хочу сюда!
 

LINA

35 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 30-43 лет

Заметки с меткой «совок»

1986

1.
- Играй, играй! Подавай.
На площадке из песка и солнца две полноценные волейбольные команды.
- Играй, играй! Не бойся. Вот так вот руки складывай,тогда будет лучше.
Песок под ногами приятно-зыбко неровный, каждое движение отдается фонтаном песчаных брызг, каждое падение наполняет организм кремний-органикой. Сплевываешь ее, отряхиваешь и снова в бой.
Олег экономный в движениях, пружинистый и вертикальный как античный бог физкультуры и спорта. Он - мастер спорта по волейболу, скромный и экономно-деловитый.
- Играй, играй. Вот так вот мяч принимай, тогда будет прицельней. Подавай, не бойся.
Когда песок оказывается повсюду: в волосах, в плавках, по всей поверхности потного тела, тогда все дружно и с разбегу забегают в воду. Фыркают, отплевываются. Мы - команда. Мы победили! Приятная прохлада обволакивает все члены, свежесть соленой морской волны бодрит и мобилизует. Вода придает сил и снимает усталость.

Нам по 16 лет и мы готовы рубиться на площадке без устали хоть целый день. Олег старше, ему 24 и он мастер спорта. Каждое движение пружинистое и точное, каждый удар предельно точен и красив. Из самого неудобного положения, самый безнадежный мяч - вот он - подан как на подносе, к сетке. Когда наступает очередь его подачи, на той стороне ее никто не берет. Подача хитрая, крученая, готовое очко. Одной рукой, двумя руками, нижний, верхний - все равно мяч обработан до предела. По сути Олег вытягивает игру всей команды в одно лицо. Но он не зазанается.
- Играй, играй. Спокойно, меньше бегай, я тебе навешу.
Снова, потные и радостные, мчимся к кромке прибоя, снова гигантскими шагами преодолеваем прибой и с разбегу плюхаемся в теплое мягкое брюхо Азовского моря.

На календаре июль 1986 года. Совок в самом его разгаре.
"Лето, ах лето!
Лето звездное, звонче пой!
Лето, ах лето!
Лето звездное, будь со мной!
нана-нана, нана-нана, нана-нананана"

2.
На пляж опустился вечер. С соседних баз раздается:

"Ночь - черная река
длиной на века.
Смотри как эта река широка.
Если берега - 
закат и расвет,
То будто дальнего берега нет."

песню прерывает:

"Эта ночь
сон уносит прочь, 
эта ноочь...
Эта ночь
сможет нам помочь -
эта ноочь"

Мы сидим на пляжной лавочке вдыхая соленый пряный бриз. Два Игоря - я и мой друг, тоже Игорь. Между нами очаровательная хрупкая веселая Оля. Она сама напросилась сесть между тезками чтоб загадать желание. Есть такая народная примета - садишься между людьми с одинаковыми именами, зажмуриваешься и загадываешь самое заветное. По поверью оно обязательно сбудется.

"Она идет по жизни смеясь,
Она легка как ветер,
Нигде на свете
Она лицом не ударит в грязь.
Испытанный способ
Решать вопросы -
Как-будто их нет,
Во всем видеть солнечный свет"

- А я могу колесом пройтись. Смотри! А теперь сальто!
Хоп - и я весь в песке. Вытряхиваю его из шевелюры. Все смеются.
- А я могу прям тут на зонтике подтянуться. 15 раз! Глядите!
Игорь легко и непринужденно подтягивается 15 раз. Все считают.
- А я хожу на балет, в балетную школу хожу.
Оля увлеченно рассказывает про трудности и радости балетных репетиций.
Мы раскрыв рты внимаем девичьему щебету. Ничего себе, настоящая балерина из большого мира! С ума сойти!

"Она идет по жизни смеясь.
Встречаясь и прощаясь,
Не огорчаясь
Что прощанья легки, а встречи на раз.
И новые лица
Торопятся слиться
В расплывчатый круг
Как-будто друзей и подруг"

Вечер мягко обволакивает нашу тесную посиделку, смягчает ее, постепенно делает ее тихой. Шелковый шорох ночного бриза будто приближает нас друг к другу. Ночь навевает мысли о лирическом, о возвышенном и серьезном. Никто не дурачится, все умолкли и думают свои мысли.
- А у нас одна девочка сломала позвоночник. Полгода не ходила ногами, Лежала все время. Мы ее дома проведывали, всем классом.
- А я однажды утопленника видел, настоящего.
 А я сам однажды чуть не утонул, зимой, на льду. Провалился короче и меня начало затягивать под лед.
- Бррр... страшно наверное было?
- Очень.

"Она идет по жизни смеясь.
В гостях она как дома,
Где все знакомо
Удача с ней, жизнь удалась"

Не знаю как Игорю, а мне внезапно остро захотелось остаться с Олей наедине. Взять ее за ручку и хорошенько помолчать вдвоем. Просто посидеть и подумать в унисон о чем-то важном или ни о чем. Скорей всего у Игоря тоже возникло такое желание. Ведь мы давно были друзьями и знали друг друга до самого донышка. Возникла легкая рябь какая бывает между мальчиками когда между ними встает девочка. Одна девочка два мальчика - старая как мир проблема классического треугольника.

Наверное только в 16 лет можно думать такие тяжелые мысли, которые способны накренить мальчишескую дружбу и перекосить отношения. Но только в 16 лет можно легко пожертвовать чем угодно ради дружбы.

3.
Эта ночь - последняя. Наутро нам уезжать домой, а Оля только сегодня приехала. Заезды не сошлись по времени как это иногда бывает, звезды не сошлись. Эта ночь единственная и неповторимая. Она действительно никогда-никогда больше не повторится. И Олю мы больше никогда-никогда не повстречаем снова. От этого обстоятельства мысли становятся обжигающе-грустными и угнетающе-тяжелыми.
НИ-КОГ-ДА, блин, слово-то какое безнадежное...

В 1986 году нельзя было взять телефончик, записать электронный адрес или еще как-нибудь смягчить, закруглить обрыв, которым итожатся случайные встречи на берегах Азовского моря. В 1986 году никто не имел возможности впоследствии отправлять ничего не значащие СМСки, электронные письма и фоточки. В 1986 году никто не елозил последствия и послевкусия, все было беспощадно всерьез, без дублей. Знакомства и отношения обрывались всерьез и насовсем, как смерть.
Лето 1986 года кончалось именно так. Сползая в август, за которым обрыв осени и грядущий конец детства. На этом скользком спуске не было ни ступенек ни карманов безопасности чтоб приостановить или хотя бы замедлить скольжение. Я отчетливо понимал происходящее, остро переживал и интенсивно думал тяжелые мысли с острыми краями.
Мысли перекатывались, мысли ранили внутренние поверхности и недра, мысли бились током, вспыхивали и искрили.

Эй, а нельзя ли сесть между Прошлым и Будущим, зажмурить глаза и крепко-накрепко пожелать самого вожделенного, самого сокровенного!
Нельзя? Почему? Ведь они тезки - Прошлое и Будущее, ведь они по сути одно непрерывное неразделимое целое.
Мне ведь совсем немного нужно, у меня ведь желание крохотное совсем.
Просто задержать ненадолго ту ночь в июле 1986 года, повторить ее "на бис" и перепрожить еще разок хотя бы.
Ну и песню перепропустить через себя на тех же частотах что и тогда.


 Ну и красненьким, модненьким в те времена:
Барбосы! А у вас есть похожая фотография самых лучших и самых острых моментов вашей никчемной жизни?
Есть слайды или видео, которые не стыдно пропустить через внутренний метальный проектор?
Есть чего боженьке показать перед тем как он начнет расщеплять вашу личность когда придет срок потрошения?!

Цікаво, чи ідентифікували отруту, якою отруєно Скрипаля...

После окончания Второй мировой войны общественность ужаснула вскрывшаяся правда о врачебных экспериментах нацистов в концлагерях. Основные экспериментаторы были казнены, а имя доктора Менгеле стало нарицательным. В СССР тоже были свои учёные-садисты, проводившие свои эксперименты на живых людей, тоже, как и в Германии – в основном на заключённых концлагерей.

В отличие от Германии, их имена не то что не стали именем нарицательным, но даже по-настоящему эти люди не были осуждены, а их «работа» считалась простой службой на благо НКВД/МГБ, а значит – и всей страны.Один из таких советских экспериментаторов-садистов
Григорий Майрановский.

Григорий Майрановский (1899-1964), обучался в Тифлисском университете и потом во 2-м Московском медицинском институте, который окончил в 1923 году. С1928 года был аспирантом, научным и старшим научным сотрудником Биохимического института им. А.Н.Баха, а в 1933-1935 годах руководил токсикологическим отделом того же института; в 1934-м назначен заместителем директора института. В 1935 году Майрановский перешел во Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), где по 1937 год заведовал секретной токсикологической спецлабораторией.

В 1938-1940 годах он был старшим научным сотрудником отдела патологии терапии ОВ (отравляющих веществ) и одновременно начал работать в системе НКВД. С 1940 года до момента ареста (13 декабря 1951 года) Майрановский целиком отдавал себя работе в «лаборатории смерти», стал полковником госбезопасности, доктором медицинских наук, профессором.

Работа лаборатории Майрановского определялась Положением, утвержденным правительством, и приказами по НКВД-МГБ. Непосредственно работу курировал министр госбезопасности или его первый заместитель. За время существования этого засекреченного объекта у него было несколько названий: Лаборатория №1, Лаборатория №12, Лаборатория X, Камера.

Основная цель лаборатории состояла в поиске ядов, которые нельзя было бы идентифицировать при вскрытии. Яды и способы их применения испытывались на заключённых.

Лаборатория размещалась в угловом доме по Варсонофьевскому переулку, где было отгорожено пять отсеков, на дверях которых были смотровые глазки. Действие каждого препарата, как правило, опробовалось на 10 «подопытных». За мучениями жертв, не умерших сразу, экспериментаторы наблюдали в течение 10-14 дней, после чего их добивали.

В конце концов был найден яд с требуемыми свойствами — «К-2» (карбиламинхолинхлорид), который убивал жертву быстро и не оставлял следов. Для проверки надежности яда К-2 была проведена «независимая экспертиза»: труп одного из отравленных этим ядом был доставлен в морг института им. Склифосовского, и там патологоанатомы произвели обычное вскрытие. Диагноз ничего не подозревающих врачей был однозначный: человек умер от острой сердечной недостаточности.

В 1942 году Майрановский обнаружил, что под влиянием определённых доз рицина «подопытный» начинает исключительно откровенно говорить, и получил одобрение руководства НКВД-НКГБ на работу по «проблеме откровенности» на допросах. Два года ушло на эксперименты по получению «откровенных» и «правдивых» показаний на допросах под влиянием медикаментов. Допросы с использованием медикаментов проводились не только в лаборатории, но и в тюрьмах Лубянки №1 и №2. Оценивались и способы введения ядов в организм жертвы. Сначала яды подмешивались к пище или воде, давались под видом «лекарств» до и после еды или вводились с помощью инъекций. Было опробовано и введение яда через кожу — ее обрызгивали или смачивали ядовитыми растворами.

Проверялась возможность использования колющей трости и стреляющей авторучки. Из доклада старшего следователя МГБ Молчанова в Прокуратуру СССР в 1953 году следует, что по заданию Берии «Майрановский до конца 1949 года занимался разработкой вопроса об отравлении пылеобразными ядовитыми веществами через вдыхаемый воздух».

Трудно назвать общее число жертв экспериментов врача-садиста с ядами, проводимых в лаборатории; разные источники называют цифры от 150 до 300 человек. По утверждению полковника КГБ Владимира Бобренева, имевшего доступ к следственным делам Берии, Судоплатова и Майрановского, часть жертв составляли уголовники, но большую часть — проходившие по статье 58. Среди жертв также были немецкие и японские военнопленные, польские граждане, корейцы и китайцы.Бобренев указывает, что по меньшей мере четверо немецких военнопленных в 1944 году, а в конце 1945 года ещё трое немецких граждан были «использованы» для экспериментов.

Последние трое были антифашистами-политэмигрантами, бежавшими из нацистской Германии; они умерли через 15 секунд после летальных инъекций. Тела двух жертв были кремированы, третье тело было доставлено в институт скорой помощи им. Склифосовского. Патологоанатомическое вскрытие показало, что покойный умер от паралича сердца; следов яда патологоанатомы не нашли.
Японские военнопленные, офицеры и рядовые, а также арестованные японские дипломаты использовались в экспериментах по «проблеме откровенности».

Судоплатов позднее писал: «Проверка, проведённая еще при Сталине, после ареста Майрановского, а затем при Хрущеве в 1960 году в целях антисталинских разоблачений показала, что Майрановский и сотрудники его группы в 1937-1947 годах и в 1950 году привлекались для приведения в исполнение смертных приговоров и ликвидации неугодных лиц по прямому решению правительства, используя для этого яды».

Судоплатов в своих мемуарах заявлял, что ему известно о четырех фактах ликвидации «опасных врагов» Советского государства, в которых принимал участие Майрановский. В этих операциях участвовал и сам Судоплатов. Это были А.Я. Шумский — один из руководителей украинского националистического движения, Теодор Ромжа — архиепископ украинской униатской церкви в Ужгороде, Самет — польский еврей, установивший контакты с англичанами и намеревавшийся эмигрировать в Палестину, и Исайя Оггинс — американский гражданин, исполнявший задания НКВД за рубежом и арестованный по подозрению в двойной игре. Судоплатов высказывает предположение, что Майрановский мог быть использован также и в ликвидации Рауля Валленберга. Он пишет: «Валленберг был переведён в спецкамеру «Лаборатории-Х», где ему сделали смертельную инъекцию под видом лечения.

Медслужба тюрьмы не имела ни малейшего представления об этом, и его смерть была констатирована в обычном порядке. Однако министр госбезопасности Абакумов, очевидно, осведомленный о подлинной причине смерти Валленберга, запретил вскрытие тела и приказал кремировать его».Судоплатов также упоминает о других случаях, когда спецагент Эйтингон (который свободно говорил на нескольких языках) приглашал иностранцев на специальные квартиры МГБ в Москве, где их ждал с «осмотром» «доктор» Майрановский.

Судоплатов повторял, что всё это происходило по прямому указанию высшего руководства ВКП(б) и членов правительства.Известны имена сотрудников лаборатории: это помощник Майрановского А.Григорович, химик В.Щеголев, руководитель бактериологической группы профессор (с 1948 года академик ВАСХНИЛ) С.Муромцев, фармацевт В.Наумов, Кирильцева, Маг, Дмитриев, Емельянов, Щеглов. Сотрудники МГБ М.Филимонов, Н.Эйтингон и Ф.Осинкин присутствовали при экспериментах и участвовали в них. К постановке экспериментов привлекались также учёные — заключенные Аничков и Горский.«Специфика» работы лаборатории «давала свои плоды»: Филимонов начал серьезно пить после 10 «экспериментов», а Муромцев не смог продолжать работу после 15 «опытов».

В своём прошении о реабилитации, посланном на имя генерального секретаря ЦК КПСС, Майрановский писал, что из-за стресса сотрудники Щеголев и Щеглов покончили жизнь самоубийством, Филимонов, Григорович и Емельянов превратились в алкоголиков или заболели психически, а Дмитриев и Маг стали неработоспособны.

После окончания войны Майрановский и два других сотрудника лаборатории были командированы в Германию для розыска немецких специалистов по ядам, экспериментировавших на людях. Однако достижения нацистских учёных в этой области оказались более скромными, чем у советских.

В 1946-м, после ухода с поста заведующего лабораторией, Майрановский под руководством Судоплатова и Эйтингона стал «трудиться» в «Управлении спецопераций» в качестве палача, орудием убийства у которого были яды. В 1951 году Майрановский вместе с Эйтингоном, Райхманом, Матусовым и А.Свердловым (сыном Якова Свердлова) были арестованы и обвинены в незаконном хранении ядов, а также в том, что они являются участниками сионистского заговора с целью захвата власти и уничтожения руководителей государства, включая Сталина.

Следователям удалось выбить необходимые признания у Майрановского (он отказался от них в 1958 году) и у заместителя начальника секретариата Абакумова — Бровермана. Сам Майрановский на допросах 6 и 7 августа 1953 года подробно рассказал, какие яды он испытывал на заключённых. В списке полтора десятка наименований, от неорганических соединений мышьяка и таллия, цианистых калия и натрия до сложных органических веществ: колхицина, дигитоксина, аконитина, стрихнина и природного яда — кураре.

Как увлечённый естествоиспытатель, Майрановский не мог не поделиться со следователем «своими открытиями» и впечатлениями. Он подробно рассказывал о картине отравления тем или иным ядом. Например, о том, что наиболее мучительной была смерть от аконитина, которым он отравил десять человек: «Должен сказать, что мне самому становится жутко, когда я вспоминаю всё это».

Ему был задан вопрос и об опытах с отравленными пулями. При таких опытах в подвале присутствовали Майрановский, Филимонов, Григорович, Блохин (сталинский палач-рекордсмен) и его работники из спецгруппы. Применялись облегчённые пули, внутри которых был аконитин: «В Варсанофьевском переулке, в верхней камере мы проделали опыты, кажется, на трёх человеках. Потом эти опыты проводились в подвале, где приводились приговоры в исполнение, в том же здании Варсанофьевского переулка. Здесь было проведено опытов над десятью людьми. Производились выстрелы в «неубойные» места разрывными пулями. Смерть наступала в промежуток от 15 минут до часа, в зависимости от того, куда попала пуля. Стреляли в «подопытных» Филимонов или кто-либо из спецгруппы.

Все случаи при применении отравленных пуль кончались смертью, хотя я вспоминаю один случай, когда подопытного достреливали работники спецгруппы. И был случай, когда пуля остановилась у кости, и подопытный её вытащил». Майрановский вспомнил также об опытах с отравленной ядом подушкой, что вызывало сон, и о том, как подопытным давали большие дозы снотворного, что приводило к смерти.Его дело рассматривалось Особым совещанием при министре госбезопасности. Майрановского приговорили к 10 годам лишения свободы за незаконное хранение ядов и злоупотребление служебным положением. Срок наказания он отбывал во Владимирской тюрьме.

По иронии судьбы в той же тюрьме содержался и нацистский коллега Майрановского, один из самых страшных врачей-экспериментаторов Освенцима Карл Клауберг. Вместе с другими военнопленными он был освобожден в 1955 году, вернулся в Германию, где открыл собственную врачебную практику. Он не только не скрывал своего участия в «медицинских» экспериментах по стерилизации женщин в Освенциме, но даже широко рекламировал их. Он был вновь арестован и в 1957 году умер в Кильской тюрьме, ожидая нового процесса.

Находясь в тюрьме, Майрановский боролся за своё освобождение и написал несколько писем на имя министра госбезопасности С.Игнатьева, а позднее — Берии. В феврале 1953 года он писал Берии: «Я обращаюсь к Вашему великодушию: простите совершенные мною преступные ошибки. У меня есть предложения по использованию некоторых новых веществ: как снотворного, так и смертельного действия; в осуществление этой вполне правильной Вашей установки, данной мне, что наша техника применения наших средств в пищевых продуктах и напитках устарела и что необходимо искать новые пути воздействия через вдыхаемый воздух.

Мы яды давали через пищу, различные напитки, вводили яды при помощи уколов шприцем, тростью, ручкой и других колющих, специально оборудованных предметов. Также вводили яды через кожу, обрызгивая и поливая её».В письме из Владимирской тюрьмы в апреле 1953-го он писал: «Моей рукой был уничтожен не один десяток заклятых врагов Советской власти, в том числе националистов всяческого рода (и еврейских) — об этом известно генерал-лейтенанту Судоплатову» — и заверял Берию: готов выполнить «все Ваши задания на благо нашей могучей Родины».

Меркулов, будучи арестованным, на допросе признал, что лично давал разрешение Майрановскому на применение ядов к 30-40 осужденным, пояснив, что никто, кроме него и Берии, не мог давать таких разрешений.На допросе 27 августа 1953-го Майрановский показал, что участвовал в операциях по устранению людей в ходе тайных встреч на конспиративных квартирах.

Задания получал через Судоплатова. Обсуждение предстоящих акций проходило у Берии или Меркулова и во всех случаях в обсуждении принимал участие Судоплатов, а иногда Эйтингон и Филимонов. Как пояснил Майрановский, «мне никогда не говорилось, за что то или иное лицо должно быть умерщвлено, и даже не назывались фамилии».

Майрановскому организовывали встречу с потенциальной жертвой на конспиративной квартире, и во время еды и выпивки, как он пояснил, «мною подмешивались яды», а иногда предварительно «одурманенное лицо» убивал посредством инъекции. Как сообщил Майрановский, «это несколько десятков человек».

После освобождения в начале 1962 года Майрановскому было запрещено жить в Москве, Ленинграде и столицах союзных республик. Последние годы жизни он работал в НИИ в Махачкале. В 1989 году сыновья Майрановского попытались вновь подать прошение о посмертной реабилитации их отца, но им отказали.

Ольга Барталева ©

Убить дракона или формула любви. Риторический вопрос.

Убить дракона или формула любви.
Риторический вопрос.



В защиту эСэСэСзРовцев, совковцев и прочих любителей советского наследия. Невзирая на лица и рейтинги.

Вот те, кто хают и поливают дерьмом те времена, когда были возможны фильмы "Формула любви", "Тот самый Мюнхаузен" и "Убить дракона". 

Впрочем, "Убить дракона" - пример явно неудачный. А вот "Формула любви" или Мюнхаузен - назовите хоть один аналог из капиталистического кино, основанного на кассовом сборе. Хоть один... Впрочем, если и будет парочка, то исключения только подтверждают правила. 

Кто из японцев или корейцев (ну хорошо, пусть французов или датчан) поймет формулу любви? Никто. А если и поймет, то исключения лишь подтверждает правила.

При всем том - коммуняк, сталинов, лениных и прочих бериев-ежовых-андроповых - ненавижу лютой ненавистью. А вот Брежнева - люблю.

Но!!! Ведь в то время был целый огромный мир, где все дышали чем-то общим. Кроме тех, что сидели в лагерях (но и там тоже дышали общим). Ну пусть не все, но исключения, только подтверждают...

Сможет ли иностранец (тот, кто не вырос в СССР) понять фильм "Формула любви"? 
Риторический вопрос.
Map

Некоторые мысли о ментальности, или "Шо делать с отравленными?"

     Мы все отравлены совком и русским миром, и это чувствуется, осознается и видится, как только ты на время вырываешься из родной среды. Другие, они как бы легче, живее и веселее. Они стремятся больше жить, чем бороться, а если борются, то делают это тоже чуть-чуть или совсем по-другому. И это разлито в воздухе и пропитано в ментальности.
     И чем географически ты расистее, тем Мгла темнее. То ли университеты с почти с тысячелетней историей, то ли римское право, разлитое по всей Европе, то ли рыцари и их дамы, то ли Альпы и Средиземное море ...
      Украина с трудом отрывается от Мглы. Даже Одесса - южный, портовый, веселый город - тоже отравлена, хотя она глотала эту отраву всего-то 200 лет с небольшим, из которых 50 лет ее золотого века были не совсем русскими, а скорее всего, почти американскими. И даже вино тут пьется по-другому. Одна и та же марка, но выпитая на Солнце Средиземноморья и, даже, в Одессе))) - это "две большие разницы", как здесь говорят.
      Шо делать с отравленными? Безвиз, социальные сети, открытость миру, английский язык и искоренение совкового одноклеточного мышления и поведения может и поможет, тем кто родился после 2000-ных...
(Марк Гордиенко, руководитель Ради Громадської Безпеки)

     Вобщем, как мне думается, тут нужно надеяться только на универсального лекаря. ВРЕМЯ. Оно необходимо, чтобы следы совка вытравились у нас из сознания, подсознания, печенки, селезенки и каждой нашей клеточки. Время и новые поколения! Кто-то думает иначе?..

знову тема сирисири

Шукала матеріал для "еротики", а знайшла оце


Чудова стаття!

Ось маленька цитатка

«…Однажды я приобрел баночку с надписью «Обед» и поджарил ее содержимое с картошкой, луком и чесноком — получилось вкусно. Наутро приятели сказали мне, что я съел куриные консервы для кошек. Но они были вкусными! Они были лучше тех консервов для людей, которые и сегодня делают в России!..»

«…»Макдональдс» для вас — название шикарного ресторана…»
«…В новогоднюю ночь вы мужественно боролись со сном, чтобы в 3 часа посмотреть «зарубежную эстраду»: телевидение ГДР, Марылю Родович, Карела Готта и итальянцев…»

«…Вы хоть раз предъявляли дневник комсомольскому патрулю у входа в кинотеатр…»
«…Копченую колбасу нужно отрезать тонким-тонким, до прозрачности, слоем — в следующий раз вы увидите ее через полгода…»
«…Самый крутой магазин в городе — комиссионка, потому что там стоит импортный двухкассетный магнитофон…»
«…Кроссовки «советский адидас» — это круто. Их носили чуть не с нарядными платьями…»
«…Вы помните как в восьмидесятом — только на время Олимпиады — появились маленькие упаковки сока с трубочками, новозеландское масло в яркой упаковке и финские джемы в школьной столовой. Упаковки сохраняли, пытаясь дать им вторую жизнь…»

День ватника

Уже скоро :)



День Ватника.

- Саша, может быть, всё-таки наденешь его? — Грустно спросила жена.

- Нет. — Твёрдо ответил Александр Иванович. — У нас демократия.

Он накинул плащ и вышел на апрельскую улицу. Стоял солнечный, но прохладный день. И все прохожие были в ватниках. Пожилые, молодые. Дворник-узбек в ватнике поверх оранжевой формы пытался стричь траву, которая ещё не выросла. Священник близ храма говорил с прихожанкой, поправляя епитрахиль на ватнике. Постовой на перекрёстке рылся в багажнике машины, а рядом мялся кавказец — оба в ватниках, только у постового на ватнике поблескивали звёздочками погоны, а ватник кавказца украшен газырями — видимо, так он выражал почтение к своим дедам.

[ Читать дальше ]

Совок воскрес.

Viktor Zhuroff перепечатал из www.facebook.com сегодня в 16:40
5 оценок, 14 просмотров Обсудить (11)

 

  Совок совершил ужасное дело: похоже, за время своей истории он истребил почти всех, кто мог бы воспринять свободу. Последний всплеск сопротивления — Новочеркасский бунт при Хрущёве. Когда потом появился шанс на свободу, воспользоваться им было уже некому. Воля к свободе осталась в Украине, в Прибалтике, в Грузии. Но не у нас, не у русских. У нас качество населения низведено ниже плинтуса. Оно не идёт ни в какое сравнение со сталинскими временами. Ибо тогда система всё-таки преодолевала сопротивление, с нею всё-таки боролись. Были крестьянские восстания, потом были власовцы. Был огромный пласт людей, ненавидящих Сталина и совок вообще. Недаром системе требовался ГУЛАГ. Сейчас он не нужен. ЭТОТ народ любит вождя и без ГУЛАГа. Страшное дело — рабство из-под палки. Но ещё страшнее — рабство без палки. Страшен совок в ватнике. Но страшнее совок на иномарке, в импортных шмотках, отдыхающий в Европе и притом ненавидящий Запад. Помнится, при совке власть обязывала хозяев личных домов вывешивать по праздникам красный флаг. Не вывесишь — будут неприятности. Сейчас никто никого не принуждает цеплять «колорадскую» ленточку на свой личный автомобиль — но цепляют все, сами цепляют, не замечая, как двусмысленно и даже комично этот круглогодичный «символ победы» выглядит на «мерседесе» или «фольксвагене».

  Этот нынешний добровольный неосталинизм, добровольный отказ от возможности быть свободным — гораздо страшнее атмосферы 30-х годов. Он знаменует полную деградацию, возможно, уже необратимую. Это вырождение как следствие мощнейшей антиселекции, отрицательной калибровки. В великом русском языке есть слово «люди» и слово «ублюдки». Как видите, они вроде бы созвучны, похожи друг на друга. Однако значение этих слов совсем разное. И корни разные — «люд» и «блуд» соответственно. Между этими двумя словами при всём их некотором созвучии — дистанция огромного размера. Такая же, как между русскими 30-х годов и нами, нынешними русскими. Там, в 30-х, были всё-таки люди.

  Начало перестройки было ознаменовано появлением знакового фильма «Покаяние» Тенгиза Абуладзе. Собственно, перестроечная критика сталинизма началась с него. Главный смысл этого фильма был не воспринят, он показался тогда слишком радикальным и даже нигилистическим. Сын выкапывает из могилы труп отца-тирана и выбрасывает его с горы куда-то в мир — на ветер, на вечный позор. О, как тогда, в пору выхода фильма на экраны, многие клеймили эту яркую сцену, как оскорблялись ею! Фильм стал своего рода «проверкой на вшивость», проверкой готовности общества к переменам, к перерождению. Он нёс в себе послание, которое не было услышано: нас может спасти только радикальное отречение от скверны. Подобное тому, что совершила Восточная Европа. Но это не произошло. Покаяние — а именно в этом состояло послание фильма — не состоялось. Фильм, повторяю, не был услышан, и само это слово — покаяние — стало по большей части вызывать раздражение и озлобление, и чем дальше, тем сильнее.

  Призывы к покаянию стали восприниматься как оскорбление национального и личного достоинства: «Кому, НАМ каяться?! Перед кем?? Да мы всех их спасли от фашизма!!». Сегодня тема покаяния, звучавшая в годы перестройки, окончательно перечёркнута великой темой «вставания с колен». Её венец — «Крымнаш». Законченный исторический цикл: от фильма «Покаяние» до фильма «Путь на родину». Мы вернулись-таки «на родину». Кто-то, вспоминая картину Абуладзе, сказал, что зловонный труп тирана теперь подобран и водружён на старый пьедестал. Не совсем так. Этот полуразложившийся труп наши современники притащили к себе домой и усадили за семейный стол. В его обществе пьют чай. С ним подобострастно беседуют, с ним советуются. И если у трупа вдруг отваливается голова, её с извинениями прилаживают на место.


Читать всем, кто грезит возвращением "совка", или Посвящается...


  ... выборам в российскую Госдуму, особенно, на территории оккупированного Крыма, где многие избиратели считают себя гражданами России.
     Если кратко. Тюрьма во Львове на Лонского, где органами НКВД до и после немецкой оккупации были убиты тысячи (никто точно не знает, сколько именно) людей. Все они приняли мученическую, с разнообразными изощренными пытками, смерть. Собственно, таких тюрем по территории бывшего совка много.
     Эти тюрьмы необходимо показывать тем, кто:
считает, что большевики и коммунисты чем-то сильно отличаются от фашистов;
считает распад СССР величайшей геополитической катастрофой;
говорит, что, дескать, не только плохое...
грезит восстановлением совка;
не желает ничего знать об этом;
говорит, что чекисты бывают хорошими;
голосует за них;
ставит памятники Cталину и его наркомам;
называет свои компетентные органы КГБ и МГБ;
верещит при сносе памятных знаков палачей, типа, это ж наша история.
Хотя бы на эти тюрьмы посмотрите!
(Вадим Довнар, журналист)

"Нова" пошта

Ми всі любимо ганити совок.  foo  І маємо для того вагомі підстави, аякжеж. dada   Та навіть хто й не має, але прагне розвитку та вдосконалення, той плюне за компанію і скаже: ото ниньки зовсім инша пара кальош! umnik
Але, в дійсности, той совок нікуди не подівся (і маю побоювання, що ще довго не подіватиметься wakeup) , бо боротьба із ним часто є лише майстерним його маскуванням. 
Хто ше при добрій пам'яти, і здатний  був оцінити ситуацию тоді, той , осмисливши тепер, легко побачить під ширмою гучної та яскравої реклями ту саму хитру морду(с) Тм
Ось Нова пошта, як один із пазлів.; відправили 22-го, - 25-го ще в путі. Щоб це почути, треба вистояти чергу (привіт,совокprivet) перед вісьмома віконцями з котрих п'ять прикраша табличка "технічна перерва" stena
Панове, а в чому, власне, новизна?.... hypnosis

Хто намагатиметься (безуспішно ) шукати виправдання типу свято, окремішній трафунок, заздалегідь отримає контраргумента: по-перше, ми , здається, увійшли в еру професіоналів, а по-друге, зайдіть в будь-який СУПЕР-пупер-маркет  і переконайтесь самі, що із 25 кас працює 5, біля котрих все та ж мила совковому серцю картина рєпіна "приплилі" smeh

Ну й традиційний опрос для визначення кількості об'єктивного і суб'єктивного елєкторату.
Пункт "я вірю наперекір усьому, що колись настане життя по-новому" писати в коменти podmig
..

11%, 3 голоса

11%, 3 голоса

63%, 17 голосов

4%, 1 голос

11%, 3 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.
Страницы:
1
2
3
4
6
предыдущая
следующая