Золотой осел и лошадиные силы

  • 25.03.16, 18:30
А была ведь самая читающая страна, чем все упоительно гордились.

У нас не было кондиционеров и посудомоечных машин, одевались неважно и серо, питались скромно (оливье только на Новый год), зато книгами старались наполнить дома...

У меня дома вся стена комнаты была уставлена полками с книгами. Практически все я прочитал и перечитал не один раз. 30 книг о Ругон-Макаррах Золя прочитал за месяц, Умудрился даже купить в советские годы запрещенного ницшевского  Заратустру (правда, на хорватском языке, видать, КГБ недоглядел или не знали там хорватского)...

Но у меня не было апулеевского Золотого осла.

А у соседа был. Он очень хвастался этой книгой, приобретенной за талоны, какие в советские годы выдавали за сданную макулатуру. Сосед к старьевщикам не ходил, видать, где-то талоны эти выцыганил или выменял...

Книгой он хвастался, а прочитать так и не удосужился. Скорее всего, читать-то начал, да через пять страниц и закончил сие занятие, сочтя себя умудренным и интеллектуально посолидневшим. Главное же -книга на полке... 

Видать, многие смотрели в книгу, да тольrо фигу и видели...

Так что в тезисе о читающей стране были свои нюансы...

И сильные нюансы. Ведь те, читающие тогда, сегодня брызжут ватой из мозгов.

И глядя на этот ватный апофеоз, обильно увлажненный двумя десятилетиями пожирания попсы, я грустно думаю, что истинно читающих в СССР было очень мало. Просто основная часть совковой массы надувала свои ордена и с помпой носила их, блаженно осознавая свою безразмерную мудрость и несомненную значительность...

Вы думаете, что-то изменилось?

Надувание орденов так и осталось любимым занятием совкового населения. Сейчас народ даже не прячется за маску книголюбия.

Парады когнитивных искажений на каждом шагу. Просто изумительная лабораторная масса для Даннинга и Крюгера. Котики, сиськи, гороскопы и попса вкупе с ситуативными патриотизмами и самолюбованием - то ли пена, то ли трэш на стыке тысячелетий...

А книголюбие нынче не в моде.

Сегодня признак успешности - квартирный метраж и лошадиные силы в гараже.

О каких революциях речь?...

Побузили-побузили, и вновь -  к метражу и лошадиным силам...

Вот и думаю, живешь себе, живешь, ждешь генезиса разума и добра, а заместо него перетекание мещанства от золотых ослов к лошадиным силам...

Все та же совковая зависть в мозгах, та же начинка в новой упаковке... 

И нехитрые гармонии шансонных песенок...

Как похjронный марш никому не нужным здравым смыслам.

Умных, добрых, понимающих так мало в жизни...

Зато рядом с ними - рай!

Ласка

На пальчиках любимой
Подушечки мягки.
И так неуловимы
Касания руки...

Как будто лучик солнца,
Которого ты ждешь,
А так тебя коснется,
Что сразу бросит в дрожь.

И смешаны все краски,
И боли далеки.
Всего лишь капля ласки
Такой родной руки.

Родство

Жизнь, словно бритва, холодно остра.
Порою брат идет войной на брата,
Порой сестра уже и не сестра,
И узы родственные не бетон, а вата.

И кипятком порой ошпарит снег,
И в пропасть приведет тебя дорога.
А все упрямо верит человек,
Что он и вправду есть подобье Бога.

А то что Бог рыдает каждый раз,
Бессильный изменить земное стадо,
Понять сумеет не любой из нас.
А остальным ведь этого не надо.

У нас ведь каждый - сам себе и бог,
И сам решает, с кем ему родниться.
Да что родство?
Ведь это лишь белок.
А вот имущество на многое сгодится...

Герники

Сломанные улицы,
Половиной - бык.
Смертью небо хмурится,
Смертью для Герник.
Перейду на прозу я,
Болью выспав сны,
И проснусь с занозою
Давящей войны.
Городок в Испании
Отошел от ран.
То, что было ранее -
Чей-то смертный план.
Не задую свечи я.
Выжат весь, поник.
Мерзость человечья -
Торжество Герник.
Где-то артиллерия
Бьет в сердца людей.
Преданным доверием,
Злом чужих идей.
Украина взорвана.
Жалкий детский крик.
Болью - жестокой прорвою,
Болью для Герник.

Когда любимая больна

Когда любимая больна,
Зимою кажется весна,
И невозможным мнится лето,
У солнца нет тепла и света,
И холодна, как смерть, луна.

Но как же бешен сердца стук
В объятиях любимых рук!
И знаешь - завтра будет лето,
И жизнь бушует на планетах,
И никаких душевных мук.

Любимой нет - и нет весны.
Пусть лучше сами мы больны!
Пусть нам останутся все муки!
За эти ласковые руки 
Любимых мы беречь должны.

Театр

В объятьях чавканья и свиста
Среди помпезных декораций
На сцене плакали артисты,
Не прекращая улыбаться.

А потребители искусства
Все тут как тут эстетским роем
Вовсю выдумывают чувства
И посыпают мишурою.

И сами все творцы и мэтры.
И всею сутью верят в это,
Хоть знают только, сколько метров
Шагать от от ложи до буфета.

Враг

Расчищаешь вокруг снега,
Просто даришь другим тепло.
И не ищешь совсем врага,
А посмотришь - с ним повезло...

С ним бы вместе десятки миль
Прошагать вопреки судьбе.
Но живет в нем амбиций пыль
И святая любовь к себе.

И уже на его пути
Я помеха из всех помех,
И куда уж вдвоем идти,
Если все, что я сделал, грех?

И вредна теперь жизнь моя,
И порочен привычек круг...
Мне бы знать, чем же грешен я
И за что я теперь не друг...

А враги уж теснятся в рать
Зазывая своих коллег...

Вот бы сразу нам четко знать,
С кем выходишь расчистить снег.

Кастрация

Они бесправные, коты,
Хотя, как все, хотят свободы.
И у котов свои мечты.
А их кастрируют уроды.

И хоть ты с пятнышком во лбу,
Пусть взгляд твой философским будет,
Твою несчастную судьбу
Определят без спроса люди.

Пусть ты изысканно хорош,
И хвост трубой, и ходишь гордо,
А все равно пойдешь под нож,
Чтоб не лишать людей комфорта.

Дождь

Дождь порою очень нужен.
Принимаю и грозу.
На руках и через лужи
Я любимую несу.

Пусть рекою по дороге
Мчит бурлящая вода.
Не замочит свои ноги
Моя радость никогда.

Через радуги и громы,
Сквозь настырные дожди
Донесу ее до дома
С чувством радости в груди.

Не страшны ни капель брызги,
Ни сильнейшая гроза,
Если так волшебно близко
Эти дивные глаза.

Пусть дожди, как из-под крана,
Молний блеск во всю красу.
Рассекая океаны,
Я любимую несу.

Когда любимые зовут

Когда любимые зовут,
Спешите к ним быстрей как можно,
Когда любимые зовут,
Нет говорите лишних фраз.
Когда любимые зовут,
Их нотки в голосе тревожны,
Когда любимые зовут,
Вы им нужны. Нужны сейчас.

Когда любимые молчат,
Их души выкручены мукой.
Когда любимые молчат,
Лечите счастьем эту боль.
Когда любимые молчат,
Целуйте их сердца и руки,
Целуйте так, чтоб каждый взгляд
Дарил им высшую любовь.

Когда любимые поют,
Всегда бывайте с ними вместе.
Когда любимые поют,
Купайте их в любви большой.
Когда любимые поют,
Пишите новые им песни.
Когда любимые поют,
Аккомпанируйте душой.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
292
предыдущая
следующая