хочу сюда!
 

Marina

39 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 38-50 лет

Заметки с меткой «сучасність»

Андроїд і безисходность

Софт для андроїд-пристроїв буває двох типів - безплатний, але з рекламою, і платний, тому (мабуть) без реклами. У будь-якому разі юзер, розбалуваний торентами і ад-блоком на компі, так би мовити, страчує - ти або дивишся рекламу, або платиш, щоб її не дивитись. Якось це можна заблокувати. Хакнути. Однак це складно і можна пошкодити свій улюблений крутезний китайський бюджетник. Тому доводиться або дивитись рекламу, або платити. Є третій варіант - не користуватись гаджетом. Забити на високі технології і жити, як жили наші батьки. І гарно ж жили, вон в совєцьком союзє всьо харашо било, ковбаса дешева і білі тапочки за 2.20... Але чи можливо жити без гаджетів зараз? Відмовитись від телефону? Відповідь: ні. Якщо хочете бути повноправним членом суспільства, бути в курсі новин і тримати контакт із собі подібними, вам потрібен гаджет. Бажано відносно сучасний, бо користуючись класичною "дзвонилкою", яка не підтримує Вайбер, можете потрапити в халепу, бо ваші колеги розіслали важливе повідомлення по месенджеру, а те, що у вас такого немає, нікого не хвилює. Ти або в цифровій ері, або не живеш взагалі. Це схоже на клітку з віртуальними, але міцними стінами, яких нам, схоже, уже не зруйнувати. Тому дивись рекламу, купуй новий телефон, підписуйся на канал - іншого виходу в тебе все одно немає

Що до сучасної енергетики: взяв з коментаря на Facebook

Longin Lisetski: "Десь біля 2000 року я викладав в Харківському політехнічному курс "Відновлювпні джерела енергії", який я читав за західною монографією 1980-го року. Зараз дивлюсь - а нічого реально нового з тих часів так і не з'явилося! Революція в інформатиці, але повний застій в енергетиці. Путін і король Салман ібн Абд-ель-Азіз - господарі світу!"
Простіше кажучи, Facebook, I.UA без електроенергії, яка як вироблялася, так і виробляється зараз за технологіями минулого, або навіть позаминулого, сторіччя, так і виробляється. За цей час з принципово нового в енергетиці з'явилася лише атомна. Але й там свої проблеми. 

Там из людей сделали живых зомби, и продолжают уничтожать.

(видео прилагается ниже)

 

Колумбия, Богота, район Бронкс.

Бронкс – самый криминальный район Колумбии. Такая себе изоляция от цивилизованного общества.

 

Ведущая программы «орел и решка» Регина специально нанимает автомобиль убитого наркоторговца, чтоб кое-кого позлить и показать во всей красе.

Слова ведущей: «Богота не тот город, где стоит мозолить глаза показной роскошью. Тут БЕЗОПАСНЕЙ ездить на машине, которая останется НЕПРИМЕТНОЙ в любом районе. Кстати, этот мой водитель единственный в городе согласился прокатить по всем районам города и даже по самому опасному.

Прямо в центре Боготы есть районы, который местные обходят десятой дорогой. Потому, что там их могут ограбить, изнасиловать и убить. Мой водитель единственный, кто согласился отвезти меня в район Бронкс.

В туристических проспектах такого не найдешь» - комментирует ведущая наблюдая позорно павшее общество Бронкса.

«Бронкс, это самое дно Боготы. Здесь живут наркодилеры, убийцы, сутенеры, и проститутки. Это, грубо говоря, «изысканное» общество разбавляет шпана, мелкие бандиты, и местная школота. Обитель опустившихся людей, одуревших от дешевой наркоты».

В процессе рассказа, ведущая медленно курсирует в специально нанятой тачке убитого наркодилера, и наблюдает за агрессией людей. Люди взбешены, бросаются на машину, бьют ее руками и ногами отчаянно. Позорное состояние этих людей снимают на камеру и показывают «во всей красе» миру.

«Сложно поверить, что это реальность» - продолжает ведущая программы Регина – «Кажется, что смотришь фильм о жизни после апокалипсиса, где по улицам волочится агрессивные и умалишенные зомби. Целыми днями они копаются в мусоре, грабят, и торгуют собой. А все для того, чтоб заработать пару долларов и купить дешевую наркоту. От которой люди превращаются в ходячих мертвецов».

Самый грязные район Боготы – следствие гражданской войны. Уже 60 лет Колумбия борется с наркокартелем. Эти отбросы общества – вчерашние крестьяне. Спасаясь от войны, они едут в столицу.

НО МАЛОГРАМОТНЫЕ НЕОБРАЗОВАННЫЕ ЛЮДИ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ

 

Регина всего 20 минут смогла разгуливать по Бронксу в машине наркоторговца. Пока их не окружила толпа разъяренных женщин, которых Регина назвала проститутками. Женщины возмущенно ругаются и бьют автомобиль, желая расправы с теми, кто вытравил почти весь их народ и всех поголовно искалечил (мнимыми наркоторговцами). Вызывают милицию. Регина в ужасе и страхе плачет, опасаясь за свою целостность и сохранность. Милиция выводит автомобиль из окружения, успокаивая женщин.

 

Женщины Бронкса наверняка разошлись по домам морально убитыми, уверенными, что милиция покрывает наркоторговцев.

 

Процесс следующий:

Просто МАЛОГРАМОТНЫЕ НЕОБРАЗОВАННЫЕ ЛЮДИ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ и от них всячески пытаются избавиться.

Схема проста: изолировать в одно место, деморализовать, добиться общественного осуждения с одобрением на уничтожение, уничтожить.

Деморализация проходит разными способами. Это: подсаживание на наркотики; вовлечение в разврат и проституцию; привлечение к гомосексуализму и другим формам осуждаемых обществом извращений; подсаживание на алкоголь; всяческие поведенческие нормы, осуждаемые обществом, к ним можно отнести бандитизм, воровство, зековская субкультура, и другие.

Часто для осуществления деморализации, перед уничтожением, применяются разные формы насилия. Так, например, чтоб человека совратить и пустить по рукам в проститутки его насилуют, а чтоб привлечь к алкоголизму – его насильно поят спиртным.

Причина одна: МАЛОГРАМОТНЫЕ НЕОБРАЗОВАННЫЕ ЛЮДИ НИКОМУ НЕ НУЖНЫ, и рано или поздно от них приходится избавляться, как от прогнившего пня заражающего округу.

 

Плюс ко всему прибавьте лакомую территорию Бронкса в центре Боготы, и негодование богачей, вынужденных соседствовать с нищим сбродом. В этой же серии звучит фраза, что когда-нибудь на этой территории будут высотки и дорогие дома. То бишь, уничтожение этих людей уже не за горами.

Но что-то может пойти не так, и тогда их просто изолируют стенами и колючей проволокой, как другие гетто (например, гетто в Панаме).

 

А до тех пор, их матеря, как мухи о стекло, будут биться о машины наркоторговцев, за своих скуренных, сколотых и спитых сыновей и мужей. А из машин этих их будут снимать на камеры, как бешеных зомби и обезьян, и будут смеяться над ними туристы.


Церковь и пустота

Прочитано на http://www.pravmir.ru/cerkov-i-pustota/ От Логоса к игре

Оглядываясь на последние 20 с лишним лет, мы понимаем, что мир сильно изменился и продолжает катастрофически быстро меняться. Есть вещи,  которые уже трудно повернуть вспять или поставить на их прежние места.

Но мир меняется не последние 20 лет, — мир меняется давно; наверное, прошлое столетие стало кардинальным в изменении картины мира. В первую очередь этому способствовали колоссальные войны и революции. Но самая главная революция, которая за это время произошла, — это революция общественного сознания, затронувшая всё человечество, и культурное, и даже не совсем цивилизованное. Так или иначе этот сдвиг касается и нас, православных христиан.

Что случилось? Что происходит в последнее время? Переоценивается жизнь как таковая, и более всего теряет ценность сам человек — и в своих собственных глазах, и в общественном сознании; человек как личность, человек-индивидуум, человек как образ и подобие Божие обесценивается.  Параллельно происходит и ещё один процесс, связанный с этим очень серьёзно, — всё обессмысливается. Предаётся забвению то, чем осознавало себя человечество благодаря приходу Христа в мир.

Мир был осмыслен, потому что в мир пришло Слово Божие, Божественный Логос. Слово стало плотью, и Оно стало главенствовать в человеческом обществе; Евангелие сформировало человеческое сознание последних двух тысячелетий. Христианство осмыслило человеческое существование на Земле, подняло ценность человека на невообразимую высоту, которой до этого не было никогда в мире. И эту ценность человека и человечества отражала  культура во всех её проявлениях.

Сейчас же происходит обратный процесс, он катастрофически, обвально идёт вниз. Человек потерял веру, а значит, и смысл, и всякую ценность, потому что если человек не связан с Богом, то он ровно ничего не стоит. В этом случае человек — это только механизм, только инструмент или винтик, работающий в общей машине ради определённых благ.

Знание заменяется информацией. Культура познания, культура жизни, в которой человек пытается выражать самые глубокие и серьёзные смыслы, полностью подменяется культурой игры, культурой развлечений. И то, что происходит сейчас, есть пришествие пустоты в мир.

Казалось бы, Церковь — это место, которое хранит смыслы, которое взращивает и оберегает культуру смысла. На пороге Церкви должно кончаться безумие, в котором пребывает современный мир. Но современное христианство оказалось настолько заражённым, подвластным и уже воспитанным в этой культуре распада, что и мы, приходя в Церковь (а мы же в основном христиане новые, недавние, а не традиционно воспринявшие для себя христианство как плоть и кровь), несём в себе следы этой всеобщей опустошённости. Происходит потеря ценностей, потеря смыслов, и в этом процессе на место смысла встаёт некая схема. Христианство: жизнь или схема?

Приходя в Церковь и становясь христианами, мы часто идём по очень  простому и лёгкому пути, не осознавая, не вычленяя, не осмысливая до  конца то, что с нами происходит. Бывает так, что на вопрос “Почему мы христиане? Почему мы православные? Что для нас значит верить в Бога?” мы не можем ничего толком сказать. Это только знак того, что мы не приучены во всём искать смысл, отвечать за каждое слово. Мы уже в каком-то смысле продукты пустоты, продукты бессмыслицы.

Скажем, многие из нас жили в советское время — время, когда смыслы  были затемнены, оболганы и изуродованы; очень многие настоящие смыслы  уходили, прятались, а вместо них подавалась ложь, иллюзия, фальшивка.  Всё это сейчас очень востребовано, как ни странно, — оказалось, что даже ценности советского общества были более осмысленны, чем то, ради чего  люди живут сейчас. Парадокс, но тем не менее это так.

Мы не приучили себя задавать вопросов и искать правильных ответов; мы привыкли пользоваться готовеньким, тем, что нам предлагают, и принимать это легко и просто, не оценивая и не осмысляя. Когда мы приходим в Церковь, с нами из-за этого начинают происходить неприятные вещи. Мы не  утруждаем себя поиском смыслов нашей духовной жизни, значения наших  поступков, нашей молитвы, нашего участия в Евхаристии, в богослужении,  нашего участия в жизни церковной и приходской.

Мы ищем схему, и последствия этого бывают страшными и  катастрофическими — особенно когда дело касается воспитания наших детей в вере. Мы, оказывается, не веру им передаём, а передаём уже схему. То,  что было живым для нас, взрослых людей, пришедших в Церковь с багажом  определённого жизненного опыта, пройдя какой-то путь осознания,  понимания самого себя и даже покаяния (ведь покаяние есть один из  глубочайших моментов именно осмысления своей жизни в Боге, и именно  покаяние даёт человеку возможность по-настоящему себя увидеть, осознать, осмыслить, оценить), — всё это “на выходе”, то есть при попытке передать наш опыт следующему поколению, часто оказывается мёртвым.

Когда мы переходим к тому, чтобы что-то передать другому, мы это делаем в виде некоей схемы, и… часто очень неудачной. Скажем, придя к Богу в моменты осмысленные и осознанные, мы потом всё очень быстро превращаем сами для себя в лёгкий путь, то есть в схему. Например, исповедь, которая для многих превратилась именно в такую схему. И вот, мы читаем книги с бесконечным перечислением грехов, составляем списки грехов, как будто заполняем квитанцию в прачечную, стараемся, чтобы эти  грехи были как можно подробнее перечислены и высказаны священнику,  превращаем саму исповедь в пропуск к причастию: то есть вместо покаяния  формируем схему, забывая о главном — о смысле покаяния. Когда дело  касается молитвы, мы запираем молитву только в молитвенное правило и не осознаём — почему оно такое? Почему оно состоит из этих молитв? Зачем нам их читать? Что значит три канона? Что значит то или иное  слово? Часто мы читаем слова, смысл которых не понимаем. Например,  каждый вечер мы каемся в мшелоимстве, но что это такое, подавляющее большинство не знает, и самое горькое — не утруждает себя тем, чтобы это узнать. Это один из маленьких примеров.

Между “можно” и “нельзя”

За каждое праздное слово, говорит нам Евангелие, мы дадим ответ на Страшном суде, в нашей жизни не должно быть пустоты. Наша религиозная  жизнь, наше Православие, к сожалению, часто строится на этих двух  названных параметрах, но к жизни в Боге это никакого отношения не имеет, хотя часто становится доминантой жизни христианина. Такое представление о христианстве — когда почти ничего нельзя — складывается у наших детей. Эта схема приходит вместо духовной жизни, вместо любви, вместо живого отношения человека и Бога. Это становится главным вопросом поста — что постом можно, что постом нельзя. Разве же в этом смысл поста?

Если мы зададимся этим вопросом, то отбросим раз и навсегда эту схему “можно-нельзя” и не будем мучить батюшку на исповеди тем, что “я в какой-то день был в гостях и съел кусочек рыбы”, “мне  пришлось выпить глоточек вина”, “мне пришлось то сделать”… Какое это  имеет отношение к посту? Пост — это не когда “можно-нельзя”. Пост — это  путь твоей борьбы с грехом прежде всего, путь преодоления себя, путь  победы над самим собой.

А всё остальное — это средства, какими ты пользуешься. Вот тебе  удобнее сейчас этим средством воспользоваться, или другим, или тем,  который предлагает Церковь в своём Уставе. Но мы должны понять, что Устав — это тоже схема. Любая схема, не наполненная содержанием и смыслом, калечит человека, препятствует его духовному росту, как то же  молитвенное правило может человеку помогать, а может его калечить.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет, что нельзя быть рабом  молитвенного правила, потому что не человек для правила, а правило для  человека, для помощи человеку. Если мы загоняем духовную жизнь в схему, не осмысляя её, это, конечно, может сильно искалечить нашу душу. Ведь  когда писался устав о посте в монастырях Феодора Студита, Саввы  Освященного в Иерусалиме — 1000 лет назад или больше — этот устав никак не мог учитывать, что в наше время будет телевизор, компьютер, информационные технологии, реклама, рок- и поп-музыка и так далее. Монахи составляли этот устав для себя, для жизни внутри монастыря. И поэтому он не охватывает тех сфер жизни, в которых мы сейчас живём. Было бы странно, исполняя устав, в среду и пятницу отказываться от растительного масла, но включать сериал “Моя какая-то няня” или что-то  ещё, потому что об этом не написано. Воспитание как осмысление жизни семьи…

Когда мы начинаем воспитывать наших детей в Православии, мы опять ищем для себя удобные схемы. Что правильно? что неправильно? Какую бы  нам схему найти, чтобы заработало, чтобы стало всё по-нашему, по-православному? Чтобы у нас было не просто воспитание, а —  православное воспитание, не просто образование, а православное  образование. Где эта схема, дайте нам её!

Конечно, жадно ищущий находит эти схемы, бывает, что и такие, которые способны вообще изуродовать человеческую жизнь. Недавно к нам в  гимназию приходили люди из общества “Православные роды”. Они утверждают, что православная женщина не может делать кесарево сечение или пользоваться обезболиванием во время родов. Почему?

А потому что, оказывается, “в муках должны рожать, а если не мучаешься, то плохо — ребёнок родится без совести”. В этом обществе  распространены идеи священника Анатолия Гармаева. Его книги о семейном православном воспитании полны подобных схем и поэтому необыкновенно  популярны. А вообще-то от этого становится страшно. Вот, например, он  говорит, что православная семья начинается с седьмого ребёнка, “семь-я”. Выходит, что если в семье нет семи детей — то это не православная  семья.

Перечислять такие вещи можно очень долго — много подобных позиций заявлены как православные. Я, например, считаю, что очень странно и опасно возводить многодетность в обязанность православной семьи. Нигде вСвященном Писании, нигде в Священном Предании не сказано о том, что многодетность — это обязанность христиан. Ничего подобного нет. Конечно, это хорошо, когда семья многодетная. Но не у всех есть силы и здоровье на многодетность. И когда уважаемые священники говорят со всех сторон, что мы должны спасать Россию и демографическую ситуацию исправлять — это не так, ничего мы никому не должны, демография — это забота  государства. Церковь не обязана заниматься увеличением рождаемости  населения России.

Задача Церкви — приводить людей ко спасению. Все люди разные и все семьи разные, не может быть пост для всех один и тот же, не может быть  молитва для всех одинакова, не может быть и многодетность для всех одинакова. У всех разные возможности, силы и устроение. Мы видим, что  семья Иоанна Крестителя была немногодетной, семья Богородицы тоже, и тем не менее мы восхваляем их родителей…

Я это говорю к тому, чтобы мы, родители, задумались о том, что мы вкладываем в понятие православного воспитания. Не идём ли мы по лёгкому  пути, не ищем ли схем, когда мечтаем создать некий образ мифологической  православной семьи. Мы заставляем ребёнка молиться, учим его  молитвенному правилу — но он не знает смысла молитвы “Отче наш”, что  такое “сущий на небесех”, что такое “хлеб наш насущный даждь нам днесь”…

Или бывает хуже — ребёнку с семилетнего или десятилетнего возраста  прививается вычитка правила, утренних и вечерних молитв, без всякого осознания и даже сокращения. Когда он станет подростком, он всё это — и Церковь, и молитвы — отставит в сторону, потому что ребёнок не может жить в непонимании и во лжи. Когда о вере ему говорят, что это ценно и нужно, не объясняя, почему — он чувствует, что это подмена, ложь, раз в этом нет никакого смысла.

Так бывает очень часто. Ребёнок всё время в Церковь ходил, причащался каждую неделю, и вдруг! Ему 15 лет, и он этого больше не хочет. Но как  же он захочет, если для него всё это было абсолютно бессмысленно, он не понимал, зачем всё это. Это касается детской молитвы, поста для детей…

А ведь ребёнок сам может определять — конечно, не без помощи взрослых — как ему молиться и в чём во время поста он может себе отказать. Интересно, что в нашем обиходном православном языке сложились такие  устойчивые выражения: правила мы вычитываем, а службу мы выстаиваем.

… и окружающей её культуры

Включим телевизор. Смотрит ребёнок его или нет — там действительно  идёт массовая бессмыслица, хороших фильмов практически нет, идут сериалы — апофеоз бессмысленности, погружающий людей в пустоту как в некий наркотик. Всем надо почему-то расслабиться, всем надо от чего-то уйти. Включаешь пустоту — и эта пустота заполняет твой ум, заполняет пространство твоей семьи, твоей квартиры. Пустота непрестанно идёт из  эфира. Ребёнок, хочет он этого или не хочет, ощущает это вокруг себя и принимает. Соответственно он начинает и вести себя. В православной школе мы видим, что дети себя ведут так, как, очевидно, родители их не учили. Может быть, потому что телевизор включён, и дети на уровне подсознания  принимают в себя определённые манеры, выражения? “Ну ты задолбал меня”, — говорит ребёнок во втором классе, обращаясь к учителю. Они не чувствуют, что это что-то неприличное, а воспринимают как норму.

Что можно этому противопоставить? Чем ребёнка можно от всего этого оградить? Ну конечно, по возможности не включать телевизор. Если он всё  же включается, ребёнок должен смотреть что-то осмысленное, правильное, серьёзное — на его уровне, конечно, но тем не менее. И вообще мы должны к своей жизни отнестись как-то серьёзнее — мы не должны её  обессмысливать, обесценивать. Наоборот, её нужно наполнять содержанием — в том числе жизнь наших детей. Она наполняется, конечно, прежде всего  через воспитание ребёнка в настоящей классической культуре.

Одно время (сейчас, может быть, этот неофитский запал несколько  ослаб), в конце 80-х — начале 90-х были такие настроения, что вообще всё светское, всё нецерковное отвергалось и “сбрасывалось с церковного  корабля” куда-нибудь подальше. И — только церковное; детям сказок не  читать, потому что там про волшебство и колдунов, про фей — а феи это  почти экстрасенсы, и так далее. Мы проходили всё это.

Я помню, была статья в одном православном журнале, где мама писала о  дочери, которая за сочинение на тему “Что бы я сделал, если бы был  волшебником?” получила двойку. Мама возмущалась, что школа безбожная, а её дочь написала: “Я не хочу быть волшебником, все волшебники колдуны, а колдуны все против Бога” и тому подобное. Что обычно дети пишут в таких сочинениях? “Если б я был волшебником, я бы сделал так, чтоб никогда не было войны… чтобы моя мама не болела… чтобы моя бабушка не умерла”… Вот чего дети хотят, когда они бывают волшебниками. Они хотят самого  лучшего, они хотят быть на самом деле чудотворцами. Они чуда хотят. А мы вот так приходим и — “нельзя!”. И нет ничего.

Это симптоматика того времени, которая потом выродилась в  определённые схемы. “У нас должна быть православная литература”. Появилась! И покупают родители эти книги про православных белочек и православных жучочков… Так это же кошмар! Андерсена уже не существует, а существуют эти современные “ужасы”, которыми пичкают наших детей —  абсолютно бездарные, низкосортные, лживые… Такие же книги читают и  взрослые — покупают Юлию Вознесенскую, такую же низкопробную,  мифологическую, абсолютно недуховную литературу. Обычное фэнтези нельзя читать, а православное, значит, можно? Суть-то одна и та же.

Вместо того, чтобы воспитывать ребёнка на настоящей культуре, на  настоящей музыке, на настоящей литературе, на хороших фильмах — “нам  дайте наше, православное”. Не надо “на­шего” — такого; это не православное, это псевдоправославное, больное, то, что выросло из схемы. Но захотели — получили. Это ответ на востребованность всего низкосортного. Но это не есть истина, это не культура, это не смыслы, о  которых я говорил. И поэтому если мы хотим, чтобы наши дети не  обращались так к учителю — “задолбал” — то давайте перед сном им читать  хорошую литературу, не подменять сказки житиями святых.

В противном случае они к житиям будут относиться как к сказкам…  Конечно, жития — в определённом смысле “икона”, которая отражает  духовную реальность, хотя не является портретом и пользуется  символичными изобразительными средствами; жития несут некие  стилистические особенности. Но всё-таки это не сказка, а душа ребёнка в  сказке очень нуждается. Она нуждается в символическом осмыслении добра и зла — через сказку, через притчу, через хороший рассказ, через хорошую, доступную ему литературу. Мы же всё это сами читали — почему же мы не  хотим дать этого нашим детям? Надо подбирать фильмотеки для детей, чтобы показывать им хорошие старинные фильмы. Всё надо делать со смыслом,  тогда всё станет на свои места.

Протоиерей Алексий Уминский

Народження у варні.

З дозволу автора розміщую цікаву замітку - щодо сучасного розподілу суспільства по варнам.
Хоч і говорилось неодноразово, що всі ми рівні й однакові, люди продовжують народжуватись з ріжними духовними здібностями. І нікуди тут не подінешся.


"Про варни та варновий устрій нині є багато літератури, і більшість людей мають уявлення про основні чотири варни людського суспільства ведичних часів – брахмани (жерці, вчені, люди творчої праці), кшатрії (воїни та керівники), вайшьї (торговці, селяни, ремісники-господарі), та шудри – (наймані робітники, челядь, актори та ін.). Дехто, однак,  плутає поняття варни з поняттям касти – тобто розподілом людей за їхнім фахом. Якщо у ведичні часи люди певної варни в основному займали місце у суспільстві згідно свого призначення, то, з настанням Калі-юги, варна і фах людини часто не відповідають одне одному, і нині кшатрій може працювати на заводі, вайшья сидіти у президентському кріслі, шудра – писати романи, а брахман – торгувати на ринку. Хоча кожен з них підсвідомо визнає, що він є не на своєму місці, а щось змінити заважають обставини, суспільство, та багато інших причин.
[ Читать дальше ]

Сучасна насолода...

спочатку ніжно за вушко

потім за інше, легеньким впевненим дотиком

далі спускаюсь нижче -

з плечей, аж до самого поясу

трішки паузи, доки відкриється доступ до отвору...

і я входжу в нього, і несу в собі насолоду для тебе!

Цей кайф може продовжуватись скільки завгодно...

доки вистачить запасів енергії... love

.................

Я - твій мп3-плеєр з навушниками smutili

Багатолюддя...

Багатолюддя.

Броунівський рух.

Облич  безликість

Анігіляційна маса.

Авто(й)Людей-Істот потік

Сучасний мегаполіс…

24.11.2010

 

© Stepanska Marina (SMG)