хочу сюда!
 

Мила_я

35 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 36-46 лет

Заметки с меткой «история»

Несгибаемый Хозяин.. Новости ПОХа



Нет, это не про меня..
На ул. Позняковской, 15, г.Киев, живет суровый ХОЗЯИН.
Вокруг давно,  уже как  больше 10-ти лет,  "бетонные джунгли".. Как  на него ни  с госадминистрация, ни "быки" от застройщиков не "наезжали", он таки сохранил свою частную собственность, теперь она, собственность, как бы "оазис истории" местности, которая была до застройки массива "Позняки". Прикольно то, что на фоне "джунглей" и "оазиса"  теперь делают селфи и фото жители и гости столицы..





[ Читать дальше ]

Первый олигарх

Древняя история (547 год до н.э.)
очаровала однажды гимназистов
и они сочинили этот малый стих.  


  Царь Крез от самого уж детства
  Имел порядочные средства,
  Но шли года и вот наш Крез
  Уже по горло в деньги влез. 

  Солон ученый академик,
  К нему явился для полемик.
  Он рек - пустой ты человек,
  Ведь деньги не продлят твой век.

  Крез свел его тотчас же в кассу
  И показал червонцев  массу, 
  Но ни дублоны, ни рубли 
  Солона тронуть не могли. 

  Царь Кир давно бесился с жиру
  И с войском рыскал он по миру, 
  Где Крез, кричал он, до зарезу
  Хочу напакостить я Крезу. 
 
   Все в этом мире прах и тлен,
   И вскоре Крез попался в плен.
   Туга веревка, меч остер,
   И Крез плетется на костер. 
   
   Чуть огнь коснулся пантолон, 
    Он закричал "Солон,Солон"   
    Кир любопытен был всегда.
    - Где, почему, зачем, когда?    

   Когда ж узнал он Креза повесть,
   То у него проснулась совесть. 
   Он слезы на глазах утер 
   И приказал тушить костер.  


А много ли ныне любопытных и совестливых правителей?  

История периода сенгоку-дзидай часть 2

Сам Иэясу с 30-тысячным гарнизоном встал позади второй линии, оседлав дорогу Накасэндо. Остальные мелкие отряды расположились перед самураями Мори, блокируя попытки Исида воспользоваться своими резервами. 
В 8.00 утра, когда туман окончательно рассеялся, первыми в атаку пошли самураи Ии Наомаса в красных доспехах, обрушившись на дивизию Укита Хидэиэ. Одновременно с «красными дьяволами» атаковали и воины Фукусима Масанори. Однако попав под сильный ружейный огонь, они отступили, что позволило Укита перейти в контратаку. И тогда основные силы Восточной армии предприняли наступление на дивизию Исида и Кониси, которая была рассечена надвое. 
Большинство людей Иэясу теперь было вовлечено в битву. А со стороны «западной коалиции» отряды Симадзу, Кобаякава и Вакидзака еще не вступили в бой. Исида хотел сделать прорыв. Он послал приказ Симадзу вступить в битву, но получил ответ: «В этом сражении каждый клан должен участвовать в своей битве всеми своими силами, и совершенно нет времени участвовать в чужих стычках спереди, сзади или на флангах». Исиде пришлось полагаться на Кобаякава и Вакидзака. 
Исход битвы решило одно предательство, совершенное князем Кобаякава Хидэаки, который предал Мицунари и перешел на сторону Токугава, в результате чего, битва при Сэкигахара была выиграна Токугавой Иэясу. 
Сражение при Сэкигахара было выиграно. После боя перед Токугава Иэясу были сложены в гору 40 тысяч отрубленных голов солдат противника. Вскоре все кланы, выступившие на стороне Исида Мицунари, признали верховенство Токугава Иэясу. 
Иэясу стал фактическим правителем Японии.
После победы Иэясу сразу перераспределил заново земли побежденных им даймё. Самые большие части получил сам Токугава и его непосредственные слуги – фудай даймё. Звание «фудай даймё» получали вассалы рода Токугава, которые были его вассалами до битвы при Сэкигахара, принимали участие в этой битве на стороне Иэясу и не были его родственниками по мужской линии. Их среднее количество составляло около 135 родов. 
Вторыми после них были вассалы Тоётоми, которые примкнули к его силам накануне битвы при Сэкигахара или после битвы, а также побежденные князья, которые получили статус «тодзама даймё». Тодзама-даймё находились под постоянным наблюдением разведки и полиции сёгуната Токугава, так как считались неблагонадежными. У тодзама-даймё отнимали хорошие, плодородные цены и ссылали их в глухие, бедные провинции чтобы не допустить повторной консолидации мятежников и восстания против сёгуната. 
Неполноправный статус тодзама сохранялся более двух веков: в течение всей эпохи Эдо они были существенно ограничены в своих владетельных правах. В результате, владетельные роды, относившиеся к тодзама (Симадзу — княжество Сацума, Мори — Тёсю, Ямаути — Тоса), сыграли значительную роль во время Революции Мэйдзи и свержении сёгуната Токугава в конце 19 века. 
После победы в битве при Сэкигахара, в 1603 году (8-м году эры Кейтё) 60-летний Иэясу получил от императора титул «Великого сёгуна завоевателя варваров». Он создал новое самурайское правительство — сёгунат в городе Эдо (совр. Токио). Это был третий и последний сёгунат после аналогичных, созданных родами Минамото и Асикага. Господство нового правительства продолжалось более 250 лет. 
В 1605 году (10-м году эры Кэйтё) Иэясу передал титул сёгуна своему сыну Токугаве Хидэтаде. Этим он хотел избежать проблемы наследования и ослабления рода, которые уничтожили достижения его предшественников — Оды Нобунаги и Тоётоми Хидэёси. Все рычаги власти Иэясу продолжал держать в своих руках, являясь теневым правителем Японии. 
В 1607 году (12-м году эры Кэйтё) Иэясу перенес свою резиденцию в город своей молодости Сунпу, оставив своего сына в замке Эдо. Там отставной сёгун занимался созданием правительственной системы, которая бы гарантировала долговечность его сёгунату. К слову, экономическая составляющая правления сёгуната Токугава была позаимствована Иэясу у Такеда Сингена, который был не только блестящим стратегом, но и прекрасным управленцем и экономистом (экономические и правовые методы Такеды Сингена применяли сёгкнатом Токугава вплоть до его ликвидации в конце 19 века). 
Для Иэясу существования рода Тоётоми оставалось препятствием на пути объединения Японии. Этот род оставался формальным главой самого сёгуна, а также продолжал иметь много влиятельных вассалов. После смерти Иэясу, Тоётоми имели все шансы восстановить свои силы и вернуть себе власть в стране. Чтобы этого не произошло, необходимо было ослабить род противника или даже навсегда избавиться от него. 
С наступлением 1614 года (19-м году эры Кэйтё) Иэясу решил окончательно ликвидировать род Тоётоми и начал реализацию этого плана. 
Поводом для конфликта между Токугава и Тоётоми стали надписи на колоколах храма Хоко-дзи, который был восстановлен на средства Тоётоми Хидэёри. Эти надписи, хотя и не содержали негативных высказываний относительно Иэясу, были истолкованы им как проклятие в его адрес. Токугаву поддержали зависящие от него киотские ученые монахи, которые подтвердили его безосновательные толкования и обвинили род Тоётоми в попытке наслания проклятия на род Токугава и во всех прочих грехах. 
В ноябре 1614 года (19 -м году эры Кэйтё) Иэясу приступил к осаде Осакского замка — главной цитадели рода Тоётоми. Войско Иэясу насчитывало более 200 тысяч человек. Замок не штурмовали, а вели локальные бои за форты, прилегающие к нему. 
В конце концов, после нескольких дней бесконечной канонады и мигрени, леди Ёдогими уговорила сына сдать замок. Обе стороны договорились прекратить боевые действия и заключить мир при условии разрушения большей части укреплений Осакского замка и роспуска войск. На январь 1615 года (20-м году эры Кэйтё) главная цитадель Тоётоми превратилась в незащищенную крепость. 
Поняв, что ликвидация укреплений Осакского замка — это прямой путь к уничтожению своего рода, Тоётоми начали их восстанавливать. Иэясу узнал об этом и поставил ультиматум: прекратить восстановление замка, распустить отряды ронинов и оставить замок в Осаке в обмен на тот, который укажет сёгун. Конечно же, Тоётоми Хидэёри не согласился и Токугава вторично объявил ему войну. 
Иэясу снова подошел к Осакскому замку. Теперь это уже была не знаменитая цитадель, а небольшая крепость. Род Тоётоми, который потерял выгодные позиции с ликвидацией укреплений, решил не обороняться, а наступать. 
Оборону замка возглавил известный князь и стратег Юкимура Санада, который сам несколько раз неудачно осуществлял покушения на Токугаву Иэясу. 
Не желая дожидаться третьего покушения, которое могло стать успешным, Иэясу Токугава спровоцировал битву с защитниками Осаки в открытом поле. В результате, состоялась битва при Тэннодзан, которая была проиграна войсками Осаки. 
В этой битве престарелый сёгун участвовал лично, руководя войсками на передовой, воодушевляя солдат на битву. В бою Иэясу был ранен ударом копья в почку, но не смотря на рану не вышел из боя и продолжил командовать войсками. 
Видя безвыходность положения, Тоётоми Хидэёри и его мать госпожа Ёдо совершили ритуальное самоубийство сэппуку. Крепость пала, а род Тоётоми прекратил свое существование. 
В 1616 году Токугава Иэясу он тяжело заболел. Причины болезни точно неизвестны. Среди главных упоминаются пищевое отравление и венерические болезни. Токугава любил хорошо поесть и провести время с женщинами, поэтому не удивительно, что здоровье пожилого сёгуна в отставке не выдержало чрезмерных нагрузок. 
«Первого сёгуна» похоронили в Никко Тосё-гу. Ему было предоставлено посмертное имя Тосё-Дайгонгэн («Великий бог-спаситель, что озарил Восток»), под которым он и зачислен в список японских божеств ками.

История периода сенгоку-дзидай

Период Сенгоку -дзидай для японской истории стал знаковым периодом, который определил вектор развития страны на века вперед. Само название «Сенгоку-дзидай» восходит к древней китайской истории, и по аналогии ней переведено в японской историографии как «Период воюющих провинций». 
Период Сенгоку-дзидай продлился с конца 15 века и до начала 17 века и включает в себя несколько обособленных исторических периодов: смута годов Онин (1467-1477 гг.), период Муромати (1336 — 1573гг.), Адзути – Момояма (1573 – 1603гг.), однако, к этим же периодам можно отнести первые годы правления сёгуната Токугава, названные периодом Эдо. 
Период Сенгоку-дзидай был периодом непрекращающихся гражданских войн и конфликтов, за что собственно и получил таковое название. 
Собственно, период Сенгоку начинается с крупной войны Онин или как ее называют историки «смута годов Онин» 1467-1477 гг. 
Ослабление центральной власти подливало масло в огонь. Полувековая война Северного и Южного дворов привела сегунов Асикага к зависимости от своих вассалов. А те в свою очередь обладали достаточно значимым военным и экономическим потенциалом. Даже несмотря на то, что сегунам удавалось сдерживать потуги своих вассалов к власти, но в конце концов тем удалось взять верх. И они превратили правителей династии Асикага в послушных марионеток. 
В своих владениях сюго даймё вели себя как полновластные правители. Они собирали налоги, держали крупные воинские соединения и издавали собственные законы. Даже в лучшие времена семье Асикага удавалось контролировать положение только в 22 провинциях из 66, преимущественно в западных областях Хонсю. Традиционно далекими от центральной власти оказались о-в Кюсю и северо-восток Хонсю. Предпочитая не вступать в открытую борьбу, сёгуны назначали военными управителями этих провинций местных феодалов. 
Действующий сёгун Асикага Ёсимаса стремился отречься от власти и посвятить себя духовным удовольствиям. Детей у Ёсимасы не было, и он решил избрать своим преемником младшего брата Ёсими. Жена Ёсимасы, Хино Томико, происходила из семьи, которая не была кровно связана с семьёй сёгуна. Ёсимаса ненавидел её родных за постоянное вмешательство в его дела. Он испытал величайшее потрясение, когда Томико родила ему сына и решительно заявила что сёгунат перейдёт к младенцу Ёсихисе. 
Томико надеялась, что её сыну поможет стать сёгуном один из трёх министров — Ямана Мотитоё (Содзэн). Но Ёсими тоже пользовался поддержкой министра Хосокавы Кацумото. Вспыхнул конфликт из-за прав наследования, и к этому конфликту подключились враждующие кланы Сиба и Хатакэяма. Соперники начали созывать сторонников. В 1467 году две большие армии (численность одной из армий была 250 тысяч, но эта цифра, вероятно, завышена) двинулись друг на друга из восточных и западных районов Киото. 
В мае 1467 года начались сражения. На первом этапе войны войска рода Хосокава («восток») численностью около 160 тысяч, созванные из 24 провинций, сражались преимущественно с силами Яманы Мотитоё («запад»), которые составляли 90 тысяч человек из 20 провинций. Силы рода Хосокава чуть не попали в окружение в Киото, после того как к западным силам присоединилось мощная 20-тысячная армия Оути Масахиро. Но к силам восточной армии тоже подошли дружественные войска, разорвали кольцо и соединились с основной армией. 
Разорение Киото в этой войне началось с того, что самураи Хосокава атаковали отряд Ямана, сопровождавший груз риса для Киото. Воины Ямана подожгли один из домов Хосокава. Тогда отряды Восточной армии, которой командовал Хосокава Кацумото, взяли штурмом и сожгли дом Иссики, военачальника Западной армии. Выгорел весь квартал, где стоял дом, и в течении нескольких дней северная половина Киото превратилась в груду пепла. 
В провинциях участились конфликты между сторонниками обеих армий. Землевладельцы, пользуясь моментом, стали сводить личные счеты. В армии было призвано множество воинов асигару. Бандиты нападали на всех слабых без разбору. Вскоре даже очевидцы перестали понимать что происходит. 
Война разрасталась, распространялась по другим провинциям, и вскоре никто уже не знал, кто, с кем и где теперь воюет. В отчаянии Хосокава Кацумото решил постричься в монахи, а Содзэн подумывал о харакири, но жизни обоих унесла чума в 1473 г. Пламя войны еще тлело кое-где в Киото, пока истощенные армии не разошлись по домам. Через год Асикага Ёсимаса официально отрёкся от престола, а девятым сёгуном стал Ёсихаса. В 1477 году Западная армия покинула город под предводительством Оути Масахиро. Эту дату принято считать концом войны Онин. 
Крестьяне и мелкие самураи, недовольные подобным состоянием дел, сами принялись бунтовать. Этот период в японской историографии называется «Гэкокудзё» (яп. «Низший подавляет высшего»), а крестьянские восстания в эпоху Муромати — «доикки». Кроме того, крупное восстание подняла буддийская секта Дзёдо-синсю, пользовавшаяся огромным влиянием в регионе Хокурику. Взбунтовавшиеся монахи отправились в провинцию Кага, где объединились с бедными самураями, положив начало движению Икко-икки — «объединённый союз» или в ином прочтении «лига прямодушных». 
Проявлением гэкокудзёбыли бесконечные крестьянские восстания. На протяжении XV в. их произошло около ста. Бунты происходили преимущественно в центральных провинциях. Несмотря на их близость к столице, у правительства не было таких сил, как у сюго, и оно не могло справиться с восставшими. Повстанческие армии, состоящие из разорившихся крестьян, батраков, мелких торговцев, бедных самураев и священнослужителей, были грозной силой. 
Несколько раз восставшие врывались в Киото, сжигали дворцы знати, дома ростовщиков, громили лавки торговцев. Такие походы обычно заканчивались массовой попойкой, и только после этого самураям бакуфу удавалось вышвырнуть бунтовщиков из города. 
Окончательное падение власти Асикага в 1497 г. повлекло за собой междоусобные войны за контроль над землей, которым прежде препятствовали обязательства вассалов и даймё по отношению к сегуну. Региональные феодалы, уже привыкшие к тому, что сюго собирали налоги, ренту и далее претензии на землю в поместьях, которыми управляли, поняли, что доходы и собственность вышли из-под контроля владельца.
Значительные экономические трудности продолжались в Японии с середины XV в. и до официального падения сёгуната Муромати в 1573 г. Ограниченные финансы Асикага не могли покрывать расходы в течение длительного времени, и сёгунат продолжал пренебрегать провинциальными и экономическими делами, тем самым ускорив свой конец. Тяжесть постоянных налогов на земледельцев и торговцев росла по мере того, как в соответствии с чрезвычайными мерами налогами облагались дома и рисовые поля. Голод и череда неурожаев, связанных с погодными катастрофами в середине XV в., также способствовали распространению бедности. 
Однако междоусобные войны периода Войны Онин имели и положительное значение. Надёжно контролируемые владения даймё и сюго фактически ускорили рост экономического производства, так как именно эти землевладельцы вводили капитальные усовершенствования, способные повысить производительность, увеличившие производство, например ирригацию, или поддерживали торговлю, чтобы повысить доход работников. 
Формально сёгунат пережил войну и слабое политическое руководство, хотя реальной властью обладали вассалы, имевшие большой военный опыт и средства. Они также обладали землей и к середине XV в. начали строить замки, чтобы защитить свои территории. 
В конце концов опытные и предприимчивые вассалы бросили вызов сюго, часто низлагая военных губернаторов и даже захватывая их владения. Эти могущественные вассалы эпохи Муромати стали известны как сэнгоку даймё. В начале XVI в. насчитывалось около 250 имений даймё. 
Однако, своеволие сенгоку даймё вылилось в открытую войну против самого сёгуна – даймё рода Миёси, земли которых находились неподалеку от столицы Киото (остров Ава и провинция Сэтцу) в 1565 году организовали атаку на замок, где располагалась ставка действующего 13-го сёгуна – Асикага Ёситэру. Войска сёгуна проиграли эту битву и сёгун Ёситэру покончил с собой оставив после себя вакуум верховной власти. 
В стране воцарилась анархия. Каждая провинция могла быть разбита на несколько округов или уездов, которыми правили сильные сэнгоку-даймё. 
В период "Сражающихся царств" в Японии прославилось несколько выдающихся полководцев. Имена двух из них, Такэда Сингэна Харунобу (1521-1573) из Каи и Уэсуги Кэнсина Тэрутора (1530-1578) зачастую упоминаются рядом друг с другом. Соседи, они отличались абсолютно противоположными характерами и пять раз сражались дрг с другом в местечке Каванакадзима. Сингэн был великолепным администратором и заставил одного из своих вассалов подробнейшим образом записывать свои слова и деяния. Кэнсин же был воином, искренним и простым, чьим рыцарским духом восхищались даже его враги, в том числе и Сингэн. 
Взгляд Сингэна на управление страной ярко представлен в следующем стихотворении: 
Люди - это замок, каменные стены и ров. 
Сострадая, получаешь друга, мстя, получаешь врага. 
Такеда Синген был старшим сыном Такэды Нобуторы, полководца и правителя горной провинции Каи. При рождении получил имя Кацутиё («победа навсегда»), но в 1536 году сменил его на Харунобу, получив в дар иероглиф «хару» из имени 12-го сёгуна Асикаги Ёсихару. Имя Сингэн принял с монашеским саном в 1559 году. 
В 1541 году при поддержке главных вассалов своего отца Харунобу восстал, и, изгнав Нобутору, стал править самостоятельно. 
Харунобу вслед за отцом продолжил завоевательные походы в Синано. Однако он разорвал союз с кланом Сува и напал на него. Постоянно сражаясь с соседями Харунобу смог захватить несколько прилегающих провинций – объединить провинцию Каи, захватить Сува и Синано, неоднократно вторгался в Кодзуке и подчинил себе регион Тиисагата. 
После того как «Такэда Харунобу» разгромил в 1553 году одного из последних непокорных ему могущественных лордов провинции Синано Мураками Ёсикиё, ему удалось поставить под свой контроль почти всю провинцию Синано (за исключением северной её части). Мураками Ёсикиё бежал из родового замка и вынужден был просить помощи у ближайшего соседа, которым был блистательный полководец, даймё провинции Этиго Нагао Кагэтора, вошедший в историю под именем Уэсуги Кэнсин. Так началась прославленная в военной истории серия войн между Кэнсином и Сингэном. Пять сражений были разыграны на одном и том же месте, на ровном участке земли в Синано, называемом Каванакадзима, где сливаются реки Сайгава и Тикумагава — в 1553, 1555, 1557, 1561 и 1564 годах. 
В нескольких сражениях, когда одна из сторон приобретала тактическое преимущество над другой, обе армии двигались как гигантские шахматы, в которых шахматными фигурами служили люди. Четвёртая битва при Каванакадзиме в 1561 году была настоящим — большим и кровавым — сражением. В ходе сражения Уэсуги Кэнсин с обнажённым мечом кинулся на Сингэна, сидевшего на походном стуле. На вопрос, о чём он думает перед смертью, Сингэн сложил изящное стихотворение и отразил удар меча боевым железным веером. 
Уважение, которое Кэнсин и Сингэн испытывали друг к другу, лучше всего иллюстрируется знаменитой «историей с солью». Поскольку владения Сингэна находились вдали от моря, он получал соль из княжества Имагава. Однако после того как Сингэн напал на ослабевший из-за поражения при Окэхадзаме (1560 год) дом Имагава, глава последнего Имагава Удзидзанэ перестал продавать во владения Такэды соль (нападение на Имагаву также привело к войне Такэды с семейством Ходзё, из владений которого соль также купить было невозможно). Уэсуги Кэнсин, узнав о трудностях Сингэна, заметил, что Удзидзанэ совершил очень подлый поступок, и послал Сингэну некоторое количество соли из собственной провинции, которая имела выход к побережью Японского моря. И добавил при этом: «Я воюю не солью, а мечом». Эта история содержится в источнике эпохи Токугава «Синсю тонъя юрай кикан». 
К 1573 году Харунобу превратился в одного из самых могущественных японских даймё, в его княжество входили провинции Каи, Синано, Суруга, Тотоми, запад провинции Кодзукэ, восточные области провинции Мино и южная часть провинции Хида. 
Сингэн неожиданно умер 13 мая 1573 года. Точная причина его смерти неизвестна. Одни полагают, что он скончался от туберкулёза, другие — от пулевого ранения, полученного при осаде неприятельского замка. Перед смертью Такэда Сингэн завещал своему сыну, Кацуёри, примириться с Уэсуги Кэнсином и во всем полагаться на него, но тот не выполнил заветы отца, приведя к гибели весь род Такэда. Девять лет спустя Ода Нобунага уничтожил наследников Сингэна и захватил его владения. 
Японцы считают Такэду одним из самых лучших полководцев в своей истории. Существует множество легенд и преданий, основанных на историческом сочинении, созданном вассалами дома Такэда «Коё гункан», повествующем о его подвигах, бесстрашии и воинском таланте. В «Коё гункан» рассказывается о военном искусстве, обычаях и нравах дома Такэда.

Другим великим полководцем периода Сэнгоку был прославленный Уэсуги Кенсин. 

У отца Уэсуги Кенсина - [Нагао] Тамэкагэ было четыре сына. В детстве Кагэтора звали Торатиё (впоследствии он принял имя Уэсуги Кенсин), он был рожден от второй жены Тамэкагэ. В возрасте восьми лет он был хитрым и молчаливым. Тамэкагэ не любил его и отправил в Тотио, чтобы отдать в монахи. 
Однако монашество не пришлось ему по душе. Когда Тамэкагэ умер, многие самураи изъявили верность Кагэтора. 
1547 году, Кагэтора смог объединить свой клан, победив всех вассалов, которые выступали против его власти. Позднее, он сразился со своим братом Харукагэ, который также выступал против него и победил последнего. 
В 1552 году все командиры и воины пожелали иметь своим господином Кагэтора. Нагао Кагэтора (в скором будущем он примет имя Уэсуги Кенсин) был очень набожным человеком. Кагэтора был ярым буддистом. Мотивацией всех его военных компаний внешней политики было восстановление мира и спокойствия в стране, благоденствие буддийского закона. Своих будущих врагов он как правило. Объявлял порождениями зла, а свою миссию – искоренение зла на земле и установление небесного правопорядка в стране. 
Своим небесным покровителем Кагэтора считал бога войны Бисямонтэна/Бисямона. Первый иероглиф из имени небожителя Кенсин изображал на своих знаменах. В том же 1552г., Кагэтора обрил голову и взял имя Кэнсин. 
Вскоре после обретения власти в Этиго Кагэтора вынужден был противостоять Такэда Сингэну, который в ходе своей завоевательной кампании подошёл близко к границам Этиго. 
В сентябре 1576 года Уэсуги Кэнсин начал экспансию в провинцию Эттю, военными наместниками (сюго) которой были (де-юре) представители знатного рода Хатакэяма. 
В 1576 году Кэнсин столкнулся с самым могущественным полководцем периодаСэнгоку, Ода Нобунага. В 1577 году Нобунага послал 30-тысячное войско на помощь защитникам Нанаодзё во главе с Сибатой Кацуиэ. В битве при Тэдоригаве войска Уэсуги одержали блестящую победу над войсками Оды, превосходившими их по численности в полтора раза. 
Зимой 1576—1577 годов Кэнсин собрал большую армию, надеясь развить успех в войне против Оды, но в апреле скончался в результате инсульта. До самой своей смерти он оставался для Нобунаги грозным соперником. 
Именно в период Сэнгоку –дзидай началось фактическое объединение Японии. Современные историки справедливо называют объединителями страны трех великих князей, оставивших глубокий след в японской истории: Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёи и Токугава Иэясу. 
Ода Нобунага родился в 1534 году в семье Оды Нобухидэ, «даймё» из провинции Овари. Нобунага был третьим сыном своего отца, но благодаря тому, что он был первенцем, рождённым от законной жены, его считали наследником рода Ода. Потому он стал полноправным хозяином замка Нагоя уже в два года. С детства Нобунага любил диковинные вещи и вёл себя очень странно и эксцентрично, за что получил кличку «большой дурак из Овари» (Овари но о:уцукэ). 
В 1546 году (15-м году эры Тэмбун) он прошел церемонию совершеннолетия в замке Фуруватари и получил имя Ода Сабуро Кадзусаносукэ Нобунага. Через два года, при посредничестве своего наставника самурая Хиратэ Масахидэ, он женился на дочери Сайто Досана, «даймё» соседней провинции Мино (ныне префектура Гифу). 
Полномочия главы рода Ода у Нобунага попытался оспорить его брат Нобуюки. Большинство старейшин во главе с Хаяси Митикацу и Сибатой Кацуиэ перешли на сторону Нобуюки. Однако и Нобунага заручился поддержкой влиятельных самураев Мори Ёсинари, Саcса Наримаса и Кавадзири Хидэтака и в результате военных действий стал главой клана Ода. 
Именно в этот период блистательный воин и проницательный дипломат Ода Нобунага становится одержим идеей объединения всей Японии во имя мира и благополучия. Впрочем, мечта о единоличной власти, не ограниченной ни императорскими чиновниками, ни правительством сёгуна, являлась не меньшим стимулом к его бурной военной деятельности. 
Впрочем, для начала ему вновь пришлось блеснуть в качестве умелого военачальника, так как на его земли напал глава могущественного рода Имагава - Ёсимото. В мае 1560 года 25-тысячная армия Имагавы Ёсимото вторглась во владения Нобунаги. Армия Оды оказывала ожесточенное сопротивление, но ее численность не превышало 5-ти тысяч человек. Авангард армий врага под командованием Мацудайры Мотоясу (позднее известного как Токугава Иэясу) захватил ряд пограничных фортов. 
Имагава слыл большим эстетом и …обжорой, имел тучную комплекцию и продвигался исключительно в паланкине. Очень он любил угощаться сезонными кушаньями. По одной из легенд, желая задержать противника в ущелье Окэхадзама, молодой подчиненный Оды Нобунаги – Тойотоми Хидэёси приготовим Имагаве хитрую ловушку. 
Связанный дружескими узами с местными разбойниками, Хидэёси узнал, что лучшего места для внезапного нападения, чем ущелье Окэхадзама было не найти. Но вот беда – как заставить противника остановиться именно в этом ущелье? Смекалистый Тойотоми Хидэёси при помощи местных рыбаков добыл огромного морского леща. Зная страсть Имагавы Ёсимото к сасими из морского леща, Тойтоми и его друзья-разбойники под видом крестьян, преподнесли Имагаве в дар пойманную рыбу, попутно сдобрив подарок доброй порцией лести. Имагава несказанно обрадовался подарку и тут же велел разбить лагерь – прямо в ущелье Окэхадзама. Повара Имагавы бросились готовить сасими. 
Нобунага собрал все имеющиеся силы и ночью, под прикрытием внезапного дождя обошел основные силы Имагавы с тыла и атаковал центральный штаб противника. Целью этой отчаянной вылазки было обезглавить огромную армию. Войска Имагавы не были готовы к бою и начали отступать, воины Нобунаги преследовали отступающих. Во время погони гвардейцы Хатори Сёхэйта и Мори Синсукэ добыли голову Имагавы Ёсимото. Узнав про гибель главнокомандующего остальные части войск противника поспешно отступили к провинции Суруга. Таким образом, силы Оды одержали блистательную победу, прославив имя своего отчаянного, но небывало талантливого полководца.
После битвы при Окэхадзаме, Токугава Иэясу (будущий сёгун и основатель Сёгуната Токугава) ушел из под протекции рода Имагава и отнял у него провинцию Микава, заявив о своей самостоятельности. В 1562 году Токугава Иэясу заключил союз с Нобунагой и начал войну с родом Имагава, постепенно поглощая западные владения бывшего сюзерена. В свою очередь, подписание договора с Иэясу сняло военное напряжение в южных землях провинции Овари и предоставило возможность Нобунаге сосредоточиться на войне с родом Сайто, который владел провинцией Мино. 
Важнейшим пунктом политики Ода Нобунага стало завоевание этим поистине великим военачальником тогдашней столицы, города Киото. В 1565 году (8-м году Эйроку) был убит 13-й правитель сёгуната Муромати — Асикага Ёситэру. Убийцы, из рода Миёси посадили на сёгунский трон свою марионетку Асикагу Ёсихидэ. Кроме того, для полного контроля над сёгунатом они решили убрать потенциального претендента на пост сёгуна – родового претендента Асикагу Ёсиаки. 
После непродолжительных военных действий и политических интриг, с подачи Ода Нобунага, Асикага Ёсиаки был назначен 15-м сёгуном и в благодарность за помощь предложил Нобунаге пост своего заместителя. Однако тот отказался, не желая связывать себя с сёгунатом, поскольку собирался держать подлинную власть в своих руках, не связывая себя высокими должностями. 
Примечательно, что будучи известным и признанным военачальником, Оду Нобунага был так же удачливым администратором. Для воплощения своих планов Нобунага активно сотрудничал с португальскими торговцами и иезуитскими миссионерами, за что получал значительные скидки во время покупки европейского огнестрельного оружия. Кроме того, казну Нобунаги пополнял доход от успешной восточноазиатской торговли, развитой им в родовой провинции Овари. 
Свою внутреннюю политику Ода Нобунага строил без традиционных ссылок на авторитет императорского двора, правительства сёгуна и главное, авторитет буддистских монастырей, к тому времени укрепившихся настолько , что некоторые из них контролировали целые провинции и содержали собственные вполне боеспособные вооруженные формирования. Конфликт Нобунаги с буддистским духовенством стал основой для появления как первой, так и второй «антинобунагской коалиции». 
В апреле 1570 года (1-го года эры Гэнки), Нобунага вместе с союзными силами Токугавы Иэясу начал поход на провинцию Этидзэн, где правил клан Асакура, возглавляемый князем Ёситэру. 
Когда силы Оды и Токугавы вторглись на вражескую территорию, Нобунага получил известие об измене своего союзника и родственника Адзаи Нагамасы, который приходился мужем его родной сестре – леди Оити. 
Семьи Азаи и Асакура издавна были связаны родственными и близкими дружеским отношениями. Поэтому когда Нобунага решил атаковать земли рода Асакура, правитель Асакура воззвал к совести и семейным узам Азаи Нагамасы. Азаи Нагамаса, под давлением своего престарелого отца и главных вассалов решил вступить в войну с Нобунагой, полагая, что то нарушил правила истины и справедливости. Родная сестра Нобунаги – леди Оити, родившая к тому моменту от Азаи Нагамасы двух дочек, отказалась покинуть замок и вернуться к брату, предпочтя смерть вместе с мужем. 
В августе 1570 года союзные силы Оды и Токугавы встретились в решающей битве при Анэгаве c 13-тысячным войском Адзаи Нагамасы и Асакуры Кагэтакэ. Мощная атака противников разбила первые ряды войска Нобунаги, но удары в тыл и фланги вражеских сил изменили ход битвы в пользу союзников. Спустя несколько лет, клан Адзаи был полностью уничтожен войсками Оды Нобунаги. 
В 1576 году атаковал монастырь Энряку-дзи. В этой осаде Оду Нобунага проявил еще одну сторну своей многогранной личности – беспримерную жестокость по отношений к врагам. В стенах монастыря самураями Оду были безжалостно убиты около 3-х тысяч монахов, женщин и даже детей. Сам же монастырь, являвшийся жемчужиной традиционной буддистской архитектуры, был сожжен им дотла. За сожжение величайшего буддистского храма, Оду Нобунага получил прозвище «Демон-повелитель Шестого Неба» (Дайроку Тэмма-о, в буддизме хозяин шестого неба в Мире Желаний, одно из воплощений зла). 
Против Оды Нобунаги, который к тому моменту уже был не в самых лучших отношениях со своим марионеточным сёгуном Ёсиаки, последний организовывал несколько тайных коалиций, куда в разное время входили такие известные князья как Такеда Синген, Уэсуги Кенсин, Кэннё Коса и т.д. Однако, ни одна из этих коалиций не смогла победить Нобунагу. 
В августе 1573 года (1-го года эры Тэнсё) Нобунага вторгся во владения рода Асакура, разгромив его войска в битве за замок Итидзиодани и вынудил Асакуру Ёсикагэ совершить сэппуку. Род Асакура был полностью истреблён. 
В марте 1574 года (2-го года эры Тэнсё), Нобунага был назначен советником императора, что сильно подняло его авторитет в стране. С этих пор война против Нобунаги становилась войной против императорского дома. Авторитет императора среди самураев был достаточно большим, и всё меньше и меньше родов отваживались бороться с Одой. 
Зато монахи монастыря Исияма Хонган-дзи подняли восстание в завоёванной Нобунагой провинции Этидзэн, перебили всю прибывшую администрацию и захватили власть в свои руки. В июле Нобунага повёл 30-тысячное войско на мятежную Нагасиму, располагавшуюся на островах в речной дельте в его родной провинции Овари, что делало её природным укреплением. Нобунага смог победить мятежный монастырь только с третьей попытки. 
Еще одним триумфом оды Нобунаги стала битва при Нагасино. В мае 1575 года (3-го года эры Тэнсё) 15-тысячное войско рода Такэда вторглось во владения союзника Нобунаги Токугавы Иэясу и осадило замок Нагасино. На помощь Токугаве прибыло 30-тысячное войско Нобунаги. 29 июня между войсками Такэды Кацуёри и армиями союзников состоялась битва при Нагасино, ставшая переломной во всей японской военной традиции, поскольку впервые в истории Страны восходящего солнца преимущество победителям обеспечило использование огнестрельного оружия, к которому у самураев «старой закалки» существовало традиционное презрение. Элитная конница Такэды была наголову разбита аркебузирами Нобунаги и Токугавы.
В декабре 1575 года (3-го года Тэнсё) Нобунага передал титул главы клана Ода и замок Гифу своему сыну Оде Нобутаде, но оставил за собой все реальные рычаги власти. Нобунага построил себе новый замок в Адзути, моделью для которого послужила европейская средневековая крепость с высокой главной башней (донжон) в центре. Новый замок стал символом «новой власти» Нобунаги, наслаждавшегося полнотой собственного величия, избавленного даже от формального влияния как со стороны императора, так и со стороны уничтоженного им сёгуната. 
Еще раньше, с подачи сёгуна Асикага Ёсиаки, монахи монастыря Исияма Хонган-дзи (на месте нынешнего города Осака) с 1570 года начали войну Нобунагой. Нобунага осаждал мятежный монастырь 10 лет, что явилось самой долгой осадой в военной истории мира! Только в после победы во второй битве при Кидзугавагути 1580 году и благодаря вмешательству императора, монахи Хонган-дзи капитулировали и оставили укрепления Осаки, перебравшись в провинцию Кии. Таким образом, Нобунаге удалось нейтрализовать своего злейшего врага. 
В 1581 году силы Оды вторглись в провинцию Ига, один из главных центров диверсантов-ниндзя (синоби), которые с давних пор содействовали врагам Нобунаги. Его 60-тысячное войско атаковало Игу с шести направлений сразу, опустошив практически всю провинцию и безжалостно вырезав большую часть населения. В марте 1582 года было покончено и с родом Такэда. В руки Нобунаги перешли провинции Кодзукэ, Синано и Каи. 
Однако, решающий для Ода Нобунаги удар, последовал как раз оттуда, откуда он не ждал. Во время войны с кланом Мори, Нобунагу предал один из его ближайших генералов – Акети Мицухидэ, который со своими войсками атаковал монастырь Хоннодзи, где отдыхал Нобунага с малой охраной. В результате короткого боя Ода Нобунага покончил с собою, а его старший сын был убит в ту же ночь. Ода Нобунага погиб 21 июня 1582 года в огне храма Хонно-дзи. 
Тоётоми Хидэёси, проводивший «водный штурм» замка Такамацу, едва узнав о гибели сюзерена, скрывая эту новость от противника, заключил перемирие с родом Мори и быстро отвел все войска к столице. 
12 июня 1582 года 40-тысячная армия Хидэёси благодаря безусловному численному преимуществу разбила войска Акэти Мицухидэ в битве при Ямадзаки. Бежавший Мицухидэ был убит местными крестьянами при попытке награбить еды и корма для лошадей. 
Позиционируя себя в качестве «мстителя», Хидэёси увеличил своё влияние в среде соратников клана Ода. В 1583 году противостояние между Тоётоми Хидэёси и старшим вассалом Нобунаги – Сибатой Кацуиэ переросло в вооружённый конфликт, в котором победил Хидэёси, а Сибата совершил харакири в своем горящем замке после битвы при Сидзугатаке в 1583 году. 
После этой битвы оппозиционные силы рода Ода капитулировали перед Хидэёси, и он стал фактическим преемником Оды Нобунаги, захватив его владения и продолжив дело подчинения Японии своей власти. 
Наибольшим конкурентом Хидэёси в деле объединения страны был бывший союзник Оды Нобунаги — Токугава Иэясу. В 1584 году оба полководца сошлись в битве при Нагакутэ. Войска Тойотоми и Токугавы выстроили друг напротив друга две огромные крепости и долгое время не решались начать атаку, понимая военный и тактический потенциал друг друга. Однако,в решающей битве отряды самураев Токугавы вышли победителями. Но экономический и военный потенциал Хидэёси был настолько мощным, что Иэясу пошёл на мирные переговоры и вскоре получил вассальную клятву от Токугавы Иэясу. 
В 1587 году, уже пробыв некоторое время у власти, Тоётоми Хидэёси решил всем продемонстрировать, кто он. Он пригласил к себе самого императора. Встреча должна была состояться в грандиозном дворце Дзюракудай в Киото. Императора принесли во дворец Дзюракудай, где он провел несколько дней. Тоётоми Хидэёси делал ему ценные подарки — земли и дворцы. Не император подданному, а подданный императору! И они были приняты! 
В 1583 году в городе Осака, на фундаменте укреплений монастыря Хонган-дзи, Хидэёси выстроил большой замок, который по меркам 16-17 веков считался самым большим и неприступным замком в мире. Гарнизон замка Осака состоял более чем из 100000 самураев и имел провизии на три года осады замка.. По свидетельствам современников, таких укреплений не имела ни одна крепость ни в Японии, ни в Китае, ни в Корее. Осака стала главным финансовым центром и фактической столицей страны. 
В 1580-х годах Хидэёси собирался установить сёгунат, однако отказ сёгуна-беглеца Асикаги Ёсиаки признать его своим сыном похоронил этот замысел. В 1585 году Хидэёси получил ранг регента-кампаку. В следующем году ему были жалованы аристократическая фамилия Тоётоми и должность главного министра — дайдзё-дайдзин, высочайшая при императорском дворе. Это было начало легитимного правления того, кто по японским обычаям никогда не мог руководить страной в силу своего плебейского происхождения. 
После разгрома буддистских повстанцев в провинции Кии (современная префектура Вакаяма), Хидэёси направил свои войска на остров Сикоку, где победил местного правителя Тёсокабэ Мототики. 
В 1587 году Хидэёси лично отправился в поход на остров Кюсю, ведя с собой 200-тысячное войско. Клан Симадзу, возглавляемый братьями Ёсихиро и Ёсихиса, оказал войскам Хидэёси стойкое сопротивление, однако, не смог противостоять армии, которая превосходила их силы в десять раз, и в итоге сдался противнику. 
Таким образом, вся Западная Япония оказалась под контролем Тоётоми Хидэёси. На завоёванных землях он запретил распространять христианство (1587) и изъял оружие у местного населения (1588). Всем жителям Японии, согласно приказа «охоте за мечами» надлежало сдать все оружие властям. Оружием имели право владеть только власти и самураи. Все сданное оружие, по приказу Тойотоми было переплавлено в гвозди для создания гигантской статуи Будды.
С 1589 года Хидэёси обдумывал план уничтожения крупнейшего властителя региона Канто, рода Го-Ходзё. 
Разбив последнего опасного врага, Хидэёси объединил все японские земли под своей властью. Столетний период междоусобиц и войн закончился. Новый правитель Японии передал титул правителя кампаку своему племяннику Хидэцугу, а сам принял звание тайко (регента в отставке). 
Хидэёси продолжил экономический курс своего предшественника Оды Нобунаги, главным принципом которого была свобода торговли. Он собирался провести денежную реформу, начав чеканку первой японской золотой монеты. Хидэёси также составил общеяпонский земельный кадастр и закрепил землю за крестьянами, обрабатывавшими её. 
К известным внутриполитическим мероприятиям Хидэёси, относится закон об изгнании миссионеров и массовые убийства христиан на острове Кюсю (1587, 1589 и т. п.). Традиционалистская историография трактует их как борьбу Хидэёси с «европейским колониализмом» в Японии. Поводом запрета на христианство послужил отказ Португалии предоставить помощь в постройке и отправке флота для завоевания японцами Восточной Азии. 
Тоётоми Хидэёси дважды, в период с 1592 по 1598 годы пытался завоевать Корею, однако, это ему не удалось из за превосходства корейского флота, растянутых линий коммуникаций и снабжения и помощи корейцам Китайской империи. 
18 сентября 1598 года Тоётоми Хидэёси умер. Перед смертью он сложил такое стихотврение: 

Я пришел, как роса, 
Я уйду, как роса. 
Моя жизнь, мое творение в Осака 
Не более чем сновидение сновидения. 
Какое позднее озарение! 

Смерть Хидэёси также стала сигналом к действию для Токугавы Иэясу, члена опекунского совета пяти старейшин. 
Его пятилетний сын Хидэёри стал формальным правителем страны, вместо которого фактически правил попечительский совет пяти старейшин. 
Будучи вассалом рода Тоётоми, Иэясу выступал от его имени, собирая недовольных самураев покойного сюзерена. К нему присоединились так называемая «группа милитаристов» этого рода, представители которого не разбирались в политике и правлении, но жили за счет войны. 
Им противостояла «группа гражданских» во главе с выдающимся администратором и председателем совета пяти управителей Исидой Мицунари, который был доверенным лицом покойного Хидэёси. Конфликт выглядел, как спор между вассалами рода Тоётоми, но де-факто был противостоянием Токугавы Иэясу, который стремился захватить власть в свои руки, и Исиды Мицунари, который стремился сохранить власть в стране для Тоётоми Хидэёри. 
Сторонники Иэясу сформировали так называемую «восточную коалицию», а защитники Исиды — «западную». Первые были преимущественно даймё восточно-японских земель, в то время как другие даймё западной Японии. 
В 1599 году (4-м году эры Кэйтё) умер Маэда Тосииэ, единственный член Совета попечителей, который мог противостоять Иэясу открыто. Это развязало руки Токугаве и он объявил, что собирается наказать непокорных роду Тоётоми. В июне 1600 года (5-м году эры Кэйтё) Иэясу разбил вражеский род Уэсуги и двинулся на Киото. 
В это время Исида Мицунари активно противостоял Токугаве на политичекой арене. Его стараниями страна разделилась на два лагеря – на тех кто выполнял свой вассальный долг перед родом Тоётоми и на тех, кто поддержал бунтовщика Токугаву. Исида Мицунари был очень талантливым политиком и администратором. Фактически, Мицунари возглавляя «западную коалицию», мог стать следующим тайко – регентом Японии. 
В стан «западной коалиции» Исиды Мицунари вошли такие известные и крупные самурайские рода как Симадзу, Мори, Кобаякава, Кониси, Тода, Цуцуи, Отани и многие другие. 
В лагерь «восточной коалиции» вошли не менее знатные самурайские рода – Мацудайра, Хонда, Санада, Курода, Ии, Фукусима, Сакакибара и многие другие. 
Фактически, страна разделилась на два враждующих лагеря.Противостояние Токугавы Иэясу и Исиды Мицунари вылилось в одну из самых масштабных битв в истории Японии – в битву при Сэкигахара, которая состоялась 21 октября 1600 года.
Численность армии «западной коалиции» приблизительно равнялась 80000 солдат, тогда как «восточная коалиция» выставила на поле боя 74000 воинов. Рано утром, в глубоком тумане 21 октября 1600 года армии Востока и Запада выстроили друг напротив друга и приготовились к решающей битве. Когда туман рассеялся, Исида обнаружил перед собой в полном боевом порядке Восточную армию, численностью в 74 тысячи человек, уже готовой к бою. Правый фланг (10 400 воинов) под командованием Курода Нагамаса расположился у подножия горы Ибуки напротив сил Исида. Центр составили отряды Като Ёсиаки и Танака Ёсимаса с 3 тысячами самураев каждый. На дороге Накасэндо расположились 3600 «красных дьяволов» Ии Наомаса. 
Левый фланг занял 6-тысячный отряд Фукусима Масанори. Во второй линии расположились 3 тысячи человек Мацудайры Тадаёси и 4600 тысяч солдат Фуруты Сигэкацу, Оды Юраку, Канамори Нагатики и Икомы Кадзумасы. В тылу, на дороге Исэ встали 500 воинов Хонды Тадакацу и 400 Тагавы Митиясы. 

Что ждет Одессу в 2018 году

Говорить об Одессе много, и очень много. Красивые и ласковые слова, песни, стихи и рассказы посвящались этой жемчужине в моря на протяжении всей ее истории. Уверена, что так будет и дальше!
Блуждая по улицам Одессы неоднократно представляла, что было на этом месте 10, 20, 50, 100, 150, 200 лет назад? Фантазия у меня хорошо развита и в моем воображении уже возникали новые и новые серии сериалов. При этом, если реализовать мои фантазии, то не исключено, что на этом можно было бы хорошо заработать. 
Но, о чем это я? Ах, да! Улицы... Они меняются. И, люди, которые ходят по этим улицам тоже меняются. не могу сказать однозначно хорошо это или плохо. Они меняются, и улицы, и люди. 
В сети прочла высказывание одесского бизнесмена о нашем городе. Руслан Тарпан говорил о развитии Одессы в 2018 году. Не буду, да и не хочу обсуждать Тарпана. Тут у каждого свое мнение и своя правда. Есть вещи, которые можно ему поставить в укор, а есть то, что он действительно делает хорошо. И с этим нельзя не согласиться. 
Вернусь к тому, что сказал Тарпан о нашем городе. "Одесса развивается - это точно. Город меняет свой облик. Ощущение такое, что Одесса подошла к своей «генеральной» уборке (Вот этого действительно очень хочется, и это очень нужно Одессочке!). Судите сами: за прошлый год выполнен текущий ремонт 39-ти объектов культурного наследия, среди них 15-ть фасадов зданий, выходящих на Тираспольскую площадь, и 18-ть объектов, расположенных в Воронцовском переулке. «Инкор-групп» отреставрировала здание - памятник архитектуры на Приморском бульваре,7, провела реконструкцию ул. Косвенная. В результате, старая добрая одесская Молдаванка получила «ретро-улицу». Кстати о Молдаванке! Давно вы там были? Сходите! Пока она еще жива. Пока еще есть те ее жители, смотря на которых понимаешь, что имеется ввиду под словом "одессит". Пока еще жива одесская речь. Поспешите. Просто походите, послушайте и посмотрите. 
Так вот, в городе действительно многое делается, но как опять же соглашусь с Тарпаном, "выполненный объем работ – это малая часть из общего объема работ, которые необходимо провести для возрождения исторической части Одессы. Без этого, мне трудно представить Одессу будущего, не говоря уже о ее месте в глобальном мире".
Я очень верю в то, во что хочу верить! Уверена я, что слова Тарпана будут пророческими (в самом хорошем смысле этого слова): Я лично вижу Одессу как кладезь отложенного спроса со скопившейся энергией. И она рано или поздно выльется в высокий, устойчивый и качественный экономический рост, который будет происходить не за счет увеличения объемов традиционных факторов производства, а на основе роста инноваций и их активного внедрения. Все начинается с того, что у нас внутри.

Открытое письмо Иосифу Кобзону


Нам Галич завещал – не шить ливреи. 
А ты не понял лысою башкой. 
Теперь, как все подобные евреи, 
Ты даже не лакей, ты – половой! 

Ты подаёшь им всё, чего изволят, 
При этом мерзко шаркаешь ногой. 
И говоришь то, что тебе позволят, 
Певец ты наш великий, дорогой! 

Рассказывал, как любишь Украину? 
Спивав народных декилька писень? 
Зачем же, как последняя скотина, 
Ты хаешь Украину каждый день? 

Дочка голодает в израильской армии

КАРТОШКА ДЛЯ МУНДИРА

 

Дочка голодает в израильской армии.



Каждую пятницу, ближе к полудню, у меня дома раздается звонок. Я снимаю
трубку и слышу страстный голос дочери: “Ставь жарить картошку, я уже в Иерусалиме!!!”.
Я хватаю самую большую сковороду, раскаляю масло и вываливаю на нее целую
миску чищенной и нарезанной картошки.
Когда в первую свою побывку из армии она позвонила с воплем:
“Го-о-оло-о-одна-ая-я-я как соба-а-ака-а!!!” — отец философски мне сказал:
“А что ты думала? В любой армии всегда голодно… У нас в Перми, помню,
плеснут тебе щей в миску, а там три синих пленочки плавают вместо мяса…”.
Ну, вваливается ребенок и, едва сполоснув руки,
набрасывается на картошку…
– Что ж ты голую картошку-то… — пытаюсь я сердобольно встрять,
представляя, как же оголодала девочка, если ей одной лишь картошки довольно… — Вот, возьми баклажаны.
Она с полным ртом:
– Какие баклажаны?! Я их уже видеть не могу! У нас каждый день пять видов
закусок с баклажанами…
– Ну, рыбку возьми…
Она вытаращивает глаза:
– У меня рыба уже из ушей лезет! То тунец, то форель, то карп, то копченая,
то соленая…
Я несколько оторопела.
– А курицу будешь?
– Мам, ну сколько можно эту курицу есть! Каждый день курица?!
– Минутку, ты сказала, что голодная… Я поняла, что вас плохо кормят.
– Ужасно! Ужасно кормят!
Тут я взялась за допрос серьезно.
– Так. Давай с самого начала. Молоко дают?
Она удивилась:
– Молоко? А зачем? Оно на столах стоит, конечно, но только для кофе. Зачем
его пить? Есть же йогурты, творог разный, кефир, ряженка, то-се…
– А именно что — то-се?
– Ну, сыры там всякие, какие-то каши дурацкие…
Салаты… Яйца… омлеты в основном. Глазунью сделать как следует не умеют. Я говорю: “Дуду, не зажаривай слишком, я так не люблю!”. А он, как назло, зажаривает и
зажаривает! Когда с луком, так еще ничего, а когда с грибами — тут он
вообще не умеет…
– Понятно… — ледяным тоном сказала я. — А выпечка?
– А что выпечка? Кому нужны эти круассаны и пироги — килограммы набирать?
Это вообще еда нездоровая. И гарниры все эти… Я вместо них просто овощи и фрукты ем.
– Знаешь что, — сказал мне отец. — Гони ты отсюда в три шеи эту
зажравшуюся буржуйку! Дай сюда ее картошку, я доем!
– Не-е-ет! — заорала дочь, обнимая тарелку. — Картошечка моя любимая,
такую только мама готовит!
…Помню, в самом нашем начале здешнем, лет пятнадцать назад, когда мы
только обосновались на съемной квартире, когда я железно знала, что могу потратить на продукты в супермаркете только 20 шекелей в день и ни копейкой больше, к нам в гости приехал из Тверии (не из Твери) мой старый друг. К тому времени он жил в Израиле уже год и даже успел прослужить полгода в армии. И вот тогда он с возмущением рассказывал нам о здешних армейских “порядочках”.
– Ужас! — говорил он, — нет сил смотреть, душа болит: то, что не
съедается за завтраком, выбрасывается мгновенно. Не дай бог выставить банку йогурта в обед — накажут самым жестким образом. И главное — запечатанные, далеко не просроченные йогурты — все сметается в помойный бак!
Мы ахали, качали головами, приговаривали: “Как же так, почему бы не раздать
неимущим?! Какое попустительство, какое разбазаривание добра!”. И нам казалось, что только бывшесоветский разум может навести в этой стране надлежащий порядок. А без нас пропадут, захлянут, выкинут, разбазарят…
– Как тебе не стыдно, — говорю я дочери. — Помнишь, на Малой Полянке нас
остановил солдатик, попросил 5 рублей, у него в авоське болтались булка и баночка кефира? Вот ему бы выпечку, которую ты не съедаешь! Или йогурты, которые вы сметаете в помойный бак.
– Мама! — строго отвечает она. — Ты с ума сошла? Это запрещено! В армии
продукты должны быть наисвежайшими! У нас и так проблем выше макушки. Еще не хватает, чтоб от тухлятины на марше весь полк обосрался!
Мне нечего ей ответить.
– Но почему именно картошка? — только спрашиваю я.
– А это у кого что мамино любимое… Ирка по пельменям тоскует, Юдит ждет
субботы из-за “пэсто”… Кто чего, словом…
И я лишь плечами пожимаю. Но с утра в пятницу первым делом становлюсь в свой
кухонный наряд. Сковорода наготове. Жду: вот-вот зазвонит телефон, и голос дочери пропоет нетерпеливо:
– Еду-еду! Кар-то-о-ошечку-у-у!!!

Дина Рубина

Краткая история русского национализма от горбачёва до майдана

https://basmanov.livejournal.com/2777589.html?utm_source=feedburner&utm_medium=email&utm_campaign=Feed%3A+basmanov+%28Хроника+войны%29



Интервью главы Комитета «Нация и Свобода» Владимира Басманова для норвежского Университета Осло ( Universitetet i Oslo ) в рамках исследовательской работы Университета о современном национализме в Восточной Европе.

Часть II. #ИсторияНационализма #СловоСоратника

- Вы могли бы в общих чертах описать историю русского национализма как политического движения в последние 30 лет, то есть со времен Горбачева до наших дней?

- Я расскажу только какие-то основные вехи, так как это очень объёмный вопрос (на отдельную книгу). Национализм середины 80-х только что вышел из тематических диссидентских полулегальных кружков единомышленников и с большим интересом осваивался в новой политической реальности. К началу правления Горбачёва уже несколько лет действовало Историко-литературное Объединение «Память», выросшее из «Кружка книголюбов» и группы участников городского отделения Общества охраны памятников истории и культуры. Очень рекомендую всем, кто не понимает, как из группы любителей литературы может вырасти политическое ультраправое движение, посмотреть фильм «Бакенбарды», во многом он как раз про ту стратегию, которую выбрала для себя «Память». Как это работает? Люди собираются, подбирают нужную литературу, обсуждают вопросы, которые их волнуют, в ключе определённого мировоззрения, сначала околополитические, потом политические, одновременно усиливаясь как организация, и вовлекая всё новых и новых людей в свою орбиту, планомерно наращивая влияние.

25 октября 1985-го года было совершено покушение на убийство тогдашнего Председателя «Памяти» Елену Сергеевну Бехтереву, поводом для покушения стала политизация «Памяти», а конкретно собрание «Памяти» 4 октября, где открыто и публично прозвучали обвинения в адрес ряда национальных меньшинств, стоявших в прошлом во главе коммунистической партии, включая Лазаря Кагановича – это высокопоставленный советский политический деятель 20-50-х годов, ещё живший на тот момент. Бехтерева осталась на всю жизнь инвалидом, а в руководство Объединения «Память» пришли смелые люди, не побоявшиеся встать у руля, несмотря на весь трагизм момента, среди них был и Дмитрий Дмитриевич Васильев, вскоре ставшим настоящим лидером и идеологом Объединения «Память» (неформально часто можно встретить название Общество «Память», но такого названия никогда фактически не существовало).

В 1987 году прошла первая массовая манифестация националистов из Объединения «Память» (к тому времени полное название - Патриотические объединение «Память»), организация требовала себе официального статуса, а так же встречи с Горбачёвым и Ельциным для ведения переговоров. Это была первая крупная несанкционированная властями манифестация в СССР за долгое время. Ельцин на встречу пришёл, и в свойственной ему манере обещал рассмотреть все поставленные вопросы, основные требования «Памяти» тогда были: ограничение притока мигрантов в Москву – они тогда назывались «лимитчики», борьба с алкоголизацией и бюрократией на государственном уровне и регистрация самой «Памяти». Дальше последовали другие громкие акции «Памяти», гремевшие на весь Советский Союз. В 1988 году «Память» стала Национально-Патриотическим Фронтом, была изменена структура, проведена военизация организации, введена черная униформа, знаки отличия, радикализовалась идеология.

В 1990-х возникает множество самых различных националистических и околонационалистических организаций, как политического, так и радикального толка. Самая известная из них - это РНЕ (Русское Национальное Единство, созданное вышедшим из «Памяти» Александром Баркашовым). Красные знамёна с коловратом на фоне звезды Богородицы, чёрная форма, марши, сборы, тотальное распространение своих листовок там, где только возможно. Настойчивости РНЕ в распространении агитационных материалов в те годы могли бы позавидовать даже Свидетели Иеговы. РНЕ была самой серьёзной общественной организацией, участвовавшей в защите Парламента в 1993-м году.

К концу 90-х появляется движение скинхедов, во многом субкультурное и радикальное, бритые затылки, тяжелые ботинки и яростное желание сражаться «За Русь», о стратегии этого движения я скажу ниже. К концу 00-х скинхеды эволюционировали в движение автономов, отказавшись от большей части субкультурных элементов, что было необходимо как тем, кто хотел проводить силовые акции, так и тем, кто просто не желал лишний раз попадать в поле зрение силовых структур. Где-то до 2002 года движение скинхедов относительно беспрепятственно развивалось, несмотря на свою, радикальность, потом власти начали достаточно интенсивную борьбу с ним. Под предлогом борьбы с ними принимались законы, которые позже стали использоваться для подавления любых несогласных.

Летом 2002 года появилось ДПНИ – массовое антиимигрантское движение (очень похожее на нейтивизм в США в свое время, это самый ближайший аналог в других странах). Я не знаю, стоит ли уточнять, но многие националисты в Европе, когда говорят о том, что хотят бороться за ограничение иммиграции, обычно имеют ввиду мигрантов из конкретных регионов, для Западной Европы это, как правило, Ближний Восток и Северная Африка, для России начало 00-х - это Средняя Азия и Закавказье. ДПНИ рассказывало о проблемах вызываемой массовой, как нелегальной, так и необоснованной трудовой миграцией, привлекало общественное внимание к всевозможным межэтническим конфликтам. С одной стороны мы хотели добиться введения визового режима со странами Азии и Завкавказья, снижения числа трудовых мигрантов, большего внимания полиции к проблеме этнической преступности, с другой - мы проводили народные сходы там, где вспыхивали конфликты, сходы, которые поддерживали наши требования, а также выбирали советы из наиболее активных местных жителей, задача которых была контролировать выполнение местными властями решений схода. Сначала организовывать сходы получалась, только в маленьких городках, потом в городах побольше (наиболее известным стал народный сход в городе Кондопога), и 10 декабря 2010 года народный сход прошёл на Манежной площади, прямо под стенами Кремля, там правда местный совет для контроля властей избрать не получилось из-за столкновений, спровоцированных ОМОНом (силовики сначала перегородили входы и выходы на площадь, а потом начали теснить людей). Кроме того, это был один из немногих, если не единственный народный сход, на который представители администрации не явились для переговоров. Произошедшее на Манежной площади очень сильно напугало обитателей Кремля. Нужно подчеркнуть, что всё это происходило в годы, когда вся иная оппозиция собирала крайне скромное число протестующих. Как последствие - менее чем через 4 месяца ДПНИ было запрещено на территории Российской Федерации.

ДПНИ инициировало крупнейшую ежегодную манифестацию националистов - первый Русский Марш 4 ноября 2005, и было организационным движком Русского Марша все последующие годы до своего запрета. После запрета ДПНИ вопросы проведения Русского Марша на общероссийском уровне решает Центральный Организационный Комитет Русского Марша из наиболее авторитетных и опытных организаторов, на региональном – местные Оргкомитеты, которые формируются каждый год представителями наиболее активных формаций, действующих в том или ином городе.

Предвидя предстоящий запрет ДПНИ, мной с группой единомышленников было создано Этнополитическое Объединение Русские (ЭОР), которое было призвано стать единой организацией русских националистов, но, как это часто бывает с подобными проектами, нашлись некоторые мелкие формации, не захотевшие интегрироваться в ЭОР. В ЭОР вошли составы ДПНИ и тоже попавшей под запрет «Славянской Силы» (политическая организация национал-социалистов, меньшая чем ДПНИ, остальные действующие на тот момент формации были ещё меньше), а так же лидеры таких организаций как РИД, НСИ, РОНС, СРН, РФО «Память».

Сначала Русские провели несколько малочисленных сходов на Манежной площади в Москве, где у каждой акции был интересный повод - от пресс-конференции на тему «возможен ли в России Египетский Сценарий» (тогда думы наших соотечественников занимала Арабская Весна), до акции солидарности с жителями Сагры (где разгорелся очень громкий межэтнический конфликт тех лет), там же прошла презентация нашего Манифеста – позже запрещённого к распространению на территории Российской Федерации. Сходы заканчивались задержаниями, задерживали людей обладавших известностью, и при этом заявлявших, что они лидеры Русских, поэтому об этих, в сущности, небольших акциях, регулярно писала пресса, так ЭОР приобрёл хорошую узнаваемость.


Русские были протестной организацией националистов, мы видели, что все проблемы страны находятся в Кремле, и хотели, чтобы нынешняя правящая клика ушла. Опыт ДПНИ доказал следующее: невозможно игнорировать вопросы политической власти, когда ты выходишь протестовать с плакатом «За закон и порядок!», и получаешь дубинкой по голове. Причём за последние 7 лет ничего не поменялось, сегодня в Москве гражданского активиста могут задержать и избить полицейские за чтение Конституции на улице. Иными словами Русские были настроены решительно. Александр Белов со сцены очередного Русского Марша (4 ноября 2011) призвал всех выходить протестовать вечером 4 декабря 2011 против нечестных выборов. 4 декабря проходили очередные парламентские выборы, мы были уверены, что путинцы сфальсифицируют их, так же, как они сфальсифицировали многие остальные выборы, проходившие ранее. Кроме того, нас возмущало то, что настоящую оппозицию, в том числе националистов никогда не пускают на выборы общефедерального уровня. И люди действительно вышли протестовать 4 декабря, а потом 5 декабря, общегражданские протесты, вызванные нечестными парламентскими, а затем и президентскими выборами продолжились до конца 2011-го и весь 2012 год, так же затронув и 2013 (тогда были уже значительно менее интенсивными и массовыми). При этом Объединение Русские генерировало вокруг себя весь правый сектор сил протеста.



В 2014 году Путин начал военное вторжение в Украину, желая запугать граждан России, воодушевлённых успехами украинского Евромайдана, и внутренне готовых к новой волне протеста. Развязывая эту бессмысленную войну, Путин пытался дискредитировать саму идею мирной революции, доказать гражданам РФ, что революция - это всегда большая кровь, интервенция и утрата территорий, что лучше вечно жить в Северной Корее, чем рисковать мирным небом над головой «раскачивая лодку». Оккупация части Украины – теракт, направленный на устрашение русских в самой РФ.Не все русские националисты смогли адекватно оценить происходящее, некоторые наши, теперь уже бывшие единомышленники, решили, что война против другого славянского народа – это просто прекрасно. Объединение Русские объявило о том, что будет держаться нейтралитета, но меня категорически не устраивал нейтралитет в данном вопросе. Тогда возник Комитет «Нация и Свобода», чётко заявивший требование о выводе российских войск с территории Украины. Первой акцией КНС стало построение Правой колонны на Марше Мира 21 сентября 2011. Надо признать, что на наш клич откликнулись и некоторые другие формации, которые глядя на наш пример перестали бояться открыто противостоять милитаристской, псевдо-патриотичной массовой истерики, устроенной путинскими пропагандистами.

Русских запретили через год. Комитет НС активно действует по сей день. КНС – одна из самых массовых идеологических организаций националистов, действующих сегодня. При этом есть ряд право-популистских организаций, а так же над-идеологических организаций, претендующих на поддержку со стороны рядовых националистов (таких как Партия Прогресса Алексея Навального), которые пока больше КНС. Я действительно уважительно к ним отношусь, и к ним, и к их деятельности, но, нужно понимать, что они, как и все популисты во всём мире - не являются генераторами и двигателями националистических идей, повестки, программы, мировоззрения, всего того, что представляет суть национализма, лишь повторяя 3-4 наиболее раскрученных правых лозунга.

Я горжусь, что мне и моей команде удалось создать КНС, когда все считали, что политический национализм закончился, горжусь, что нам удаётся быть крайне важной частью общегражданского протеста, и при этом выступать в качестве самостоятельной политической силы, не отказываясь от своих убеждений и не скрывая их.

=======================

Я не разделяю точку зрения Владимира Басманова, но считаю его интервью интересным и полезным для понимания исторического процесса развития  общественно-политической жизни в конце ХХ - начале ХХI вв. не только в самой России,  но и в странах бывших республик СССР, а также в странах бывшего соц.лагеря, и многих др. странах практически на всех континентах,  власти которых ещё при совке контролировал ЦК КПСС, а сегодня контролируют те же кремлёвские гебисты, объявившие себя официальными наследниками всего имущества и капиталов бывшего СССР. Кстати, награбленного в совке не только в одной Российской соц. республике, но и в других 14 (15) республиках, входивших в состав бывшего СССР. И теперь кремлёвская власть не просто разрешает гражданам из всех этих стран мигрировать в Россию, но делает это вполне сознательно, т.к. гебне не нужны независимые от них и процветающие страны, откуда никому не нужно будет мигрировать в дикую и людоедскую Россию, где уже сегодня наблюдается критическая демография коренного населения РФ - русских...


Фотопрогулки. История Каменной могилы

В продолжении темы заповедника "Каменная могила"
В этот раз я посетил и музей..Он не такой богатый внутри, как кажется снаружи
Но ценные и интересные экспонаты все таки есть
смотреть