошла к окну.
Баба Галя взяла на подоконнике, среди цветов, один из двух больших ковшиков с водой. Окно открылось и она вылила его на улицу, сразу же подкрепляя свои действия криками:
- Ссычки, малолетние, какого хрена припёрлись сюда! Дрочить то место надо, а не перед домом выставлять. Валите на**й чекрыжить себя дома под одеялом или на параше, вантузом. А ну бегом натягивайте трусаля и марш отсюда гольтепа недоношенная, а то сделаю из вас баб метлой и пикнуть не успеете!
С улице послышался девичий визг, а Игорь стал полупрозрачным от страха. Это наверно первый раз когда я не боялся, а кто-то боялся. Скажу я вам странное ощущение не бояться когда кто-то рядом дрожит от страха, как перо Чингачгука, когда он скачет на коне.
- Им что тут мёдом намазано? - удивилась она. - Каждый божий день обязательно какая-то курва появиться под окном и будет сцать, обрывать агрус, паричку или сливы, а то и еб****а начнёт и хорошо если сам с собой. А то бывает устраивают мне тут в полночь дискотеку с своими гласными. Раньше такого не было. Мы как-то думали что б не помешать кому спать. - взгрустнула баба Галя. - Хотя раньше много чего не было. - опять встрепенулась она. - Я недавно телевизор смотрела. От туда какая-то деваха в зелёных колготках без юбки выплясывала. Я так посмотрела немного, послушала и поняла, что нынешних песен мне не понять. И хрен с ними. Я уже давняя мне и не положено. Хай молодежь в этом свои мозги полощет. Я в своё время наполоскалась, да так что жопа с пи***й до сих пор болят. О вы уже чай выхлестали. Вот солдатики то из вас будут славные. - умиляясь проговорила она. - Ну да то дело  далёкое. Попили чаёк, поболтали с старухой выжившей из ума и слава богу. Спасибо вам, но пора время и честь знать, как там говаривали в сивую старину моего детства. Так что берите свои яблоки и до свидание. - проговорила она и как только мы взяли яблоки чуть ли не выпихала нас за порог квартиры и захлопнула дверь.

Грамотнозти поствясчается

Обычный солнечный день завершения сентября шёл своим чередом и не предвещал ничего интересного, весёлого или там ещё чего.  На холме шелестели листья с веток, люди как всегда куда-то ходили, работа работалась, планета вертелась и так далее по списку.
Я выхожу, совсем так скучно топая, на перекур и не спеша затягиваюсь отравой на все лёгкие. Ко мне присоединяется Юлька и ударившись в свои глубинные размышления погружается в написание СМС. Внезапно встрепенувшись она спрашивает:
- А как правильно пишется «похуй»? Вмести или раздельно?
- Вмести. - уверено отвечаю я.
- Слава богу. - возрадовалась она и добавляет. - А то перед мамой было бы стыдно.
          я чуть не упал....

В заключение: грамотность прежде всего. хм...

Сны

Сны, как осенний туман, наводняют всё пространство сознания, стирая грани реальности, холодной пылью микроскопических капель воды - фантазий или откровенного бреда.Иногда яркие, иногда черно-белые. Часто пугающие или страстные. Бывают и такие в которых бы с удовольствие прожил жизнь и не одну.  
А бывают и гипнотизирующие, что как вязкая глина охватывают тебя, заставляя задыхаться, чувствовать себя бессильным, подымая из глубин подсознания страхи и не понимания всего происходящего вокруг. Ты хочешь очнуться ни то от кошмара, ни то от реальности и это, рано или поздно, происходит. Но уже мгновением спустя ты понимаешь, что продолжаешь спать.
Эта конструкция, что вызвана твоим же подсознанием, продолжает тебя насиловать своими бредовыми образами, звуками, красками. Но хуже, даже не то что это продолжается, а то что ты в этот момент не способен на простые действия. Тебе вечно что-то мешает: дотянутся, сказать, сделать шаг, хотя видимых причин для твоей немощи нет.
Ты опять просыпаешься и опять понимаешь что продолжаешь спать. И так бесконечное количество раз, пока и вправду не возвращаешься к реальности. И несмотря на то что спустя несколько минут ты понимаешь что уже проснулся, а бред сновидения остаться где-то в тайных, неизвестных тебе, закутках сознания, ты ещё несколько часов не можешь отделаться от мысли что продолжаешь спать.

Ржавый закат

  • 16.07.10, 11:43
Идёшь себе один или совсем не один. Так нечаянно идёшь, прямо вечером да ещё и по городу или там ещё где... где люди есть и слышишь вокруг шуршание листвы и ног прохожих, бурчание разговоров и пение птичек. Урбанистическая идиллия прямо.
А тебе всё это пофиг... я б даже сказал лучше, но не буду. А может сказать?   Не не скажу. И не надейтесь. Отвлёкся. Простите.
Так вот идёшь себе, планы какие-то строчишь, в блокнотик памяти записываешь. Ну там: надо купить чот, найти работу, постирушку обстряпать, послать нах... эээ... не об этом. В общем всё как у людей. И вдруг в мозг, как медведь в берлогу, вваливается мысль: "Скушно!!!"
Уже как-то блокнотик прикрыл и думаешь об какую бы стену ударится да посильнее что б такое съесть что б развеяться. Тут конечно фармакологи список предоставят, но не об этом речь. Хотя... Нет точно не об этом речь. Снова отвлёкся. Извините.
В общем шаркаешь ногами, и вдруг тебе хочется сделать большую глупость. И чем больше глупость тем больше хочется её сделать. Но ты продолжаешь шаркать вперёд в тёплой прохладе вечера, поглядывая на солнышко, что начало краснеть, клонясь к горизонту. А в башке вибрирует мысль: "Скушно!".
 Возникает желание, побегать и попрыгать, прямо посреди оживленной дороги в три полосы или банально набить морду соседу и всунуть ему в задницу его перфоратор/дрель/молоток/долото (нужное подчеркнуть). А можно и забухать, вливая в себя порции алкоголя, что несовместимы с жизнью или трахнуть соседку, которая живёт двумя этажами ниже с очаровательной попой, а потом выгребать от её мч. Или просто свалить куда-то далеко и надолго в неведомые края без признаков туроператора... пешком.
Совсем уже красная столовая тарелка солнца, почти лежит на горизонте окрашивая всё вокруг в багровые тона "ржавого заката". Мысли продолжают свою не адекватную игру в салочки и квача, а ты понимаешь, что надо что-то менять в жизни. Кардинально. Осталось решить с чего начать.

Сила слов

Проливной дождь разбушевался в разгар субботнего дня, обрушившись стеной холодной воды на раскаленный асфальт. Наконец то летний зной разбила прохлада дождя, чему радовались прохожие с улыбкой прячась от ливня под ближайшим навесом, или бегом поспешно добирающиеся до дома, что б радостно вытереться и поговорить с друзьями или близкими о том как они попали под страшный дождь.
Но одна девушка не спешила и не пряталась от ливня. Она промокла до нитки и дрожала от холода, тем не менее продолжала стоять возле могучего дуба, около самого входа в парк, печально наклонив голову и уткнувшись взглядом, казалось, в пустоту.
Ветер и дождь обрушивались на неё, пытаясь пробиться к её сознанию и вытянуть из оцепенения. Чудилось, что она прибывает в другом мире. Мире воспоминаний и печали. Девушка так простояла более часа и опомнилась лишь тогда когда ливень закончился и светило яркое летнее солнышко. Она мягкой поступью направилась в глубь парка. Её взгляд так и остался потерянным и тусклым, стремящимся в никуда.
Андрей заметил эту девушку минут десять назад и с интересом наблюдал за ней, из окна своей квартиры, пока она не скрылась из виду. "Сумасшедшая что ли?" - хмыкнув, подумал он и выкинул её из головы.
Настала осень. Октябрь. Деревья одели яркие краски, радуясь последним тёплым солнечным денькам. Листья, весело подёргиваясь на ветру, опадали, устилая тротуары красочной подстилкой. Детский смех беззаботно оглашал возвращение детей из школы, которые собирали каштаны и разноцветные листья. Влюблённые пары не спеша прогуливались, мило перешептываясь и улыбаясь своим мыслям.
Андрей, делая себе чай, опять замечает девушку возле дуба, что так же печально, безмолвно замерла, как и тогда под проливным летним дождём. Почему то у него отчаянная уверенность в том, что это та же самая девушка. На этот раз, мысли Андрея рисуют печальную картину: "Наверно, что то случилось много лет назад. Может быть погиб кто то? Но где цветы?" В фигуре девушки было что то знакомое, родное. "Но что?" - удивился Андрей и выбежав на улицу, помчался к дубу, но девушки уже не было возле парка. Он оглядывался, мечась по округе, в попытке увидеть бежевый плащ и длинные русые волосы девушки. Но она, казалось, уже растворилась в воздухе, исчезла. Андрей с путающимися мыслями вернулся домой и выключив газ, выкинул сгоревший чайник. Он потихоньку вернулся к свой обычной жизни.
Прошло время. Улицы городов укрыла белоснежным покрывалом зима. Люди нахлобучили на себя побольше одежды. Всё вокруг преобразилось гирляндами, что весело мигали, напоминая о приближении Нового Года. Дети, заливаясь смехом, играют в снежки, строят снежные крепости и катаются на санках.
Опять появляется таинственная незнакомка, что в печали замирает возле могучего дуба.  Андрей уже не наблюдает в размышлениях за ней. Стоило ему заметить её как он срывается с места и не понимая бури эмоций, что поднялась в нём, сломя голову несётся к девушке, напрямик через дорогу, лишь чудом избегая встречи с автомобилями. Подбежав к ней, замирает возле, тяжело дыша, прибывая в замешательстве. Не знает что думать, что сказать. Каждая черта её лица кажется ему знакомой, родной. Что то в середине Андрея кричит от боли и бессилия. А она замерла и печально смотрит в снег.  Андрею кажеться что сама душа тянется к ней, в почти непреодолимом желании коснуться. В голове замерла мысль: "Родная!". Но он не может пошевелится, не может и слова сказать. Что то сковало его. Он хочет сказать, крикнуть банальное: "привет". Узнать от чего она тут. Понять почему она так дорога для него, хоть он видит её впервые.  Но не может. Физически не может.    Внезапно девушка, тихо заговорила, продолжая рассматривать пустоту:
- Андрюшенька, я надеюсь, что ты тут и услышишь меня.  Я не могу увидеть или услышать тебя.  А ты не можешь сказать мне и единого слова, коснуться и даже вспомнить. Всё случилось именно так как мы и пожелали с злостью в сердцах и проклятьем на устах в последний вечер когда виделись. Но что сделано то сделано. Я хочу сказать лишь: прости. Прости меня за ненависть и проклятья и будь счастлив.
Сказав это девушка неспешно отправилась через парк, а Андрей замер, лишь наблюдая за ней. Он не понимал, отказывался верить, готовый от бессилия и гнева кричать в пустоту, по причинам неизвестным ему.
Пришла весна. Долгожданная, тёплая с ярким весенним солнцем. А под дубом тем появилась цветочная клумба в виде слова: Прости.        

Иду в грозу

Внезапная вспышка за окном, озаряет низкие облака, на мгновение превращая ночь в день. Гром опаздывает, не спешит и важно подкатывает недовольным рокотом. Он внезапно бьет по сигнализациям машин так, что все они вокруг начинают завывать, а в середине меня что то переворачивается. Видать ужин с природным страхом перед стихией плохо уживаются, или это что то иное...
Воздух жужжит духотой и электричеством мерцающих молний. Налетает шквальный ветер, подымая в воздух сотни тысяч пластиковых кулёчков, которые в темноте призраками кружатся в буйстве танца стихии. Внезапно всё стихает. Вихрь еле осознанных чувств взрывается вулканом в моей груди. Мысли беспорядочно копошатся в голове, а в сознании застревает единственное желание: идти в грозу.
С первыми каплями дождя, что зашуршали по листве, я выхожу из дома бетонных клеток для осуждённых за неизвестные преступления. Шуршание капель нарастает, превращаясь в гул. Гул который заглушает мысли. Промокаю до нитки почти мгновенно. Удар грома, заставляет вздрогнут всем естеством и снова сигнализации воют во всей округи, заглушая шум дождя.
Вот кажется, что гроза стихает, но она как женщина, обманчива и переменчива. Она разгорается с новой силой, как только ты поверил в её покой. Все проблемы, мысли о важном, вечном или просто о сексе, растворяются в порыве эмоций, вызванных стихией. Ты чувствуешь, ощущаешь что то, что будет настоящим всегда...
Скоро гроза всё таки стихает. Далёкие молнии еле видны, из-за сотен многоэтажек. Гром ленивым бурчанием еле доносится из-за горизонта. С меня капает, как будто свалился в озеро. Дрожу и выцокиваю зубами ритм отбойного молотка. Вокруг тихо, так тихо как бывает только после грозы. Лишь капли, срывающиеся с крыш домов и листьев деревьев, разбивают тишину... и мои зубы. А на душе странный покой...

                                                                                                                               посвящается почти незнакомке Яне)

Уличный шансон разведки

   Июньское солнце не спеша скрывается за очередным облачком и ветер, поджидающий этот момент, набрасывается на меня, огревая поднятой пылью. В полуметре пролетает пластиковый пакет с подозрительной белой субстанцией в середине. "Пронесло." - с облегчением думаю, провожая глазами пакет. Ветер стихает и я торопливо продолжаю маневрировать между выбоинами и кучками мусора, так аккуратно накиданными заботливыми жителями Борщаговки.
Впереди появляется группа личностей в потёртых майках, праздно лакающих пиво с самого утра и обсуждающих внешнюю политику Украины, важно поглаживая очень важные животы. По дороге проносится одинокий автомобиль, разряжая напряжённую тишину.
Моё внимание отвлекает молоденькая девушка в лёгком платье, что появилась из-за угла ближайшего дома. Взгляд скользнув по её фигуре и ещё пару секунд смотрит ей вдогонку, после чего возвращается на прежний курс. Но курс перегородил низкий мужчина среднего возраста в новеньком зелёном спортивном костюме, дешевых сандалиях с сумкой а ля чумадан в горошек. "Синий в дупель." - сразу понимаю я.
- Молодой человек. - тихо, заискивающе, еле выговаривая слова и шатаясь в такт ветру начинает тело. - Вы не можете меня доставить домой. - просит он.
- Далеко? - спрашиваю, созерцая перед собой тело в перманентной отключке разума и автопилота.
Мужчина называет адрес после очередной перезагрузки сознания. "Не очень далеко. Бог с ним. Доведу." - думаю и отвечаю:
- Ну лады, пошли.
- Как можно? - внезапно выпрямляется тело в весь свой полтора метровый рост, норовя свалится. - Только такси. - заявляет он мне, выпячивая вперёд то место где должен был быть живот и придерживая себя по бокам руками.
Сознание снова покинуло тело и он заснул в этой позе и потихоньку начал сползать на землю, но скоро включился автопилот и он выпрямился.
- А деньги на такси есть? - спрашиваю и получаю закономерный ответ.- А дома?
- Я всё потерял. - внезапно согнувшись в три погибели говорит он мне таинственным тоном. -  Буду откровенен. Я разведчик. Да да. - неожиданно для меня членораздельно заговорило тело. - Меня нужно спасать. - заявляет оно. Понимаю что тут уже пахнет шизофренией. - Меня немедленно нужно вывозить, иначе смерть. Меня нужно спасать... на такси спасать. - а сам косится на недалеко расположившуюся Наливайко.
- Понимаешь в чём дело. - говорю. - Я из контрразведки. - заявляю я...
Такой прыти от этого тщедушного пьянчужки я не ожидал....

                                                                                                                             посвящается борщаговской разведке
Страницы:
1
2
3
4
5
7
предыдущая
следующая