хочу сюди!
 

ИРИНА

50 років, водолій, познайомиться з хлопцем у віці 45-54 років

Замітки з міткою «мать»

А есть ли тут знатоки мата?

Есть? Тогда попробуйте пошевелить серыми клеточками.
Надо поставить черным мат в два хода. 


Нижайшая просьба - не привлекайте на помощь политику и политологов.
Это не про них...

Стареющая МАТЬ...


Скандалов, как огня, она боится,
Усталая. стареющая мать…
Ссутулившись, всегда на помощь мчится,
Готова и встречать, и провожать.

[ Читати далі ]


27. Жить Легко!!!


Кто написал?
Только не подглядывайте в гугль, пусть победит  умнейший(ая) )
Ну и конечно напишите в комментариях все, что вы думаете о данном сюжете ;)

"Я кокетка, я без сердца, я актерская натура...."
Каждый из ее поклонников был ей нужен. Беловзоров, которого она иногда называла «мой зверь», а иногда просто «мой», – охотно кинулся бы за нее в огонь; не надеясь на свои умственные способности и прочие достоинства, он все предлагал ей жениться на ней, намекая на то, что другие только болтают. Майданов отвечал поэтическим струнам ее души: человек довольно холодный, как почти все сочинители, он напряженно уверял ее, а может быть, и себя, что он ее обожает, воспевал ее в нескончаемых стихах и читал их ей с каким-то и неестественным и искренним восторгом. Она и сочувствовала ему и чуть-чуть трунила над ним; она плохо ему верила и, наслушавшись его излияний, заставляла его читать Пушкина, чтобы, как она говорила, очистить воздух. Лушин, насмешливый, цинический на словах доктор, знал ее лучше всех – и любил ее больше всех, хотя бранил ее за глаза и в глаза. Она его уважала, но не спускала ему – и подчас с особенным, злорадным удовольствием давала ему чувствовать, что и он у ней в руках. «Я кокетка, я без сердца, я актерская натура, – сказала она ему однажды в моем присутствии, – а, хорошо! так подайте ж вашу руку, я воткну в нее булавку, вам будет стыдно этого молодого человека, вам будет больно, а все-таки вы, господин правдивый человек, извольте смеяться». Лушин покраснел, отворотился, закусил губы, но кончил тем, что подставил руку. Она его уколола, и он точно начал смеяться… и она смеялась, запуская довольно глубоко булавку и заглядывая ему в глаза, которыми он напрасно бегал по сторонам… 



57%, 4 голоси

14%, 1 голос

14%, 1 голос

14%, 1 голос

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Ящик комода сборник "Парижская лазурь"



часть 12-ая, сборник "Парижская лазурь"
-------------------------------------------
В доме, где он жил когда-то вместе со своими родителями время как будто остановилось. Та же упорядоченность, ничего лишнего. Мать ведь всегда говорила – никаких ненужных трат! Чисто убрано и все на своих местах. Эта квартира не была похожа на многие жилища стариков, где пространство хаотично и ощущается какая-то обреченность. 
Но изменился запах жилья. Здесь стало пахнуть старостью.
Удивительно, –  размышлял он. – Старики начинают источать едва уловимый запах тлена.  Он как будто сочится из каждой их морщины. Или это только так кажется?
Он вспомнил, как после смерти бабушки в комнате еще долго пахло ее седыми волосами, морщинистыми руками и темно-синим шерстяным платьем. Ему страшно было заходить в эту комнату именно из-за этого. Дух разрушения, который как будто свидетельствовал – нет ничего вечного в этом мире. Мать уговаривала его: зайди, я же все там убрала, пол чисто вымыт, вещей в шкафу нет. Не бойся! 
Сейчас появилось то же самое. И все из-за этого запаха. Он ощущал гамму чувств – сострадание, жалость вперемешку с некоторой долей брезгливости и вину за то, что так долго жил своей жизнью.
Неизменно подтянутая, уверенная в себе, знающая ответы на все вопросы, мать всегда казалось ему несокрушимой и потому бессмертной. Он вдруг впервые подумал, что она может скоро умереть.
Этот тот же пролет, опора, снова пролет. А потом мост, который вдруг повис в воздухе и соединил два дальних берега. Аккуратные шаги из слов. Опора, пролет, опора. Не нужно спешить, потому что рискуешь сорваться в пропасть.
Между некоторыми героями нашего странного  повествования иногда происходят не менее странные вещи.
Чужие по духу и родные по крови люди пытались нащупать точки соприкосновения. Постаревшая мать и повзрослевший сын тихо разговаривали. Ни о чем и обо всем одновременно.
Он ходил по комнате и машинально открывал ящики комодов. Нет, все-таки тут многое изменилось с тех пор, когда он покинул этот дом. Внешняя упорядоченность скрывала хаос в мыслях и растерянность уставшей от жизни души. Ящики хранили груз бессонных ночей с их гнетом тяжелых дум, сожаления о прошлом, протест перед настоящим и страх перед неизбежностью будущего.
Он с удивлением рассматривал содержимое шкафов, ощущая неловкость, как будто увидел что-то запретное.
Какие-то скомканные бумажки и кулечки, обертки от конфет и сломанные заколки для волос. Старые блокноты, ручки, которыми уже давно никто не писал, запутанные нитки, седые клоки на расческе, упаковки от лекарств, остатки печенья и …
Вдруг он увидел свою картинку. Ту самую, которую он нарисовал еще в детстве.
Она лежала на дне ящика.
Яркое буйство красок. Наивность и, как сказал бы профессонал, отсутствие своего сложившегося стиля.
Вы ведь помните, тогда он старался перенести на бумагу краски мира. Сразу и все.
Дерзкие крупные мазки, нанесенные рукой ребенка, который еще только пытается научиться пользоваться красками правильно. У этих мазков есть шанс стать единым целым. Но только в том случае, если зритель догадается отойти на определенное расстояние. Вблизи картина кажется дикой какофонией. Она вызывает ощущение тревоги. И только издали она становится маленьким шедевром.
-------------
http://www.proza.ru/2018/02/21/946
© Copyright: Ирина Лазур, 2018
Свидетельство о публикации №218022100946

Мосты, сборник "Парижская лазурь"


часть 11-ая, сборник "Парижская лазурь" . Часть предыдущая тут - http://blog.i.ua/user/3661818/2212309/
----------------------------------------
- Мама, скажи, а у тебя есть те фото? Бабушка их нашла?
- Да.
- Можно взглянуть?
- Ну конечно.
- Ты знаешь, фотографии действительно удачные. – сказала дочь. – Ты удивительно красива на них.
- Тот, кто сделал их, не планировал фотографировать меня. Он снимал тишину. Так он сам сказал. А я мало была похожа на объект, который он искал. Меня ведь в юности называли ртутью. Он сердился, что не может сделать удачный кадр, потому что я не могу ни минуты сидеть спокойно.
- Именно тогда появилась я?
- Да.
- Расскажи мне о нем.
Мать вдруг подумала, что они еще никогда не говорили друг с другом настолько откровенно, и так тщательно подбирая слова. Как будто осторожно пытались выложить из букв, которые превращаются в слова, слоги и предложения мостик навстречу друг другу. Одно слово – выложен пролет, потом сочетание слов – и готова опора. Можно аккуратно сделать шаг. Опора, пролет, опора. Не спеша, осторожно, чтобы не сорваться в пропасть. Ведь каждая следующая часть конструкции рискует не выдержать. Слишком велик груз многолетнего отчуждения.
- Я очень мало его знала, - сказала мать. – Мы ведь провели не так уж много времени вместе. Знаешь, когда люди влюблены, им кажется, что тот, кого они любят, особенный. Я не была в него влюблена, отнюдь. Но был непохожим на других, это правда. Он слишком сложен для меня. Хотя внешне казался простоватым. Я имею в виду другую сложность. Так и не смогла понять – что он ищет? Не тишину же, в самом деле?
- А вдруг и вправду ее. Почему так не может быть?
- Странно как-то. Зачем человеку искать тишину, если он и так одинок. Он жил сам и почти ни с кем не общался. Мне кажется, ему просто нужно было выговориться, поэтому он пригласил меня к себе. Он сказал, что кажется, понял, в чем основная проблема и почему в мире столько несчастливых людей.
- Ну и?
- Не надо пугать тишину. Так он сказал. Ему никак не удавалось ее сфотографировать, потому что люди не дают ей почти ни малейшего шанса. Он привел пример, как художник пишет картину. Ищет натуру, подбирает цвета и изображает мир таким, каким видит. Но ему не приходит в голову что-то исправить в нем. Ну, например, он не станет отпиливать от дерева, которое пытается перенести на холст или акварель, сук. Даже если он мертвый. Или отрывать лепестки от цветка, потому что ему кажется, что таким на картине он будет выглядеть красивее. Художник просто пытается найти удачный ракурс, и если он его нашел, значит, картина получится. Так и с миром вокруг. Люди исправляют его по своему усмотрению, а на самом деле… 
Мать произнесла эти слова, и они встретились взглядами.
Дочь увидела в ее глазах растерянность, боль, раскаяние и облегчение одновременно.
Опора, пролет, снова опора. Два островка и между ними ажурная конструкция. Мост – одно из самых сложных сооружений. Оказывается, иногда его можно построить всего за час. Всего за шестьдесят минут или 3600 секунд или около того.
----------------
http://www.proza.ru/2018/02/17/1535
© Copyright: Ирина Лазур, 2018
Свидетельство о публикации №218021701535

Раs comme il faut, сборник "Парижская лазурь"


часть 3- тья сборник "Парижская лазурь"

-----------
Завтрак молодой француженки состоял  из свежей выпечки, джема, клубничного или абрикосового и двух чашек крепчайшего черного кофе.
Выпечка, круассаны или багеты, поглощались ею в умопомрачительных с нашей точки зрения количествах. Перед завтраком она выпивала апельсиновый сок. Черный кофе завершал утреннюю трапезу. И никаких сливок, они только испортят чудесное ощущение, которое дарит терпкая жидкость. Банальный и типичный завтрак. Так питаются миллионы французов.
Она не заботилась о своей фигуре. Потому с аппетитом ела свежие булки. Одного круассана или даже длинного багета с поджаристой коркой обычно было мало.  Свежая выпечка – это сказочная еда, которая не может надоесть. Какая это все ерунда – специальные низкоуглеводные диеты. Вы видели хотя бы одну женщину, которая была бы счастлива после такой экзекуции?
Прекрасный обмен веществ и отсутствие глупой привычки думать о том, о чем думать просто неприятно. Вот секрет ее хорошей фигуры.
Денег, которых дал первый клиент, хватит еще на пару дней. А там будет видно.
Но если мы начали наш рассказ о еде, стоит немного развить тему. Готовить наша девушка не умела. Да и зачем ей это? Есть ведь функция «подогрев», можно быстро разогреть еду из магазина прямо в упаковке. А свежая выпечка, которая одуряюще пахнет на всю улицу, всегда в доступе. Стоит только спуститься по лестнице и заглянуть в магазинчик на первом этаже дома. Там же можно купить баночку джема. Любого, на выбор.
Джем, варенье, повидло…
Эту универсальную еду, которую можно вытаскивать ложкой просто так, прямо из банки, пока не видит мама или бабушка, или мазать на черный хлеб или батон из белой муки, ел бесчисленное количество раз каждый из нас, где бы ни была его родина.
Например, в деревне у бабушки.
Особенно вкусно, если на ломоть свежего хлеба положить кусочек сливочного масла, а потом все это великолепие намазать сверху вареньем. О!
Некоторые особо впечатлительные читатели уже ощущают вкус ТОГО самого варенья из большого медного таза. Они представляют ТО САМОЕ блюдечко с пенкой, то самое, из своего детства…
Признайтесь, вы уже хотите заплакать?
Сейчас все по-другому. Настало комфортное время.
Исчезла потребность часами варить повидло, варенье, джем и мармелад.
Какая времязатратная процедура на самом деле! Сначала долго перебирать ягоды, потом засыпать их сахаром, потом варить, снимая пенку, то и дело, глядя на часы – не переварить бы! Оставлять на сутки и опять варить. И так – несколько раз! А затем долго мыть банки, стерилизовать их, разливать бурлящую приторную массу, рискуя обжечься, закатывать каждую баночку металлической крышкой, переворачивать вверх дном и нести в угол комнаты. Там уже стоит несколько таких баночек, их надо тщательно укутать одеялом, чтобы несколько часов еще шел процесс, который называют пастеризацией.
Ой… и тут француз.
Наверное, Луи Пастер, который родился в небольшом городке под Парижем, и которому было суждено стать известным на весь мир, очень любил бабушкино варенье. Но несколько раз отравившись, он понял, что тут что-то не так. Наверняка эту сладкую массу из ягод любят не только люди – подумал Луи и начал нещадно бороться с невидимыми глазом врагами человечества – болезнетворными микробами. Для того чтобы пища могла храниться, ее нужно хорошо прогреть. Так решил Луи. И тогда все будут счастливы и довольны. И он прогрел.
А сейчас человечество ушло еще дальше в своем неудержимом прогрессе. Появились верные помощники на кухне, которые экономят время и делают сам процесс жизни оптимальным. Не хочешь готовить, так и не надо! Тебя всегда ждет функция «подогрев».
Но мы, пожалуй, чересчур увлеклись описанием процесса приготовления варенья. Да и Пастер со своей жизнеутверждающей пастеризацией в нашем рассказе явно выбивается из сюжетной линии.
Главная героиня – молодая француженка. Мы исследуем ее привычки, препарируем ее характер и попробуем заглянуть в глубины ее подсознания.
Молодая женщина мало что знала о своем великом соотечественнике Луи. И микробы ей тоже были не интересны. У нее был прекрасный иммунитет, такой же, как и аппетит. Она уже доедала великолепный джем из отборной клубники, облизывала плотоядно свои губы, и, о, ужас, даже пальцы. Ей было хорошо. День начался отлично.
 Она уже почти забыла, как выглядел тот человек, который стал ее первым клиентом. Она никогда не думала о неприятных вещах, вы помните?
------------
http://www.proza.ru/2016/12/25/2042
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216122502042
---------------------------------------------------------------------------------
ПРДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ
часть 4-ая сборник "Парижская лазурь"
Любая мать, где бы она ни жила и кем бы ни была, желает гордиться своей дочерью. Не исключение и мать нашей героини.
Но вот какая штука на самом деле. Гордиться в полной мере никак не получалось. Не слишком удачная вышла девочка. Есть изъян.
И речь вовсе не об особых талантах. Их полное отсутствие у ребенка совсем не напрягало мать. Обычный, нормальный ребенок, как тысячи других детей.
Мать испытывала разочарование, когда смотрела на ступни девочки. Да-да, именно на ноги. Не нравился ей их размер. Да и форма явно подкачала.
«Не то, что у меня», – думала новоиспеченная мамаша, глядя на новорожденную.
Уже в этом нежном возрасте, когда практически все дети похожи друг на друга, было заметно – эдак, так к годам двадцати у барышни будет, как минимум 39 размер обуви. Для женщины это явно pas comme il faut.
Ребенок имел красноватую, как у всех младенцев кожу, потешно вытягивал губы, приоткрывая беззубый рот, кричал и просил есть. Потом начались резаться зубы, затем ребенок сел. Прошло еще немного времени, и он пополз…
Простудился и выздоровел. Выздоровел и снова заболел.
Был сделан первый шаг. Появились разбитые коленки. Затем шаги стали увереннее.
Дворовые друзья, смех, игры, слезы радости и рев от обиды.
Первый поцелуй. И он, конечно, особенный и другого такого больше никогда не будет. Мы обязательно поженимся,когда станем взрослыми, ну а как же может быть иначе? Потом прошло пару месяцев и оказалось, что ничего особенного в нем нет.
Увы, все люди на земле проходят определенные стадии развития.
Мать делала то же, что и все мамы. Ее невозможно было обвинить в том, что она плохая мать. Иногда она прислушивалась к своим ощущениям, пытаясь понять – может ли материнская любовь жить одновременно с разочарованием. Да, мы о том же – о больших ступнях, некрасивой форме пальцах, не изящной лодыжке и слишком уж высоком подъеме.
«Это же надо, а девочка ведь на самом деле очень симпатична и обещает стать очень даже привлекательной женщиной, – думала мать. – Слегка заостренные черты лица, она и в старости будет похожа на подростка. Такие женщины вызывают желание у мужчин. Но с ними хочется не просто заниматься любовью, их жаждут уберечь от жизненных невзгод. Вот и у дочери…  у нее какое-то трогательно-беззащитное выражение лица. А ноги… эти безобразные ноги все портят… Да, не аристократичные ступни явно от него – того самого, который… Потеряла тогда бдительность. С любой может случиться такое. Да и ребенка все равно родить нужно рано или поздно. Но не слишком удачный кандидат для… простоват уж слишком. И, теперь у девочки досадный изъян, как будто нарочно лезет в глаза именно этот дефект, и постоянно напоминает о той ночи».
Мать смотрела на свои ступни, любуясь ими. Любоваться было чем.
Маленькая и узкая, ее нога действительно была очень красива. Она знала это, и умело пользовалась при случае…
Дверь спальни была слегка приоткрыта. Оттуда доносился тихий смех.
Юная барышня, которая вернулась немного раньше, чем обычно, сразу поняла – у мамы друг. Сher ami сменяли друг друга и в этом не было ничего особенного.
Она, стараясь не шуметь, двинулась в сторону своей комнаты, и тут услышала:
– Какие у тебя пальчики, их хочется держать во рту, как сладкую конфетку.
Он, мамин друг, и в самом деле облизывал пальцы. Он держал ногу ее мамы, как истый гурман какой-то особый деликатес, слегка манерно, двумя пальцами за щиколотку, рассматривая эту часть тела с таким восторженным видом, как будто у остальных людей не такие же точно ноги, а тюленьи ласты. А потом по очереди засовывал каждый палец в рот. По-видимому, матери это очень нравилось, если сам процесс сопровождался смехом и театральными стонами.
А наша юная героиня? Она стояла и смотрела на свои ноги. Только сейчас она вдруг многое поняла. Раs comme il faut, то есть не комильфо.
А на следующий день она собрала свои вещи и ушла на квартиру.
----------
  http://www.proza.ru/2017/01/03/1865
© Copyright: Ирина Лазур, 2017
Свидетельство о публикации №217010301865

Знай, ЛЮДИН, твоя цель – ЧЕЛОВЕК

Нам Творец много сотен столетий

Ставил цель одну за веком век,

Начертав в Небесах надпись эту:

«Знай, людин, твоя цель – человек

 

Человекообразные люди

Чело-веками стать не смогли,

Значит, в Будущем места не будет

Им на теле Живой Мать-Земли.

 

 http://mirovid.profiforum.ru/t644-topic#1244

туды ее мать

  Только последняя тварь, из-за жадности, высокомерия (непререкаемый признак глупости)  и паскудного характера, - может оставить своего ребенка без отца 
  - номинально или слепит его в ...мудака/идиота..., обоsрав до неузнаваемости.

  Ребенку гораздо важнее иметь отца - нежели несамостоятельную психопатку, неспособную даже собой управлять. 
  Больше здесь: http://blog.i.ua/community/2311/1958182/ 

Каждая мать мечтает о таком ребенке.



Світлина від Наді Надюші.

Как-то вечером сын пригласил маму на ужин в ресторан. Мама была уже старенькой и слабой, поэтому, пока ела, роняла еду на платье. Некоторые посетители ресторана с недовольством смотрели на них, но сын сохранял спокойствие и ухаживал за матерью.
Закончив ужинать, мужчина невозмутимо проводил маму до туалета, стряхнул с нее крошки, причесал маме волосы и поправил ей очки. Весь ресторан молча наблюдал за ними.
Сын заплатил по счету и направился с мамой из ресторана. В этот момент пожилой мужчина окликнул его и спросил: «Вам не кажется, что вы что-то оставили?» «Нет, уважаемый, ничего», — ответил сын. А посетитель возразил: «Да нет же! Вы оставили урок каждому сыну и надежду каждой матери». В ресторане все еще было тихо.
Каждая мать мечтает о таком ребенке. Мы все когда-нибудь постареем, и как хорошо, если рядом будут наши любимые дети, которые терпеливо, без лишних негативных мыслей, искренне позаботятся о нас.
Сторінки:
1
2
3
4
6
попередня
наступна