хочу сюда!
 

Анютка

25 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 26-45 лет

Заметки с меткой «истории из жизни»

о Раневской...фэйсбучное))

«Сестра Фаины Раневской, Изабелла, жила в Париже. В силу ряда обстоятельств она переехала в Советский Союз. В первый же день приезда, не смотря на летнюю жару, Изабелла натянула фильдеперсовые чулки, надела шёлковое пальто, перчатки, шляпку, побрызгала себя "Шанелью", и сообщила сестре:
- Фаиночка, - я иду в мясную лавку, куплю бон-филе и приготовлю ужин.
- Не надо! - в ужасе воскликнула Раневская. В стране царили процветающий дефицит и вечные очереди. Она понимала, как это подействует на неподготовленную жительницу Парижа.
- Не надо! - я сама куплю!
- Фаиночка, бон-филе надо уметь выбирать, а я это умею, - с гордостью заявила Изабелла и направилась к входной двери. Раневская, как панфиловец на танк, бросилась её наперерез.
- Я пойду с тобой!
- Один фунт мяса выбирать вдвоём - это нонсенс! - заявила сестра и вышла из квартиры. Раневская сделала последнюю попытку спасти сестру от шока советской действительности:
- Но ты же не знаешь, где наши магазины!
Та обернулась и со снисходительной улыбкой упрекнула:
- Ты думаешь я не смогу найти мясную лавку?
И скрылась в лифте.
Раневская рухнула в кресло, представляя себе последствия первой встречи иностранки-сестры с развитым советским социализмом.
Но говорят же, что Бог помогает юродивым и блаженным: буквально через квартал Изабелла Георгиевна наткнулась на маленький магазинчик, вывеска над которым обещала "Мясные изделия".
Она заглянула вовнутрь: у прилавка толпилась и гудела очередь, потный мясник бросал на весы отрубленные им хрящи и жилы, именуя их мясом, а в кассовом окошке толстая кассирша с башней крашенных волос на голове, как собака из будки, периодически облаивала покупателей.
Бочком, бочком Изабелла пробралась к прилавку и обратилась к продавцу:
- Добрый день, месье! Как вы себя чувствуете?
Покупатели поняли, что это цирк, причём, бесплатный, и, как в стоп-кадре, все замерли и затихли. Даже потный мясник не донёс до весов очередную порцию "мясных изделий". А бывшая парижанка продолжала:
- Как вы спите, месье?... Если вас мучает бессонница, попробуйте перед сном принять две столовых ложки вина..... А как ваши дети, месье? Вы их не наказываете?..
Нельзя наказывать детей - можно потерять духовную связь с ними. Вы со мной согласны, месье?
- Да, - наконец выдавил из себя оторопевший мясник и в подтверждение кивнул.
- Я и не сомневалась. Вы похожи на моего учителя словесности: у вас на лице проступает интеллект.
Не очень понимая, что именно проступает у него на лице, мясник на всякий случай смахнул с лица пот.
- Месье, - перешла к делу Изабелла Георгиевна, - мне нужно полтора фунта бон-филе. Надеюсь, у вас есть.
- Да, - кивнул мясник и нырнул в кладовку. Его долго не было, очевидно, он ловил телёнка, поймал его, зарезал и приготовил бон-филе. Вернулся уже со взвешенной и завёрнутой в бумагу порцией мяса.
- Спасибо, - поблагодарила Изабелла. И добавила: - Я буду приходить к вам по вторникам и пятницам, в четыре часа дня. Вас это устраивает?
- Да, - в третий раз кивнул мясник.
Расплачиваясь в кассе, Изабелла Геогиевна порадовала толстую кассиршу, указав на её обесцвеченные перекисью волосы, закрученные на голове в тяжелую башню:
- У вас очень модный цвет волос, мадам, в Париже все женщины тоже красятся в блондинок. Но вам лучше распустить волосы, чтобы кудри лежали на плечах: распущенные волосы, мадам, украсят ваше приветливое лицо.
Польщённая кассирша всунула два указательных пальца себе за обе щеки и стала с силой растягивать их, пытаясь улыбнуться.
Когда, вернувшись домой, Изабелла развернула пакет, Фаина Георгиевна ахнула: такого свежего мяса она давно не видела, очевидно, мясник отрезал его из своих личных запасов.
- Бон-филе надо уметь выбирать! - гордо заявила Изабелла.
С тех пор каждый вторник и каждую пятницу она посещала "Мясные изделия". В эти дни, ровно в четыре часа, мясник отпускал кассиршу, закрывал магазин, вешал на дверь табличку "Переучёт", ставил рядом с прилавком большое старинное кресло, купленное в антикварном магазине, усаживал в него свою дорогую гостью, и она часами рассказывала ему о парижской жизни, о Лувре, об Эйфелевой башне, о Елисейских полях...
А он, подперев голову ладонью, всё слушал её, слушал, слушал... И на лице его вдруг появлялась неожиданная, наивная, детская улыбка...»
Яков Сегель



Окружающий нас Мир не меняется насилием и сквернословием, он меняется добрым словом и уважительным отношением к человеку.
(С)тырено

Милозалежність

Нещодавно зустрів давнього знайомого. Поговорили про те, про се, як завжди в таких випадках одним із перших запитань було "чим займаєшся", на що мій знайомий відповів, що він миломан. Я перепитав, що, може, малось на увазі "меломан", але знайомий покрутив головою і сказав, що саме "мИломан" і уточнив: з лютого 2016 року дуже полюбив мило. Причому так полюбив, що при кожному візитові в магаз не втримається і візьме один або кілька пахучих брусочків, хоча використовувати їх, звісно, не встигав. Спочатку це було щось типу колекціонування, бо знайомець почав шукати рідкісні види та марки, але потім все пішло по пісдє, і він просто почав купувати мило, не дивлячись на марку, тип... І щоразу купував все більше і більше. Якщо спочатку брав один-два брусочки, то тепер бере не менше п'яти-шести. "Якби були гроші, брав би більше", - сумно сказав він. "І як ти зараз?", - запитав я по цьому, вражений його розповіддю. "Та зараз нічого, - сказав він. - Почав з цим боротись. Практикую милостримування. Стараюсь скуповуватись на базарах, бо там можна знайти лоток тільки з тим, що тобі треба, або в спеціальних магазинчиках, приміром, за м'ясом іду в м'ясний. У супермаркети краще не заходити, бо там поряд з їжею ці полиці з невеликими брусочками... Я навіть стараюсь про це не думати, бо як тільки уявляю, як я заходжу в АТБ, як іду повз хліб і ковбасу до полиць з неїстівними товарами, як підходжу до знайомої полиці, під шампунями і над порошками, як бачу перед собою його ... мило ... різне, дешеве, дороге, з запахом яблука чи трав, як беру якийсь брусочок, обмацую його нюхаю, а потім швидко беру брусок за бруском і кладу, кладу, кладу в кошик... У такі моменти дихання пришвидшується і я себе не контролюю. Але я знаю, чим це завершиться. Я стану милозалежним і вже не зможу повернутись до нормального життя". Тут він зітхнув, замовк і впав у глибоку задуму, а я подумав, що добре, що серед моїх знайомих, нехай і давніх, є люди, які борються зі своїми демонами і працюють над собою.


Цветок папоротника.

  Было это очень давно, когда была жива моя бабушка, а я ещё и в школу не ходил. Надо сказать, что моя бабушка была романтической женщиной. Она безоговорочно верила во всякие чудеса и легенды, была уверена, что в определенную ночь над зарытыми кладами горит голубой огонек. И даже однажды ходила выкапывать клад.

  Не знаю, насколько она была фантазеркой, но рассказывала мне, что тот клад, когда лопата коснулась крышки сундука с золотом, неожиданно с гулом ушел под землю. То ли заклятие на нем было сильное, то ли ещё не пришло время ему открыться, но клад откопать не удалось.

  А ещё у моей бабушки была заветная мечта увидеть цветение папоротника. Она говорила, что тому, кто увидит его цветение, будут открыты все замки ко всем кладам.

  Идти в лес в глухую ночь ей было жуть как страшно. Ведь цветение папоротника охраняют темные силы. Они наводят на человека такой страх перед самим цветением, что мало кто выдерживается и не пускается в бега подальше от греха.

  Я хоть и был маленьким, но фантазии у меня было ой сколько. Не зря я был внуком такой бабушки. И я предложил ей выкопать папоротник и высадить его в цветочный горшок. А в заветную ночь в комнате созерцать его цветение. К тому же, вдвоем будет не так страшно.

  Эта идея бабушке понравилась. И на волне невероятного энтузиазма мы с бабушкой пошли в лес за папоротником.

  И вот накануне заветной ночи горшок с высаженным папоротником стоял посреди комнаты, а мы в предвкушении чуда терпеливо ждали полуночи. И хотя обоим было страшно, мы мужественно держались, сидя на диване.

  Утреннее солнышко заглянуло в окошко и разбудило сонных искателей приключений. Казалось, что оно предательски смеется над нами.

  Я первым вскочил с дивана и подбежал к папоротнику. Никаких цветков там не было. Понятное дело, папоротник ведь цветет считанные минуты. Мне хотелось плакать от такого несправедливого поворота событий. Но бабушка меня успокоила. Мол, на следующий год мы точно не проспим заветное цветение, и все клады тогда непременно будут нашими. 

Зрите в корень!!


       Недавно, просматривая материалы в сети,  наткнулась на интересный материал.( на мой взгляд)..не буду проводить обобщение об уровне воспитания и  образования  женщин  России начала ХХ века... 
  Анна Бубнова – русская тетя, воспитавшая будущую жену Джона Леннона Йоко Оно.
Анна Бубнова – русская тетя, воспитавшая будущую жену Джона Леннона Йоко Оно

У хозяев усадьбы, в которой сейчас располагается Пушкинский музей в Бернове (Старицкий район Тверской области), мореплавателя Дмитрия Бубнова и его супруги было три дочки: Мария, Варвара и Анна. Они получили прекрасное домашнее образование, а потом уехали учиться в Санкт-Петербург. Мария стала пианисткой, Варвара закончила академию художеств, Анна — консерваторию по классу скрипки. Тогда, в начале XX века, в моде было все японское.



Анна Бубнова

Подруги Анны Бубновой учили японский язык, она тоже стала — за компанию. Ее учителем был молодой и красивый японец Сюнъити Оно, сын президента японского промышленного банка Эйдзиро Оно. Сюнъити жил в Петербурге и был студентом-вольнослушателем естественнонаучного физико-математического факультета Петроградского университета. Молодые люди подружились, дружба быстро переросла в любовь.


24 февраля 1918 года Анна и Сюнъити обвенчались и уехали в Японию. На дне чемодана Анны лежал рисунок ее сестры Варвары. На нем была изображена липовая аллея в Бернове.

Молодые супруги стали жить в доме семьи Оно. В 1922 году, спасаясь от разрухи и голода, к ним приехала сестра Анны Варвара с матерью, Анной Николаевной. Мать вскоре умерла. Варвара стала жить отдельно. А у Анны и Сюнъити родился сын Сюнтаро, она ласково называла его Шуня.

Мальчик рос талантливым, блестяще играл на скрипке. Но в 14 лет он неожиданно умер от перитонита. Больше детей Анна иметь не могла. А семье Оно нужен был наследник — Сюнъити был старшим сыном банкира. И муж Анны привел в дом новую жену, японку Намико...

Анне позволили жить на первом этаже большого дома семьи Оно. И всю свою любовь она отдала племяннице, дочери младшего брата Сюнъити, которую звали Йоко. Йоко Оно.



Маленькая Йоко очень тянулась к тетушке. Анна учила ее играть на фортепиано, рисовать. И много рассказывала о России, о своем родном доме в Бернове... Йоко Оно до сих пор убеждена, что именно Анна привила ей чувство прекрасного. Когда Йоко исполнилось 15 лет, ее отправили учиться в Америку. И с любимой тетушкой она рассталась навсегда.



Ни Варвара, ни Анна больше не вышли замуж. Анна, незаурядный музыкант и педагог, воспитала целую школу японских скрипачей. Варвара — школу японских переводчиков-пушкинистов, она преподавала русский язык и литературу в Токийском университете. А почти через 40 лет после эмиграции, когда умер Сюнъити Оно, сестры решили вернуться на родину. Они поселились у старшей сестры Марии, в Сухуми.



От их дома в Бернове остались одни стены. После революции в родовом гнезде обосновалась коммуна. В годы Великой Отечественной войны первый этаж особняка гитлеровцы отвели под конюшню, на втором разместили лазарет, на самом верху — командный пункт и огневую точку. В послевоенные годы в барском особняке была сельская школа.



Источник: edo-tokyo.livejournal.com

Именно благодаря сестрам в Бернове в 1976 году и открылся музей Пушкина. Кстати, великий поэт приходился Бубновым дальним родственником. Кроме Бернова, семье принадлежало на Псковщине имение Тригорское — оно рядом с Михайловским. Варвара сделала эскизы будущего музея и подарила первые экспонаты: свои картины, литографии и книги — переводы Пушкина, вышедшие в Японии с ее иллюстрациями, фамильные реликвии. Варвара дожила до 97 лет и умерла в 1983 году. Анна скончалась в возрасте 89 лет, в 1979 году.


 

Про відпустку, літо і погоду

Літо добігає кінця, і щоб не гаяти марно часу, дістав заначку з-під матрацу (наекономив з величезної з/п лаборанта) і махнув на вихідні на свій улюблений острів Пасхи. Я тут часто буваю, бронюю такий невеликий одно.., дво..., та що я буду брехати, - триповерховий будиночок з басейном на даху і верандою. Красиво тут: вулкани, лаконічні пейзажі островопасхівці та остропасчанки тягають щось великими возиками... Так от, лежу я сьогодні на веранді, попиваю оранжат з витонченої склянки і думаю, що у погоди немає погоди. Усе залежить просто від людини, зокрема її емоційно-психофізичного стану та інших умов. Ну, звісно, в душному офісі чи хрущівці, де стіни вже зранку прогріваються наскрізь, літо - суцільне пекло, однак коли лежиш на веранді екзотичного (але не для мене) острова, коли дує бриз, а свіжості додають дві мулатки, котрі вседенно, а інколи і всеношно махають такими великими віялами..., одним словом, у цих умовах літо ще і нічого. Так само з осінню, весною, а особливо взимку, коли погода нестабільна, за день може піти і дощ, і сніг, і все разом, вітер зіб`є з ніг і пробере до кісток, ти ледь-ледь доповзаєш додому, але тобі погода норм, бо за кілька хвилин ти долізеш до своєї кімнати в комуналці, де зміниш мокрющий одяг на теплий байковий халат, сядеш біля каміна, а дворецький подасть коньяк, сигарету і тарілочку сосисок, ну отих гарних, за 30 грн. І ти сидітимеш біля вікна і дивитимешся, як десь там, за вікном, немов у кіно, мороситиме дощ і тужливо світитимуть ліхтарі, а потім вкотре подумаєш: "У природи немає поганої погоди...".




Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА РИКА ЛИТТЛА 

Однажды в пять часов утра Рик Литтл заснул за рулем своего автомобиля. Машина пролетела десять футов над насыпью и врезалась в дерево. Следующие шесть месяцев Рик провел в больнице, лечил сломанный позвоночник. Свободного времени у Рика было достаточно, и он часто задумывался о жизни. Вывод Рик сделал такой: тринадцать лет учебы оказались ненужными и не подготовили его к решению проблем, с которыми приходится сталкиваться в реальной жизни. 

Через две недели после выписки из больницы Рик пришел домой и нашел свою мать лежащей на полу в полубессознательном состоянии: она приняла слишком большую дозу снотворного. Рик снова убедился в правильности своего вывода — обучение в школе не может помочь человеку решать важные жизненные проблемы. Школа не готовит молодого человека к вступлению во взрослую жизнь. 

Следующие месяцы Рик посвятил созданию образовательного курса, который помог бы молодым людям выработать правильную самооценку, научить общаться с людьми и дать навыки улаживания конфликтов. Занимаясь своей образовательной программой, Рик выяснил, что существует Национальный институт образования, в котором обучаются тысяча тридцатилетних студентов. Рик узнал, что на вопрос, помогло ли им в жизни образование, которое они получили в средней школе, восемьдесят процентов учащихся ответили отрицательно. 

Этих тридцатилетних студентов спрашивали, чему бы они хотели научиться. Большинство ответили: умению общаться с другими людьми, то есть как научиться нормально сосуществовать с людьми, с которыми ты живешь под одной крышей. Также студенты хотели научиться правильно выбирать работу и хорошо выполнять ее, уметь улаживать конфликты, стать хорошими родителями, правильно воспитывать своего ребенка, уметь грамотно обращаться с деньгами, понять, в чем смысл жизни. 

Вдохновленный созданием собственной программы обучения, Рик бросил колледж, начал ездить по стране и задавать вопросы ученикам средних школ. Он опросил свыше двух тысяч учеников, а вопросы были такие: 

1. Чему бы вы хотели научиться, какие знания могут пригодиться вам в повседневной жизни в будущем? 

2. Выберите десять основных проблем, с которыми вы никак не можете справиться. 

Рика удивило то обстоятельство, что ответы учеников были почти одинаковыми независимо от того, учились ли они в богатых частных школах или в обычных городских, в центре или на окраине. Одиночество и заниженная самооценка — вот проблемы, которые значились в списке под номером один. 

В течение двух месяцев Рик ночевал в своей машине, питался преимущественно крекерами с ореховым маслом, а иногда случались дни, когда у Рика не было ни крошки во рту. У Рика было мало денег, но зато он жил мечтой о создании образовательной программы, способной облегчить людям жизнь. 

Рик составил список известных педагогов и психологов, посетил каждого из них, показал свою программу и попросил поделиться опытом и поддержать его начинание. Всем этим педагогам понравилась программа Рика, и они обещали ему посильную помощь. Однако все они убеждали его: 

«Рик, ты еще слишком молод. Возвращайся в колледж. Получи диплом, затем окончи университет, а уж потом берись за образовательные программы». 

Но Рик не собирался сдаваться. Ему исполнилось двадцать лет, он продал машину, одежду, занял у друзей денег, но средств для претворения в жизнь образовательной программы все равно было недостаточно. Кто-то посоветовал Рику обратиться за помощью в благотворительный образовательный фонд. 

Первое обращение в местное отделение фонда разочаровало Рика. Войдя в офис, Рик очень испугался. Вице-президент фонда — мужчина с копной черных волос на голове — встретил Рика с каменным выражением лица. Четверть часа он сидел, не произнося ни слова, пока Рик рассказывал ему о своей матери, автокатастрофе и двух тысячах молодых людей, которые уже обучаются тому, как правильно жить и решать свои проблемы. Но сколько еще школьников нуждаются в подобном курсе… 

Когда Рик закончил свой рассказ, вице-президент, вздохнув, произнес: 

— Молодой человек, я работаю в благотворительном фонде почти двадцать лет. Я видел множество подобных программ. И все они были обречены на неудачу. И вашу Программу ждет та же участь. Почему? Потому, что вы еще очень молоды, у вас нет жизненного опыта, денег, даже диплома, об окончании колледжа. У вас нет ничего! 

Разочарованный, Рик покинул офис фонда, поклявшись доказать вице-президенту, что он не прав. Рик начал изучать, какие еще организации занимаются молодежными программами. Он потратил несколько месяцев, рассылая свои предложения в разные фонды, которые могли бы выдать ему грант на их реализацию. Рик не терял надежды, однако стабильно получал отказы. После сто пятьдесят пятого у Рика опустились руки, и он понял, что его мечта, очевидно, никогда не осуществится. 

Родители Рика уговаривали его вернуться в колледж, а Кен Грин, педагог, оставивший свою работу, чтобы помочь Рику, заявил: 

— Рик, у меня нет денег, но нужно кормить семью. Если последний фонд, в который вы послали запрос, откажет нам, я возвращаюсь в Толидо и снова займусь преподаванием. 

Итак, у Рика остался последний шанс. Он должен был встретиться за ланчем с доктором Рассом Моби, президентом фонда Келлогга. Отправляясь на ланч, Моби и Рик остановились у лотка с мороженым. 

— Вы любите мороженое? — спросил Моби. 

Рик кивнул в ответ. Они купили мороженое, но Рик так нервничал, что не заметил, как подтаявшее шоколадное мороженое потекло между его пальцев. Рик надеялся, что доктор Моби не заметит этого, но тот, разумеется, увидел, рассмеялся и подал молодому человеку бумажную салфетку. 

Когда Рик садился в машину, его лицо пылало от стыда и досады на самого себя. Как он осмеливается просить большие деньги на образовательную программу, когда не умеет даже аккуратно есть мороженое? 

Моби позвонил через две недели. 

— Вы просили на развитие своей программы 55 000 долларов, но попечительский совет проголосовал против, — сообщил он. 

Рик чуть не заплакал. Два года он упорно стремился к достижению своей цели, и вот теперь все кончено! 

— Однако, — продолжил Моби, — попечительский совет решил выделить вам на развитие программы 130 000 долларов. 

От счастья Рик разрыдался и от волнения не смог даже толком поблагодарить доктора Моби. 

С тех пор Рик Литтл заработал 100 090 000 долларов, осуществив свою мечту. Его образовательная программа действует более чем в 30 000 школ в 50 штатах и в 32 странах. Три миллиона подростков в год учатся, как правильно жить и решать важные проблемы, с которыми они постоянно сталкиваются. 

В 1989 году невероятный успех программы Рика Литтла обеспечил ему получение второго гранта на создание новой, теперь уже интернациональной образовательной программы, которая будет внедряться по всему миру. Сумма составила 65.000.000 долларов — это самый большой грант в истории США. 

Жизнь Рика Литтла — пример стойкости духа, целеустремленности и желания во что бы то ни стало осуществить свою заветную мечту.

 

Пегги Манн

из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление                                                                                                                                                     души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ЗЕМЛЯ ДВИГАЛАСЬ ДЛЯ ВАС?


 

Одиннадцатилетняя Анджела тяжело заболела, и это привело к истощению нервной системы. Девочка не могла ходить, тело не повиновалось ей. Врачи не делали оптимистических прогнозов относительно ее выздоровления. Они предсказывали, что Анджеле придется провести остаток жизни в инвалидном кресле, но девочка мужественно воспринимала их слова. Лежа на больничной койке, она рассказывала всем, что когда-нибудь непременно снова начнет ходить. 

Анджелу перевели в специализированную реабилитационную клинику Сан-Франциско, в район Бухты. Врачи восхищались силой духа и стойкостью одиннадцатилетней девочки, они предложили ей воображать, будто она гуляет по улицам. Если лечение не приносит положительных результатов, так пусть хотя бы Анджела обретет надежду, которая скрасит долгие часы ее пребывания на больничной койке! 

В инвалидном кресле Анджела постоянно занималась предписанной ей терапией и выполняла специальные упражнения, но так же упорно она следовала советам врачей и представляла, как ходит, двигается, бегает. 

Однажды, когда Анджела мысленно сосредоточилась на этих представлениях, произошло чудо: сдвинулась кровать, на которой лежала девочка! Анджела закричала: 

— Смотрите! Смотрите! Я двигаюсь, двигаюсь! 

На ее крики сбежались пациенты и медперсонал клиники. Поднялась невообразимая суматоха, медицинское оборудование падало, стеклянная посуда разбивалась. Что же случилось? В Сан-Франциско произошло землетрясение. Но Анджеле об этом не сказали. Она была убеждена, что сбылась ее мечта. 

Прошло несколько лет, и теперь Анджела вернулась в школу. Она передвигается самостоятельно, без костылей и инвалидного кресла. Может быть, тот, кто встряхнул землю в районе между Сан-Франциско и Оклендом, сумел помочь девочке справиться с тяжелой болезнью и победить ее? 

Хэнок Маккарти


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ПРОСИТЕ, ПРОСИТЕ, ПРОСИТЕ 



В детстве застенчивая Маркита никуда не ходила, кроме школы, но в тринадцать лет в ее жизни многое изменилось после того, как она открыла для себя один важный секрет — секрет продажи. 

Для девочки и ее матери, работавшей официанткой в Нью-Йорке после того, как отец Маркиты ушел из семьи, когда ей было восемь лет, самой заветной мечтой было совершить кругосветное путешествие и посмотреть мир. 

— Я буду много работать, чтобы скопить достаточно денег и отдать тебя учиться в колледж, — однажды сказала Марките мать. — Ты выучишься, а затем начнешь зарабатывать деньги, чтобы мы с тобой смогли совершить кругосветное путешествие. Договорились? 

Тринадцатилетняя Маркита прочитала в журнале «Скаут», что тот, кто продаст наибольшее количество коробок с печеньем, получит бесплатную путевку на два лица в кругосветное путешествие. Маркита решила, что она продаст печенья больше остальных девочек и непременно выиграет эту путевку. 

Но просто желать чего-либо недостаточно, поэтому Маркита для осуществления своей мечты составила план действий. 

— Всегда одевайся аккуратно и опрятно. Это одно из важнейших правил, — советовала Марките ее тетя. — Если ты занимаешься бизнесом, то твой внешний вид должен быть соответствующим. Всегда надевай форму скаутов. Когда отправляешься в большие многоквартирные дома с половины пятого до половины седьмого вечера, особенно в пятницу, предлагай жильцам большой заказ. Непременно улыбайся, независимо от того, удалось продать товар или нет, обязательно будь вежливой и приветливой. И не проси людей купить у тебя печенье, проси их пожертвовать немного денег. 

Множество девочек-скаутов мечтали совершить кругосветное путешествие и тоже составляли план действий по осуществлению своей мечты, но только Маркита каждый день после занятий в школе надевала скаутскую форму и шла продавать печенье, всегда готовая просить людей пожертвовать немного денег. 

— Здравствуйте! У меня есть мечта, — начинала она разговор с очередным потенциальным покупателем, — совершить кругосветное путешествие, и я зарабатываю на него деньги, продавая герлскаутское печенье. Вы не могли бы пожертвовать немного денег, купив несколько упаковок печенья? 

В тот год Маркита продала 3526 коробок и выиграла бесплатный кругосветный тур. С тех пор она продала свыше 42000 коробок печенья, выступала на семинарах продавцов по всей стране, снималась в фильме Диснея и стала соавтором бестселлера «Как продать много печенья, домов, «кадиллаков», компьютеров… и всего остального». 

Маркита не умнее и не предприимчивее тысяч других людей, молодых и пожилых, у каждого из которых тоже есть свои мечты. Просто она в свое время открыла секрет продажи: проси, проси, проси! Многие люди потерпели неудачу лишь из-за того, что не умели правильно разговаривать с людьми, к которым обращались, с предложением что-либо купить. Страх, что тебе откажут, парализует многих людей, и они отказываются от своих надежд. 

Каждый человек что-нибудь продает. «Вы продаете себя ежедневно — в школе, вашему начальству, новым людям, с которыми знакомитесь, — утверждала Маркита, когда ей было четырнадцать лет. — Моя мама — официантка: она продает обеды в ресторане. Мэры городов и президенты стран пытаются заполучить голоса будущих избирателей, продавая себя и свои качества… Моя любимая учительница — миссис Чапин. Она замечательно преподает географию, значит, тоже продает свои труд и знания… Я вижу продажу везде, куда ни посмотрю. Продажа — неотъемлемая часть устройства мира». 

Конечно, требуется определенное мужество просить то, о чем мечтаешь. Иногда бывает страшно. Но Маркита поняла: чем больше ты просишь, тем легче это получить. 

Однажды в прямом эфире продюсер решил испытать деловые качества Маркиты и предложил ей продать герлскаутское печенье другому приглашенному в студию гостю. 

— Вы не хотели бы пожертвовать немного денег, купив герлскаутское печенье? — обратилась к нему Маркита. 

— Герлскаутское печенье? Никогда! — возмущенно воскликнул тот. — Я начальник федеральной тюрьмы, в которой содержатся 2000 насильников, грабителей, убийц и развратителей детей. 

Не смутившись, Маркита продолжила: 

— Мистер, если вы приобретете несколько коробок печенья, возможно, у вас поднимется настроение и вы перестанете сердиться. И еще я думаю, что было бы неплохо отдать это печенье вашим заключенным. 

Начальник тюрьмы не смог отказать Марките и выписал чек.

 

Джек Кэнфилд и Марк В, Хансен


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"


МАШИН НЕТ

 

Много лет назад, в День благодарения, когда в нашей семье не было ни денег, ни продуктов, кто-то неожиданно постучал в дверь нашего дома. Человек, стоявший на пороге, держал в руках огромную коробку с едой, большую индейку и даже несколько кастрюль. Мы не поверили своим глазам. 

— Кто вы? — спросил мой отец у незнакомца. — Откуда вы? 

Человек объяснил: 

— Я пришел по просьбе одного вашего друга. Он сказал, что сейчас вы находитесь в стесненных обстоятельствах, но не считаете возможным принять от него помощь. Поэтому он поручил мне принести вам продукты. Счастливого праздника! 

Мой отец возразил: 

— Нет, нет, мы не можем принять все это! Но незнакомец быстро проговорил: 

— Берите, берите, — и скрылся за дверью. 

Тот давний эпизод врезался в память и во многом определил мою дальнейшую судьбу. Я поклялся себе, что однажды, когда достигну финансового благополучия, тоже стану помогать бедным людям. В день, когда мне исполнилось восемнадцать лет, я оправился по магазинам и купил много продуктов для двух семей, затем, облачившись в форму посыльного, направился в ближайший район и постучался, в дверь одной из них. 

Вместе с продуктами я всегда вручал записку, в которой объяснял, почему делаю это, и рассказывал о памятном Дне благодарения. Записку я заканчивал словами: «Все, о чем я вас прошу, — это тоже помочь кому-нибудь, когда ваше материальное положение улучшится». 

Выполняя данный ритуал, я получал от него удовольствия больше, чем от всех заработанных мною денег.

 Несколько лет назад в День благодарения мы с женой оказались в Нью-Йорке. Жена очень расстраивалась, потому что этот праздник мы отмечали вдали от дома и нашей семьи. Обычно в это время жена всегда начинала готовиться к празднованию Рождества, а теперь мы с ней были вынуждены находиться в номере отеля. 

Я сказал: 

— Дорогая, почему бы нам сегодня не украсить чужую жизнь вместо рождественской елки? 

Когда я рассказал жене о ежегодном ритуале, который я выполняю в День благодарения, она воодушевилась. 

— Давай отправимся куда-нибудь, — продолжил я, — где сможем принести реальную помощь людям. Поедем в Гарлем! — Но жена и несколько моих деловых партнеров без энтузиазма восприняли мое предложение. Однако я настаивал: — Поедемте в Гарлем и поможем бедным семьям. Но мы предложим им еду не от себя лично, поскольку это может их оскорбить, а сделаем вид, будто выполняем чье-либо поручение. Мы купим продукты для нескольких семей, чтобы им хватило на месяц. Ведь смысл Дня благодарения не в том, чтобы есть индейку, а в том, чтобы совершать добрые дела! 

Утром я должен был давать интервью на радио, поэтому попросил своих приятелей взять напрокат машину для поездки в Гарлем. Когда я вернулся после интервью, они сообщили: 

— Мы не сумели выполнить твою просьбу. Все машины в Нью-Йорке заняты. В пунктах проката автомобилей не осталось ни одной свободной машины. 

Я ответил им: 

— Друзья, вспомните правило: если ты ставишь перед собой цель, то должен добиться ее осуществления. В Нью-Йорке множество машин. Мы непременно отыщем свободную. 

Но мои приятели возразили: 

— Мы обзвонили все пункты проката. Все автомобили заняты. 

— Взгляните на улицу! — воскликнул я. — Посмотрите, сколько там машин! 

— Видим, — прозвучало в ответ. 

— Так пойдемте же! 

Сначала мы прогуливались по тротуару вдоль улицы, пытаясь остановить проезжающие мимо машины, но вскоре поняли, что нью-йоркские водители не только не останавливаются, когда люди «голосуют», а наоборот, прибавляют скорость. 

Затем мы стали подходить к стоящим у тротуара машинам и стучать в окна. Водители опускали стекла и с легким презрением смотрели на нас. Я говорил:

 — Здравствуйте, сегодня День благодарения, и мы хотели бы помочь нескольким бедным семьям, подарив им продукты. Отвезите нас, пожалуйста, в Гарлем. 

Услышав мою просьбу, все водители мгновенно отворачивались, поднимали стекло и уезжали, не произнеся ни слова. 

Я продолжал подходить к автомобилям, снова стучал в стекло и произносил: 

— Сегодня День благодарения. Мы хотели бы помочь нескольким бедным семьям, живущим в неблагополучном районе. Будьте любезны, отвезите нас туда.

 Но на мои слова по-прежнему ни один водитель не реагировал. Тогда мы стали предлагать им сто долларов за то, что они доставят нас в Гарлем. Сначала водители соглашались, но, услышав о маршруте поездки, сразу отказывались и уезжали. 

Я обращался к двум дюжинам автомобилистов, но никто не захотел нам помочь. Мои разочарованные приятели уже собирались отказаться от этой затеи, но я сказал:

 — В каждом правиле непременно есть исключение. Обязательно найдется человек, который согласится отвезти нас в Гарлем. 

Вскоре так и произошло. Подъехала большая машина, в которую могли бы поместиться не только несколько человек, но и коробки с продуктами.

 Мы подошли к автомобилю, постучали в стекло, и когда оно опустилось, обратились к водителю: 

— Не могли бы вы отвезти нас в неблагополучный район города? Мы заплатим вам сто долларов. 

Водитель ответил: 

— Я не возьму с вас денег и с удовольствием выполню вашу просьбу. Я отвезу вас в любой район города, куда скажете. 

Затем он надел свою кепку, и я заметил на ней надпись «Армия спасения». Водителя звали Джон Рондон, он являлся руководителем отделения Армии спасения в южном Бронксе. 

Радостные, мы сели в машину. Джон Рондон сказал: 

— Я отвезу вас в такое место, о существовании которого вы даже не подозреваете. Но ответьте мне, пожалуйста, почему вы хотите это сделать? 

Я рассказал ему о той давней истории и добавил, что в память о прошлом хочу помогать бедным людям. 

Капитан Рондон отвез нас в южный Бронкс, в сравнении с которым Гарлем выглядел как Беверли-Хиллз. Приехав туда, мы направились в магазин, купили продуктов и несколько коробок. Упаковав продукты в коробки, мы пошли в дом, где полдюжины людей ютились в одной комнате без электричества и отопления зимой, в окружении крыс и тараканов. Мы были потрясены, увидев, в каких ужасающих условиях они живут, но радовались, что хоть чем-то смогли скрасить их нелегкое существование. 

Все цели, которые вы ставите перед собой, обязательно осуществятся, если вы приложите к этому усилия. Чудеса, подобные этому, случаются каждый день, даже в городе, где «никогда нет свободных машин». 

Энтони Роббинс


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь 

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души"

ПОХОРОНЫ «Я НЕ МОГУ»


 

Классная комната, где Донна преподает четвероклассникам, выглядит как и многие другие, которые я видел раньше: пять рядов парт, по шесть штук в каждом ряду. За учительским столом сидит Донна. За ее спиной на стене висит доска объявлений, на которой отображена успеваемость учеников. В общем, типичный школьный класс, но кое-что в нем изменилось с тех пор, как я впервые попал туда. В классе царит творческая атмосфера. 

Донна много лет преподает в одной из школ Мичигана, и ей осталось два года до пенсии. Но она не просто проводит уроки, а добровольно участвует в программе развития детей, которую я придумал и организовал. Программа основана на творческом подходе к образованию, и Донна обеспечивает ее выполнение. А моя работа заключается в посещении уроков и поощрении учеников. 

Я сел за пустую парту в дальнем конце класса и стал наблюдать. Все ученики работали над заданием, записывая в тетрадь свои мысли и идеи. Десятилетняя ученица, которая ближе всех сидела ко мне, заполняла тетрадную страницу предложениями, начинавшимися со слов «Я не могу». 

Я не могу играть в футбол. 

Я не могу делить трехзначные числа. 

Я не могу добиться расположения Дебби. 

Страница была уже заполнена наполовину, а девочка все продолжала писать. Она работала упорно и настойчиво. 

Я встал и прошел по рядам, заглядывая в тетради учеников. Все рассказывали о том, чего они не могут. 

Я не могу отжаться более десяти раз. 

Я не могу драться. 

Я не могу съесть только одно пирожное. 

Активность учеников пробудила мое любопытство, и я решил выяснить у учительницы, какое задание она дала детям. Подойдя к учительскому столу, я с удивлением заметил, что Донна тоже пишет что-то на листе бумаги. Я не стал отвлекать ее и заглянул через плечо. 

Я не могу заставить мать Джона посещать родительские собрания.

 Я не могу добиться, чтобы моя дочь всегда заправляла машину бензином. 

Я не могу объяснить Алану, что выяснять отношения с приятелями следует словами, а не кулаками. 

Я не стал спрашивать, почему ученики вместо того, чтобы рассказывать о своих достижениях, пишут «я не могу», вернулся за парту и продолжил свои наблюдения. Ученики занимались еще десять минут, многие исписали целую страницу и начали другую. 

— Заканчивайте предложение, а новое не начинайте, — объявила Донна. 

Дети взяли листки бумаги, сложили их пополам и направились к столу учительницы, на котором лежала коробка из-под обуви. Они положили свои листки в коробку. Когда все работы были собраны, Донна добавила и свои записи, закрыла коробку, взяла ее в руки и вышла из класса. Дети потянулись за учительницей, а я последовал за ними. 

В дальнем конце коридора находилась кладовка, Донна вошла туда и через минуту вернулась, держа в одной руке обувную коробку, а в другой — лопату. Вместе с учениками она вышла из школы и направилась к спортивной площадке. Там, у края площадки, дети по очереди начали копать яму. Затем, когда была вырыта яма три фута глубиной, ученики десяти-одиннадцати лет встали в круг около ямы, похожей на могилу, и опустили в нее коробку. 

Донна объявила: 

— Мальчики и девочки, пожалуйста, возьмитесь за руки и склоните головы. 

Ученики выполнили ее просьбу. Они взялись за руки, опустили головы и стали слушать речь Донны. 

— Друзья, мы собрались здесь почтить память «Я не могу». Пока он жил на земле, то мешал многим из нас: кому в большей степени, кому в меньшей. Его имя, к сожалению, очень часто упоминалось в школах, государственных учреждениях и даже в Белом доме. Мы проводили «Я не могу» в последний путь, похоронили его и даже положили на его могилу надгробный камень. У «Я не могу» остались братья и сестры — «Я умею», «Я сделаю» и «Я выполню это обязательно». Они не так известны, как их знаменитый родственник, и пока еще не так сильны и могущественны. Возможно, в скором времени с вашей помощью они окрепнут и будут твердо стоять на ногах. Пусть «Я не могу» упокоится с миром, а жизнь каждого здесь присутствующего станет целенаправленной и насыщенной. Аминь. 

Слушая «надгробную» речь Донны, я осознал, что школьники никогда не забудут этот день. Символическое прощание с «Я не могу» очень поможет детям в их будущей жизни. Донна придумала замечательное задание, которое надолго сохранится в памяти детей. После «надгробной» речи учительница предложила ученикам вернуться в класс. Там они отпраздновали уход «Я не могу» пирожными, воздушной кукурузой и фруктовыми соками. Во время празднования Донна вырезала из плотной бумаги большой надгробный камень, наверху начертала «Я не могу», а внизу поставила дату: 28 марта 1980 года. 

Этот бумажный -«надгробный камень» висел в классе, где преподает Донна, до конца учебного года. Иногда, когда какой-нибудь ученик забывал и произносил: «Я не могу», — учительница молча указывала на «камень». Ученик сразу вспоминал, что «Я не могу» давно покинул этот мир, и больше не ошибался. 

Я не был учеником Донны, в свое время она училась у меня, но в тот день я ясно осознал, какой замечательный урок получил от нее. И теперь, когда я слышу фразу «Я не могу», перед моим мысленным взором возникают «похороны», устроенные учениками четвертого класса. И я мгновенно вспоминаю, что «Я не могу» давно умер. 

Чик Мурман


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
14
предыдущая
следующая