6 9

Дата рождения шестьдесят девять. Цифра смешная, но я уж привык. Тем, кому двадцать, можешь поверить, кажется, что я обычный старик.
Чередовались провалы с удачей, в калейдоскопе событий и стран... Мама моя, вот считает иначе. Думает, что до сих пор я пацан.
Только живёт в моём сердце надежда, мой неизменный по жизни девиз: я нахожусь где-то между. Я между. Как-то добрался, да так и завис.
Семидесятые. Маленький мальчик. Маленький домик, увитый лозой. Маленький город. Деревья. Вокзальчик. Лето, жасмин и дорога домой.
Я самый маленький, и самый главный. А надо мною плывут облака. Бабушка вышла, захлопнула ставни, по телевизору Пленум ЦК.
Я в этом мире хочу разобраться. В нём столько много, чего только нет! Мам, родила ты меня в девятнадцать, значит тогда тебе двадцать пять лет. 
Семидесятые! Песни горласты. На паровозах -качества знак. А на трибуне лидер бровастый вешает звёзды себе на пиджак.
Может сегодня звучит это странно, воспоминания эти, как дым. Помню, как жили ещё ветераны. 
Нынче мне больше немного, чем им. 
За короля и ферзя гибнут пешки. Сторож Михеич, простой человек. Только безногий. На старой тележке, с орденом в лацкане, курит "Казбек". 
Космос советский! В морях ледоколы. Красные флаги средь горных седин. Семидесятые. Средняя школа. Средняя школа номер один.
Папа красивый, на велике "Спутник". Ленин рукою указывал путь. Тикали часики, дни и минутки.
Восьмидесятые. Вырос чуть-чуть. 
Девочки выросли, как и мальчишки. Но как всегда дефицит колбаса. Как я любил олимпийского мишку, что на шарах улетал в небеса!
Олимпиада! На Спасской куранты. Праздник, салют! Пионер, будь готов! И я впервые попробовал "Фанту" и "Пепси-Колу", напиток богов.
Дальше всё шло переменно и с крапом. Дедушка умер. Ворвалась беда. И я увидел, как плачет мой папа. Больше не видел уже никогда.
Восьмидесятые. Кадры с экрана. Как эпитафия чьей-то судьбы. Восьмидесятые. И из Афгана грузом двухсотым летели гробы.
Стали кривее пути и дороги. Чаще по два покупались цветы. Парень с района Степанов Серёга мне улыбался с могильной плиты. 
О коробок зажигаются спички. Курим в курилке. Молчим в тишине. Жмут сапоги и сержантские лычки, жмут, как Серёге когда-то и мне.
Я не могу рассказать вам о службе, не потому, что сказать мне нельзя. Дружба была. Настоящая дружба. Это не мало, поверьте, друзья.
Впрочем, не важно. И можно не верить. Только осенней прохладной порой шёл я на дембель -восемьсят девять. Поезд плацкартный. Вернулся домой.
Стал я взрослее душою и ростом. Стал я уверенней, всё ни почём. Тихо подкрался к стране девяностый. И перестройку сулил Горбачёв.
И закрутило в едином порыве, танки в Москве, и Макдональдс в Москве. Вскрылись проблемы и вскрылись нарывы. И заметало, как ветер в листве.
Доллары съели десятки и трёхи. Рынки на площади, битвы братков. И в МММ шли несчастные лохи, чтоб оказаться в стране дураков.
Всё по понятиям, очень конкретно, словно сжимая очерченный круг, песню про Родину с ленты кассетной пел с придыханием Юрий Шевчук.
Всё продаётся на всём белом свете. Хаты, машины, должник и холоп. Бабы и шмотки. Жвачка и дети. И за сто баксов- контрольный и гроб.
Проданы верфи, заводы и дамбы. Освободились. Лишились оков. Только Серёжа жуёт свою "Мамбу", только пиздит Леонид Голубков.
Обе чеченские. Центр излома. Как апогей окровавленных дней. Лето. Басаев воюет с роддомом. Против беременных. Против детей.
Впрочем, всё это ужасно не просто. Впрочем, претензий практически нет. Старшая дочка в конце девяностых, в самом конце, появилась на свет.
Всё пережили, не став, впрочем, чище. Лишь облака, бороздящие высь. Кончился век. Ярко цифры "две тыщи" иллюминацией в небе зажглись.
Мы изменились. Другими не будем. Реки, как воды в сплетении лет. Мимо бежали события, люди. Средняя дочка родилась, привет!
Воспоминания ровно, пунктиром. Тихим безветрием или, как шквал. Ельцин сказал всем в российских квартирах, что он уходит, и что он устал.
Новое царство и новые гимны. Тихий полковник с улыбкой врача. Но мы всё также воздушно- наивны. А в триколоре цвета кумача.
Так же бодрят нас экранные фразы, и обещанья в предвыборный срок. Платим за деньги мы нефтью и газом. Тот же Кобзон, "Голубой Огонёк".
Новые войны и новые тёрки, лозунги старые- "Не посрамим!". И по разбитой дороге "шестёрка" едет с наклейкой "Вперёд! На Берлин!".
В моде попса. Интернетские битвы. Меньше хороших, красивых стихов. И в телевизоре хором молитвы, чтобы отвлечь от реальных грехов.
Но средь событий на этой планете, что нам судьба, как сюрприз припасла, осенью как-то рождается третий. Сын между прочим. Такие дела.
Кстати, на этом не ставил я точку. И предвещая ответ на вопрос, лучшим подарком ещё одну дочку как-то весной один аист принёс.
Где-то весна, у меня скоро осень. Правда. Иллюзий практически нет. В мае исполнится мне сорок восемь! Мама, ты слышишь меня или нет?
Только частенько мне снится, что тучки в небе высоком июльского дня. И ты берёшь меня, мама, на ручки. Просто берёшь ты на ручки меня.
Я белобрысый. И вкусная каша, ту, что сегодня терпеть не могу. Маленький мальчик. Зовут меня Саша. Сны эти, мама, в душе берегу.
Дата рождения шестьдесят девять. Цифра смешная, но я уж привык. Тем, кому двадцать, можешь поверить, кажется, что я обычный старик.
Чередовались провалы с удачей, в калейдоскопе событий и стран... Мама моя, вот считает иначе. Думает, что до сих пор я пацан.
Тысячи букв. Телефон, телеграмма. Только запомните эти слова: люди, пожалуйста, слушайте маму.
Мама всегда, безусловно, права.
 
Александр Гутин:
https://stihi.dirty.ru/aleksandr-gutin-69-1295104/
он же 
(Моралес)

И кстати Саше сегодня день рождения!
Поздравьте его ВКонтакте кто еще может:
https://vk.com/gutin69


Кроме того, под этим знаком родились:

художник 
Макс Сауко:
его группа ВКонтакте: https://vk.com/club5606746

писатели:
Алексей Иванов 
Андрей Рубанов  
ВКонтакте: https://vk.com/club11762836
Дмитрий Данилов 
ВКонтакте: https://vk.com/d.a.danilov
писатель-историк 
Дмитрий Володихин 

Блогер 
Слава Сэ 

и многие, действительно очень многие выдающиеся люди нашего времени родились именно в том году.
О том что еще произошло, запустилось, сделалось, накосяилось или запоролось нужно клепать отдельную заметку. А мне недосуг.

а споры здесь тихие

Пётр Василич был агонь!
Он служил кавалеристом.
У него был конь.

1.
Так случилось что дед мой был грамотным. В те времена это была большая экзотика. Кроме того, у него был на редкость красивый почерк. Мне по наследству досталась туева хуча его каллиграфических каракулей обо всем и ни о чем.
В качестве доминантных признаков от каких-то неимоверных казаков у деда были черные как смоль и жесткие как проволока волосы, которые курчавились необыкновенно-замысловатым образом из-под форменной фуражки. Таким же непроницаемо-черным был его конь вороной масти. У коня были белые чулки.
Нынешним барышням это сочетание трудно себе представить: вороной конь в белых чулках, чернявый кавалерист на нем и на кавареристе фуражка с густым черным проволочным чубом из-под нее. Прямо сейчас передо мной фотография Петра Васильевича на этом самом коне с датой внизу 20.08.1940г.
Чтобы хоть в каком-то приближении представить моего деда, барышням нужно поднатужиться и нафантазировать Джона Рэмбо с Декабрево верхом на футуристическом концепт-каре гибридной наружности где-нибудь на Марсе под звездно-синим флагом Земляной Конфедерации. Очень приблизительно, очень схематически, не очень душевно.

2.
А что касается душевности, то она не могла не возникнуть между кудрявым Петром и местной бессарабкой Алёной.

Алёна была агонь!

Стоп-стоп! Прежде Алёны у деда моего была Нюра. Она осталась с маленькой Шурой на руках в наших запорожских степях перед самой-самой войной. Нюра тоже была агонь! Круглоликая и розовощекая, сдобная и надменная Анна Михална была себе на уме и в своем праве...
А тут Алёна!
Крутое бедро и высокая грудь...
Каллиграфические каракули молодого горячего Петра в переводе на современный могли выглядеть примерно так:

... И не нужно имен
Чтоб не стряпать кумира.
Из надтреснутой лиры
Вырывается стон.
Ее имя исконно,
В чистоте эталонной
Для меня как икона
Заклинаньем "Алёна".
И живет обыватель
И смеется и стонет,
Льет стихи об Алёне
Виноватый писатель.
И беспамятством моет
Загрязненную совесть,
Пишет кровушкой повесть
Виноватый шизоид
Загляни ему в душу
В алкогольном угаре -
Он надорванный парень,
Он морально нарушен.
(где-то так)

Полюбил Петр Васильевич туземную Алёну на румынской границе короче... А она, естественно,его.

 А тут внезапно война!!
Петра Васильевича с первыми выстрелами сразу жестоко ранило в живот, коня под ним убили, а сам он попал в румынский плен...
Но он выжил! В 1944 году Петра освободили, пропустили через фильтрационный лагерь и зачислили в РККА. Потом ранение, фронт, снова ранение, снова фронт... Весь истерзанный и невеселый в конце войны он вернулся домой.

Анна Михайловна в косынке с таким хвостиком посерёдке встретила Петра Васильевича строго.
- Ну шо, набегался? Навоевался?! Переодевайся, кролей будем выращивать. Пол-коровы* и табак!

3.
А теперь вопрос.
С кем остался чернявый израненный кавалерийский красавец Пётр Васильевич в конце той кровавой войны?

27%, 9 голосов

12%, 4 голоса

6%, 2 голоса

55%, 18 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Новости ноуки и спорта

Сегодня в полдень стартовали первые в мире гонки на нанотреках.
Молекулярные машынки - вжжж - катаются на трассах CNRS.
Болельщики прильнули к окулярам электронных микроскопов и болеют за своих микролюбимцев потея, волнуясь и пия пиво.

Участие в заездах принимают команды Франции, Японии, США, Швейцарии и Германии.
Протяженность гоночной трассы, включающей в себя два поворота под углом 45 градусов, составляет 100 нанометров.
В качество болидов в рамках соревнования выступают молекулы, размер которых в десятки раз меньше сечения человеческого волоса.

Подробности на сайте CNRS, трансляция тут:
и в Ютубе:

На гонки отведено 38 часов.
Спешите видеть!

Последний коммент Геварыча

Эта заметка будет тематическая. Субъективная будет заметка, но максимально честная.
В ней будет торжественно опубликован (или нет) последний комментарий любимца нашего "сайта высокой культуры быта"™ широко известного в узких кругах Хана Геварыча.

Мы много лет были виртуальными друзьями, были интересными друг другу и прикольными относительно всего окружающего.
Но потом какой-то злодей взломал то ли акк Геварыча то ли его мозг и у него произошло помрачение.

Мне пришлось забить тревогу, потом забить на дружбу, перестать заходить к нему и включить виртуальный счетчик.
На сегодня счетчик намотал 99 комментов один другого краше. Художественная и содержательная сторона контента моего бывшего виртуального товарища такова, что я вынужден дистанцироваться от миазмов, генерируемых такого рода надписями.

В этой заметке я отдаю должное остроумию нашего почтенного блогера, в последний раз снимаю шляпу и предоставляю ему последнее слово. Он конечно поднатужится, выдаст все что думает обо мне. После этого, что бы он ни сформулировал, его речь у меня в блоге навсегда прекращается. Никаких нарушений, никакого очернительства или попыток бросить тень на что-либо вокруг. Я в своем праве, товарищи. И в своем праве выбирать как круг общения так и экологическую обстановку вокруг.

Приношу извинения всем кто будет испытывать неудобства от моего решения, всем кто испытывает диссонансы от такой постановки вопроса и кому не понравится такой оборот событий. Мы по-прежнему останемся здесь, останемся верными своим убеждениям и амплуа. Но мы станем параллельными театрами, не мешающими премьерам и бенефисам на площадке "сайта высокой культуры быта"™

С масимальным уважением к обитателям, к втыкателям, к аборигенам и прочее и прочее...
ДИКСИ...


и дискотека:

Пианина (истории ижжызни)

Уляшка папросила расказать скаску,
прамузыку


Адин мой знакомый аднажды купил пианину. На местном Алиэкспрессе. Недориго купил, пашти задаром.
Купил и папросил помощи в смысле перевезти ее ему в музыкальный зал. Студией у нево был новый гараж, большой и уютный.
Пианина была здоровенной и чорной. И тижолой была, как два покойника. Мы ее взяли - хоп - и затащили в прицеп, с третево разу. А патом также вытащили с прицепа, но уже в студии.
В гараже стояла печка. Ну, точнее твердотопливный котел, здоровенный такой, в два раза больше пианины. Если в покойниках мерять - штук десять должно быть. 
Котел был интегрирован в отопительную систему особняка заодно с газовым.
Знакомый попытался приобщить к искусству сыночка своево, барбоса и хулигана. Но тот к музыке никаких позывов кроме рвотных не испытывал. Он предпочитал гробить батины мопеды. Гробил он мопеды, а потом не признавался. Говорил што мопед сам испортился, надо куплять новый, не китайцкий, а ипонцкий. И побыстрее, ато он в школу опоздает, в музыкальную. Батя куплял мопед, но сыночик в школу сиравно опаздывал, даже на последний урок. А мопед оказывался испорченым, наглухо.
Токо музыка могла утолить вековую грусть моего знакомово. И пиво.
Мы садились возле печки и дули Черниговское, попеременно вставая отлить и попытатца сбацать Мурку, или хотя бы Лунную сонату Бетховена на новой пианине. Само собой, ничо у нас не получалось. Пальцы у нас на это заточены не были. Пальцы при этом были растопыренные, деревянные и неподвижные, как у покойников. Знакомый звал сваво пацана и тот лабал шото невнятное. Невнятное называлось Гаммы. Батя отрока плакал и вытирал морду растопыренными покойничьими ладонями. Много возлагал мой знакомый на свово сыночька.

А потом пришла беда. Знакомому отключили газ. За шо отключили нихто сформулировать не мог. Он отсек от отопления газовый котел и полностью перешол на твердое топливо в виде дров, старых тряпок, полиэтиленовых пакетов, бутылок из-под Черниговского и нотных тетрадей сыночка.
К февралю твердое топливо кончилось, полностью. И тут ударили морозы!

Знакомый пригласил сыночка в последний раз сыграть Гаммы, потом размолотил пианину топором и скормил ее твердотопливному котлу. Музыка отдавала тепло искусства целых три дня. Три дня и три ночи искусство согревало семью моево знакомово. А потом пришла оттепель, потом пришел я с Черниговским и спросил "А где пианина?"
"Нету больше пианины, сгорела она, вот там" - и знакомый указал на топку печки растопыренными синими от мороза руками.
Мы сели в креслы от Жигулей и долго смотрели в жерло печки думая каждый о своем. А в глазах у нас отражалось пламя...



Ой, не то. 

Вот то:



Кладбище людей из кэша гугла

В этом году на кладбищах непривычно хмуро и сумрачно. Погода располагает к мрачной философии, неспешному течению мыслей и легкому налету аналитики. Наше семейство всем составом успевает посетить оба: на Горе в Днепровке и Амурское*. На Амуре* дедки в сборе. Пьют почучуть и повествуют, под закусь.
Вот рядком три могилки: баба Валя, ее дочь Тоня и дед Василий. Женщин знаю с детства, а деда Васю никогда в жизни не видел. Неудивительно - на его могилке датой смерти обозначен август 1942 года.
- На фронте погиб? - спрашиваю как-бы между делом.
- Нет, в оккупации. Расстреляли его при немцах - отвечает Борис.
- Немцы?.. немцы убили? - задаю вопрос и удивляюсь насколько по-детски он звучит.
- Свои. Когда пришли немцы они стали наводить справки.
- Дед Васька коммунистом был, что ли?
- Он агрономом был, в колхозе. Уважаемый человек. И специалист хороший. А этот - он в полицаи потом записался, к немцам. Записался и показал на деда. Мол, этому при коммунистах было хорошо, мол, служил при них начальником и голода не видел. Немцы дали ему винтовку, сказали убить отца (Василия). Он взял и убил. Нашли этого полицая не скоро. Судили в Запорожье, аж в начале 70-х. Мать (Валентина Ивановна) ездила тогда на суд. Он там ей прямо в глаза сказал "Да, это я твоего Ваську убил!"

Вот тут на меня и нахлынули воспоминания из кэша.
Я вспомнил что баба Валя была крайне суровой и категоричной женщиной. Что в общем-то неудивительно - она осталась в войну вдовой с тремя детьми на руках. А вышла замуж за Василия Баранова в аккурат в голодуху. Уехала из родного дома к нему и как в воду канула. Ни весточек от нее ни передачек. А время было голодное. В тот год братик ее меньшой, тоже Василек, от голода опух. А батю ее в Мелитопольском НКВД замордовали по навету соседей. Потом правда отпустили на все четыре стороны. Он дошел пешком до дому, лег, и через две-три недели кончился от побоев. Вот тогда и пролегла полоса меж сестрами. Моя - Анна Ивановна и сестра ее Валентина Ивановна разорвали между собой всякие отношения. Отчетливо помню что упоминать бабу Валю в семейном кругу было категорически запрещено, ездить к ней нежелательно, а при малейшем намеке обе вставали на дыбы. Став постарше я тайком проведывал бабу Валю, бочком и краешком пытаясь выведать причину столь долгой вражды. Она каждый раз становилась еще суровей, хмурила брови и обязательно кричала. Ни от одной из сторон так и не удалось выведать кусочек семейного предания, осколка легенды, как поссорились баба Валя и баба Аня и когда их вражда сойдет на нет.

В 1987 году у бабы Вали умерла младшая дочь, Тоня. Я чистосердечно ждал что моя бабушка Аня по такому случаю сменит гнев на скорбь и поедет хотя бы на похороны родной племянницы. Ничего не сменила. И слушать не захотела. Они с дедом о чем-то жарко подискутировали и вынесли решение - никто никуда не поедет.
Через год умер дядя Саша - на этот раз родной племянник бабы Вали. Оба его двоюродных брата приехали, баба Валя - нет. Она тоже осталась при своем мнении и при нерушимости принципов.
Семейную легенду надо бы закончить хоть каким-нибудь хэппи-эндом. Попробую. Они-таки встретились однажды!


А еще припоминаю как баба Валя рассказывала про голод, от первого лица.
"Стоим, мы, значит, возле хаты, видим - идут, двое мужиков. Один повыше, а другой пониже. Из самого Мелитополя шли пешком. Тут - раз - одного не стало видно. Один остался. Но и тот не дошел до нас. Упал и помер, прямо на дороге. Голодающие это были. Шли до нас за едой. Не дошли..."

Так вот, встретились две сестры однажды хмурым февральским днем. Бабушку мою, Анну Ивановну, уже отпели, священник погрузился в машину. А тут как из-под земли баба Валя. С веночком искусственным, сосновым. Брови нахмуренные, губы сжаты в полосочку. Подошла в сестре, постояла молча, молча положила веночек у изножия и молча отошла. Ни слова не проронила - вот какая суровая сестренка у бабушки оказалась. Они не виделись 68 (шестьдесят восемь(!) ребята) лет! Они ни слова друг с другом не перекинулись, они не созванивались ни разу и не переписывались. Они молча, бесконечно долго, многие годы, даже десятилетия, сколько было отпущено, носили в себе свои претензии. Они всю жизнь делили одну святую ненависть на двоих. И настолько велика была их ненависть, настолько глубока и широка, что ее хватало на двоих, ее хватило на всю жизнь и до самой смерти, в следующее столетие перетащили ее. Одна. Кровная. Раз и насовсем. Взаимная. Слепая.

И вот я стою над могилой бабы Вали на кладбище Амур*. Стою и решаю уравнения в уме.
Она вышла замуж в 19 лет, она проскочила мимо голода - это плюс.
Откуда-то пришел тот полицай (у него наверняка были какие-то претензии) и оставил ее тридцатилетнюю с тремя детьми на руках - это минус.
Она выдюжила. Она, хоть и ожесточилась, но вытащила свою жизнь и жизни своих детей. При этом она сохранила надменную королевскую осанку и глубокое пренебрежение к житейским трудностям - пускай это тоже будет плюс. И что убийцу и косвенный источник бесконечных вдовьих тягот все-таки поймали и осудили - безусловный плюс.
Наследник ее владений и древнего сундука с ее сокровищами - Борис - мой дружище. Правда когда-то он настолько глубоко погрузился в какие-то дела с военщиной Южмаша, что так и не создал семьи и не оставил своих наследников. Это минус.
Сестренки Валентина и Анна вошли в семейные легенды (и может даже Книгу Гиннеса) как самые непримиримые противницы, оставив нас всех в недоумении, поставив перед фактом и примером того, до чего может довести семейная вражда между родными по крови людьми. Пусть это тоже останется плюсом.

А теперь получившуюся формулу я примеряю на нашу повседневность и укладываю поднимающиеся волосы обратно, плойкой.
Ребята (и девчата)! Можно легко, буквально на раз-два, проложить бесконечный разлом между людьми посредством одной-единственной гуманитарной ненависти. Можно возвести претензии в такую степень, что обрезать обратную дорогу наглухо, насмерть. Можно запросто и на своей шкуре прочувствовать, как глубока кроличья нора пропасть, как притягательна гравитация падения и как до невозможности тяжело бывает восхождение к родству с переломанным скелетом. 

Как трудно сращивать мертвые  кости...

Каждый раз мне хочется крикнуть максимально красным шрифтом - ребята, будьте аккуратны со своими претензиями, следите за амплитудой ненависти и цените сука хорошие отношения как величайшее гуманитарное благо цивилизации!!
Без вашего активного содействия, без вашей дисциплины и контроля добро нихера не победит, ребята!!

ЗЫ
Мемуарина вытащена из черновиков с легкой подачи Андрюхи и его банды "ловцов Сталина".
Товарищи бандиты! Хочу напомнить вам что все легендарные полу- четверть- и полные негодяи той эпохи надежно укрылись в другом мире. Туда не ходят бандами, стаями и отрядами. Там все настолько интимно, что у каждого свой, личный канал связи и свое личное окно чата. Если самому ссыкотно открыть это окно, то вербовка попутчиков - дело полностью, физически (и метафизически тоже) беспонтовое. Окружить и поймать Сталина на том свете так же невозможно как и на этом. Если кто замыслил себе такую миссию - добро пожаловать на тот свет, а если привязан к этому - то к вашим услугам тысяча других миссий и квестов, никак с потусторонними не связанных.


* Амур (др. гр. бог любви) - название кладбища, никак не связанное с греческим пантеоном. Кладбище названо так из-за того, что основано оно в 1904-1905 годах. Там были похоронены наши земляки, солдаты и матросы Руско-Японской войны, погибшие на Дальнем Востоке, на реке Амур.

шо с сигаряками?

Будучи полностью законопослушным гражданином я полностью вверяюсь торговым сетям с их членовредительским ухваткам, приспособам и удушающим контрэкологичным узлам. Мне давно уже не приходит на ум затариваться сигаретами, солью, спичками, гречкой и керосином впрок. Нафига, если можно погрузиться в сети и в любой момент дня и ночи купить все необходимое для жизни среднего курильщика.
А вчера-сегодня потребительская пастораль дала трещину. Обегал все прилегающие киоски, магазины, супер- и мега-маркеты - нигде нету привычных мне с детства сигарет. Продавщицы кривятся, закругляют глаза и делают странные движения подбородками куда-то туда, наверх. Как-будто дрессированные дельфины, подбрасывающие пестрый мячик.

Пришлось купить курево какой-то подозрительной трейд-марки по кличке "Киев" по цене на трешку дешевле привычной. Закурил. Вырвал вчерашнюю кильку прямо на свежую весеннюю травку - вот какие ароматные романтические нотки в бренте.

Пока ригал, не переставая думал матом: "Шо ж это делается, граждане? Куда котиться мир?!"

Все кто будет надругиваться над бедолагой в терминах "А я не курю" немедленно получат увесистый...





...минус в профиль. Лучше не злите меня. Расскажите как у вас в ибенях обстоят дела с табачным мерчендайзингом.
С оставшимся небольшим уважением.
Я

ЗЫ 
В качестве социологического опроса присовокупляю голосовалку.
Народ, кто по вашему все это мутит?

23%, 3 голоса

8%, 1 голос

8%, 1 голос

23%, 3 голоса

15%, 2 голоса

8%, 1 голос

8%, 1 голос

8%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

трактат об сигнальной системе

А захотелось мне вдруг, дорогие детишки, поболтать с вами про сигнальную систему.
Конешно, приспичило не сразу, не вдруг и не внезапно. Давно хотелось. Каждый раз пользуясь ею я ловлю себя на мысли что в ней что-то не так или чего-то не хватает. Системы какой-то не хватает, стройности научной и такой же научной красивости объяснения.



0.
Вот скажем все знают или пользуются своим организмом в часы досуга. Гробят его всячески, гоняют на скоростях и в условиях вредной среды. При этом каждый иногда чувствует что организм тела ему о чем-то хочет доложить. То живот заурчит то волосы на затылке зашевелятся с чего-то ,то в жар кинет то ознобом пробьет. У людей постарше ломят суставы или прихватывает сердечко. Иногда почки, чаще печень. Болит часто какой-то ливер внутри. Иногда наваливается усталость или наоборот, жажда действия. Такое бывает жжение в сухожилиях что хочется куда-то бежать, в чем-то участвовать, кого-то победить или наоборот осторожно подкрасться, угостить и - цап-царап - утащить в постель, на дно падения. Все эти сигналы идут откуда-то изнутри, из глубины многострадального туловища. Туловище нам о чем-то хочет сказать таким завуалированным способом, хочет нас мотивировать на что-то и вынудить к свершениям. Иногда свершения заканчиваются в канаве, под поездом, подо льдом или в морге. Тогда можно констатировать что сигналы тела были получены и расшифрованы таким образом, что прямое выполнение их привело к расставанию тела с этим ебан... неудачным подзаеб...надоевшим носителем. Тело захотело расстаться, распасться и собраться в другой комплектации. Под другим флагом, с другим сознанием и с другим мозгом на макушке. Можно говорить что тело совершило суицид используя моторику как машину для уничтожения самого себя.

Но это пиковый, экстремальный и трагический случай. Чаще все происходит с точностью до наоборот. Как правило тело очень ценит свою связку вот с этим сознанием, с этими функциями и с этой моторикой. Нравится существующая модель взаимодействия телу или нет, оно воспринимает союз как единственно возможный и безальтернативный. Туловище работает на благо связки с сознанием и оберегает ее от нештатных ситуаций, ставящих организм в неудобные положения.
Для этого тело не только внутренности мониторит, но и высылает дозорных на дальние рубежи обороны.

Так как тело заинтересовано в дальнейшем существовании, то ему нет резона получать откуда-то снаружи всякую гадость вовнутрь. Между попыткой сознания запихнуть в утробу неприятные и чреватые продукты стоит пограничные стражи:

1,
Органы вкуса. Это такая хитрая система нервов, которая заточена на эмоциональную оценку того что организм засовывает в себя в виде пищи или игрушки. Для организма в целом есть приятные продукты, полезные, вредные и смертельные. Соответственно реакция нервных стражей на попытку проникновения вовнутрь будет разной. 
Если продукт хороший, годный и калорийный вроде шашлыков или чипсов с беконом, то органы вкуса будут ласковыми как пограничники, удачно получившие взятку от хорошего человека. 
Если организм навострился протолкнуть в утробу какую-то контрабанду вроде Токайского, Шустова или Альмогеля, то пограничники забегают, засуетятся, оборвут телефоны связи с начальство и только по особой необходимости или по прямому приказу таки пропустят вовнутрь гадость с кислыми лицами и строго официальными позами. 
Если продукт на таможне выеб...хамит, горчит, выглядит явным контрабандистом и вообще крайне отвратным типом вроде пакетированного вина, харьковского шампанского или вареной чайки без соли, то охрана становится крайне суровой и неуживчивой. Только пендель, сморщенное от брезгливости лицо может подсобить протолкнуть контрабанду дальше в организм. Органы вкуса при этом матерятся вслух, облаивают начальство и выражают склонность к майдану.
Если продукт явно ядовитый, то есть несет прямую угрозу существованию всей системы, то погранцы становятся неумолимыми. От приема вовнутрь живой гадюки хвостом вперед, клавиши Ю с клавиатуры или джинтоника они заставляют организм рыгать, плеваться и плакать глазами. Бдительные органы вкуса четко знают - в случае летального залета их разложит на молекулы сама логика веществ. Тотальная рева уволит всех на удобрения. И виноватых и правых заодно. Вот так у них, у органов вкуса все сурово...

2. 
Органы осязания. Там все еще строже и сложнее. Эти боевые контрактники стоят находятся по всему периметру организма, буквально по всей поверхности физзащиты. Они хоть и немного тупее органов вкуса, но зато менее склонны к коррупции и злоупотреблениям при исполнении. Служба у осязания крайне нервная и безусловная до рефлекторной. Потому они на все лишнее реагируют крайне нервно. Если им кажется что-то избыточно горячим как печка или волосатым как паук или холодным как гадюка или острым как лезвие бритвы, то поступает безусловная команда мышцам. Мышцы безусловно сокращаются, раздается безусловный визг и весь организм перемещается подальше от источника опасности. Потом организм бурчит и матюкается, уже про себя. Но когда органам осязания попадается гладкое сдобное женское тело без лифчика, то осязание становится податливым, ласковым, романтичным до судорог. С таким расплывшимся осязанием даже противно иметь дело, бррр...

3.
Самая выдающаяся часть лица кавказской национальности - нос. Там все настолько сложнее чем у предыдущих безусловных служак, что на их фоне все становится условным. Запахи, которые улавливаются органом обоняния, сигнализируют организму как о целой гамме того что имеет отношение к жизнеобеспечению напрямую так и к тому что его не касается. Скажем если что-то безусловно воняет как старые носки разлагающегося трупа, то обоняние и вся первая сигнальная постарается отпрыгнуть подальше, сморщиться и блевануть. Между тем вторая сигнальная вступит в пререкания и скажет: "Ты шо! Это ж знаменитый Рокфор, сыр такой. Очень пристижный, респектабельный и дорогой кстати. Эх ты, темнота. Жри!". В результате все системы, погруженные в когнитивный диссонанс, сморщатся, проблюются, но все равно будут жрать вонючий сыр вовнутрь потому что: а) деньги плачены и б) стыдно отказаться не прослыв деревенщиной неотесанной.

4.
По краям организма сверху приделаны уши. Они как бы слышат всякое и сразу во все стороны. Уникальность их ноу-хау заключается в том, что они с равным успехом могут слышать как внешний сварливый визг тещи, крайне вредный во всех отношениях, так и свой собственный внутренний приятный почти целебный рык в ее сторону. При этом уши улавливают такую широкую гамму частот, что фиксируют как ее зловещий шепот так и дальние переливы сирены то ли ментов то ли медиков на фоне ревущих звуков Раммштайна. Чудесное приспособление, право-слово!

5.
 В научной среде самыми сложными и информативными считаются глаза. То есть органы зрения. При этом зрение приспособление настолько сложное, что оно не может работать никуда кроме направления, обусловленного тех.заданием. Ни в обе стороны ни на себя самое без дополнительных технических приспособлений зрение обратиться не в состоянии. И далеко-далеко заглянуть зрение не может, и за угол, и в будущее. Зрение не может одновременно смотреть на светофор и на стройную юбочку на обочине. От этого разлада случаются всякие казусы и происшествия, порой с очень печальным финалом.

6. 
Шестым чувством с некоторых пор стало модным называть всякую околонаучную чепуху вроде вестибюлярного аппарата, ориентации в пространстве, чувства ускорения, ощущения веса и прочих сигналов, получивших разгон благодаря сети специальных кинотеатров, эксплуатирующих все эти чувства в режиме хД. Ничего не имея против искусства, решусь вступить в прения с научной общественностью, запустившей свои лапищи в Википедию, журнал "Ярбух психоаналитик унд психопаталогик форсшунген", Лурк и другие почтенные попсовые издания для широкого круга общественности.

6 contra.
Основная моя аргументация сводится к тому, что издревле народные поверья шестое чувство помещали по сложности и информативности дальше зрения. То бишь чисто внутренние самоощущения полета, ускорения и веса скорее можно отнести к нулевому номеру, утробному. В то время как настоящее шестое должно достигать дальше всех предыдущих, на максимальное расстояние как в пространстве так и во времени.
Люди с притупленным, приглушенным шестым чувством вечно влазят в какие-то сомнительные мероприятия, безусловно вредные для организма. То они прыгают с моста на спину крокодилу, то ставят на 13 в рулетке, то вкладывают в МММ, то попадают к инопланетянам на тарелочку, то пялятся на юбки заместо светофора, то шефа-нациста с 9 мая поздравляют, то бизнес с тещей мутят, то в Африку на попутках, то вляпываются в какой-нибудь революционный движ, по результатам которого остаются без рук без ног и без здоровья.
Между тем люди со здоровым шестым чувством никаких таких проблем даже не ощущают. Они ходят с учетом сигналов шестого чувства, совершают поступки, которые кажутся согласованными со всеми чувствами первой системы, не играют в казино, ведут здоровый трезвый образ жизни, летают только на надежных с точки зрения шестого чувства самолетах, инопланетян посылают в жопу и сваливают из зоны кипиша за 15 минут до приезда ментов и уфологов.
Кто-то может возразить что это простое везение. Одному везет, а другому нет. На что я вполне резонно возражу. Разве можно объяснить простым везением то что человек может прожить целый год без членовредительства если он пользуется всеми органами чувств.
1. Если человек не жрет всякую гадость, не засовывает в себя ботулизм и холерные палочки килограммами потому что они фиговые на вкус;
2. Если туловище не режет себе руки, не обжигает жопу и не отмораживает ноги в течение года;
3. Если организм не употребляет китайскими палочками кишечные палочки, не лезет в общественный транспорт с потным перегаром, не нюхает подолгу кокаин и дым покрышек то он стопудово уцелеет в течении года;
4. Если организм слышит что надо, правильно выполняет что велено, слушается тещу и не слушает еба... удареных в голову дикторов телевиденья то ему прожить год не составит труда;
5 Если у системы правильно настроенное окулистом зрение, если правильно подобраны диоптрии и он не пялится на девок по весне, если он не бибикает им беспрестанно из своего Ланоса, то год жизни организму гарантирован.
6. Если организм отличает добро от зла, если просек тренд в логике событий, если ухватил причинно-следственную связь вещей, если прислушивается к инстинктам и не управляется малолетними придурками с завышенными амбициями то нештатные неприятности его обойдут тем же путем как и штатные. Точнее, он выберет маршрут подальше от экстремального.

Тут и сказочке трактатику (как-бы) конец, но руки сами тянутся нажать на красненькое.
Видимо где-то внутри меня ворочается какой-то древний предок, недобивший себя о твердые утесы алкоголя или мутные пучины беспорядочных портовых связей. А раз недобил, раз выжил, раз оставил генофонд с поведенческими стереотипами, стало быть в программе у него была какая-то вкусная толковая фишка. 
Понятное дело что техническое описание, чертежи и руководство по эксплуатации предок зажал (или съел), понятно что алгоритмы настраивать не придется и настроить не судьба, но может быть так даже лучше. Не будем лезть отвертками в налаженный механизм.

Просто примем за константу.
В человеке нет ничего случайного, лишнего и инородного. Все что вставлено и работает, вставлено и работает не просто так, не ради зряшного расходования ресурсов или пустого пиару. Все органы чувств, все шестерни и шкивы, колесики и храповики, пружинки и ролики вмонтированы той стороной и куда надо. Направление вращения или амплитуда вибрации строго регламентированы и подчинены задаче, на которую нацелен субъект.
Поэтому если к вам вприпрыжку приближается коучер какой-нибудь, тянет лапки диктор телевидения, пастор саентологии, мент, министр инфраструктуры или инопланетянин - смело посылайте их в жопу. Зарубите себе на носу обонянии - никто из этих маньяков даже на обочине бессознательного не хочет вам причинить добро. Они все как один хотят разобрать вас на детали, разложить на удобрения и на этих удобрениях вырастить себе ...момордыку на палочке.
Здоровые комплектные организмы и слаженная работа всех систем спасут мир! И любовь...
Держитесь поближе к себе и подальше от пидарасов, люди!

И ваще, я долго с вами няньчиться буду, охламоны?!


8%, 1 голос

15%, 2 голоса

8%, 1 голос

8%, 1 голос

8%, 1 голос

15%, 2 голоса

8%, 1 голос

31%, 4 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

сказ про полтора землекопа

Жил-был в одной азиатской стране один такой среднестатистический землекоп.
Землекоп был:
а) неженатый;
б) непьющий;
в) целеустремленный;
г) здоровый.
Нарушение хотя бы одного из условий А-Г делает наш сказ не правдивой личной историей, полной драматизма и подвигов, а банальной сказкой, перегруженной метафизикой и случайными совпадениями. Любое выпадение из жестких условий существования обнуляет развитие дальнейшего сюжета.

Итак, наш землекоп упорно и тяжко трудился, вырывая по 400 метров траншей, рвов и канав. Вырывая и тут же зарывая их обратно по требованию прораба со сложным характером. Прораб был безусловный придурок и жлоб, но об этом в нашем повествовании мы распространяться не станем. Скажем кратко - несмотря на сложные отношения нашего землекопа с этим придурком, герой все-таки иногда получал от него оплату за свой тяжкий и неблагодарный труд.

В момент получения на руки вожделенной зарплаты другие землекопы относили заработок жене, в кабак, в игровые автоматы, в больницы или стоматологии. А наш герой - нет. Наш герой не бухал, не гулял и не транжирил. Он откладывал нажитое в одно укромное местечко типа банковской ячейки. Копеечка к копеечке. Медленно и постепенно в загашнике у него скапливалась сумма, позволявшая замахнуться на воплощение давней мечты землекопа. А мечтал он ни много ни мало - о поездке зарубеж.

Долго ли коротко, с визой или без, а таки отправился наш герой в дальний закордонный вояж. И все у него сложилось самым наилучшим образом. Посмотрел землекоп мир, поплескался в бассейне, похавал пахлавы экзотической кухни, потискал негритянку скандинавку и сфотался с медведем верблюдом дельфином на фоне дивного экзотического пейзажа. Проделал землекоп все положенные для туриста манипуляции, потратил все деньги да и вернулся восвояси.

Тут как-бы сказочке должен наступить конец, а внявший должен быть допущен к экзамену по теме, но не в нашем случае. В нашем сказе с этого места начинается самое интересное. Начинается подсчет и анализ всего что пронеслось перед глазами зрителя и ушами слушателя.

Чего он вообще поперся туда, в далекое забугорье? Что он там забыл? Что, соответственно мог там найти и нашел ли?

 А поперся наш землекоп, ставший нам родным и близким, с одной простой темой. Наш герой потащил заграничным коллегам свои накопления в виде инвестиций. Да-да, дорогие друзья - землекоп предстал в роли такого почтенного инвестора как товарищ Сорос, Рокфеллер, Мак Дуглас, Мик Джаггер, Лакшми Митал... короче как любой почтенный инвестор, только очень-очень мелкий, почти микроскопический. И надо сказать, роль инвестора нашего землекопа очень прельстила. Ему понравилось быть меценатом, покровителем искусств, исторических и культурных памятников, кулинарного и шпагоглотательного мастерства, спорта и мелкого наркодиллерства, поделок из ракушек и говна, разносчиков горячей кукурузы и венерических заболеваний, фотографов и предоставляльщиков сдавальщиков номеров посуточно. Очень хорошую роль примерил на себя наш землекоп, респектабельную и важнючую.

Вернулся значит наш землекоп в родной коллектив - и ну хвастаться перед коллегами фотками с двойником Ажелины Джоли и синяком от того как он съехал с водяной горки на аттракционе, показывать ракушку в виде ракушки и пузырек с песком в котором был ... песок. А еще он поделился безусловно очень ценными мемуарами про то как словил грандиозного глюка от какой-то травы, про то как на него чуть не наехал авианосец на колесиках и местный полицейский на двух неграх верхом.

Коллеги слушали, уважительно кивали, просили долить "вот того джина" и стреляли сигаретку "я в жизни такую не пробовал". Почти целую неделю длился бенефис нашего землекопа, почти неделю он был первым парнем и намбываном номер один в землекопской тусовке. А потом все кончилось. Кончились рассказы, байки, кончились джин и сигареты, кончилось повышенное внимание сотрудников и поблажки прораба. Траншеи, канавы и рвы снова заслонили будни землекопа. Снова работа до седьмого пота по 12 часов в день, снова рвы и котлованы мимо чертежей и разметок, снова скопидомство и нервы.

Конечно, землекоп мог привезти из поездки какие-нибудь более полезные для дальнейшего существования вещи и навыки. Мог привезти даже знания и мысли. Но он ездил туда не за этим. Не за чертежами хитрой самокопающей лопаты, не за ТТХ пневмо-гидравлического канавокопателя, не за наукой копать канавы там где надо с первого раза, а не так как недоумок-прораб. Нет, все это прошло мимо. Мимо инвестиций нашего инвестора, мимо его внимания и денежных потоков. Хотя какие там денежные потоки - смех один. Все что вывез землекоп в виде инвестиций составляло всего-навсего результат многолетнего каторжного и нервного ручного труда, а он по умолчанию не может быть сколько-нибудь значительным. Незначительная инвестиция, мимо землекопской кассы, невпопад с его интересами да и не рядом с его местожительством.

По сути произошел акт отчуждения результатов труда отдельно взятого труженика в побочную отрасль чужой индустрии. Это если умными словами. А если попросту, то инвестор вывел свой капитал и из отрасли и из уважаемой азиатской страны в другую. Соответственно, в точке вывоза индустрия обслуживания иностранных землекопов получила дополнительную подпитку, получила импульс развития и утвердилась в убеждении что она и есть самая важная и востребованная из всех имеющихся в наличии. Глотатели шпаг, кукурузные бароны, фотографы, дельфиноводы, шлюхи шулера, ракушечники, гиды, официанты, горничные и девушки на ресепшене на своем примере могут убедить любого, что они и есть самые важные и полезные люди на земле. Они соль иностранщины, ее цвет и генофонд. Только они и их дети могут оставлять потомство и тиражироваться впредь. А всякие землекопы будут во веки веков оставаться холостыми и бездетными, нервными, больными и пьющими. Все стало ясно еще раз - у землекопов нет будущего, нет правды и ресурсов для существования. Земные землекопы обречены как динозабры.

И еще обречены жители той нервной азиатской страны, откуда даже распоследний землекоп считает своим долгом свалить. Свалить хотя бы на время, хотя бы недалеко и ненадолго. Страна, откуда хронически вывозится последнее, выводится все вплоть до сущей мелочи, обречена.

Конечно, маржиналисты и либералы могут стать на задние ноги и поднять над собой передние как бы символически нависая над зарвавшимся автором. Маржиналисты могут покрутить возле глаза одной из них и сказать; "Ну ты и придурок, автор. Придурок и совок, Тогда тоже никого никуда не пускали и всем хотели зла. Выпей йаду - и все тут!". После этого автор конечно чрезвычайно испугается, сожмется в комок и станет жалобно блеять про то что он совсем не то имел в виду. Автор пропищит что он не против. Не против путешествий, туризмов и взаимных проникновений культур. Просто ... это ... он за разумное, точное, здешнее. Но никто не станет слушать его. Все землекопы, все прорабы и туроператоры вытащат фанфурики с порошками, баклаги с зельем, арматуру с аргументацией и придвинувшись поближе заорут жаркими губами "Выпей йаду, гад!"...

А пуще прочего автор хотел морализнуть на предмет красненького.
На предмет того, что ни одну концепцию, ни одну идею, ни одну коммуникацию, ни один маршрут и ни одну канаву нельзя проложить толково пока твои глаза скошены в сторону влево. Косяки и загогулины будут хроническими, аварии и техногенные приключения будут постоянными покуда в поле зрения будут шастать девки в мини и декольте, убивая технический замысел на эмбриональном этапе, уволакивая логические разработки мимо рельсов в сторону фривольной нетрезвости состояний измененного сознания.
Девки с кривыми небритыми ногами и лишним зимним весом запазухой, имейте совесть! Дайте мужикам и землекопам прокопать траншею оттуда досюда и доехать из пункта А в пункт Б без аварий!
(это и был пунктик "пролюбовь" который вечно клянчат читатели экономических экологических заметок)

4%, 1 голос

0%, 0 голосов

4%, 1 голос

71%, 17 голосов

13%, 3 голоса

8%, 2 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

табор уходит ночью

Нынче цыган обидели. Может и зря.


Про политику нынче низзя. Ни про геополитику ражжыгать низзя ни про иканомику ни про нацыанальный вопроц ни про безвис. Ни про шо низзя окромя цыган. Про цыган завсегда можно поскоку это ни национальность а спрошной шоубиз. А про шоубиз можно. Кроме Евровиденья, гастроли-шмастроли, Баскова-Кобзона и прочих. Про цыган на их фоне можно.

Про цыган пели и плясали Лермонтов и Пушкин, лепили из глины Шевченко и Сличенко, защищали диссертации Гурченко и Шульженко, запускали производство Лысенко и Макаренко, мечтали Кравчук и Ющенко, трясли мошной Червоненко и Порошенко... короче, куча блогеров оттоптались на этом веселом народе.
Скоко рейта было поднято за счет заводных кочевников, скоко арт-нуару и андеграунду!

А вчера их ... того.
По новостям передали што эпоха цыганщины кончилась. Литература и пластические виды искусства перешли на другие рельсы. По этим рельсам помчались поездатые безвизовые поезда в кудрявую безоблачную даль. Теперь мы за них. "Мы едем-едем-едем в далекие края" (каг поецца в пестне) и нам никто не нужен в просторном комфортабельном купе. Ни карманники не нужны в мягком вагоне ни НЛП ни наркодиллеры ни сопливая цыганская малышня. Сами мы. Сами доберемся. Согласно купленным билетам, дб бд"


А вчера цыган .. того. Не взяли с собой вчера цыган активисты:

и еще:
Ой, это не то.
Вот то:

Хотя при нынешнем развитии срецтв коммуникации и оболванивания скорей фсего все это разводняк. Разводняк, кидалово и гибридные набросы.
Цыган жил, цыган жив, цыган будет жить.

ЗЫ
Пользуясь случаем и расширенными правами европейских нацменьшинств хочу поздравить старожила нашего "сайта высокой культуры быта"™ Серегу Байка с Хеппибёздыем. Невзирая на сегодняшний юбилейные снос его с портала злыми админами, он всегда мысленно с нами, а мы мысленно держим за него теплый грог в импровизированных бокалах.bokali
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
69
предыдущая
следующая