хочу сюда!
 

Ира

38 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 34-49 лет

Заметки с меткой «любовь»

Ждун-колотун

Ожидание утомляет и напрягает. Суть даже не в том, чего мы ждем, а в том, что этого нужно ждать. Ожидание выматывает своей неопределенностью и неизвестностью, даже когда ожидаемое предсказано, все равное, есть тревога и желание получить это как можно скорее. Вот так вот и живет ждун-колотун, в тревоге и страхе, полный злости и отчаяния, но… он очень хорошо маскирует все это под маской разных классных штучек, которые помогают ему справиться с ожиданием, особенно, когда ждать нужно неизвестно сколько долго.
В принципе, ожидание само по себе вещь безобидная, оно становится для нас проблемой тогда, когда мы реально чего-то не дождались или в принципе не умеем ждать. Ждун-колотун обитает в среде неопределенности внутреннего мира на предмет сравнения внутренней и внешней реальности. Если внутренняя реальность не определена, мы выносим эту неопределенность наружу и стараемся ее определить. И мы ждем и ищем, страдаем и тревожимся, ставим сроки и занимаемся активностями, мы делаем все, чтобы точно определить внешнюю реальность и избавить себя от тревожных переживаний своей внутренней неопределенности. Как жаль, что сделать это невозможно. Жаль, правда жаль.
Ждун-колотун живет только в неопределенности, в уютной и компактной внутренней неопределенности, когда ничего не понятно, когда есть сомнения и негативный опыт прошлых ожиданий, когда нет сил посмотреть на ситуацию совсем по-другому и понять, что внешние обстоятельства действительно соответствуют твоему внутреннему состоянию, и исправить это можно внутри, но никак не снаружи. Поэтому люди идут в жестко-регулируемые условия со стабильно-предсказуемой средой обитания, где распорядок и окружение не меняются с течением времени, в таких условиях ждун-колотун засыпает в ожидании тревоги. 
Загрузка по-полной программе и как можно большим количеством дел тоже помогает справится с тревогой, но только с другой стороны, без засыпания на диване в офисе. В движении стараются умотать ждуна-колотуна, выжать из него (ну, конечно же из себя) все соки жизни, чтобы он упал бессильный за углом и про него все забыли. Мероприятий для этого организуется множество и их суть потрясает своей грандиозностью и безнадежностью. Нам нужно в пять утра просыпаться и срочно бежать бегать или заниматься йогой, нужно следить за своим питанием и питанием все знакомых или еще лучше вести курсы по питанию, нужно улучшать лучшее и спасать умершее, нужно учиться и работать так как это не делает никто другой, нужно быть самой красивой и самым сильным, нужно чтобы ждун-колотун умер от невозможности остановиться в этом диком танце страха.
Даже если мы усыпляем или изматываем тревогу, мы все равно делаем это с собой, потому что мы и есть тревога, точнее, она внутри нас. Компенсация и сублимация вещи безусловно классные и полезные (и это не сарказм), но, это всего лишь компенсация и сублимация. Составить жизнь из них – значит отказаться от притязаний на остальную ее часть, значит оставить свою скрытую тревогой и страхом часть личности «на потом». Ну…вы сами знаете, что происходит, когда оставляешь «на потом». 
Ничего.

Похоже меня любят только грабли

Вновь несешься по полю
К второй реке,
Хотя может и плавней.
Эх, как гордо сияет
На лбу и щеке
Медаль от граблей. (с)

Моё

Мужчина и женщина в первые 30 секунд понимают "моё или нет", всё остальное - социальные игры.

Кохання

Кохання як метелик - якщо не засвітиш Світло серця -
Кохання не прилетить до тебе.
Якщо ж вогонь буде відкритим - метелик згорить.




За чашкой чая.

Приятно вечером за чашкой чая 
беседовать с тобой, мой милый друг. 
так пробегут минуты незаметно, 
что грустно станет расставаться вдруг. 

Мы далеко, но, кажется что рядом, 
ты пишешь, а я слышу голос твой. 
как хорошо и лучшего не надо, 
поговорить о чем-нибудь с тобой. 

О жизни, вечном, счастье и судьбе, 
о мире, о любви и пониманье. 
о горе и конечно состраданье, 
о том, что наболело, о душе... 

Ты все поймешь, оценишь, дашь совет, 
мне просто так с тобою и спокойно. 
что не могу найти я тут покоя, 
пока я здесь, а рядом тебя нет.

Источник: https://www.chitalnya.ru/work/154925/

Мне нравится тебя касаться...

Мне нравится тебя касаться,
как мотылёк касается цветка.
легко и нежно обниматься,
как будто это на века.

Мне нравится тебя касаться,
мне нравится тебя любить,
по долгу в губы целоваться,
в словах тебя боготворить.

Мне нравится тебя касаться,
как воздуха вдыхаешь,
а потом, закрыв глаза, мечтаешь
вновь с тобою рядом оказаться.

Мне нравится тебя касаться,
губами нежно рук твоих,
мне сложно в этом признаваться,
мне нравится тебя касаться....

Подарю тебе месяц!


Нету звезд? -- тогда я подарю тебе месяц!

Фильм Кевана Отто "Вопрос веры"




год 2017
страна США
режиссер  Кеван Отто
сценарий  Ty Manns
продюсер  Лиза Вашингтон, Анджела Уайт, Элизабет Хэтчер-Трэвис
оператор Чейз Боуман
композитор  Nelson Jackson
художник  Шона Уильямс
монтаж  Шон Олсон
жанр  драма,слова
премьера (мир ) 29 сентября 2017
продолжительность 104 мин.







Краткое содержание:

Драматический фильм «Вопрос веры» - это рассказ о нескольких персонажах, столкнувшихся с серьезными трудностями, горем и трагедией. Внезапно жизни всех героев сталкиваются, приводя их к непростому выбору. Сначала Мария случайно наезжает на автомобиле на Эрика, а после этого Мишель выясняет о проблемах со своим здоровьем, что приводит к потере мечты. Все три семьи оказываются на перепутье, ставя под сомнение свою веру. Но всё это подталкивает их к тому, чтобы каждый из них открыл для себя Бога, любовь и милосердие.







В главных ролях: 

Ричард Т. Джонс,Ким Филдс,Си Томас Хауэлл,Т.С. Сталлингс, Джэси Веласкес, Грегори Алан Уильямс, Рене О’Конно, Донна Биско,Эмбер Томпсон, Карен Валеро.







Отзывы.

Отличный, сильный фильм, бросающий вызов и дающий серьёзно задуматься над многими духовными вопросами. Назидательно и полезно!







Информация была взята с сайтов Goodfilm.top и God-tv.ru
Счать бесплатно и без регистрации можно здесь




Нет ничего, кроме того что есть.

Жизнь очень странная штука. Ни одна точка зрения не позволяет понять полностью что-либо в этой жизни, включая самого себя. Казалось бы, все просто, и ты точно знаешь, что именно и как именно нужно делать, но нет, не получается, уходит в сторону, запутывается, перемешивается и в конце концов, мы сами же объясняем себе, что мы делали одно, а получили другое. Как так может быть? Бессознательное руководит нами? Или мы реально мало что понимаем в том, в чем мы понимаем все? А может быть это просто пустая трата времени, разбираться во всем этом вместо того, чтобы спокойно выпить, закусить и поговорить со стратегическим партнером по спиртоперерабатывающему холдингу. Да и о чем говорить, я не знаю.

Оглянись и подумай, что в принципе тут есть, что можно действительно назвать своим в этом мире гипертрофированных представлений о свободе. Вокруг нас миллионы вещей, домов, людей, идей и такое же количество неотвеченных сообщений с темой «кто мы с тобой друг другу?». Иногда можно почувствовать это щемящее чувство отстраненности, характерное тебе во всем, и бережно оберегаемое твоим социальным инстинктом выживания. Твое отношение можно измерить внезапно проявившимся ликом святого на стене церкви, он есть – есть интерес, его нет – есть только слепая вера в его существование без какого либо подтверждения и действий.

И при всем при этом, мы отчаянно бьемся за право быть понятыми и за право понимать других. Как можно расценить это стремление в отсутствии реального интереса не только к персоне, но и ко всему, что есть в принципе, кроме себя. Маниакальность? Способ защитить себя от осознания своей отстраненности или как инстинкт самосохранения в толпе? Не может ли ареал нашей жизни быть сам по себе смертоносным для нас и, перенимая от него угрозу смерти, мы стремимся перекрыть эту угрозу своей экспансией жизни в мир. Баш на баш, смерть на жизнь, страх на страх. И тогда мы и правда остаемся с тем, с чем были изначально – только со своими чувствами. Возможно, вся наша жизнь сводится к тому, чтобы конвертировать наши чувства в вещи. Чем осознаннее чувства – тем меньше вещей, чем болезненнее переживания – тем ярче и гуще внешняя оболочка. И тут нет смысла выводить формулу «хуже-лучше», это все суть одно и то же, просто в разном направлении, в любом случае есть лишь только видимость.

Ведь разрешено все то, что не запрещено, а запрещено все, что непонятно и неподконтрольно. Какую возможность выбрать зависит от тебя и от чего-то еще, ведь ты тоже, в некотором смысле, порождение чего-то и не появился тут по своей воле. И это тоже можно оспорить, но пусть лучше оно будет так, иначе мы перейдем на уровень лучезарной инфантильной фантазии о своем всемогуществе при этом не в состоянии успокоить соседа с громким телевизором за стеной. Похоже, это что-то, что привело нас сюда, и есть то, что мы имеем и ищем одновременно, перебирая крупицы песка в ладони всю оставшуюся жизнь. Это может быть пугающе просто, если принять этот факт на веру, что в принципе и остается сделать. Не повелевать ничем и никем – это, пожалуй, самое наисложнейшее в жизни, ведь мы ищем, мы преобразуем наши чувства, мы выражаем свою боль в контроле, мы хотим узнать тут и теперь, что же это такое!?

Что такое жизнь и что в ней есть, кроме того, что мне кажется? Или Жан Бодрийяр был прав, это все просто одна большая галлюцинация одного огромного существа. И больше нет ничего.