хочу сюда!
 

Татьяна

32 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «копіпаст»

Кого іще дістало?

- Алло, это полиция?
- Да, говоріть.
- Человек пропал, хочу подать заявление.
- З чого ви це  взяли?
- Уже 3 поста не лайкнул.
- Може ті  пости г*мно?
- Да нет, анекдот и две смешные картинки...
- Не баяни?
- Ну нееет, уже по 20 лайков, а его нет.
- Цікаво... А ви йому в особисту писали?
- Да, молчит.
- А сам пости робить?
- Нет, уже 3 часа ни лайка ни репоста.
- Я зрозумів. Диктуйте адресу, наряд вже готовий на виїзд!
Оце лишилось ще в психушку повідомити.

Реконструкція подій

Для ясності.
Рекомендую до прочитання та прослуховування запису за текстовим лінком.

"Давайте, раз я у нас тут реальный моряк, который проходы, заходы и выходы постоянно делает и оформляет, кое что поясню.

...Ну вот такая у этого проклятого места география, что ничего не попишешь, хоть признавай Крым российским, хоть нет, но украинцы там имеют право ходить и никаких законных прав им препятствовать у российских погранцов не было.

Видимо было лишь острое желание как-то перед начальство блеснуть.
Ну это же круто - прижучить хохлов. Ну а закон... А закона в России нет, Украина слабак, а мировому сообществу какое дело, если кто-то чей-то баркас прихватил. Ну выразят максимум озабоченность.

Выполнять послали примерно таких же "профессионалов". Вы меня конечно извините, но вот то, что там истерит и рулит, это не моряк вообще ни разу. Ну долбоебом полным нужно быть, что бы пытаться навал совершить на буксир. Про больших морских идиотов есть только в анекдоте про авианосец и маяк.

Буксир этим навалом работает. Он создан специально для этого. Упоротым нужно быть чтобы до такого додуматься. Конечно же с буксиром у них ничего не получается, они его толкают как дельфины-наркоманы мячик, ему как с гуся вода.

Идиоты конченные, что запись только подтверждает. "Он понял, что он маневренный", - докладывает этот осел на берег. Держите меня семеро! Буксир понял, что он буксир! нет, олень, это ты, командуя серьезным военным кораблем, настолько идиот, что не можешь простой вещи понять: он, сука, с самого начала знал, что он буксир. Что он маневренный, прочный, с малой осадкой и энерговооруженностью раза в полтора больше твоей.

Поэтому когда упоротые дельфины вконец решили упороться и попыться его обжать с двух сторон, он дал заднюю и оба сарая пролетели мимо, въебав друг друга. Жаль нет записи этого момента.

Наверняка там в переговорах с берегом это чучело докладывает, что наверное украинец понял, что он не только по курсу маневренный, но и по скорости. И что у него есть задний ход.

Конечно же, натворив всех этих перфомансов, клоунам никак нельзя было украинцев выпускать. Потому что наворотили будь здоров и единственный вариант с ответственности соскочить - подписать на нее и вышестоящее начальство. Оно же тоже упоротое и назад сдавать не любит ни при каких обстоятельствах, поэтому надо изловить этих украинцев любой ценой. Тогда хоть точно не посадят за весь позор и два разъебаных военных корабля.

Вот и вся история, как я ее вижу.

А вы - Путин, Порошенко, рейтинги, многоходовочки.
Такие же многоходовочки как и запуском кривых ракет. Полная профнепригодность и трусость в основном причина наших бед. Везде. Хоть на суше, хоть в море, хоть в Космосе."

(с) hughes


Кого зрадив Власов

Витяг з книги спогадів колишнього сталініста, а згодом радянського дисидента генерала Петра Григоренка "В подполье можно встретить только крьіс".


Трухин был казнен одновременно с Власовым, о чем было сообщено в центральных советских газетах 2 августа 1946 года в разделе "Сообщение ТАСС". В 1959 году я встретил знакомого офицера, с которым виделся еще до войны. Мы разговорились. Разговор коснулся власовцев. Я сказал:

 - У меня там довольно близкие люди были.

 - Кто? - поинтересовался он.

 - Трухин Федор Иванович - мой руководитель группы в академии Генерального Штаба.

 - Трухин!? - даже с места вскочил мой собеседник, - Ну, так я твоего воспитателя в последнюю дорогу провожал.

 - Как это?

 - А вот так. Ты же помнишь, очевидно, что когда захватили Власова, в печати было сообщение об этом и указывалось, что руководители РОА предстанут перед открытым судом. К открытому суду и готовились, но поведение власовцев все испортило. Они отказались признать себя виновными в измене Родине. Все они - главные руководители движения - заявили, что боролись против сталинского террористического режима. Хотели освободить свой народ от этого режима. И потому они не изменники, а российские патриоты. Их подвергли пыткам, но ничего не добились. Тогда придумали "подсадить" к каждому их приятелей по прежней жизни. Каждый из нас, подсаженных, не скрывал для чего он подсажен. Я был подсажен не к Трухину. У него был другой, в прошлом очень близкий его друг. Я "работал" с моим бывшим приятелем. Нам всем "подсаженным" была предоставлена относительная свобода. Камера Трухина была недалеко от той, где "работал" я, поэтому я частенько заходил туда и довольно много говорил с Федором Ивановичем. Перед нами была поставлена только одна задача - уговорить Власова и его соратников признать свою вину в измене Родине и ничего не говорить против Сталина. За такое поведение было обещано сохранить жизнь.

 Кое-кто колебался, но в большинстве, в том числе Власов и Трухин, твердо стояли на неизменной позиции: "Изменником не был и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном и скажу об этом на суде". Не помогли наши обещания жизненных благ. Не помогли и наши устрашающие рассказы. Мы говорили, что если они не согласятся, то судить их не будут, а запытают до смерти. Власов на эти угрозы сказал: "Я знаю. И мне страшно. Но еще страшнее оклеветать себя. А муки наши даром не пропадут. Придет время и народ добрым словом нас помянет". Трухин повторил то же самое.

 И открытого суда не получилось, - завершил свой рассказ мой собеседник. Я слышал, что их долго пытали и полумертвых повесили. Как повесили, то я даже тебе об этом не скажу...

 И я невольно подумал: "Прости, Федор Иванович".

 Но это был уже 1959 год. Я уже многое успел передумать о власовском движении. Начал я думать о нем как только узнал. Сначала не поверил. Подумал: немецкая провокация. Лично с Власовым я знаком не был, но знал его хорошо. Запомнился 1940 год. Буквально дня не было, чтоб "Красная Звезда" не писала о 99-й дивизии, которой командoвал Власов. У него была образцово поставлена стрелковая подготовка. К нему ездили за опытом мастера стрелкового дела. Я разговаривал с этими людьми и они рассказывали чудеса.

 Вторично я услышал о Власове в ноябре 1941 года, когда его 20-ая армия отвоевывала занятый немцами подмосковный Солнечногорск. Снова о нем говорили как о выдающемся военачальнике. Такие же отзывы приходили о нем и из-под Ленинграда, когда во главе 2-ой ударной армии он начал наступление в лесисто-болотистой местности, нанося удар во фланг и тыл немецкой группировке, осадившей Ленинград.

 Не вязалась эта фигура у меня с образом изменника родины. Провокация! говорил я себе. Но... сведения подтвердились. Власов с помощью немцев создает из военнопленных Российскую Освободительную Армию (РОА). Встал мучительный вопрос: Почему?! Ведь не какой-то выскочка - кадровый офицер, коммунист, чисто русский человек, выходец из трудовой крестьянской семьи. И сердце болело. Потом я узнал, что Трухин - начальник штаба РОА. Новой боли это не прибавило. Трухина я ценил не очень высоко. Его участие во власовском движении я считал закономерным: приспособленец. Но тут новый удар. Заместителем у Трухина полковник Нерянин Андрей Георгиевич.

 Нерянин мой сокурсник по академии Генерального Штаба. А Нерянина я знал по-особому. Очень серьезный, умный офицер, хорошо схватывает новое, не боится высказать свое мнение и покритиковать начальство. Его выступления на партсобраниях носили острый и деловой характер. Часто бывало так, что либо он поднимал острый, злободневный вопрос, а я выступал в поддержку, либо наоборот. Наши друзья называли нас парой бунтарей.

 В тактике он был авторитет для всех его сотоварищей; политически он был одним из наиболее подготовленных. На семинарах высказывал независимые суждения. Был довольно основательно начитан в философских вопросах. И вот этот человек, которого я брал себе за образец, оказался тоже во власовском движении. Я так знал этого человека, что никто не мог бы убедить меня, что он пошел на этот шаг из нечестных мотивов. Он, может, и ошибается, думал я, но у него не может не быть убеждения - честного и, с его точки зрения, благородного. Но что же это за убеждение?

 В общем, Нерянин меня заставил думать. Когда верхушку РОА казнили, мысли мои стали еще тревожнее. Если они изменники, то почему их судили закрытым судом? Ведь такие преступления выгодно судить на народе. Здесь что-то не так, говорило мое сознание. Однако фактов у меня не было. Все строилось на логических суждениях. Только оказавшись в эмиграции, я добрался до истории власовского движения и смог понять всю его трагичность и безысходность.

 Но это все было потом.

Черговий бездумний перепост

Люди добрі, перш ніж щось копіювати - перевіряйте
Проханню про пошук хлопця в топі вже півтора роки, а ви все тицяєте і тицяєте в кнопочки...