хочу сюда!
 

Marissan

37 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 30-41 лет

Заметки с меткой «истории из жизни»

Про відпустку, літо і погоду

Літо добігає кінця, і щоб не гаяти марно часу, дістав заначку з-під матрацу (наекономив з величезної з/п лаборанта) і махнув на вихідні на свій улюблений острів Пасхи. Я тут часто буваю, бронюю такий невеликий одно.., дво..., та що я буду брехати, - триповерховий будиночок з басейном на даху і верандою. Красиво тут: вулкани, лаконічні пейзажі островопасхівці та остропасчанки тягають щось великими возиками... Так от, лежу я сьогодні на веранді, попиваю оранжат з витонченої склянки і думаю, що у погоди немає погоди. Усе залежить просто від людини, зокрема її емоційно-психофізичного стану та інших умов. Ну, звісно, в душному офісі чи хрущівці, де стіни вже зранку прогріваються наскрізь, літо - суцільне пекло, однак коли лежиш на веранді екзотичного (але не для мене) острова, коли дує бриз, а свіжості додають дві мулатки, котрі вседенно, а інколи і всеношно махають такими великими віялами..., одним словом, у цих умовах літо ще і нічого. Так само з осінню, весною, а особливо взимку, коли погода нестабільна, за день може піти і дощ, і сніг, і все разом, вітер зіб`є з ніг і пробере до кісток, ти ледь-ледь доповзаєш додому, але тобі погода норм, бо за кілька хвилин ти долізеш до своєї кімнати в комуналці, де зміниш мокрющий одяг на теплий байковий халат, сядеш біля каміна, а дворецький подасть коньяк, сигарету і тарілочку сосисок, ну отих гарних, за 30 грн. І ти сидітимеш біля вікна і дивитимешся, як десь там, за вікном, немов у кіно, мороситиме дощ і тужливо світитимуть ліхтарі, а потім вкотре подумаєш: "У природи немає поганої погоди...".




Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА РИКА ЛИТТЛА 

Однажды в пять часов утра Рик Литтл заснул за рулем своего автомобиля. Машина пролетела десять футов над насыпью и врезалась в дерево. Следующие шесть месяцев Рик провел в больнице, лечил сломанный позвоночник. Свободного времени у Рика было достаточно, и он часто задумывался о жизни. Вывод Рик сделал такой: тринадцать лет учебы оказались ненужными и не подготовили его к решению проблем, с которыми приходится сталкиваться в реальной жизни. 

Через две недели после выписки из больницы Рик пришел домой и нашел свою мать лежащей на полу в полубессознательном состоянии: она приняла слишком большую дозу снотворного. Рик снова убедился в правильности своего вывода — обучение в школе не может помочь человеку решать важные жизненные проблемы. Школа не готовит молодого человека к вступлению во взрослую жизнь. 

Следующие месяцы Рик посвятил созданию образовательного курса, который помог бы молодым людям выработать правильную самооценку, научить общаться с людьми и дать навыки улаживания конфликтов. Занимаясь своей образовательной программой, Рик выяснил, что существует Национальный институт образования, в котором обучаются тысяча тридцатилетних студентов. Рик узнал, что на вопрос, помогло ли им в жизни образование, которое они получили в средней школе, восемьдесят процентов учащихся ответили отрицательно. 

Этих тридцатилетних студентов спрашивали, чему бы они хотели научиться. Большинство ответили: умению общаться с другими людьми, то есть как научиться нормально сосуществовать с людьми, с которыми ты живешь под одной крышей. Также студенты хотели научиться правильно выбирать работу и хорошо выполнять ее, уметь улаживать конфликты, стать хорошими родителями, правильно воспитывать своего ребенка, уметь грамотно обращаться с деньгами, понять, в чем смысл жизни. 

Вдохновленный созданием собственной программы обучения, Рик бросил колледж, начал ездить по стране и задавать вопросы ученикам средних школ. Он опросил свыше двух тысяч учеников, а вопросы были такие: 

1. Чему бы вы хотели научиться, какие знания могут пригодиться вам в повседневной жизни в будущем? 

2. Выберите десять основных проблем, с которыми вы никак не можете справиться. 

Рика удивило то обстоятельство, что ответы учеников были почти одинаковыми независимо от того, учились ли они в богатых частных школах или в обычных городских, в центре или на окраине. Одиночество и заниженная самооценка — вот проблемы, которые значились в списке под номером один. 

В течение двух месяцев Рик ночевал в своей машине, питался преимущественно крекерами с ореховым маслом, а иногда случались дни, когда у Рика не было ни крошки во рту. У Рика было мало денег, но зато он жил мечтой о создании образовательной программы, способной облегчить людям жизнь. 

Рик составил список известных педагогов и психологов, посетил каждого из них, показал свою программу и попросил поделиться опытом и поддержать его начинание. Всем этим педагогам понравилась программа Рика, и они обещали ему посильную помощь. Однако все они убеждали его: 

«Рик, ты еще слишком молод. Возвращайся в колледж. Получи диплом, затем окончи университет, а уж потом берись за образовательные программы». 

Но Рик не собирался сдаваться. Ему исполнилось двадцать лет, он продал машину, одежду, занял у друзей денег, но средств для претворения в жизнь образовательной программы все равно было недостаточно. Кто-то посоветовал Рику обратиться за помощью в благотворительный образовательный фонд. 

Первое обращение в местное отделение фонда разочаровало Рика. Войдя в офис, Рик очень испугался. Вице-президент фонда — мужчина с копной черных волос на голове — встретил Рика с каменным выражением лица. Четверть часа он сидел, не произнося ни слова, пока Рик рассказывал ему о своей матери, автокатастрофе и двух тысячах молодых людей, которые уже обучаются тому, как правильно жить и решать свои проблемы. Но сколько еще школьников нуждаются в подобном курсе… 

Когда Рик закончил свой рассказ, вице-президент, вздохнув, произнес: 

— Молодой человек, я работаю в благотворительном фонде почти двадцать лет. Я видел множество подобных программ. И все они были обречены на неудачу. И вашу Программу ждет та же участь. Почему? Потому, что вы еще очень молоды, у вас нет жизненного опыта, денег, даже диплома, об окончании колледжа. У вас нет ничего! 

Разочарованный, Рик покинул офис фонда, поклявшись доказать вице-президенту, что он не прав. Рик начал изучать, какие еще организации занимаются молодежными программами. Он потратил несколько месяцев, рассылая свои предложения в разные фонды, которые могли бы выдать ему грант на их реализацию. Рик не терял надежды, однако стабильно получал отказы. После сто пятьдесят пятого у Рика опустились руки, и он понял, что его мечта, очевидно, никогда не осуществится. 

Родители Рика уговаривали его вернуться в колледж, а Кен Грин, педагог, оставивший свою работу, чтобы помочь Рику, заявил: 

— Рик, у меня нет денег, но нужно кормить семью. Если последний фонд, в который вы послали запрос, откажет нам, я возвращаюсь в Толидо и снова займусь преподаванием. 

Итак, у Рика остался последний шанс. Он должен был встретиться за ланчем с доктором Рассом Моби, президентом фонда Келлогга. Отправляясь на ланч, Моби и Рик остановились у лотка с мороженым. 

— Вы любите мороженое? — спросил Моби. 

Рик кивнул в ответ. Они купили мороженое, но Рик так нервничал, что не заметил, как подтаявшее шоколадное мороженое потекло между его пальцев. Рик надеялся, что доктор Моби не заметит этого, но тот, разумеется, увидел, рассмеялся и подал молодому человеку бумажную салфетку. 

Когда Рик садился в машину, его лицо пылало от стыда и досады на самого себя. Как он осмеливается просить большие деньги на образовательную программу, когда не умеет даже аккуратно есть мороженое? 

Моби позвонил через две недели. 

— Вы просили на развитие своей программы 55 000 долларов, но попечительский совет проголосовал против, — сообщил он. 

Рик чуть не заплакал. Два года он упорно стремился к достижению своей цели, и вот теперь все кончено! 

— Однако, — продолжил Моби, — попечительский совет решил выделить вам на развитие программы 130 000 долларов. 

От счастья Рик разрыдался и от волнения не смог даже толком поблагодарить доктора Моби. 

С тех пор Рик Литтл заработал 100 090 000 долларов, осуществив свою мечту. Его образовательная программа действует более чем в 30 000 школ в 50 штатах и в 32 странах. Три миллиона подростков в год учатся, как правильно жить и решать важные проблемы, с которыми они постоянно сталкиваются. 

В 1989 году невероятный успех программы Рика Литтла обеспечил ему получение второго гранта на создание новой, теперь уже интернациональной образовательной программы, которая будет внедряться по всему миру. Сумма составила 65.000.000 долларов — это самый большой грант в истории США. 

Жизнь Рика Литтла — пример стойкости духа, целеустремленности и желания во что бы то ни стало осуществить свою заветную мечту.

 

Пегги Манн

из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление                                                                                                                                                     души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ЗЕМЛЯ ДВИГАЛАСЬ ДЛЯ ВАС?


 

Одиннадцатилетняя Анджела тяжело заболела, и это привело к истощению нервной системы. Девочка не могла ходить, тело не повиновалось ей. Врачи не делали оптимистических прогнозов относительно ее выздоровления. Они предсказывали, что Анджеле придется провести остаток жизни в инвалидном кресле, но девочка мужественно воспринимала их слова. Лежа на больничной койке, она рассказывала всем, что когда-нибудь непременно снова начнет ходить. 

Анджелу перевели в специализированную реабилитационную клинику Сан-Франциско, в район Бухты. Врачи восхищались силой духа и стойкостью одиннадцатилетней девочки, они предложили ей воображать, будто она гуляет по улицам. Если лечение не приносит положительных результатов, так пусть хотя бы Анджела обретет надежду, которая скрасит долгие часы ее пребывания на больничной койке! 

В инвалидном кресле Анджела постоянно занималась предписанной ей терапией и выполняла специальные упражнения, но так же упорно она следовала советам врачей и представляла, как ходит, двигается, бегает. 

Однажды, когда Анджела мысленно сосредоточилась на этих представлениях, произошло чудо: сдвинулась кровать, на которой лежала девочка! Анджела закричала: 

— Смотрите! Смотрите! Я двигаюсь, двигаюсь! 

На ее крики сбежались пациенты и медперсонал клиники. Поднялась невообразимая суматоха, медицинское оборудование падало, стеклянная посуда разбивалась. Что же случилось? В Сан-Франциско произошло землетрясение. Но Анджеле об этом не сказали. Она была убеждена, что сбылась ее мечта. 

Прошло несколько лет, и теперь Анджела вернулась в школу. Она передвигается самостоятельно, без костылей и инвалидного кресла. Может быть, тот, кто встряхнул землю в районе между Сан-Франциско и Оклендом, сумел помочь девочке справиться с тяжелой болезнью и победить ее? 

Хэнок Маккарти


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ПРОСИТЕ, ПРОСИТЕ, ПРОСИТЕ 



В детстве застенчивая Маркита никуда не ходила, кроме школы, но в тринадцать лет в ее жизни многое изменилось после того, как она открыла для себя один важный секрет — секрет продажи. 

Для девочки и ее матери, работавшей официанткой в Нью-Йорке после того, как отец Маркиты ушел из семьи, когда ей было восемь лет, самой заветной мечтой было совершить кругосветное путешествие и посмотреть мир. 

— Я буду много работать, чтобы скопить достаточно денег и отдать тебя учиться в колледж, — однажды сказала Марките мать. — Ты выучишься, а затем начнешь зарабатывать деньги, чтобы мы с тобой смогли совершить кругосветное путешествие. Договорились? 

Тринадцатилетняя Маркита прочитала в журнале «Скаут», что тот, кто продаст наибольшее количество коробок с печеньем, получит бесплатную путевку на два лица в кругосветное путешествие. Маркита решила, что она продаст печенья больше остальных девочек и непременно выиграет эту путевку. 

Но просто желать чего-либо недостаточно, поэтому Маркита для осуществления своей мечты составила план действий. 

— Всегда одевайся аккуратно и опрятно. Это одно из важнейших правил, — советовала Марките ее тетя. — Если ты занимаешься бизнесом, то твой внешний вид должен быть соответствующим. Всегда надевай форму скаутов. Когда отправляешься в большие многоквартирные дома с половины пятого до половины седьмого вечера, особенно в пятницу, предлагай жильцам большой заказ. Непременно улыбайся, независимо от того, удалось продать товар или нет, обязательно будь вежливой и приветливой. И не проси людей купить у тебя печенье, проси их пожертвовать немного денег. 

Множество девочек-скаутов мечтали совершить кругосветное путешествие и тоже составляли план действий по осуществлению своей мечты, но только Маркита каждый день после занятий в школе надевала скаутскую форму и шла продавать печенье, всегда готовая просить людей пожертвовать немного денег. 

— Здравствуйте! У меня есть мечта, — начинала она разговор с очередным потенциальным покупателем, — совершить кругосветное путешествие, и я зарабатываю на него деньги, продавая герлскаутское печенье. Вы не могли бы пожертвовать немного денег, купив несколько упаковок печенья? 

В тот год Маркита продала 3526 коробок и выиграла бесплатный кругосветный тур. С тех пор она продала свыше 42000 коробок печенья, выступала на семинарах продавцов по всей стране, снималась в фильме Диснея и стала соавтором бестселлера «Как продать много печенья, домов, «кадиллаков», компьютеров… и всего остального». 

Маркита не умнее и не предприимчивее тысяч других людей, молодых и пожилых, у каждого из которых тоже есть свои мечты. Просто она в свое время открыла секрет продажи: проси, проси, проси! Многие люди потерпели неудачу лишь из-за того, что не умели правильно разговаривать с людьми, к которым обращались, с предложением что-либо купить. Страх, что тебе откажут, парализует многих людей, и они отказываются от своих надежд. 

Каждый человек что-нибудь продает. «Вы продаете себя ежедневно — в школе, вашему начальству, новым людям, с которыми знакомитесь, — утверждала Маркита, когда ей было четырнадцать лет. — Моя мама — официантка: она продает обеды в ресторане. Мэры городов и президенты стран пытаются заполучить голоса будущих избирателей, продавая себя и свои качества… Моя любимая учительница — миссис Чапин. Она замечательно преподает географию, значит, тоже продает свои труд и знания… Я вижу продажу везде, куда ни посмотрю. Продажа — неотъемлемая часть устройства мира». 

Конечно, требуется определенное мужество просить то, о чем мечтаешь. Иногда бывает страшно. Но Маркита поняла: чем больше ты просишь, тем легче это получить. 

Однажды в прямом эфире продюсер решил испытать деловые качества Маркиты и предложил ей продать герлскаутское печенье другому приглашенному в студию гостю. 

— Вы не хотели бы пожертвовать немного денег, купив герлскаутское печенье? — обратилась к нему Маркита. 

— Герлскаутское печенье? Никогда! — возмущенно воскликнул тот. — Я начальник федеральной тюрьмы, в которой содержатся 2000 насильников, грабителей, убийц и развратителей детей. 

Не смутившись, Маркита продолжила: 

— Мистер, если вы приобретете несколько коробок печенья, возможно, у вас поднимется настроение и вы перестанете сердиться. И еще я думаю, что было бы неплохо отдать это печенье вашим заключенным. 

Начальник тюрьмы не смог отказать Марките и выписал чек.

 

Джек Кэнфилд и Марк В, Хансен


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"


МАШИН НЕТ

 

Много лет назад, в День благодарения, когда в нашей семье не было ни денег, ни продуктов, кто-то неожиданно постучал в дверь нашего дома. Человек, стоявший на пороге, держал в руках огромную коробку с едой, большую индейку и даже несколько кастрюль. Мы не поверили своим глазам. 

— Кто вы? — спросил мой отец у незнакомца. — Откуда вы? 

Человек объяснил: 

— Я пришел по просьбе одного вашего друга. Он сказал, что сейчас вы находитесь в стесненных обстоятельствах, но не считаете возможным принять от него помощь. Поэтому он поручил мне принести вам продукты. Счастливого праздника! 

Мой отец возразил: 

— Нет, нет, мы не можем принять все это! Но незнакомец быстро проговорил: 

— Берите, берите, — и скрылся за дверью. 

Тот давний эпизод врезался в память и во многом определил мою дальнейшую судьбу. Я поклялся себе, что однажды, когда достигну финансового благополучия, тоже стану помогать бедным людям. В день, когда мне исполнилось восемнадцать лет, я оправился по магазинам и купил много продуктов для двух семей, затем, облачившись в форму посыльного, направился в ближайший район и постучался, в дверь одной из них. 

Вместе с продуктами я всегда вручал записку, в которой объяснял, почему делаю это, и рассказывал о памятном Дне благодарения. Записку я заканчивал словами: «Все, о чем я вас прошу, — это тоже помочь кому-нибудь, когда ваше материальное положение улучшится». 

Выполняя данный ритуал, я получал от него удовольствия больше, чем от всех заработанных мною денег.

 Несколько лет назад в День благодарения мы с женой оказались в Нью-Йорке. Жена очень расстраивалась, потому что этот праздник мы отмечали вдали от дома и нашей семьи. Обычно в это время жена всегда начинала готовиться к празднованию Рождества, а теперь мы с ней были вынуждены находиться в номере отеля. 

Я сказал: 

— Дорогая, почему бы нам сегодня не украсить чужую жизнь вместо рождественской елки? 

Когда я рассказал жене о ежегодном ритуале, который я выполняю в День благодарения, она воодушевилась. 

— Давай отправимся куда-нибудь, — продолжил я, — где сможем принести реальную помощь людям. Поедем в Гарлем! — Но жена и несколько моих деловых партнеров без энтузиазма восприняли мое предложение. Однако я настаивал: — Поедемте в Гарлем и поможем бедным семьям. Но мы предложим им еду не от себя лично, поскольку это может их оскорбить, а сделаем вид, будто выполняем чье-либо поручение. Мы купим продукты для нескольких семей, чтобы им хватило на месяц. Ведь смысл Дня благодарения не в том, чтобы есть индейку, а в том, чтобы совершать добрые дела! 

Утром я должен был давать интервью на радио, поэтому попросил своих приятелей взять напрокат машину для поездки в Гарлем. Когда я вернулся после интервью, они сообщили: 

— Мы не сумели выполнить твою просьбу. Все машины в Нью-Йорке заняты. В пунктах проката автомобилей не осталось ни одной свободной машины. 

Я ответил им: 

— Друзья, вспомните правило: если ты ставишь перед собой цель, то должен добиться ее осуществления. В Нью-Йорке множество машин. Мы непременно отыщем свободную. 

Но мои приятели возразили: 

— Мы обзвонили все пункты проката. Все автомобили заняты. 

— Взгляните на улицу! — воскликнул я. — Посмотрите, сколько там машин! 

— Видим, — прозвучало в ответ. 

— Так пойдемте же! 

Сначала мы прогуливались по тротуару вдоль улицы, пытаясь остановить проезжающие мимо машины, но вскоре поняли, что нью-йоркские водители не только не останавливаются, когда люди «голосуют», а наоборот, прибавляют скорость. 

Затем мы стали подходить к стоящим у тротуара машинам и стучать в окна. Водители опускали стекла и с легким презрением смотрели на нас. Я говорил:

 — Здравствуйте, сегодня День благодарения, и мы хотели бы помочь нескольким бедным семьям, подарив им продукты. Отвезите нас, пожалуйста, в Гарлем. 

Услышав мою просьбу, все водители мгновенно отворачивались, поднимали стекло и уезжали, не произнеся ни слова. 

Я продолжал подходить к автомобилям, снова стучал в стекло и произносил: 

— Сегодня День благодарения. Мы хотели бы помочь нескольким бедным семьям, живущим в неблагополучном районе. Будьте любезны, отвезите нас туда.

 Но на мои слова по-прежнему ни один водитель не реагировал. Тогда мы стали предлагать им сто долларов за то, что они доставят нас в Гарлем. Сначала водители соглашались, но, услышав о маршруте поездки, сразу отказывались и уезжали. 

Я обращался к двум дюжинам автомобилистов, но никто не захотел нам помочь. Мои разочарованные приятели уже собирались отказаться от этой затеи, но я сказал:

 — В каждом правиле непременно есть исключение. Обязательно найдется человек, который согласится отвезти нас в Гарлем. 

Вскоре так и произошло. Подъехала большая машина, в которую могли бы поместиться не только несколько человек, но и коробки с продуктами.

 Мы подошли к автомобилю, постучали в стекло, и когда оно опустилось, обратились к водителю: 

— Не могли бы вы отвезти нас в неблагополучный район города? Мы заплатим вам сто долларов. 

Водитель ответил: 

— Я не возьму с вас денег и с удовольствием выполню вашу просьбу. Я отвезу вас в любой район города, куда скажете. 

Затем он надел свою кепку, и я заметил на ней надпись «Армия спасения». Водителя звали Джон Рондон, он являлся руководителем отделения Армии спасения в южном Бронксе. 

Радостные, мы сели в машину. Джон Рондон сказал: 

— Я отвезу вас в такое место, о существовании которого вы даже не подозреваете. Но ответьте мне, пожалуйста, почему вы хотите это сделать? 

Я рассказал ему о той давней истории и добавил, что в память о прошлом хочу помогать бедным людям. 

Капитан Рондон отвез нас в южный Бронкс, в сравнении с которым Гарлем выглядел как Беверли-Хиллз. Приехав туда, мы направились в магазин, купили продуктов и несколько коробок. Упаковав продукты в коробки, мы пошли в дом, где полдюжины людей ютились в одной комнате без электричества и отопления зимой, в окружении крыс и тараканов. Мы были потрясены, увидев, в каких ужасающих условиях они живут, но радовались, что хоть чем-то смогли скрасить их нелегкое существование. 

Все цели, которые вы ставите перед собой, обязательно осуществятся, если вы приложите к этому усилия. Чудеса, подобные этому, случаются каждый день, даже в городе, где «никогда нет свободных машин». 

Энтони Роббинс


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь 

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ПОХОРОНЫ «Я НЕ МОГУ»


 

Классная комната, где Донна преподает четвероклассникам, выглядит как и многие другие, которые я видел раньше: пять рядов парт, по шесть штук в каждом ряду. За учительским столом сидит Донна. За ее спиной на стене висит доска объявлений, на которой отображена успеваемость учеников. В общем, типичный школьный класс, но кое-что в нем изменилось с тех пор, как я впервые попал туда. В классе царит творческая атмосфера. 

Донна много лет преподает в одной из школ Мичигана, и ей осталось два года до пенсии. Но она не просто проводит уроки, а добровольно участвует в программе развития детей, которую я придумал и организовал. Программа основана на творческом подходе к образованию, и Донна обеспечивает ее выполнение. А моя работа заключается в посещении уроков и поощрении учеников. 

Я сел за пустую парту в дальнем конце класса и стал наблюдать. Все ученики работали над заданием, записывая в тетрадь свои мысли и идеи. Десятилетняя ученица, которая ближе всех сидела ко мне, заполняла тетрадную страницу предложениями, начинавшимися со слов «Я не могу». 

Я не могу играть в футбол. 

Я не могу делить трехзначные числа. 

Я не могу добиться расположения Дебби. 

Страница была уже заполнена наполовину, а девочка все продолжала писать. Она работала упорно и настойчиво. 

Я встал и прошел по рядам, заглядывая в тетради учеников. Все рассказывали о том, чего они не могут. 

Я не могу отжаться более десяти раз. 

Я не могу драться. 

Я не могу съесть только одно пирожное. 

Активность учеников пробудила мое любопытство, и я решил выяснить у учительницы, какое задание она дала детям. Подойдя к учительскому столу, я с удивлением заметил, что Донна тоже пишет что-то на листе бумаги. Я не стал отвлекать ее и заглянул через плечо. 

Я не могу заставить мать Джона посещать родительские собрания.

 Я не могу добиться, чтобы моя дочь всегда заправляла машину бензином. 

Я не могу объяснить Алану, что выяснять отношения с приятелями следует словами, а не кулаками. 

Я не стал спрашивать, почему ученики вместо того, чтобы рассказывать о своих достижениях, пишут «я не могу», вернулся за парту и продолжил свои наблюдения. Ученики занимались еще десять минут, многие исписали целую страницу и начали другую. 

— Заканчивайте предложение, а новое не начинайте, — объявила Донна. 

Дети взяли листки бумаги, сложили их пополам и направились к столу учительницы, на котором лежала коробка из-под обуви. Они положили свои листки в коробку. Когда все работы были собраны, Донна добавила и свои записи, закрыла коробку, взяла ее в руки и вышла из класса. Дети потянулись за учительницей, а я последовал за ними. 

В дальнем конце коридора находилась кладовка, Донна вошла туда и через минуту вернулась, держа в одной руке обувную коробку, а в другой — лопату. Вместе с учениками она вышла из школы и направилась к спортивной площадке. Там, у края площадки, дети по очереди начали копать яму. Затем, когда была вырыта яма три фута глубиной, ученики десяти-одиннадцати лет встали в круг около ямы, похожей на могилу, и опустили в нее коробку. 

Донна объявила: 

— Мальчики и девочки, пожалуйста, возьмитесь за руки и склоните головы. 

Ученики выполнили ее просьбу. Они взялись за руки, опустили головы и стали слушать речь Донны. 

— Друзья, мы собрались здесь почтить память «Я не могу». Пока он жил на земле, то мешал многим из нас: кому в большей степени, кому в меньшей. Его имя, к сожалению, очень часто упоминалось в школах, государственных учреждениях и даже в Белом доме. Мы проводили «Я не могу» в последний путь, похоронили его и даже положили на его могилу надгробный камень. У «Я не могу» остались братья и сестры — «Я умею», «Я сделаю» и «Я выполню это обязательно». Они не так известны, как их знаменитый родственник, и пока еще не так сильны и могущественны. Возможно, в скором времени с вашей помощью они окрепнут и будут твердо стоять на ногах. Пусть «Я не могу» упокоится с миром, а жизнь каждого здесь присутствующего станет целенаправленной и насыщенной. Аминь. 

Слушая «надгробную» речь Донны, я осознал, что школьники никогда не забудут этот день. Символическое прощание с «Я не могу» очень поможет детям в их будущей жизни. Донна придумала замечательное задание, которое надолго сохранится в памяти детей. После «надгробной» речи учительница предложила ученикам вернуться в класс. Там они отпраздновали уход «Я не могу» пирожными, воздушной кукурузой и фруктовыми соками. Во время празднования Донна вырезала из плотной бумаги большой надгробный камень, наверху начертала «Я не могу», а внизу поставила дату: 28 марта 1980 года. 

Этот бумажный -«надгробный камень» висел в классе, где преподает Донна, до конца учебного года. Иногда, когда какой-нибудь ученик забывал и произносил: «Я не могу», — учительница молча указывала на «камень». Ученик сразу вспоминал, что «Я не могу» давно покинул этот мир, и больше не ошибался. 

Я не был учеником Донны, в свое время она училась у меня, но в тот день я ясно осознал, какой замечательный урок получил от нее. И теперь, когда я слышу фразу «Я не могу», перед моим мысленным взором возникают «похороны», устроенные учениками четвертого класса. И я мгновенно вспоминаю, что «Я не могу» давно умер. 

Чик Мурман


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"


«КОРОЛЕВСКИЕ РЫЦАРИ» ИЗ ГАРЛЕМА 


Неподалеку от моей квартиры на Манхэттене и в то же время словно на другом конце света расположена часть Нью-Йорка, которую называют Испанским Гарлемом. Во многих отношениях это страна «третьего мира». Уровень смертности среди новорожденных и матерей примерно такой же, как, скажем, в Бангладеш, а продолжительность жизни мужчин еще короче. Такова ситуация во всем Гарлеме, но здесь люди отделены от более благополучных районов города еще и языковым барьером. И когда все это сочетается с полным забвением в средствах информации, со снисходительным отношением со стороны учителей и полицейских, которые работают в этой стране «третьего мира», но даже и не подумают жить здесь, с учебниками, которые так мало имеют отношения к их жизни, то вывод для детей ясен. Они «хуже» людей, которые живут всего в нескольких кварталах от них. 

В средней школе на голом участке земли с бетонными игровыми площадками и металлическим забором Билл Холл ведет обычный курс английского языка и еще преподает английский как второй язык ученикам, приехавшим из Пуэрто-Рико, Центральной и Южной Америки, даже из Пакистана и Гонконга. Эти дети сталкиваются с новой культурой, незнакомыми правилами и тяжелым окружением. Ко всему прочему, и родители их часто чувствуют себя такими же потерянными в этом мире, как и они. С такими детьми приходится работать Биллу Холлу. 

Пытаясь нащупать тот интерес, который мог бы объединить одну такую группу детей вместе и одновременно помочь им учить английский язык, Билл однажды увидел, как кто-то принес в школу шахматную доску. Будучи сам шахматистом, он знал, что эта игра преодолевает многие барьеры, поэтому он добился у чрезвычайно скептически настроенного директора школы разрешения организовать занятия шахматного клуба после уроков. 

Девочек пришло очень мало. Они никогда не видели, чтобы женщины играли в шахматы, поэтому решили, что эта игра не для них, и даже те немногие, что пришли, постепенно отсеялись. Некоторые мальчики тоже решили не ходить, ведь шахматы не та игра, которая могла бы сделать их популярными среди сверстников. Но около десятка остались, чтобы изучить основы игры. Их друзья насмехались над ними из-за того, что они остаются после уроков в школе, да и некоторые родители считали, что шахматы — напрасная трата времени, поскольку они не помогут им получить работу. Но мальчики продолжали приходить на занятия клуба. Билл давал этим мальчикам то, что было редкостью в их жизни, — внимание человека, верившего в них. 

Постепенно их успехи и в шахматах, и в английском языке стали заметнее. Когда они стали играть достаточно уверенно, Билл начал возить их на шахматные матчи в школы за пределами Гарлема. Поскольку он платил за их проезд и за пиццу, что наносило значительный урон его жалованью учителя, мальчики знали, что он переживает за них. И они стали чуть больше доверять этому белому человеку средних лет. Чтобы помочь им стать более независимыми, Билл попросил каждого мальчика быть капитаном одного из матчей, организовать подготовку к нему. Постепенно, даже когда Билла не было рядом, мальчики научились нести ответственность друг за друга. Они тренировали тех, кто отставал, делились личными проблемами и объясняли родителям друг друга, почему шахматы — это все же не напрасная трата времени. И со временем это новое чувство компетентности распространилось и на их школьные занятия. Они стали лучше учиться. 

По мере того как росли их успехи в учебе и в шахматах, росли и мечты Билла Холла в отношении их. Когда шахматный клуб Манхэттена выделил небольшую сумму, он повез их на финальные игры штата в Сиракьюс. 

Двенадцать ранее отчужденных, зачастую пассивных и скрытных детей теперь стали командой с собственным именем — «Королевские рыцари». Заняв третье место в своем штате, они получили право играть в финале средних школ в Калифорнии. 

Однако к этому времени даже коллеги Билла убеждали его, что не стоит тратить на этих детей столько времени и усилий. Как сказал один из учителей, эти дети гетто «никогда не выберутся дальше Нью-Джерси». Зачем же собирать средства и везти их через всю страну, только усиливая их недовольство жизнью? Тем не менее Билл собрал деньги для поездки в Калифорнию. В национальном чемпионате они стали семнадцатыми среди ста девяти команд. 

К этому моменту шахматами заболела уже вся школа — хотя бы потому, что это сулило путешествия. Однажды в шахматном клубе в Нью-Йорке члены команды познакомились с девушкой из Советского Союза, которая была чемпионкой мира по шахматам среди женщин. Даже Билла поразила идея, предложенная двумя его учениками: если эта девушка приехала сюда из самой России, то почему «Королевские рыцари» не могут отправиться туда? Ведь это же шахматная столица мира, и там должны были пройти Игры дружбы по шахматам. 

Хотя никогда раньше американские игроки их возраста не участвовали в этих Играх, школьная администрация района, где работал Билл, поддержала идею. Как и пара корпораций, к которым Билл обратился с просьбой выделить деньги на поездку. Конечно, никто не ожидал от команды победы, но задача была не в этом. Сама поездка расширит кругозор мальчиков, убеждал Билл. Когда компания «Пепси-кола» прислала чек на двадцать тысяч долларов, Билл понял, что эта безумная идея осуществится. 

«Королевские рыцари» садились в самолет как официальные представители страны, в которой еще несколько месяцев назад они чувствовали себя чужими. Но как давние обитатели Испанского Гарлема, они заявили, что представляют свой район. На спинах их атласных пиджаков было написано «Королевские рыцари», а не «США». 

Однако по прибытии в Москву их уверенность пошатнулась. Никогда раньше они не сталкивались с советским стилем шахматной игры, с ее опытом и размеренностью. Наконец Один из «рыцарей» свел к ничьей игру с советским гроссмейстером, которому было уже за тридцать. И мальчики поняли, что русских можно побеждать, они такие же люди, как и остальные. После этого «рыцари» выиграли около половины матчей и даже показали преимущество в таком специальном виде, как «быстрые шахматы». В отличие от советских игроков, которых учили медленной и взвешенной игре, «рыцари» хорошо владели «уличным» стилем, который отличался быстротой и точностью. 

К тому времени когда Билл и его команда отправились в Ленинград, где их ожидала самая трудная часть соревнований, мальчики вновь вернули себе уверенность. 

Когда «рыцари» вернулись в Нью-Йорк, они были убеждены, что им все по плечу. 

И эта вера в себя им очень пригодилась. Спустя несколько месяцев, когда я отправилась в их школьный клуб, Билл Холл, крупный, мягкий человек, которого редко видели сердитым, на этот раз был в ярости из-за недавнего конфликта между пуэрто-риканским мальчиком из команды и белым учителем. По просьбе Билла мальчик объяснил мне, что он написал тест так хорошо, что учитель решил, что он списывал, и заставил его еще раз переписать. Когда мальчик и второй раз отлично справился с тестом, учитель не обрадовался, нет. Он был раздражен тем, что его неправота была доказана. 

— Если бы это была школа в другом районе, — сказал Билл, — такого никогда бы не произошло. 

Именно такая предвзятость в школе раньше больно задевала мальчиков. Но теперь, обретя чувство собственного достоинства, они научились противостоять ей. 

— Наверное, учитель просто немного ревновал, — весело сказал мальчик. — Мы ведь прославили эту школу. 

И это действительно было так. Их школьный актовый зал только что был выбран советским танцевальным ансамблем для выступлений в Нью-Йорке. Директор каждой школы в районе просил поделиться шахматной программой, а местное телевидение и газеты брали интервью у «Королевских рыцарей». И сейчас, когда они вот-вот должны были закончить девятый класс, различные средние школы буквально соревновались за право заполучить «одаренных» детей к себе. Поступило даже приглашение из школы в Калифорнии. И хотя всех мальчиков тревожило их предстоящее расставание, остальные члены команды убедили мальчика, получившего приглашение из Калифорнии, принять его. 

— Мы убедили его принять предложение, — объяснил один из мальчиков. 

— Мы пообещали писать ему каждую неделю, — сказал другой. 

— Вообще-то, — сказал третий, — мы собираемся всю жизнь поддерживать связь друг с другом. 

Учитывая разнообразие планов на будущее, включая изучение права, бухгалтерского дела, преподавания, информатики — а о таком будущем раньше они и мечтать не могли, — невозможно сказать, какие неожиданные сюрпризы могут преподнести ребята друг другу на встречах своей команды, которая стала для них и поддержкой, и семьей. 

Я спросила их, чем они занимались до того, как в их жизни появились Билл Холл и шахматы. Последовало продолжительное молчание.

 — Болтался на улице и паршиво себя чувствовал, — сказал мальчик, мечтавший стать юристом. 

— Отнимал деньги на завтраки у малышей, иногда баловался наркотиками, — признался другой. 

— Просто валялся в постели, читая комиксы, а отец кричал на меня, ругая за лень, — сказал третий. 

А учебники как-то изменили их жизнь? 

— Только после того, как мистер Холл решил, что мы сообразительные, — объяснил один мальчик под дружные кивки остальных, — и тогда мы действительно изменились. 

Глория Стейнхем.

из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Орнитолог.

Эту историю мне рассказал очень пьяный орнитолог в поезде Николаев- Киев, когда я ехал в очередную командировку. Возможно это давно достояние интернета, а может и нет. На всякий случай расскажу.
  Научно- исследовательское судно стояло в Одессе и не бдительный моряк Вася прощёлкал золотое обручальное кольцо; его стащила хитрая сорока, хорошо хоть не брелок с ключами! Вася огорчился, но моряки иной раз проматывают и больше, а потому молча пошёл в ювелирку и купил такое же колечко. Жена не заметила подмены и всё должно было закончится. Но Вася был горд и мстителен и поставил задачу поймать воровку! Он считал что особи женского пола вредные но приятные, но сильно отстают по развитию от мужчин. 
  Сорока его теорию сильно поклевала, но в конце концов он её поймал! Если бы я узнал этот  секрет- женщины ловились бы мной каждый день! Сорока была поселена в клетку, а судно вскоре ушло в рейс. Пленница оказалась не подарком, а более всего напоминала Василию жену: сварливая, часто критиковала и накинутый на клетку платок стягивала и тарахтела, задорно блестя глазками! Как и жену, сороку Василию переспорить не удалось ни разу и он смирился.
  Судно пересекло много морей и уже шло по Тихому океану, очень далеко от островов, с борта опускали оборудование, мёртвая зыбь всех достала. Привыкшая было сорока вела себя омерзительно и обматерила на своём птичьем пришедшего с вахты Васю. Душа моряка не стерпела оскорбления, он поднёс клетку к иллюминатору и сказал:" Пора тебе на волю!"И открыл клетку. птица очень истосковалась по свободе и вынырнула, как противокорабельная ракета из пускового контейнера. Он поглядел ей в след и понял, что свобода ей будет не долгой.
 Он уже привык к её соседству и скверному характеру, а тут понял, что взял на душу грех. Он посидел и вытащил бутылку коньяка и пошёл к судовому врачу, так сказать облегчить душу. Повинился и исповедовался. Отзывчивый медик отпустил ему все грехи, достал свою бутылку, после чего невинная птичья душа была отпета с должным прилежанием. Вася вернулся в каюту и уснул.
 Утром обычная вахта и он почти увлёкся работой, как увидел оцепеневшего орнитолога, учёного из научного состава экспедиции. Это я вам скажу самый проблемный груз на борту, я не об орнитологах, а об учёных. Светочь науки не смог сказать слово, а показывал пальцем. Вася посмотрел на мачту и увидел свою сороку.! он хотел порадоваться, но учёному вернулся дар речи.
- Ты видишь?
- Конечно.
- Но это сорока!
- Конечно.
- Посреди Тихого океана! Такого наука не знала,я поймаю её!
 Орнитолог решил обессмертить своё имя и прилагал все способы, чтоб её изловить. Не вышло, ведь она у него не стащила обручальное кольцо! После посещения нескольких островов вопреки опасениям Васи сорока исправно возвращалась на судно, но ловиться к неудовольствию орнитолога не желала! Но добрый Вася не сдержался и сдал себя орнитологу, едва был не побит, но потом напоен водкой и подружился с этим амбициозным учёным.
  На переходе в Индийском океане сорока сама влетела в Васину каюту и сдалась, ну типа явка с повинной.Что поразительно; вела себя тихо, не трещала и всячески угождала моряку. Не смотря на то, что он часто открывал клетку и выпускал её, дезертировать в Египте или Стамбуле не решилась. По приходу в Одессу Василий и орнитолог выпустили пленницу и прослезились...
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Теперь от себя:
  Для красивой концовки мне надо было соврать, что сорока принесла обручальное кольцо назад, после бы этого все прослезились от умиления. Но таки это была одесская сорока, а потому не вернула. И подозреваю она потом была самой популярной и рассказывала за свои странствия. Пернатые самцы робели и сидели тихо, а она выбирала того, кто ей подуше был. Избранники не сопротивлялись!

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

Однажды вечером, покончив с еще одной из сотен прочитанных мной книг о воспитании детей, я испытал некоторое чувство вины, потому что в книге говорилось о некоторых приемах воспитания, о которых я как-то позабыл. Главный прием заключался в том, чтобы разговаривать со своим ребенком и произносить три магических слова — «я люблю тебя». В книге вновь и вновь подчеркивалось, что дети должны знать совершенно однозначно, что вы действительно их любите. 

Я поднялся наверх, к комнате сына, и постучал в дверь. За дверью раздавался грохот барабанов. Я знал, что он там, но не открывает дверь. Я приоткрыл ее сам, и, конечно, он сидел в наушниках, слушая музыку, и при этом играл на своих барабанах. Встав перед ним, чтобы привлечь внимание, я спросил: 

— Тим, у тебя найдется минутка? Он сказал: 

— Да, конечно, для тебя всегда. 

Мы сели, и после пятнадцати минут разговора о том о сем я просто посмотрел на него и сказал: 

— Тим, мне очень нравится, как ты играешь на барабанах. 

— Спасибо, пап, мне это очень приятно, — ответил он. 

Когда я спускался по лестнице, до меня дошло, что я поднялся к сыну с определенной целью, но не выполнил задачу. Я чувствовал, что мне нужно обязательно вернуться и еще раз попробовать произнести те три волшебных слова. 

И снова я поднялся наверх, постучал в дверь и открыл ее. 

— У тебя есть минутка, Тим? 

— Конечно, пап. Что ты хотел? 

— Сынок, когда я пришел к тебе первый раз, я хотел кое-что тебе сказать, но отвлекся. Тим, помнишь, когда ты учился водить машину, у меня возникла масса проблем в связи с этим? Я написал три слова и положил записку тебе под подушку, надеясь, что ты обратишь на это внимание. Я выполнил свой родительский долг. — Наконец, поговорив еще немного, я посмотрел на Тима и сказал: — Я хочу, чтобы ты знал — мы любим тебя. 

Он внимательно посмотрел на меня: 

— О, спасибо, папа. Ты и мама? 

— Да, мы оба, только мы недостаточно выражаем эту любовь. 

Он сказал: 

— Спасибо, это для меня много значит. Я знаю, что вы любите меня. 

Я повернулся и вышел. Спускаясь вниз, я подумал: «Нет, просто не могу поверить! Я уже два раза поднимался к сыну. Я знаю, что хочу сказать, и тем не менее совсем другие слова звучат из моих уст». 

Я решил, что снова вернусь и выражу Тиму свои истинные чувства. Он услышит это непосредственно от меня. И не важно, что он уже ростом под два метра. Итак, я возвращаюсь, стучу, и он кричит: 

— Погоди минуту. Не говори, кто это. Папа, неужели это ты? 

Я спросил: 

— Откуда ты знаешь? И он ответил: 

— Я знаю тебя с тех пор, как ты — мой отец. Потом я спросил: 

— Сын, у тебя есть еще секунда? 

— Ты же знаешь, что есть, так что входи. Думаю, ты не сказал мне того, что хотел? 

Я спросил: 

— А откуда ты знаешь? 

— Я же знаю тебя с тех пор, как ты менял мне подгузники. Я глубоко вздохнул, как бы набираясь храбрости. 

— Так вот что я никак не мог тебе сказать, Тим. Я просто хотел сказать тебе, как ты нам дорог. И дело не в том, что ты делаешь или что сделал. Речь о тебе как о человеке. Я люблю тебя и хотел, чтобы ты это знал. Не понимаю, почему я так долго скрывал это. 

Он посмотрел на меня и сказал: 

— Послушай, папа, я это знаю, и мне особенно приятно слышать это от тебя. Спасибо и за твои мысли, и за желание выразить их. — Когда я направился к двери, сын остановил меня: — Послушай, папа, у тебя есть минутка? 

Я подумал: «О нет! Что еще?» А вслух произнес: 

— Конечно, для тебя — всегда. 

Не знаю, откуда дети этому учатся, уж конечно не от родителей, но мой сын сказал: 

— Папа, я только хочу задать тебе один вопрос. Я спросил: 

— О чем? 

Он посмотрел на меня и сказал. 

— Папа, ты что, ходил на какие-то занятия или что-то в этом роде? 

— Нет, я просто читал книгу, и в ней говорится о том, как важно говорить детям о своих чувствах к ним. 

— Спасибо, что потратил на это время. Еще поговорим, папа. 

Я думаю, что тем вечером Тим преподал мне самый наглядный урок о том, что понять истинное значение любви можно только если ты готов совершить поступок. Нужно найти в себе смелость сказать об этом вслух. 

Джин Бедли


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь


Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, СЫНОК!


 

Мысли, посещающие меня утром, пока я отвожу сына в школу.

 

Доброе утро, малыш! Ты отлично смотришься в своей форме младшего скаута, гораздо лучше, чем твой старик, когда он был младшим скаутом. Пожалуй, мои волосы никогда не были такими длинными в школе, я позволил себе это только в колледже. Но я все равно узнал бы тебя издалека по немного растрепанным волосам, сбитым носкам ботинок, мятым штанам на коленях… Мы привыкаем друг к другу.

 

Теперь, когда тебе восемь лет, я замечаю, что стал мало видеть тебя. В День Колумба ты ушел в девять утра. Потом я видел тебя сорок две секунды за ланчем, а затем ты появился на ужине в пять часов. Я скучаю по тебе, но понимаю, что у тебя свои серьезные дела. Несомненно, они не менее серьезны, если не более, чем у других людей, которые сейчас находятся в пути.

 

Тебе предстоит расти и выходить в жизнь, и это важнее, чем разбираться в тонкостях биржи или играть на понижение. Ты должен узнать, на что ты способен, а чего не можешь, и тебе нужно научиться справляться с этим. Ты должен многое узнать о людях и их поведении, когда они сами себе не нравятся — как хулиганы, болтающиеся у стоянки велосипедов и пристающие к ребятам младше их. Да, тебе даже придется научиться делать вид, что ты не обижаешься, когда тебя обзывают. Тебе всегда будет обидно, но тебе придется не показывать виду, потому что иначе в следующий раз прозвище будет еще обиднее. Я очень надеюсь, что ты запомнишь это чувство — на тот случай, если тебе вдруг придет в голову обидеть ребенка, который младше тебя.

 

Когда я в последний раз говорил, что горжусь тобой? Пожалуй, раз я не могу вспомнить, мне нужно хорошенько задуматься. Я помню, когда последний раз кричал на тебя — когда торопил тебя, боясь опоздать, — но в сухом остатке, как говорил Никсон, я чаще кричал на тебя, чем хвалил. Кстати, если ты вдруг прочтешь это, знай — я горжусь тобой. Мне особенно нравится твоя независимость, то, как ты сам о себе заботишься, хотя иногда меня это и пугает. Ты никогда не ныл, и, с моей точки зрения, уже поэтому ты — замечательный парень.

 

Почему отцы с таким трудом понимают, что восьмилетним детям нужно столько же ласки, сколько и четырехлетним? Если я не буду внимателен, то вскоре начну подталкивать тебя в бок и спрашивать:

 

— Что ты сказал, парень? — И это вместо того, чтобы обнять тебя и сказать, как я люблю тебя.

 

Жизнь слишком коротка, чтобы скрывать свою любовь. Почему восьмилетки так медленно понимают, что и тридцатишестилетним нужно столько же ласки, сколько и четырехлетним?

 

Как жаль, что путь до школы такой короткий… Я хочу поговорить о вчерашнем вечере… когда твой младший брат спал, и мы разрешили тебе посидеть подольше и посмотреть игру «Янки». Такие моменты бесценны. Их никогда нельзя спланировать заранее. Каждый раз, когда мы пытаемся что-то запланировать вместе, все бывает не так хорошо, нет такой теплоты. Несколько мгновений, которые оказались слишком быстротечными, мне казалось, что ты уже вырос и мы сидим и просто разговариваем, без дежурных фраз вроде: «Как дела в школе, сынок?» Я уже проверил твое домашнее задание по математике единственным доступным мне способом — с помощью калькулятора. Ты считаешь намного лучше меня. Мы говорили об игре, и ты знал об игроках больше, чем я, и я много узнал от тебя. И мы оба были счастливы, когда «Янки» выиграли.

 

Ну, вот мы и приехали. Как жаль, что тебе нужно идти в школу! Мне так много нужно сказать тебе. Ты так быстро покидаешь машину. Я хочу насладиться последними мгновениями, а ты уже заметил двух своих друзей.

 

Я только хотел сказать:

 

— Я люблю тебя, сынок…

 

Виктор Б, Миллер


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
14
предыдущая
следующая