хочу сюда!
 

Мария

30 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 30-35 лет

Стокгольмский синдром без Лишнего хэппи-энда

"Снимите наручники, уберите лапы!

Он добрый разбойник, а вы- сатрапы"

(Sancta simplicitas)

 

1.

В высоком замке на самом шпиле

На цепь, под замок, на голодный паек

Посажена Чувственность грубо, насильно.

Томится и тает и сохнет цветок.

Она живая и подвижная как ртуть,

По нервам гонит огненные вспышки,

Собой как пухом выстилает путь.

В ней путник вязнет – ни идет, ни дышит.

Внесет смятенье в самый крепкий дух,

В жилы – бурление, как у ребенка;

Она обманет зрение и слух,

И кожа станет очень-очень тонкой.

Ей страшно, ей душно и томно,

Ей хочется к маме, цепь кости натерла,

И мухи, и жарко, и молнии с громом,

Охранник в глазке и стен монолит.

Не хочет, не может, а все же сидит.

Такой сюжетный лейтмотив у нашей сказки,

От целесообразности, из сумерек - во тьму.

Ведь был же человек в железной маске

Там не «за что?» вопрос, а «почему?».

Вторая, лишняя наследница престола

Не за проделки не за что-то, а в залог

Несет свой жребий грустный и тяжелый

Навечно, насовсем, а не на срок.

2.

В глухих и мрачных подземельях

Того же замка сыро, тесно, плохо.

Не то в темнице, не то в келье

На хлебе и воде томится Похоть.

О! Сколько можно человека мучить?

Вонючий и темный зиндан, смрад и крысы.

Хоть каплю света, хоть солнца лучик!..

Переживания об Этом, мысли…

Не для страданий создана,

Права блаженствовать имела.

Розово-серые тона –

Храм Эроса и символ Тела.

Туман, желание и страх,

Глаза в слезах и с поволокой,

Томленье, зуд и хруст в хрящах.

Несчастная, бедняжка Похоть.

Законная принцесса, с бесом

Ветшает и исходит криком:

Тушь, лак, знакомства, интересы,

Наследство отобрала Клика!

3.

А в середине замка – залы и палаты:

Дизайн и креатив, барокко и ампир.

Здесь Либидо собрало ренегатов

У них концерт, тусовка, раут, шабаш, пир.

Сухие дамы в платьях бальных, 

Как клерки или геи, кавалеры

Манерно, скучно, ритуально

Веселья тужатся сыграть мистерию. 

Приглашены Регина, Женя, Лена*,

На стульях бархат и огни на сцене,

Но зрителям неловко, стыдно стенам –

Фальшивый смех, эрзац веселья, вежливая пена. 

4.

Не все так пресно, были эпизоды,

И добры молодцы удачно проникали

И на чердак и в мрачные подвалы.

Со стражей неотесанной сердито в бой вступали,

И были биты, били, даже двери открывали,

Но этим, к сожалению, не делали погоды.

Давно на цепь посаженные крали

Спасаемыми быть не пожелали.

Доброму молодцу не оставляя шансов,

Спасителя площадной бранью покрывали

…И из героя делали засранца.

И бывшие герои исчезали

На плахе, в катакомбах; выжившие – в зале.

Как будто пир горой, как будто руки в сале,

Как будто веселясь, по сути, гнили, сохли. Спали! 

Тягучий менуэт, мотив романса

Навязчиво мятежника манит.

Мне за гиперболы не стоит извиняться,

Играя с Либидо, я проиграл «на квит».  

*Аншлаг

Продолжение

23

Комментарии

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
18
предыдущая
следующая