хочу сюди!
 

Оксана

34 роки, козоріг, познайомиться з хлопцем у віці 55-62 років

Замітки з міткою «прошлое»

Ветер перемен

Импровизация на 5 заданных слов:
НЕМЫСЛИМО, ДОРОГА, БУРЕЛОМ, ЗВЁЗДЫ, ГЛАДЬ


В аллее чувств остался БУРЕЛОМ,
смело к чертям все высшие порывы:
повыползали прошлого нарывы –
глаголить начинают моим ртом.

На ЗВЁЗДЫ стало приторно глядеть,
морская ГЛАДЬ, увы, уже не гладит
мою щеку, которая в помаде
на целую целованную треть.

Не догоняет ветер перемен:
хотел он нас окликнуть, только тщетно.
Казалось, я любила безответно,
теперь уже уверена. В обмен

на долгий и счастливый крест пути
нам отдана ДОРОГА Препинаний
(где запятые круче содержаний),
с которой так НЕМЫСЛИМО сойти...

100%, 2 голоси

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Моя первая...

Из сайтов, что я почитываю, мне нравится «финансы.уа»: и полезно (про деньги), и смешно до отвращения (про Украину же! Хотя, будем справедливы, не они это всё «творят», они только отображают и аналитничают). Так там объявили конкурс рассказов «Моя первая работа и как я распорядился своим заработком (если он был)». И тут я подумал: «Тварь я дрожащая Блогер-заробитчанин я или писать умею?» И решил положительно. Участие в том конкурсе – под вопросом, но вам-то я расскажу как родным. :)

Первая запись в моей Трудовой книжке появилась в начале второго курса Универа. И была эта запись «дворник»! До сих пор горжусь. Серьёзно.

Дальше - на Дзене, для тех, кто не любит заборов и запретов (и умеет их обходить)

не хватает слов

...и что-то в душе кровит
и мне не хватает слов
приходится делать вид
а хочется делать любовь

А хочется как тогда
с разбегу, и брод/не брод
пусть падает на ребро
оброненный бутерброд

И ты говоришь "пока"
былого не удержать
изменчивы облака
поэтому мне не жаль

Но так не хватает слов
приходится делать вид
и силы черпать из снов
про время где нет обид

Отзвуки былых побед
чья память теперь хранит
и вроде ни смут ни бед
но что-то в душе кровит

Великая сушь

А вот почему все молчат о том, что нас в этом году ждёт пиздец какой неурожай? Осадков было очень и очень мало. Насколько я знаю, озимые почти все погибли, и их пришлось перепахивать.

Овощей-фруктов у нас уже давно своих нет – всё привозное. А вот экспортные зерновые потерять для нашей аграрно-сырьевой страны – тот ещё удар.

Какая-то бабка под моим подъездом громко возмущалась тем, что поехала в сэльо и всё пид воду заджала. Типа это какой-то подвиг. Между тем, поливное земледелие возникло ещё на рубеже мезолита и неолита.

Моя бабушка почти всю жизнь прожила в черешневом городе Мелитополе. Там с водой всегда было плохо. И мы носили с ней из колонки воду для полива. Носили эмалированными вёдрами на двенадцать литров.
«Под эту черешню двадцать вёдер».
«Под эту – тридцать».
Черешня, абрикосы, персики, виноград, яблоки. И розы. Много роз. Для бабушки розы и фрукты были маркером благополучия.
Дочь раскулаченного крестьянина с Урала. Из двенадцати крестьянских детей выжило трое. До старости дожила только она.

Вода в колонке была или рано утром, или поздно вечером.
Поливали дважды в неделю. Урожаю моей бабушки завидовали не только соседи, но и просто проходящие мимо. Потому бабушка держала двух цепных собак.

Такое.

Школоло

В школе мне было нормально. Потому я с удивлением смотрю на людей, которые вспоминают школьные годы или с лимбическим ужасом, или с трепетным придыханием.

В классе я был запасным лидером. Лидером среди середнячков. Мне всегда казалось непозволительной
роскошью тратить себя на всеобщую любовь и уважение. Быть активным лидером – это так утомительно.

На физкультуре я неплохо прыгал и бегал стометровку, но совершенно не умел подтягиваться, лазить по канату и вот это вот: десять кругов вокруг школы, где-то до третьего класса. В командных играх участвовал постольку поскольку. Вообще-то у меня было освобождение; я долго наблюдался у кардиолога из-за проблем с сердцем. Но и просто так сидеть в провонявшем потом спортзале на лавочке не хотелось. Потому, получается, любая физкультура была по желанию. По моему желанию. Итоговая оценка была чаще пять, чем четыре.

Меня не дразнили. Никакого буллинга. В школе у меня даже не было клички. У меня, худенького рыжего мальчика с заиканием по имени Антон не было клички. До сих пор удивляюсь, как так получилось.

И именно школа в лице двух учителей, информатики и рисования, определила мою будущую профессиональную деятельность как компьютерного дизайнера.

Учитель информатики – непростой советский негр – совершенно уникальный дядька. К нему и после школы вечерами ходили, и после выпуска. В своём кабинете и прилегающей каморке он чуть ли не жил сутками. Вместе курили, вместе выпивали. Выпивали чаще кофе, но иногда и портвейн.

Учитель рисования, ужасающе строгий, ненавидел, когда его предмет называли рисованием. Только изобразительное искусство. И он реально нам давал и рисунок, и акварель, и гуашь, и скульптуру. Мы делали кукол, мы осваивали шрифтовой и технический дизайн, петриковскую роспись, даже икебаны составляли. Но, повторюсь, строг и требователен был чрезвычайно. Настолько, что девочки, которые отличницы попой, а не талантом, боялись ходить к нему на уроки до слёз и уписивания.

Лучший друг всегда был один. За всё время учёбы они были разные, но всегда по одной штуке единовременно. И много знакомцев. Потом эту модель отношений в неизменном виде я перенёс на женщин.
Откровенных врагов как-то не припомню.

Дрался редко, но метко. Какие мальчиковые драки были в моё время? Взаимно потолкаться, взаимно схватиться за лацканы пиджаков, упасть, хорошенечко вываляться в пыли, траве и замереть, громка пыхтя, во взаимном удушающем. Но меня кто-то из отцовских друзей научил не заниматься этой всей ерундой, а сразу бить левой снизу в челюсть. Даже правильное место на челюсти показал. Ну я и бил сразу. На этом, обычно, конфликт исчерпывался. Смущало только то, что д'Артаньян бы первым не ударил.

Учился хорошо, всегда много читал. В одно время увлекался пиротехникой, в другое придумыванием комиксов, в третье – пёк тортики-печеньки. Вне школы плавал в бассейне «Динамо» и пел в хоре мальчиков «Крылья».
Как-то так.

Картье*

Не дарил мне колец,
иногда - бриллианты.**
Своенравен подлец,
а порою и крут.
Применял ко мне часто зло и эхо,
по простому пряник и кнут.
На любовь эпизодец вовсе не тянет,
трейдинг битва торговых систем.
Приручить, передать кому-нибудь хочет
любимейшую из схем.

* картье - название торговой стратегии
** бриллиант - паттерн технического анализа
____________
Етот подлец посвящал мне песТню

О сколько нам открытий чудных…

Вэдмэдына – так называли эту ягоду местные. Чем-то она похожа на ежевику, но светлее в красноту. И, когда  спелая – сладкая, почти без кислинки. Зато с горчинкой. Очень интересная ягода.

На входе в Старый лес её было так много, что отец даже варенье варил прямо на базе отдыха. Не впрок, а на сейчас поесть. Придешь с пляжа – ломоть свежего белого кирпичика, масло, это варенье сверху и запивать ледяным молоком. Фукакаягадость.

А лес реально старый, даже на квадраты не размечен. В бору, где боровики с тёмно-коричнево-бордовыми шляпками, все сосны стояли такой толщины, что мы вчетвером не могли обхватить. Мы – это я, мой отец, двоюродный брат и девушка. Моя девушка. Лет пять мне тогда стукнуло, что-ли. Ей – шесть.

Так вот, я нашоль. Эта ягода правильно называется – ежевика несская. Или куманика.

В прошлое...!

0.4.1.38.10. "В прошлое...!"

1к. Скоро отключат на*уй свет и станет дорога бумага, -
Народ вернется на сто лет, вот это будет супер шняга...
Компьютеров не будет уж, и остального, слышишь, хлама, -
Ведь электричеству конец, вернется книжная программа.

2к. Книги опять станут в цене, ведь это пища для ума,
Поэтому их покупать - снова настанут времена.
Книги, еда, одежда, обувь и керосиновые лампы...,
А остальное - ерунда, и нам не нужны будут штампы.

3к. Любить друг друга будут ночью, ведь днём все будут вновь пахать -
На земле вновь будут трудиться: сеять, сожать, копать и убирать. -
Вернутся снова все в село, приобретут все огороды,
Держать коров все захотят, как я держу какие годы...

4к. Скоро отключат на*уй свет - народ вернется на сто лет.
Быстрей бы это наступило, ведь я - пашу, а люди - нет.
Меня не то, что душит жаба, просто жены у меня нет,
Всё потому что девки в город все уе***и на сто лет.

Припев:
В прошлое - пора всем в прошлое,
Ведь настоящее - уж очень пошлое.
Людям энергию некуда девать, -
Приходится х***й им всем страдать.

Я тебе построю замок…

В детстве я очень любил строить замки из песка. Не фигуры акул, крокодилов или голых баб, а замки.
В то время мы каждое лето проводили на базе отдыха под Киевом. Тогда еще реки не поворачивали в Среднюю Азию, и мимо базы текла полноценная Десна. Потом её спрямили, сейчас там «старик» – старое русло. Которое с каждым годом всё больше зарастает и заиливается.

Но я не об этом. Река – это судоходство. Баржи, катера, «Ракеты» там всякие, да и моторных лодок хватало. После прохождения любого моторизированного плавсредства шла волна. Волны подмывали мои замки. Замки с башенками как у Гауди, хотя про него я тогда и слыхом не слыхивал.
Делались башенки так: набираешь в руку водно-песчаную эмульсию и льешь тонкой струйкой. Получалось что-то красиво-ажурное.

Другие поступали проще – вырывали в паре метров от кромки воды яму. Рыли или на глубину, где проступала вода, или просто напускали через каналец. На глубине двадцати сантиметров начинался серо-черный вонючий песок и глина. Вот из этого и строили. Фигуры акул, крокодилов и голых баб.

Мне плюхаться в этом теплом говнище было неприятно до брезгливости, я строил у кромки воды. Потому пришлось рано освоить технологию армирования и механику волноломов. Делал фундамент, армировал его водорослями, травой и прочим камышом. Волноломы лучше всего получались из живых пресноводных жемчужниц. Но они всё норовили уползти. Из их пустых раковин получалось хуже, но зато стабильно.

Это всё мне картинка напомнила:

И музыка.
Сторінки:
1
2
3
4
5
6
7
8
33
попередня
наступна