Вид:
краткий
полный

Гурт "28"

Стих про войну не моё.

  • 06.05.17, 18:02
Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили, нам объявили
Что началася война.

Война началась на рассвете
Чтоб больше народу убить.
Спали родители, спали их дети
Когда стали Киев бомбить.

Врагов шли большие лавины,
Их не было сил удержать,
Как в земли вступили родной Украины
То стали людей убивать.

За землю родной Батькивщины
Поднялся украинский народ.
На бой уходили все -все мужчины,
Сжигая свой дом и завод.

Рвалися снаряды и мины,
Танки гремели броней,
Ястребы красны в небе кружили,
Мчались на запад стрелой.

Началася зимняя стужа
Были враги из Москвы,
Пушки палили, мины рвалися
Русских терзая в куски.

Кончился бой за столицу
Бросились рюске бежать
Бросили танки, бросили мины,
Несколько тысяч солдат.

Помните Руссише Швайне
Скоро настанет тот час
Мы вам начешем вшивый затылок,
Будете помнить вы нас.

Другие дети

  • 06.05.17, 14:00

© Юрій Гудименко

Ребёнок растёт в патриархальной семье, где отец — царь и бог. Ребёнка учат порядку с детства. Это должно стоять здесь. Это — здесь. Почему? Потому что я так сказал, сопляк. Не проявляй слабости. Весь мир против тебя. Мир — поле боя. У тебя есть враги. Будь сильнее. Бей в ответ. Лучше — бей первым. С утра — на бокс. После школы — на борьбу. Что это за одежда? Вырядился, как пидор. Ты же не пидор, сынок? Нет? Нет, блядь? Смотри мне в глаза, когда отец с тобой разговаривает! У нас вся семья нормальная. Дед служил, отец в Афгане кровь проливал. Не за пидоров. Так надо было. Понял? Понял, щенок?! А? А? А теперь?..

Другой ребёнок растёт в другой семье. Хаотичной. Разной. Бессистемной. Родители не лезут в дела ребёнка. Ребёнок просто… растёт. Ходит в школу, шляется по улицам с друзьями, приходят, когда захочет, читает, когда захочет. Играет в футбол, общается, спорит и дерётся, когда того требуют обстоятельства. И безумно ценит свою свободу, хотя не способен, конечно, дать ей внятное определение.

Вырастут ли эти дети похожими друг на друга? Мне кажется, вы сами знаете ответ. Этот ответ — нет.

Народы состоят из детей. Разных. Что-то им в головы закладывают родители, что-то — гены, что-то — среда общения. Но есть среда, которая объединяет всех детей одного народа. Среда, которая невидимо обволакивает их. Эта среда — история. История народа. Она везде, просто вы её не видите. Он на улицах, в табличках. Она в парках, в статуях. Она в школе — каждый год, три урока в неделю, месяц за месяцем. «Чья это улица, папа?» — «Это улица Степана Бандеры, он воевал против фашистов и коммунистов». «А кому этот памятник, мама?» — «Ой, не помню, давай подойдём поближе». «Бог-дан Хмель-ниць-кий». «А что это по телевизору показывают, бабушка?» — «А это, внучек, Майдан. Годовщина». «А сейчас достаньте двойные листочки, пишем контрольную. Тема — Голодомор». «А кто это на купюре изображён?»…

Сначала народ творит свою историю, потом история начинает творить народ. Так сложилось, что последняя украинская монархия закончилась ещё до того момента, когда наш народ стал называть себя украинцами. Ну не сложилось у нас с королями — Данила Галицкий, потом его сын и внук, а дальше тишина. Всех чужих царей и императоров — польских, российских, австро-венгерских — мы воспринимали не как своих, а как оккупантов. Другой язык, часто другая вера. И мы не привыкли им подчиняться. Восстания, бунты, поражения, и снова восстания — по кругу.

Зато мы привыкли выбирать себе вождей. И это знание с нами с детства, с уроков истории. Гетманами не становились по праву крови — их выбирали сами козаки. Это правило. Украина почти всё время была оккупирована иными государствами, но всегда восставала — это аксиома. Годы после разлада в династии Рюриковичей, годы Запорожской Сечи, Руина, годы Украинской революции начала ХХ века, годы Второй мировой — украинцы всегда проигрывали, потому что каждый мало-мальски влиятельный человек начинал бороться за власть против остальных — и страна опять терялась в недрах истории. Это мы знаем, понимаем, это у нас на подкорке — потому что история не только в учебниках, она на улицах. Мы узнаём крупинки информации, которые формируют характер нации. Мы — хаотичные дети. Мы — народ, который не привык повиноваться хоть чему-либо (вообще, странно, что мы не отрицаем хотя бы законы физики). Мы часто бунтуем. Мы боремся друг с другом за власть. Мы умеем воевать. Мы — украинцы. Это наша история.

У россиян последние лет шестьсот были цари, которые передавали власть наследникам, которые имели абсолютные, неограниченные права. Приход большевиков просто убрал из этой программы передачу власти царевичу, абсолютная же власть осталась на месте. Украинские лидеры — гетманы, руководители УНР, президенты независимой Украины — такой властью не обладали. У нас нет традиции абсолютизма. Так похожи ли мы на россиян?

Мы склонны к бунтам и революциям. По разным поводам. Власть для нас — не богом данная система, а вечный источник раздражения. Нас бесит любая власть. Россияне её, власть, любят, без неё они чувствуют себя неуютно. Так похожи ли мы на россиян?

Мы, как правило, не лезли в дела соседей. Так исторически сложилось. Мы, конечно, воевали с соседями, но за свои земли, или нападали, когда нас допекли, но мы не игрались в геополитику, не хотели стать мировой державой — может, зря, может, нет. Россияне не могут без рабов. Территория их страны на 90% состоит из захваченной земли — а мы на своей просто жили всегда. Мы не захватчики, не агрессоры, это подтверждает история. Так похожи ли мы на россиян?

Мы хотим, чтобы нас не трогали. Мы спокойно отдали колоссальный запас ядерного оружия в обмен на простые гарантии неприкосновенности. Мы не хотим лезть в чужие дела — мы хотим, чтобы не лезли в наши. «Від’їбіться від нас», как говаривал классик украинской словесности. Нам нужна просто свобода. Так похожи ли мы на россиян?

У наших крестьян на стенах висят иконы и рядом — портреты поэта Тараса Шевченко. Висят с XIX века, прямо над подполом, в котором в промасленной тряпке лежит заботливо припрятанный при немцах машингвер. Мы не испытывали такого влияния церкви, как испытывали россияне. Мы, в конце концов, знаем, что наш родной язык — украинский, и знаем, почему половина страны говорит на русском. Мы знаем это с детства — а россияне знают совершенно другое. Другая программа в голове. Другие ценности. Другая история. Так похожи ли мы на россиян? Можем ли мы вообще быть на них похожими?

Вы знаете ответ. Мы все знаем.

Мы не братья, даже не сводные. С поляками у нас не меньше общей истории, чем с Россией, а генетически мы к ним даже ближе, но никто из нас не называет поляков братьями. Мы другие. Другой народ. У нас похожи языки с беларусами — но братья ли они нам, хаотичным анархистам, с их одним восстанием в два века? Нет, не братья. Быть может, друзья. Мы не похожи с ними, как и с россиянами. Но беларусы, по крайней мере, никогда на нас не нападали. Мы другие. Абсолютно другие. Иные с раннего детства.

Наша история закольцовывает нас. Задаёт нам программу, по которой мы идём раз за разом. Поговорка «Три козаки — два гетьмани» не появилась на пустом месте, но теперь идёт цепная реакция: мы сами ассоциируем себя с ней. События последних трёх лет, как капли воды, похожи на события столетней давности. Почитайте про Махно и Петлюру, про Грушевского и Михновского. Мы стоим в шаге от того, чтобы опять свалиться в это временное кольцо. В шаге от столь привычного нам огня настоящей гражданской войны. Мы должны это понять, как понимает вспыльчивый человек, что он вспыльчив, или как признаёт астматик свой диагноз. Мы должны понимать, что психология нашей истории подразумевает постоянные центробежные процессы. И мы должны понимать, что за этим обычно следует — кровь, голод и неволя. А мы ценим свободу. Всегда ценили.

Давайте всё же просто понимать, кто мы. Свой характер. Свои наклонности. И жить с ними на подкорке.

И делать выводы.

Чому день перемоги почали святкувати тільки з 1965 року Репост

  • 04.05.17, 17:36

ЧОМУ ДЕНЬ ПЕРЕМОГИ ПОЧАЛИ СВЯТКУВАТИ ТІЛЬКИ З 1965 РОКУВи ніколи не замислювалися, чому радянський агітпрому 20 років не святкував перемогу над Третім Рейхом?
Здавалося б 9 травня 1946 перша річниця перемоги. Парад, ордена, барабани, повітряні кульки? НУЛЬ! 1950 рік - п'ятиріччя перемоги. НУЛЬ! 1955 - 10 років ВЕЛИКОЇ ПЕРЕМОГИ! НУЛЬ! У країні щорічно з помпою відзначається велика жовтнева революція, річниця Леніна, 1 травня, в кінці кінців, Новий рік.
Але 9 травня раби культурно працюють на перемогу комунізму в колгоспах і заводах. Немає ніяких медалей і почесних знаків на честь річниці перемоги, немає об'єднань фронтовиків. Навпаки, генералітет відразу після 1945 року трусять арештами та перевірками. Це ще зрозуміло, бо стиль. Але куди дивиться агітпрому? 1960 рік. - НУЛЬ! Святкування починається тільки в 1965 і фронтовиків-переможців починають подавати як безпорадних пенсіонерів, яким треба "допомагати" і поважати. ЧОМУ ??
До 1948 року День Перемоги був неробочим днем, проте Указом Президії Верховної Ради СРСР від 23 грудня 1947 року вихідним був скасований: замість Дня Перемоги неробочим зробили Новий рік.
Лише через два десятиліття, вже за Брежнєва, в ювілейному 1965 року День Перемоги знову став неробочим

«День Перемоги» в СРСР не святкували 20 років через страх радянської влади перед реальними ветеранами. Коли ж в 1965 баланс ветеранських сил переважив з справжніх фронтовиків на користь ветеранів каральних підрозділів, «девятомай» почали обережно використовувати в цілях пропаганди комуно-фашизму, а далі вже подконорольний владі «девятомай» перетворився просто в помпезні п'яні оргії победобесія для самоствердження нащадків радянських фашистів - чинуш НКВД, КПРС і Комсомолу - фронтовики при цьому використовувалися і використовуються як живі музейні експонати пропагандистів як совка так і постсовка.
Те, що нам люблять брехати про це, що мовляв перші двадцять років святкувань не було тому що треба було працювати і піднімати країну з руїн ... Тому .., тому святкувань не було ... Так це чиста ахінея. Адже 23 лютого, 7 листопада, 1 травня і інші свята, СРСР святкував навіть під час війни.
Відповідь проста. Більшовицького переможного захоплення на континенті не сталося, як планувалося ВКП (б), Адольф Гітлер їх вправно випередив, напавши першим.
Але головна причина була та, що після війни були чоловіки-реальні ветерани, фронтові вовки, які спробували всі «принади» війни. Вони пройшли через вогонь, і їхній дух зломити було вже не так просто, партноменклатуру фронтовики зневажали. Їм було в 45-му років 30-40, і більше. Якщо при них скажеш слово «війна», або ще як нагадаєш про те, що було - тебе могли реально вбити. Розрубати на місці. Серед цих людей були контужені і сильно покалічені. І добре пам'ятали турботу Батька всіх народів - Сталіна і партії про них, як на лінії «Вотан», на форсуванні Дніпра, пам'ятали Ржев і Волхов і багато іншого. Так ось, як раз, через 20 років, ці самі ветерани вже померли, а залишилися інтенданти, тилові щурі та ветерани НКВД-МГБ і особисти СМЕРШу разом з свіжоспеченими 18 літніми зеленоротимі хлопцями, що спробували війну тільки в кінці 1944 і 1945 роках. Ось тоді і було прийнято рішення святкувати 9 травня .... »

1000 рублей за участие в 1 майском марше в Луганске.

  • 03.05.17, 21:01
За участие в 1 майском параде в Луганске рабочим и шахтёрам заплатили по 1000 рублей . к свединию у большенства доход 3 - 4 тысячи рублей.

Русский мiръ. В лабиринтах сознания российского фашизма.

© Павел ШЕХТМАН

Сознание адептов "русского мира" на первый взгляд поражает своей непоследовательностью. Констатации, что в мире де не осталось ничего, кроме права сильного, соседствуют с надсадной морализацией. Великорусский шовинизм – с прокламируемой ненавистью к "национализму". Запредельный цинизм – с рассуждениями о какой-то особой духовности и моральности русского народа, и т.д., и т.п.
Но это противоречия с нашей точки зрения, а в системе русского имперского фашизма противоречиями они отнюдь не являются. Ниже я приведу найденные мною отрывки из старой (март 2016 года) статьи, которая прекрасно объясняет всю систему.

Статья, под характерным названием "Почему Россия непобедима", принадлежит некоему Василию Микрюкову и напечатана была в когда-то очень авторитетном и профессиональном военном приложении к "Независимой газете" ("Независимое военное обозрение"). Автор относится к категории связанных с Министерством обороны псевдоинтеллектуалов и возглавляет некий "Центр военно-политических исследований" существующий под эгидой МГИМО и пресловутого концерна "Алмаз-Антей".

Я прошу прощения за большие цитаты, но здесь действительно нужен сеанс медленного чтения – так четко и ясно изложено в статье то, что творится в головах адептов "русского мира".

Начинается статья с "истин", которые советские, а затем российские дети усваивали еще в начальной школе: "Опыт истории свидетельствует, что наша родина за многие сотни лет своего существования постоянно подвергалась нашествиям врагов..." – далее следуют длинные рассуждения про постоянные нашествия супостатов и вынашиваемые черными силами планы расчленения России. Лично я, помнится, тоже имел такую картину истории России лет в 8, но годам к 12 уже начал воспринимать мир и место России в нем гораздо более адекватно.

В чем же причина всего этого, спросим мы у автора? Разумеется в русофобии, в иррациональной ненависти к России, ответит он. И тут мы переходим к самому интересному:

"Причина ненависти к России – в ее силе. Это только у русских "не в силе Бог, а в правде", у всего мира Бог в силе. Как говорил Наполеон, "Бог помогает сильным батальонам".

Во всем мире нет никаких моральных правил, законов. Есть только право силы. Тот, кто силен, тот и прав.

Россия – единственная держава, имеющая предназначение бороться с мировой злой силой. Так было при татаро-монгольском нашествии, так было в войнах с Наполеоном и Гитлером. Россия сегодня – единственная страна, могущая стать неприступной крепостью на пути распространения несправедливой, антигуманной, аморальной, по сути своей античеловеческой западной модели мира".


По этой причине, оказывается, России суждено историей ниспровергнуть старый, дурной мировой порядок и воздвигнуть на его обломках новый, светлый:

"Россия, в силу своего стремления помощи другим народам, самой судьбой предназначена к тому, чтобы стать мировой империей. В свое время французский президент генерал де Голль сказал удивительную фразу: "Русские люди никогда не будут счастливы, зная, что где-то творится несправедливость". В этом кардинальное отличие России от других стран. "Россия призвана быть освободительницей народов. Эта миссия заложена в ее особенном духе. И справедливость мировых задач России предопределена уже духовными силами истории", – указывал Николай Бердяев. В Сербии существует пословица: "Нас, русских, 200 миллионов". Люди в мире стали гордиться своей этнической близостью к русским, и настанет время, когда кто-то произнесет: "Нас, русских, 5 миллиардов". А пока это не произошло, России следует наращивать свою военную мощь и быть готовой к войнам настоящего и будущего с мировым злом".

Так формулируется версия фашизма, преобладающая сейчас в России. Она принципиально отличается от классической, а также национал-социалистской вот чем. Подобно им, она исходит из представления: мир погряз во зле, морали и права нет, есть только сила, кто силен тот и прав. Классический фашизм выводил из этого неограниченный национальный эгоизм, нацизм – "право" немцев на владычество над миром в качестве высшей расы. Русский фашизм тоже вводит право русских на мировую империю, но несколько неожиданным образом. Россия провозглашается силой, противостоящей злому миру, и следовательно силой добра по определению. В этом качестве она имеет право на все, ведь ее противники вне всяких правовых и моральных норм. Русские же, в свою очередь, объявляются высшей расой через наделение их всевозможными высокоморальными качествами, которых лишен остальной погрязший в грехе мир. Поэтому все, что есть в этой греховной тьме морального – русское и отождествляет себя с русским. И следовательно, после победы над миром греха от него останутся только праведники, которые вольются в "русский мир".

Нетрудно заметить, что здесь воспроизводятся шаблоны позднесоветской пропаганды, где русский/советский народ представал как оплот морали и человечности, возглавляющим борьбу с диким бесчеловечным миром империализма, каковой борьбе предначертано завершиться эсхатологической победой Добра над Злом и всемирным торжеством принесенного русскими коммунизма. Что, разумеется, в свою очередь воспроизводит традиции христианской эсхатологии и хилиазма. Отличие учения "русского мира" от учения "развитого социализма" в том, что из него изъяты прогресситские (в том числе социально-прогресистские) элементы и заменены своей противоположностью: национализмом, традиционализмом и апелляцией к архаике (что составляет характерные признаки фашизма).

Русские больше не несут миру "самый прогрессивный строй", который дает людям "истинную свободу" и ведет к "небывалому расцвету" их творческого, духовного и научного потенциала. Они несут только "традиционные ценности", иконы, кадила и скрепы.Борьба коммунизма с миром ммпериализма велась, действительно, во имя какого-то утопического проекта, претендовавшего явиться цивилизационной альтернативой. "Русский мир" не позиционирует себя как цивилизационный проект. Он позиционирует себя исключительно как защитную реакцию, как попытку защитить какие-то убогие и псевдо-архаические "ценности", которые якобы пытается отобрать у него глобализм.

В чем-то его традиционалистский пафос напоминает пафос исламских джихадистов, но очень отдаленно – это такой же вырожденный джихадизм, как вырожденный коммунизм. Русский колорад не воспринимает себя как фидаина, который вот-вот ниспровергнет мир зла и побеждает его даже своей смертью – он сам чувствует бессилие своего "традиционалистского" проекта и потому позиционирует себя лишь как защитника последнего редута, отбивающегося от наступающих со всех сторон демонов. После гибели его не ждут гурии в райском саду. Он не будет объявлен героем борьбы за новый мир, его не проводят в могилу товарищи клятвами отомстить и победить – он будет похоронен втихаря, и его семье запретят об этом распространяться.

Это идеология не просто исторически обреченных. Это идеология, которая чувствует свою историческую обреченность от рождения. Это идеология реакционная в буквальном смысле этого слова, при том еще мракобесная и человеконенавистническая. И это не штампы, а точные ее определения.

Окупанти змушують цивільних рити окопи

  • 01.05.17, 23:26

Російські офіцери на Донбасі через нестачу кадрів змушують цивільних осіб обладнувати фортифікаційні споруди.

Про це у Facebook повідомили у Головному управлінні розвідки Міністерства оборони України.

У розвідці зазначили, що для залучення цивільних росіяни створюють так звані "групи інженерної підтримки".

Розвідники зазначили, що у подальшому окупанти планують схилити особовий склад "груп" до вступу на військову службу за контрактом.