хочу сюди!
 

ГАЛИНА

59 років, терези, познайомиться з хлопцем у віці 60-70 років

Замітки з міткою «лирика»

Очень красивый стих про любовь волка и волчицы.

Очень красивый стих про любовь волка и волчицы.

Я расскажу легенду прошлых дней (Пусть каждый понимает так, как сможет) О сером степном волке и о ней, О той, что всех была ему дороже.

История красива, но грустна, Не ждите здесь счастливого финала, Не ждите здесь борьбы добра и зла, Добро бороться и проигрывать устало.
В краях далеких, где резвится ветер, Где воздух пахнет вольною судьбой, Давным–давно жил там один на свете Красавец одиночка волк степной. 
Он жил один, вдали от целой стаи, И не нуждался более ни в ком.
Его за это даже презирали, Везде считая зверя чужаком. 
А он гордился тем, что был свободен От чувств и предрассудков, от других Волков, что были по своей природе По рабски слепы в помыслах своих.
Тяжелый взгляд наполнен благородством, Чужих законов волк не признавал, Жил по своим. 
Так гордо и с достоинством Смотрел врагам в глаза и побеждал. 
 Волк становился все сильнее с каждым годом И одиночества свою печать хранил. 
Была терниста и трудна его дорога, Но милости к себе зверь не просил. 
 И этой доли был он сам избранник, Он выбрал путь, и сам хотел так жить. 
Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник, Готов был жизнью за свободу заплатить. 
 Зверь вышел как-то утром на охоту И вкус кровавой жертвы предвкушал, Ведь хищника жестокую породу Бог для убийства слабых создавал. 
 Пронзительным и острым волчьим глазом Охотник вдруг оленя увидал. 
 Расправив грудь и выгнув спину разом, К еще живой добыче побежал. 
Но не успел достигнуть своей цели, Последний вздох олень издал в чужих клыках. 
 Своим глазам сначала сам он не поверил: 
 Волчица серая стояла в ста шагах. Она была как кошка грациозна, И вместе с тем по-женски не спеша Трофеем наслаждалась хладнокровно Безжалостная хищная душа. 
 Один лишь взгляд, да и того довольно, Не понял сам, как навсегда пропал. 
 Забилось сердце зверя неспокойно. 
 Забыв про все, он за волчицей наблюдал. 
 Она была пленительно красива, Свободная охотница степей. 
 Держала голову свою так горделиво. 
 С тех пор все мысли были лишь о ней. 
 Матерый злился на себя, не понимая, Что так влечет его? Он потерял покой. 
 И чем взяла его волчица молодая? Боролся с чувствами, боролся сам с собой. 
 Он не любил и никогда не думал, Что существует нечто больше, чем инстинкт. 
 Потерянный ходил он в своих думах, Пытаясь ту охоту позабыть. 
 Но как волк не старался – все едино, Обречены попытки были на провал. 
 Забыть не смог. И так неумолимо Сердечный ритм все мысли заглушал. 
 Однажды он сказал себе: 
«Ты воин! Чего хотел, всегда имел сполна. 
 Так и сейчас возьми, чего достоин, Какая б не была за то цена!»
 Цена была большая…но об этом дальше… Быть вместе им пророчила судьба… Но плата за безумство счастья Порой бывает слишком велика…
 Волк и волчица так похожи были, Две одиноких родственных души Всю жизнь брели среди камней и пыли И, наконец, судьбу свою нашли. 
 Они дыханием одним дышали И мысли все делили на двоих. 
 Чего завистники им только не желали, Но что влюбленным было до других… 
 Им море было по колено, Да что там море… Целый океан! Бескрайние просторы неба Клал волк возлюбленной к ногам. 
 Им было больше ничего не надо, Друг друга только ощущать тепло. 
 Всегда повсюду вместе, рядом, Всем вопреки, всему назло. 
 На свете не было и никогда не будет Столь преданно смотрящих волчьих глаз. 
 Поймет лишь тот, кто до безумства любит 
 И так же был любим хотя бы раз.
 А дальше было все предельно просто, Все точки жизнь расставила сама…. Но по порядку…Осень Осталась в прошлом, Взамен нее пришла зима… Степь занесло и замело снегами, Повсюду были заячьи следы. 
 И с солнца первыми холодными лучами Ушла волчица в поисках еды.
 В то утро волк проснулся не от ласки, Не от дыхания возлюбленной своей. 
 Вскочил, услышав звонкий лай собаки, И голос человека, – что еще страшней. 
 Охота началась. 
 Завыла свора, В погоню за волчицей устремясь, На белоснежном чистом фоне Смешались клочья шерсти, кровь и грязь. 
 Она дралась как одинокий воин, Бесстрашно на куски рвала врагов. 
Соперника подобного достоин Не был никто из этой стаи псов. 
 Они волчицу взяли в тесный круг И в спину подло свои клыки вонзали. 
 От волчьей смелости пытаясь побороть испуг, Охотники добычу добивали. 
 А человек за сценой наблюдал, Ему хотелось крови и веселья, Он ради смеха жизни клал Без малой доли сожаления. 
Все лапы в кровь – матерый гнал по следу. 
 Душа кричала: «Только бы успеть!» 
Он так хотел подобно ветру К любимой на подмогу прилететь. 
Но не успел… Своею грудью он закрыл лишь тело И белоснежный оголил отчаянно оскал. 
 Вдруг, человек, взглянув в глаза ему несмело, Оставить волка своре приказал. 
 Охота кончилась, и свору отозвали, Оставив зверю щедро право жить. 
 Но только люди одного не знали, Что хуже участи и не могло уж быть. 
Такую боль в словах не передать, И не дай Бог ее почувствовать кому-то. 
Волк жизнь свою мечтал отдать, Чтоб для любимой наступило утро. 
Но смерть сама решает, с кем ей быть, Трофеями своими не торгует. 
Нельзя вернуть… Нельзя забыть… Здесь правила она диктует… 
 И вот опять…как прежде одинок… Все снова стало на круги своя. 
 Свободой обреченный степной волк Без воли к жизни, без смысла бытия. 
 Померкло солнце, небо стало черным, И в равнодушие окрасился весь свет, С тоской навеки обрученный, Печали принявший обет, Зверь ненавидел этот мир, Где все вокруг – напоминанье, О той, которую любил, С кем вместе жил одним дыханьем, С той, с кем рассветы он встречал, И подарил всего себя, Ту, что навеки потерял, И память лишь о ней храня, Волк день и ночь вдвоем с тоской Как призрак по степи блуждал, Не видя участи иной, Он смерть отчаянно искал. 
 Зверь звал ее, молил прийти, Но слышал эхо лишь в ответ… 
Забытый всеми на пути, И жизнь ушла, и смерти нет… 
 Так еще долго в час ночной Уставший путник слышал где-то Вдали печальный волчий вой, По степи разносимый ветром. 
*** Летели дни, недели, годы, Пора сменялася порой Слагались мифы, песни, оды О том, как волк любил степной. 
 И только самый черствый сердцем, Махнув презрительно рукой,
Промолвил: «Все вы люди лжете, Нам не дано любви такой…

НашіВчинки - наші Сліди

ми   залишаєм
слід
в житті ,
життях чиїхось
як у снігах
незаймано - білісних .

який то  Cлід
буде ?

чи болісний
або обитий брудом..


Брати наші менші? то виходить - Братовбивці..


0%, 0 голосів

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Раньше и теперь.

Раньше мы были сотканы из солнца и вешних капелей,

Теперь всё из туманов осени и ночей безлунных.

Не тянутся в ожидании больше дни,

А мелькают недели, –

Не оступиться, да не промахнуться… бы.

Захочешь зайти согреться, ан нет,

Настало время дождей,

Можно только простудиться

Или, как от молнии – загореться

И обмануться... А потом зима

И завоют беззубые метели.

И как сухарь закусит баба целиком кулак,

Хрустнет… под ногами тяжесть свежего наста,

И пойдёт понесёт своё одиночество

В холодный и светлый день.

Или в проруби охладит свой жар,

А потом айда снегом обтираться…

 

Тень и свет плавятся… каждый день.

Каждый день нравится, для тех кто уже умирал.

Тишина звучит музыкой, для тех, кто познал боль.

И боль солью во времени жерновах перетирается…

 

Раньше всё ангелы за спиной от демонов спасали,

Их безумных, страстями поломанных без сожаления лет,

Но демоны устали

И в свою бездонную тень

По одному отлетали… уводя от огня, ночи день.

- А теперь?

- А теперь этих ангелов нет, они легки, как пух…

И сам стоишь за спиною близких, непонятый для них,

И по капле, незримым донором источаешь миро…

- Мило…

- Не то слово, и ещё так горячо

Обливается сердце кровью… и ноют на погоду

Переломы и шрамы,

(Видать жизнь буреломами…)

Всё, как подводные камни и старух мины.

Если нужен заговор, то заговорим,

Успокаивая мыслей и страстей слепые порывы.

И лучшее в нас, это поступь вестников,

Что ежедневно проходят по городу

Мимо нас по делам и заботам своим

И для мира незримо.

 

Тень и свет плавятся… каждый день.

Каждый день нравится, для тех кто уже умирал.

Тишина звучит музыкой, для тех, кто познал боль.

И боль солью во времени жерновах перетирается…

 

Раньше шёл озорным расхристанным проливным дождём,

А теперь всё невесомой и незримой для мира тучею.

Небо раскололось на двое и треснуло,

А потом, ещё и ещё.

Мы всегда, как пилигримы стремимся

К светлому миру и лучшему. –

Но таким его дал нам Бог. –

Вроде сто возможностей, но дорога одна,

Вроде много детей, но помнит и ждёт лишь одна,

Вроде бы она и она тоже мне жена,

Но греет электричество или бросает в жар,

Но уже иное горючее…

Было раньше вроде проще всё – и радость, и боль,

А теперь понимаешь, что раньше, это и было лучшее…

Навіяно 2


Я так  нервуюсь
від  Життя
і  так  не  Бачу
Долі



Що  дні   ті -
сірі 
що  намул
як  "Річку "
захаращує моноттям.



І  вигляда
в  вікно  Реалу
пройдусь  повз
натовпи  Безликим

(далі  буде )



серденько

замки  розкидані
всі  нами
і  ніч  ховає
їх  ключі

Забуті  мрії
серця  стукіт-
Сновидами  шугають
уночі...

крихітне  серденько
сонячно пломенем
гріє
у темряві


***

Влажными веками в обеденный разгар
Скрываю от себя всё, что ты сказал,
И каплями по коже скользит моя печаль,
Но никуда не деться. Завариваю чай.
  "Пора остепениться, пора тебе осесть,
  Пора схватить синицу, а журавлю лететь."
  Пора, пора, пора бы, да как-то не хочу.
  Ещё бы мне побегать, любовь я всё ищу
Такую, чтобы сердце на тысячу частиц,
Чтобы плевать хотелось на все стаи синиц,
Чтобы не спать ночами и всё писать-писать
И чтоб от страсти пылкой гореть и не сгорать

Душа

Однажды ты соскучишься по мне,
Поймешь, что время учит, а не лечит…
Что счастье – просто миг наедине,
И что в разлуке лишь желанней встреча.

Однажды ты захочешь быть со мной
До дрожи в теле, до душевной боли…
Чтоб слышать рядом только голос мой,
И ощущать, как я дышу тобою…

Однажды не захочешь больше ждать,
Делить меня с другим не будет мочи,
И ты мне позвонишь, чтобы сказать,
Что до безумия меня ты видеть хочешь…

Я все простить смогу и все понять,
Ты для меня на свете всех дороже!
Ты лишь сумей меня не потерять,
Ведь, потеряв, вернуть уже не сможешь!

Музыкой навеяло (с)

Услышишь, бывает, 2-3 ноты, или слова, или звук в природе... и вот уж самозародился образ, тема, настроение. Порою, даже мысль. Хотя бы уровня "Иттить-колотить! Хорошо-то как..." или, допустим, "Да пофиг вьюга, нам - своё творить!".
Это радует: живой, стало быть, к тому же - могёшь. И тяготеешь, ясен-красен, к местам, где эта "креативная капель" случается - местам и людям.
[ Читать дальше ]

***

Совместный душ, горячий кофе,
Улыбка, сладкий поцелуй.
Ты уводить меня стал профи,
Души моей источник бурь.
Уйти пытаюсь и забыться,
Найти в другом иное "Я",
В заботах дней всей раствориться
И стать лишь прошлым для тебя,
Но раз за разом ты упорно
Манишь, зовешь, ведешь к себе,
Хоть знаешь точно, что, бесспорно,
Сам оттолкнешь, позволив мне...
Совместный душ, горячий кофе
И снова ты, души магнит...