хочу сюда!
 

Алинка

27 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 29-37 лет

Заметки с меткой «путь»

Если искать, выход всегда найдётся...

Поражения, разочарования, неудачи - это орудия, с помощью которых Бог указывает нам путь.     (Пауло Коэльо, «Брида») 

Дефицит эмоций

Мы добавляем  сахар в чай,  потому что нам не хватает сладости в жизни и мы ее подслащаем.

На дне рождения, празднике у нас хорошее настроение, радость, а как тело себя чувствует?

   Под  хмелем и переели  мы  оказывается, а потом …. перенасыщение едой, как вхождение в праздник,  перенаполнение желудка ассоциируется с праздником, хорошим настроением, и даже опьянением…

   Вот мы и устраиваем себе праздник каждый день, особенно при неудовлетворенности в реальной жизни… а потом лишние килограммы и т.д.

Разучились  чувствовать реальный вкус продуктов, реальный вкус жизни видимо нас не устраивает и мы… подслащаем, переедаем, пьянеем, наркоманим, уходим от жизни полностью или частично.

Скандалы, ругань, взрыв отрицательных эмоций это отсутствие положительных эмоций, когда есть внутри пустота, человек ее  чем-то  заполняет, едой или руганью, эмоций хороших в жизни ведь мало.

 Нужно наполнять себя естественными радостями и вкусами жизни, прогулки на природе, в горах, водоемах, активные виды спорта, гимнастика, секас… наполняем себя положительными эмоциями, чувствуем вкус жизни без подсластителя и и заменителя ЛЮБВИ!

Решения....

Абул-Маджд Мадждуд ибн Адам Санайи (1080-1140)

Какая разница, какие решения ты принимаешь, если сам ты не достиг еще единства и уверенности?




Украинцы меняют офисы на пальмы

Все чаще можно услышать истории украинцев, бросивших все и уехавших в вечное лето Таиланда, Вьетнама, Камбоджи и других стран Юго-Восточной Азии. Чем же манит наших людей жизнь на Востоке

"ЛЕТО — КРУГЛЫЙ ГОД И МНОГО НОВЫХ ДРУЗЕЙ"

29-летний Анатолий Ковальчук из Харькова проработал в офисе более четырех лет. В какой-то момент деньги, вещи и техника перестали приносить удовольствие. «Тогда я спросил себя: «Для чего я работал весь этот год? Что могу вспомнить за последнее время?» И я понял: пришло время что-то менять. Спустя три месяца мы с женой поехали на две недели в первое самостоятельное путешествие по Азии, которое длится до сих пор, — рассказывает парень. — За 2,5 года успели пожить в Таиланде, Малайзии, Индонезии, Сингапуре, Гонконге и на Филиппинах. Наш 25-тысячный тайский городок эвакуировали из-за угрозы цунами. На Филиппинах на нас обрушился супертайфун Бофа, оставив без электричества почти на неделю. А в глуши индонезийского острова Бали у нас сломался мотобайк. Во всех этих злоключениях нас бескорыстно выручали местные жители.

В целом же наши заграничные будни мало чем отличаются от украинских. Большую часть дня мы работаем (я программист), по вечерам гуляем по городу, а в выходные ездим в какие-нибудь интересные места. Но вот общение здесь намного разнообразнее. Можно встретить уникальных людей из разных стран мира, разговориться прямо на улице, а впоследствии стать хорошими друзьями. Также нам очень нравится, что в Азии круглый год лето, поэтому из одежды нужны лишь шорты и футболка. Мы периодически приезжаем в Украину, чтобы навестить родственников и друзей. Но с каждым приездом все больше чувствуем себя на Родине туристами.

К минусам жизни в ЮВА можно отнести визовый вопрос. Чтобы долго жить в одной стране, нужно несколько раз в год продлевать визу в иммиграционном офисе или выезжать из страны и получать ее заново. Немножко скучали и по привычной еде. Например, в некоторых странах проблематично со свининой, молочными продуктами, овощами, дорого стоит алкоголь».

"ЗДЕСЬ ДЕШЕВЛЕ, ЧЕМ НА РОДИНЕ"



Анна Фоменко выбрала Вьетнам. Фото из личного архива

29-летняя Анна Фоменко из Днепропетровска два года назад поехала с мужем отдохнуть на Гоа. «Планировали на три месяца, но потом решили исследовать и другие уголки Индии, — рассказывает молодая женщина. — После этого был Непал. Помню, там мы попали в забастовку: люди перекрыли дороги, не ходил транспорт и нам пришлось два дня идти пешком до границы с Индией. И хотя сам по себе опыт был неприятным, сейчас уже вспоминается только хорошее: по дороге нам давали воду, еду, а вечером хозяин одного домика забрал нас к себе ночевать и его жена жарила чапати (индийские лепешки). Мне кажется, за те два дня я узнала о местных жителях вдвое больше, чем за полгода.

Далее мы жили в Таиланде, Камбодже, а теперь поселились во вьетнамском курортном городишке Муйне. Вьетнам — очень интересная страна. Здесь кипит жизнь. Люди оставили войну за спиной, идут вперед и много работают.

Мы с мужем занимаемся продвижением сайтов. Зарабатываем приблизительно столько же, сколько и в Украине, а на жизнь тратим немного меньше. Так как здесь многое дешевле, чем на Родине, например, еда, техника.

Из минусов могу назвать отношение продавцов к иностранцам. Они, как правило, завышают цены, ведь ты же — белый, а значит, богатый. Или, например, во Вьетнаме и Камбодже через каждые два метра предлагают подвезти на мотобайке либо тук-туке. Я, конечно, понимаю, что люди так зарабатывают на жизнь, но приходится вставлять в уши наушники».

"ОТДЫХАЮ ОТ РЕКЛАМЫ И УГРЮМЫХ ЛИЦ"



Игорь Дидошик мечтал о жизни под пальмами. Фото из личного архива

С 2011 года вместе с гражданской женой и семилетней дочкой от первого брака живет на тайском острове Самуи 42-летний Игорь Дидошик из Черкасс: «Так я воплотил свою давнюю мечту — поселился на острове с пальмами и кокосами. Здесь у меня свой бизнес, занимаюсь строительством, недвижимостью и туризмом. Также разрабатываю две социальные сети и надеюсь запустить их в 2014 году.

Моя жизнь в Азии изменилась практически по всем параметрам и только в положительную сторону. Отсутствие миллиона надуманных проблем, стрессовых ситуаций и угрюмых лиц, а также комфортный климат позволяют полностью сосредоточиться на достижении поставленных целей. Благотворно влияет на психику и здоровье и отсутствие телевизионного и рекламного давления (реклама на тайском языке абсолютно не воспринимается). Я, например, два года не болею вообще!

По сравнению с теми проблемами, с которыми сталкивается среднестатистический украинец, в Таиланде, если вы живете по законам королевства и у вас легальный бизнес, вероятность попасть в неприятную историю будет минимальной. Во всяком случае все мои неприятные ситуации и проблемы связаны, как правило, с клиентами из стран бывшего СССР. С другой стороны, в Таиланде очень тяжело найти работу со стабильным заработком. Нужно либо иметь свой бизнес, либо работать на фрилансе, либо инвестировать в тайскую экономику, недвижимость. Если нет постоянного дохода, о долгосрочном пребывании в этой стране можно и не мечтать. Миф о дешевизне жизни в Таиланде, раскручиваемый в интернете, многих любителей понежиться под пальмами заставил вернуться на родину».

"В АЗИИ ЛУЧШЕ НЕ БОЛЕТЬ"



Жажда перемен заставила Николая Заваду с женой и сыном осенью 2011 года уехать в Азию. Фото из личного архива

«Мы с женой жаждали перемен, поэтому осенью 2011 года собрали вещи, взяли двухлетнего сына и уехали в Азию, — рассказывает 32-летний Николай Завада из Сум. — За эти 1,5 года мы успели побывать в Таиланде, Малайзии и Гонконге. Зарабатывали в Азии столько же, сколько и в Украине (я занимаюсь разработкой сайтов), но за те же деньги мы могли позволить себе больше. Например, вместо однокомнатной квартиры в Киеве арендовали дом на берегу моря с двумя спальнями.

Из минусов такой жизни: в Азии лучше не болеть, иначе каждый раз нужно сражаться со страховой компанией. Да и цены на лечение для иностранцев здесь в разы выше, чем для местных. Например, лечение зуба стоит от 200 у.е. Еще из еды нам не хватало горчицы и некоторых каш, ведь приходилось постоянно есть рис».

"НЕ ХВАТАЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО ПОРЯДКА"



Супруг Анны с дочкой. Фото из личного архива

29-летняя москвичка Анна Педорич уехала с мужем в Азию 3,5 года назад. За это время пара побывала в Лаосе, Малайзии и Камбодже, но для жизни выбрали тайский город Хуахин. «Это спокойный курорт, с достойным медицинским обслуживанием и при этом близко расположенный к Бангкоку, — рассказывает девушка. — Я работаю удаленно, бухгалтером. Поэтому для меня важно только наличие стабильного интернета.

В Таиланде мы меньше тратим на еду и одежду, зато пришлось выложиться на строительство нашего собственного дома. Семь месяцев назад у нас родилась дочь. И беременность, и роды протекали в Хуахине. Все было очень спокойно: раз в месяц приходила на осмотр, таблетками не пичкали, болезнями не пугали. После родов лежала в одиночной палате, где было абсолютно все, что нужно. Кроме того, кто-то из родственников мог оставаться со мной ночевать. Через двое суток нас выписали домой.

Если говорить о минусах, то в Таиланде сузился круг нашего общения. Развлечений в городе также мало. Но мы пытаемся развлекать себя путешествиями, насколько это возможно с малышом. Также в Азии очень не хватает поддержки со стороны родственников, когда дело касается ребенка. А на улицах недостает европейского порядка. Но возвращаться на Родину пока не планируем».

"ЖИТЬ СРЕДИ ТАЙЦЕВ КОМФОРТНЕЕ"





Андрей Дмитриев хочет построить в Таиланде дом для жены Лек и детей. Фото из личного архива

Азиатская история 35-летнего россиянина Андрея Дмитриева из Санкт-Петербурга началась, как и у многих других, с отпуска в Таиланде. «В мае 2009 года я приехал отдохнуть в Таиланд, — рассказывает Андрей. — Сначала был в Паттайе, затем отправился на остров Самуи, где познакомился со своей будущей женой Лек... В России у меня была успешная карьера, хороший доход и перспективы возглавить новую компанию. Но при этом вся жизнь сводилась только к работе, позволявшей съездить в отпуск один-два раза в год. До поездки в Таиланд я об этом не думал, но те три недели полностью изменили мою жизнь.

По дороге в Санкт-Петербург я уже сформировал общую концепцию будущего бизнеса и даже придумал название для компании. За лето закончил все дела, подготовился к переезду и 14 октября начал новую жизнь в Таиланде. Вот уже 3,5 года мы помогаем русскоговорящим туристам арендовать на острове дома, мотобайки, машины, предлагаем экскурсионные туры и т.д. А буквально на днях открыли детсад для русских детей.

Жить среди тайцев легче и комфортнее. Наверное, потому, что в тайском обществе все еще сохранились простые деревенские отношения между людьми. И мне это очень нравится. Пока мы все деньги вкладываем в развитие бизнеса, но все же планируем построить собственный дом, где в саду будут играть двое наших детей».

"СНИМАЕМ ВИЛЛУ С БАССЕЙНОМ"



Людмила Бойкова открыла агентство по аренде вилл. Фото из личного архива

35-летняя Людмила Бойкова из Бреста до переезда в Таиланд 10 лет пыталась заниматься бизнесом в Москве. «Но этому мешали коррупция и беспредел российских правоохранительных органов, поэтому в августе 2009 года мы с мужем и 10-месячной дочкой перебрались в Таиланд. Около двух лет назад открыли агентство по аренде вилл. А в конце 2012 года начали строительство первой виллы в собственном девелоперском проекте. Наша любимая работа — наше самое главное развлечение, при этом благодаря неспешному темпу жизни, отсутствию пробок и больших расстояний есть достаточно времени для отдыха всей семьей.

Тратим мы здесь примерно столько же, сколько в Москве, но при этом качество жизни не сравнить. Вместо квартиры в загазованном и запруженном людьми городе можем позволить себе снимать виллу с бассейном, потрясающим видом на море и горы. Переехав в Таиланд, мы всей семьей перешли на сыроедение, после чего избавились абсолютно от всех болезней.

Сейчас у меня два паспорта — российский и белорусский, но возвращаться ни в одну из этих стран не планирую. Здесь, конечно, тоже не все гладко. Тайцы, как и все люди, разные, но, к сожалению, многие из них довольно необязательны. Они живут сегодняшним днем, стараются не напрягаться и чаще всего не заботятся о перспективах — как собственных, так и своего работодателя. Как следствие, качество их работы зачастую оказывается значительно ниже приемлемого уровня. А еще тайцы не любят говорить другим людям неприятные вещи, поэтому частенько бывает, что наобещают с три короба, а потом тихонечко «сольются». Возможно, этим объясняется то, что местные часто меняют номера телефонов».

СОВЕТЫ ГЕРОЕВ: 10 ПРАВИЛ ЖИЗНИ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
Хорошо подумайте, на какие деньги будете жить в Азии. Можно сдать на Родине свою квартиру в долгосрочную аренду, накопить денег, работать удаленно через интернет или попытаться найти работу непосредственно на месте, к примеру, репетитором.
Азия дешевая, но это относительно. Здесь можно жить за $400 в месяц, а можно тратить больше $1000. Все зависит от ваших потребностей и достатка.
Обязательно делайте медстраховку. Особенно если едете с детьми или имеете хрупкое здоровье. Здешние медуслуги для иностранцев стоят очень дорого.
Для начала приедьте в Азию на зимовку, месяца на три. За это время поймете, хотите ли остаться.
Желательно хоть немного знать английский и выучить элементарные фразы на местном языке. Это существенно облегчит жизнь.
Никогда не теряйте голову. О своем здоровье и безопасности можете позаботиться только вы сами.
Уважайте «чужой монастырь». Будьте внимательны к чужим традициям и культуре, уважайте их законы. Не считайте себя выше, умнее или лучше местных.
Будьте самим собой. Если вы хороший человек, Азия вас примет, в противном случае вам нечего тут делать.
Относитесь ко всему легко и спокойно. Не мелочитесь, не скандальте и всегда улыбайтесь.
Настраивайтесь на хорошее и поменьше читайте страшилок в интернете. Не проецируйте чужой негативный опыт на себя.

Оригинал статьи: http://vesti.ua/strana/13251-ukraincy-menjajut-ofisy-na-palmy

Ведическое Православие - Традиции Русов [КультУра]

«ПРАВОСЛАВИЕ» существовало и существует ТОЛЬКО В РУССКОЙ ВЕДИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ и никакого отношения к христианству не имеет. А возникла эта ведическая традиция за много тысяч лет до появления христианства! 



На Руси никогда не было религии. Православие - это жизнь по Прави, по правилам, соблюдение которых обеспечивало непрерывное эволюционное развитие. В этом и есть коренное отличие Православия от любой религии. Православие ведёт людей вверх, по пути развития и познания, а религия толкает людей вниз, к фанатизму и деградации - к молитвам и бесконечному выклянчиванию всего необходимого у очередного бога. А то, что церковники стали называть себя «православными христианами» - это хитрость, а проще сказать - обман.

[ Читать дальше ]

17 явлений - и сны...

Первым мне встретился священник. Его облик был тих и благообразен, его глаза заглядывали в самую душу, его голос лился непрерывным струящимся потоком. В душе поднимались самые светлые порывы, возникали мысли о высоком и вечном, хотелось подняться на цыпочки, подняться над собой и над суетой. Зачотный пассажир.

Вторым был чиновник. Он был педантичным, четким и правильным. В нем все было – порядок и норма, методичность и последовательность. Хотелось действовать строго по правилам, не отклоняясь ни на йоту от порядка вещей, хотелось вытравить из себя расхлябанность и хаотичность, порывистость и импульсивность, хотелось ходить и ездить только по прямой, не отвлекаясь и не отклоняясь от курса. Зачотный пассажир.

Третьей была блондинка в красном и декольтированном. Она волновала и раздувала что-то, она призывала и мобилизовывала. Хотелось стать большим, твердым и несокрушимым, хотелось быть неустанным и сильным всю ночь, потом еще ночь и так до изнеможения, пока блондинка не окажется обессиленной и удовлетворенной. Зачотная пассажирка.

Четвертым был ребенок. Он был непосредственным и открытым, чистым и невинным. Хотелось встать на его защиту, укрыть его от всех невзгод, во что бы то ни стало сохранить его непосредственность и детскую непорочность. Пусть он подольше не будет взрослым, циничным и мерзким. Зачотный пассажир.

Пятым был таксист. Он тараторил без умолку, сыпал бейками и анекдотами и почему-то отчаянно пах рыбой и дорогими духами. Хотелось прервать его монолог и поинтересоваться, что таится там, под маской балагура. Зачотный пассажир.

Шестыми был мент. Дюжий молодец, во взгляде которого сквозило презрение ко всему роду людскому, омерзение от того, что ему приходится иметь дело с мусором человеческим. Все вокруг были виноваты или замешаны в гнусностях и мерзостях. Хотелось отодвинуться подальше, стать незаметным для него, утаить свои проделки и уцелеть при зачистке. Зачотный пассажир.

Седьмым был пьяница. Обычный ничем не примечательный бухарь, все интересы которого сводились к тому, чтобы поскорее выпить очередную порцию алкоголя, замутнить свое сознание и выдать порцию невнятных сентенций и глубокомысленного неразборчивого бреда. Хотелось узнать или не знать, чем живет этот человек и чем он так перед собой провинился, что он непременно и быстро решил себя сжить со свету, отчего его шатает из эйфории в похмелье и обратно, резко, без переходов и полутонов. Зачотный пассажир.

Восьмым был наперсточник. Человек с бегающими глазками, весь как-бы приподнятый на подводных крыльях цинизма и азарта. Он почти ничего не касался, но даже не касаясь побуждал испытать судьбу, снять ее загадочный покров или хотя бы заглянуть ей под подол. С его помощью это казалось простым и быстрым, близким и эффективным. Зачотный пассажир.

Девятой была свадьба. Застенчивая, статичная и притупленная невеста, заторможенный и прибитый жених и целая грядка взвинченных и экзальтированных гостей. Гости веселились так надрывно, будто им выделили на это крайне мало времени, будто после веселья сразу начнется бесконечная и беспросветная полоса бед, невзгод и лишений. Хотелось форсировать свое веселье, хотелось петь и плясать, перекрикивать собеседников и пить горько. Зачотные пассажиры.

Десятым был журналист. Редактор, корреспондент или еще какой осведомленный человек из просветителей, обличителей и возмутителей. В мире вдруг стало так много несправедливости и произвола, что хотелось встать во весь рост и выразить, воззвать, сместить и дезавуировать! Зачотный пассажир.

Одиннадцатой была старушка. Она была тихой и уставшей, она была голубоглазой и измученной. Она беспрестанно кряхтела и охала, страдала и изнемогала. Хотелось хоть чем-то облегчить ее страдания, протянуть ей руку помощи; но с другой стороны проступало подспудная надежда, что она скоро отмучается, выдохнется и упокоится самым близким, доступным и органичным способом. Зачотная пассажирка.

Двенадцатым был какой-то пафосный барон. Нарядный, пёстрый и кричаще яркий как павлин. Он бросался в глаза и уши наносным, показным благополучием, несметными богатствами и недостижимым для простого смертного уровнем благосостояниея. Хотелось того же и наконец заткнуть его за пояс, хотелось доказать и показать, опередить и превозмочь, хотелось простой наживы и шальных денег. Зачотный пассажир.

Тринадцатой была звезда. Популярная и сногсшибательная, модная и яркая, авторитетная и бесподобная. Хотелось приобщиться, выпить на брудершафт или хотя бы сфотографироваться для потомков и взять автограф на память. Зачотный персонаж.

Четырнадцатой была наркоманка. Она была тихой и преисполненной загадочности и обреченности, какой-то жути и потусторонщины. Она как-будто знала и чувствовала то, что обычному смертному знать и чувствовать не суждено. Хотелось заглянуть за грань и одновременно отвернуться, чтоб полюбопытствовать, но не подхватить, не заразиться и не сгинуть в том бытии, где обитает она; хотелось сковырнуть и разломать ее хрупкость, столкнуть в конце концов ее туда, куда она так стремится и где ей самое место. Зачотная пассажирка.

Пятнадцатым был ветеран. Он был седым, важным и почтенным. Хотелось поклониться ему до самой земли, отдать должное его заслугам и во всем брать с него пример. На донышке шевелилось сомнение в его заслугах – уж больно велики они были; шевелилось желание уличить, уязвить и развенчать. Для того, чтобы сделать его чуть меньше, понизить планку достижений и сделать ее доступнее для себя и других, простых и смертных людей. Зачотный пассажир.

Шестнадцатым был гипнотизер. Голос его был вкрадчив, интонации были повелительные, фразы были рубленными и похожими на команды для беспрекословного исполнения. Клонило в сон и хотелось сдаться, хотелось покориться и успокоиться, хотелось выйти из-под опеки но остаться в орбите сладкого плена. Зачотный пассажир.

Семнадцатым был доктор. Он был не из тех врачей, которые озабочены решением своих шкурных проблем за счет страждущих. Он по-настоящему вникал, соболезновал и нес добро с гуманизмом. Хотелось не обмануть его надежды, оправдать его усилия, пойти ему навстречу, хотелось встать и пойти, в конце концов. Зачотный пассажир.

Восемнадцатым был раут. Восемнадцатыми пришли похороны. Они были торжественными и напыщенными, но слегка лицемерными. Всем хотелось проникнуться моментом, вздрогнуть и очиститься, но что-то мешало, не давало и не пускало; что-то вновь запускало по узкому кругу, по короткой траектории повседневности; что-то не позволяло поднять голову и вглядеться в расплывчатые очертания того, что таится под пологом чужой смерти. Откровения ускользали и растворялись в легкой дымке фальшивой скорби. И только робким гостем скребся по туману первый пассажир, подгоняя события и запуская цикл по новому кругу.


Долгим и пестрым может быть перечень пассажиров. Их можно до бесконечности вытягивать из шляпы, как фокусник вытягивает бесконечные связанные между собой платки. Пассажиры входят в мое купе и выходят оттуда, оставляя на память образы, запахи, ощущения, настроения и выводы. На каждом полустанке я отчасти становлюсь одним из пассажиров, я воплощаюсь в кого-нибудь из них, но при этом остаюсь собой. Я не перестаю быть органичным и единым целым, сохраняя нечто свое, какую-то непонятную, эфемерную субстанцию, которая не дает мне превратиться в кого-то из них пока я еду по дороге с приключениями, открытиями и встречами, пока я еду – чих-пых – по дороге жизни…



Другой путь


"Мы пойдем другим путём!" - сказал Володя, узнав что у Наденьки критические дни.

Сказ про других ветеранов

1.
В далеком босоногом детстве, когда мои штанишки были все время коротки а ссадины на коленках не успевали заживать, жил на нашей улице один старик.
Старик жил анахоретом, совершенно один в мрачном неухоженном доме. В доме все время было выбито стекло. Это было делом рук какого-нибудь сорванца, типа меня. Считалось большим подвигом запустить камешком в окно старику, выломать штакетину из забора или еще каким-нибудь способом досадить старику.
Дело в том, что среди пацанвы было распространено убеждение, что старик служил полицаем при немцах. Большего преступления в те времена нам пацанам было и представить трудно. По-ли-цай... Слово отдавало мраком и металлическим привкусом крови. Воображение рисовало жуткого упыря, творящего немыслимое насилие над соседями в пределах данной немцами полицаю власти. Даже фашисты в моем сознании были куда гуманнее. Они были прямыми, бесхитростными железными солдатами. А вот полицаи - другое дело. К примеру полицай мог до смерти защекотать ребенка (в то время я жутко боялся щекотки), буквально обрекая его на мучения, когда ни вырваться из его лап не было возможности, ни дать сдачи не было сил. Дело в том, что когда человека щекочут, то он смеется не переставая и задыхается - силы уходят из рук, ног и даже челюстей - нет сил для отпора.
Так вот, вредили мы этому старику всей ватагой и наперегонки так, что он не успевал стеклить окна и вставлять штакетник. Теперь я понимаю, что никакой доблести в наших шалостях не было, что мы были простыми малолетними хулиганами, что мы просто травили старого человека, жизнь которого не сложилась. Когда старик кричал на нас и пытался догнать сорванца, он только выражал свое отчаяние, без всякого намерения его воплотить. Он мог бы поймать любого из нас и надрать ему уши или отхлестать крапивой, но подозреваю, что у него не было такого права. Он мог бы нажаловаться нашим родителям и они бы надрали нам уши или отхлестали крапивой, но и на это у него не было права.
А все потому что был этот старик изгоем в своей среде. Соседи обходили его стороной и никогда не подавали руки, только изредка кивали в знак приветствия - он оставался живым человеком не будучи равным, не будучи даже полноценным.

Когда на чудесный весенний праздник я в новой рубашечке шагал на параде со своими дедами, увешанными орденами и медалями, то иногда примечал темную фигуру старика в глубине его двора. Вся его фигура выражала отчаяние, бессильную злость и обиду, от нее веяло отчужденностью и обреченностью. Он был как туча на горизонте светлого праздника, внося темные контрастные тени и диссонанс на яркое полотно.

2.
Спустя многие годы, когда коленки безнадежно зажили, лихость и удаль сменилась тройкой в четверти, а в голову подло и коварно полезли одноклассницы с бантиками, я узнал что старик умер.
Его тихо и незаметно похоронили на кладбище, а я задумался над его судьбой.
Что такого случилось с этим стариком, почему он так тяжко и уныло доживал свои дни? В чем крылась причина его бедственного положения? Где истоки его ошибок и как сделать так, чтобы его ошибки не повторились?

Дедок действительно был полицаем. Каким-то мелким и незначительным, но полицаем. Был лояльным к оккупационной власти фашистов и безусловно на их стороне. Но насколько жгучим было его желание служить немцам, какая мера ретивости и злости была в его службе? Этого я не знал.
Тогда я сделал то немногое, что могло бы пролить свет на обстоятельства его жизни в те далекие годы.

3.
С первыми днями войны все мужчины уходили на фронт. Военные комиссариаты пристально следили, чтобы это были именно мужчины и чтобы они попадали именно на фронт, а не по ошибке куда-нибудь ... на пляж к примеру. Понятно, что у этих мужчин были разные жизненные обстоятельства, разные неоконченные дела, хозяйство и даже молодые жены, очень красивые и с бантиками. Все эти дела, и даже жен с бантиками мужчины должны были бросить и пойти в неизвестность, на войну. При этом людей, которые вели их на фронт они совсем не знали(не то что жен с бантиками) и даже имели основания не доверять им. Ну правда, кто им эти командиры? Разве у командиров могут быть такие шикарные бантики как у жен?
Но дело обстояло очень серьезно и все понимали, что идти надо. И вот они прощались с хозяйством, в последний раз задавали корм курам, уткам и корове Мурке, целовали жену с бантиком и уходили. Жены конечно ревели вслед, заламывали руки и сквозь слезы накладывали в котомки неизвестной фирмы разную снедь на дорожку, свитера, носки собственной вязки и табачок со своих плантаций в кисете с вензелем. Жены, которые удачно сфоткались с бантиком на фоне ковра, обязательно ложили в котомку фотографию; если жена получилась не очень, или была без бантика, она все равно ложила фотку в котомку - такой порядок, ничего не попишешь.
Так вот, не все разделяли такой порядок вещей, не все считали "надо значит надо", не все рвались в бой и лучились энтузиазмом. Были люди ленивые, были даже такие, которые не хотели идти на войну и считали что хозяйство и жена с бантиком важнее чем какая-то война. Этих приходилось уговаривать, убеждать и даже слегка подталкивать. Но очень продуманные и убежденные находили причины, мотивы и лазейки в законодательстве - и на войну отправляться отказывались наотрез. Дескать, "не я эту войну начинал не мне и расхлебывать", "пусть Сталин идет, или Пушкин", "а нас и тут неплохо кормят". С такими поступали и вовсе сурово, согласно военного законодательства и подзаконных актов, несокрушимых никакими адвокатами. Их хватали руками и без всякого почтения и котомки ставили в строй.

Но отдельные, особо продвинутые мужики оказывались в стороне от процессов. Они категорически ложили с прибором на войну, просекали тему как отпетлять и откосить, надежно прятались в сухом прохладном месте - оставались дома одним словом. При этом они конечно рисковали. В первую очередь они рисковали испортить отношения с действующим законодательством, с властью и односельчанами. Они нарывались на крупные неприятности и нуждались в дополнительном времени на обдумывание истории, в которую вляпались.

4.
Примерно через 4 месяца в селение вошли немцы. За это время наш герой хорошенько подумал, осознал весь антагонизм, который разделял его с другими мужиками, ушедшими на фронт без него и пришел к логическому выводу - надо как-то жить дальше, без мужиков, бросивших его одного под косые взгляды их жен с бантиками. "Ах так! Ах вот вы как со мной!" - подумал мужик и шагнул навстречу своей судьбе, прямо в теплые лапки германской оккупационной власти.
Немцы обрадовались, приняли его с распростертыми объятиями, напоили чаем и угостили шоколадкой. Не то чтобы им было не жалко шоколадки и они мечтали накормить кого-нибудь из местных аборигенов немецким лакомством - нет конечно же! Шоколадки было мучительно жалко, они бы предпочли слопать ее самостоятельно. Но немцы были прагматиками и понимали, что лучше угостить шоколадкой туземца, чем вникать во все хитросплетения их туземных обычаев и отношений, лучше пожертвовать кондитеркой чем временем, которое понадобится на то, чтобы разобраться что к чему в этом селении, кто на что способен и откуда ждать подвоха. У них отпадала необходимость бегать по дворам и опрашивать жителей, кто разбил окно в комендатуре. Можно вызвать мужика и поставить задачу - или находишь виновного или стеклишь окошко самостоятельно - просто и доходчиво, в одном флаконе агент и стекольщик.
Мужику в свою очередь был свой резон от симбиоза с новой властью. Он получал шоколадку, избавлялся от жуткого четырехмесячного кошмара, когда он вынужден был прятаться от призыва на пыльном чердаке, и самое главное - он переходил на легальное положение. Он больше не скрывался, больше не боялся и мог припомнить все косые взгляды, брошенные в его сторону односельчанами. Потому что он сидя на чердаке имел много свободного времени на воспоминания и накопил недюжинный потенциал для активных действий.
Какими были эти действия теперь уже никто не вспомнит.

Но все хорошее, что выпадает на долю человека, рано или поздно кончается. Через два года оккупации в селение вошли те самые мужики, которые покинули его 2 года 4 месяца назад. Они пришли совсем обношенные, без свитеров и носков, без снеди, выданной им женами с бантиками в первые дни войны и с изрядно потрепанными фотками своих жен на фоне ковра. Они пришли за новыми фотками!
Тут они узнали что в их отсутствие в селении хозяйничал чувачок, не пожелавший идти с ними на войну, побрезговавший, так сказать, их обществом. Ребятам становится обидно и они вынимают с чердака своего бывшего кореша...

5.
Дальше в повествовании наблюдается небольшой антракт и мы видим нашего мужика уже совсем в другом месте. Его все-таки забрали из родных мест и повели куда надо, опять же против его желания.
Но вопреки всем ожиданиям мужик никуда не сгинул в грандиозной неразберихе тех лет. Он снова появился на арене спустя долгие-долгие годы. Он конечно захотел снова подружиться со своими бывшими товарищами, ведь война-то давным-давно кончилась, но товарищи почему-то отвернулись от него и не захотели с ним дружить. Видно у товарищей к тому времени созрели свои соображения насчет дружбы. Да и товарищей осталось совсем мало и у них организовался слишком тесный круг общения, со своими интересами и темами для обсуждения в блогах.

Вот так и стал наш старик изгоем...

Хотя в войне старик участвовал, да. Хоть и была его война совсем другой конфигурации, хоть и наполнена была драматизмом по самые края, хоть и продолжалась она до самой смерти, но была. А значит и ветераном войны тот старик безусловно был. Просто он на одном из поворотов своего жизненного пути выбрал не ту дорогу, воевал не на той стороне и попал не в ту историю. Слаб человек, грешен, одинок, склонен к заблуждениям и ошибкам. Только и всего!..

Благословен твой путь...


Благословен    твой путь,  ведущий  прямо  в  небо

По солнечной  тропе   к   истокам     мировым,

В заветные места,  где  ты  ни  разу  не  был,

Где  ждут  тебя  давно,  где  ты необходим.

Где  огненный  настой кипит  в Небесной  чаше.

И  радужный фонтан  Божественной   Любви

Искрится  и  звучит.  И ничего нет краше

Блаженного   ручья,  бегущего  в  крови.

И  знаю,  ты  дойдешь,  и  Ангелы  вострубят

Победу  над  собой,  над   прелестью  земной.

Пусть  Отчая  любовь  всегда  с  тобой  пребудет

И  Горние   Врата  откроет  пред   тобой.