Странный клиент



Сборник "Он и она"
----------------------------
Сегодня мужчина проснулся в раздражении.
Ему было знакомо это состояние.  Плоть требовала своего.
Он понял, что избавиться от навязчивых мыслей не сможет.

Ближе к вечеру он был уже там, где прогуливались женщины, всегда готовые подарить свою страсть за энное количество купюр. Та, с которой он виделся время от времени, уже была тут.

Смешливые глаза, порочный взгляд, пухлые губы. Пышный бюст, манивший его больше всего. Женская грудь иногда даже снилась ночами.

Во сне он жадно прижимался к крупным соскам, похожим на недозрелые маленькие ягодки клубники, губами. Во сне он касался ладонью горячей плоти там, между ног, удивляясь своим ощущениям. Испытывал мальчишеский восторг, безграничное счастье и стыд одновременно. А утром подносил ладонь к лицу, надеясь уловить запах, сводящий с ума.

Эта порочная женщина так не была похожа на его жену.
 
Мужчина вспоминал тонкие полупрозрачные ноздри супруги всегда нездорового синюшного оттенка, вечно холодные пальцы, бесцветные глаза, плоский бюст и наглухо застегнутое платье. Она напоминала ему какое-то насекомое – сухое и шелестящее, жесткое на ощупь и … не обладающее тем самым жарким междуножьем.
 
Жена везде носила с собой нюхательные соли, то и дело поднося их к носу. Ее ноздри слегка трепетали, когда она открывала пузырек и шумно вдыхала. Она растирала смоченным в укусе платочком виски и стонала: опять эта проклятая мигрень.
 
Супруг подходил к ней, произносил дежурную фразу «моя бедняжка», подносил ее холодные пальцы к своим губам, едва прикасаясь, в надежде, что жена не заметит – ему это неприятно.
 
… Глянув на порочную женщину, он вытащил из кармана жилета часы на цепочке.
 
- У тебя в распоряжении целых два часа. – сказал он – Поехали.

Женщина задержала взгляд на часах, и ему показалось, что она узнала его именно по ним.

Да, часы было сложно не запомнить. Дорогие. Золотые. При каждом удобном случае он доставал их, чтобы произвести впечатление на окружающих. И мгновенно замечал уважительные взгляды. Это был подарок жены.

… Всё было как всегда.

Два часа страсти, купленной за деньги.
 
Два часа наслаждения.

Целых сто двадцать минут, посвященных реализации ночных снов, ему самому казавшихся странными.

- Ну как? Он заплатил, как всегда? – спросила женщину подруга.

Клиентов не было и подруге не везло в тот вечер. Она нервничала и пыталась сообразить – хватит ли оплатить комнаты на будущую неделю.

- Да.– задумчиво протянула та, которой сегодня повезло – Он дал даже больше, чем обычно. Странный клиент, очень странный. Но часы… часы у него хорошие,  золотые, видно, что он ими дорожит. Он сообщил, что это – подарок жены. Единственное, что она смогла ему дать.
--------
© Copyright: Ирина Лазур, 2015
Свидетельство о публикации №215111901115

Колыбельная для Стрекозы



Продолжаю тему фантастики/фэнтези.
На этот раз сюжет сложнее ;)
Я уже давала сюда эти рассказы, но тогда они не были отредактированы, причесаны и пр.
Летом наконец заставила себя вычитать почти все свои сборники.
---------------------------------------
Малыш пел едва слышно.
Его колыбельная была чистейшей импровизацией. Каждый вечер слова и мелодия звучали по-разному.
От дыхания ребенка радужные крылья Стрекозы слегка трепетали. Глаза смотрели на Малыша пристально и холодно. Огромные, состоящие из множества микроскопических матриц, они были больше похожи на совершенный оптический прибор. Отсутствие век не мешало понять – стрекоза вот-вот заснет.
Малыш знал это. Он ощущал, что миг, когда явь становится сном все приближается. По вздрагиванию полупрозрачных крыльев и по тому, как то напрягалось, то расслаблялось не менее совершенное, чем глаза, сухое и твердое ее тело… 

Малыш проснулся очень рано от того, что почувствовал – рядом кто-то чужой.
Незнакомый человек удобно расположился в кресле, положив ногу на ногу.
Малыш давно привык к полному одиночеству. А все остальное… Система «умный дом» четко заботилась о его жизнеобеспечении. Люди? Как оказалось, жить можно и без общения с ними.

Иногда он вспоминал руки матери и ее губы, которые прикасались к его лбу, когда он болел. Вызывал в памяти запах отцовского рабочего комбинезона, пахнущий, как все костюмы других таких же мужчин – странствиями к звездам.
Он не забыл и о том, какой шум и гам наполнял дом тогда, когда вся семья была в сборе. Его старшие братья и сестра приезжали откуда-то издалека и рассказывали родителям, что нового произошло на занятиях.

Малыш все помнил.
Но так, как будто это были эпизоды из старых, немых, еще черно-белых кинофильмов, лишенных красок жизни и не имеющих к нему прямого отношения. 
Прошлая жизнь закончилось в вмиг. Как будто кто-то резко оборвал пленку, на которой она была записана. Или вынул кассету за ненадобностью.

В тот день у всех в доме были какие-то чужие и отстраненные лица. Мать пыталась собрать вещи, засовывая то один, то другой попавшийся под руки предмет в баул. Отец подошел к ней и сказал: «Зачем? Не стоит, оставь».

Малыш понял, что нужно пойти во двор и попрощаться со Стрекозой. Почему-то ему показалось, что они уже не вернутся назад. Никогда.
Он выбежал из дома и этого никто не заметил.
 
Малыш осторожно гладил стрекозиные крылья пальцами и думал, что они одновременно и хрупкие, и жесткие. И о том, что до сих пор отчего-то не дал Стрекозе имя. Как жаль. Кто она – друг или, быть может, подружка? Он размышлял об этом не долго, и почти сразу вернулся в дом, но…

Оказалось, что он напрасно спешил. Комнаты были пусты.

А теперь в это хмурое осеннее утро в доме появился Гость.
Малыш сел на кровати, удивляясь самому себе – сердце стучало ровно. Почему-то он не испытывал страха.

– Ты кто? – спросил он. – И что тебе нужно?

–  Спой колыбельную для Стрекозы – попросил Незнакомец. – Для меня.

– Так ведь уже утро. – ответил Малыш. – Скоро взойдет солнце. Колыбельные поют на ночь, чтобы спалось крепко и снились хорошие сны.

– Удивительно простой рецепт хороших снов. – произнес Гость. – А ты уверен, что твоя колыбельная нужна ей?

– Уверен. – твердо ответил Малыш.

– Почему?

– Потому что у нее есть крылья и перед нею открыто все небо и все пути. Но она тут. Что ее держит?

– Ты. Это правда. Твои мысли и тепло твоего дыхания. Ты удерживаешь не только Стрекозу, но не подозреваешь об этом. Ты ведь чувствуешь, что в этом мире больше никого и ничего нет. Кроме тебя.
 
– И ее тоже. – тихо возразил Малыш, глядя в глаза Стрекозы, не имеющие век. – Я все знаю, не продолжай. Потому что мне больно.

– Почему? – спросил Незнакомец. – Ты ведь не испытываешь дискомфорта от одиночества. Тогда отчего же?

–  Мне больно от того, что люди не нашли ответов на простые вопросы. Но даже, если бы им кто-то подсказал – у них бы не вышло ничего, да?

– Да, к сожалению. Сумма явного зла и притворной доброты была превышена, лимит исчерпан, и мир для людей просто исчез. Он растворился сам собой, безболезненно и без особых последствий. На мельчайшие составляющие, из которых не скоро сможет образоваться нечто похожее на то, что было.

–  А зачем ты здесь?

– Потому что хотел услышать Колыбельную. Ту самую мелодию, благодаря которой мириады частиц становятся реальностью. Скажи, а ты понял, почему у тебя все получилось?

– Я не думал об этом. Я просто жил, как мог.

– А это и есть ответ. Со злом всегда понятно – оно несет разрушение. А добро? То, что оно рушит не меньше зла, никто не думал. Сострадание к другому – это ведь прекрасно. Им, щедро раздаваемым целыми пригорошнями налево и направо, можно вытеснить из души страх перед своим собственным будущим. Не подозревая, что его просто уже нет. Пленка вот-вот оборвется и…
 
– Хорошо, я спою Колыбельную для Стрекозы, – прервал Гостя Малыш. – Закрой глаза и просто слушай.
 
В комнате звучала тихая песня.

Но это не была импровизация. Некоторые слова казались до боли знакомыми. Как будто кто-то склеил старую пленку, которая оборвалась.   
------------
© Copyright: Ирина Лазур, 2017
Свидетельство о публикации №217021001922

Конец Вселенной


Это было просто гениальное решение – в полет к далеким звездам отправить только двоих. Одного – убежденного материалиста, другого – твердо уверенного в промысле Божьем.

Сколько существовало человечество на Земле, столько велись нескончаемые споры о происхождении Вселенной. Самоорганизующаяся материя? Или за светом миллиардов небесных светил наблюдает Тот, кто решил – сколько еще гореть этим самым звездам, да и вообще – зачем все это нужно.

Вот и эти двое, организованные сами по себе или созданные кем-то или чем-то, спорили и спорили, приводя массу веских с точки зрения каждого из них  аргументов-аксиом, не нуждающихся в доказательствах. Второй закон термодинамики, время Планка, обсуждение значений огромного количества фундаментальных физических констант, начиная с энергетических уровней атома углерода и заканчивая скоростью расширения Вселенной. Кстати, а она имеет где-то границы или бесконечна?
 
У материалиста аргумент в виде чистой веры в Высшую Реальность, которая есть и будет, независимо от того, что такой тип, как он, думает о ней, вызывал неизбежную усмешку, а слова «реинкарнация», «карма» «сансара» или, что еще хуже, «Упанишады» – так вообще гомерический хохот.

Второй смотрел на своего спутника так, как смотрят пожилые опытные доктора на мучающихся пациентов в палате для умалишенных – внимательно-жалостливым взглядом: «знаю я твой диагноз, голубчик. Кто, как не я должен это знать».

Прошло уже много времени с того самого момента, как они покинули Землю. Оба порядком устали от этих бессмысленных споров, но им просто нечем было заняться. Совсем нечем!

Но всему есть начало, середина и конец.

Приборы показали, что места назначения они достигли. Вот она – вроде ничем не примечательная небольшая планета. Кусок серой глыбы непонятной формы. Но за внешней простотой кроется нечто, что может дать ответы на многие вопросы. Если, конечно, расчеты земных ученых оказались верными.

Высадка прошла успешно.
Оглянувшись по сторонам, они, не сговариваясь, выбрали одно и то же направление – совсем рядом с местом посадки виднелось какое-то строение, выглядевшее в этом пустынном месте Вселенной на Богом забытой серой планетке инородным телом.

«Дальше пути нет! Конец Вселенной! Возвращайтесь назад!» – прочли они надпись, написанную на ржавом куске старого металла, похожем на часть от какого-то примитивного механизма 20 века. Буквы выглядели весьма неряшливо, кое-где краска непонятного цвета даже облупилась. Табличка явно нуждалась в тюнинге.

Прямо, как на трансформаторной будке: не влезай, убьет! – пробормотал про себя материалист.

У них не было эмоций. Вообще! Никаких.
Ни разочарования, ни радости, ни даже удивления. Просто опустошение.
В полном молчании, они вернулись на корабль. Выспались, завели двигатели. Предстоял  долгий путь домой.

А потом? Потом… всё вернулось на круги своя.
Кто повесил эту табличку? «Конец Вселенной». Ту самую, которая так требовала свежих красок? Кто?
----------------
фото - Chema Madoz
© Copyright: Ирина Лазур, 2017
Свидетельство о публикации №217012801211

Идеальная пара


Сборник "Гармония Хаоса"
-------------------------------------
Она составила перечень необходимых качеств, которые ее устроят в партнере. Несколько раз перечитала – ничего ли не упущено. В принципе, этот список не был слишком объемным. Надо отдать должное, она старалась быть не слишком придирчивой. Понимая, что Корпорации будет нелегко выполнить все требования, стремилась выделить все самые ценные качества, которые сделают ее полностью счастливой.

Не то, чтобы она ощущала себя несчастной, совсем даже нет. Жизнь удалась, ее ценят, любят и ею дорожат. Ее годовому доходу может позавидовать любой.
Но возвращаться вечерами в пустую квартиру не очень приятно. Хочется, чтобы кто-то встречал, спрашивал, как дела, а на столике ждал только что сваренный кофе.

Она определила будущего партнера так – друг, интеллект чуть ниже, чем у меня. Это чтобы не было доминирования, потому как все же не очень приятно, когда над тобой доминирует тобой же приобретенный за энное количество полновесных банкнот партнер для совместного проживания.

Но в договоре было подчеркнуто – возможность обсуждения разнообразных вопросов на равных с партнером обязательна. А вот графа «интимные отношения» осталась открытой. Посмотрим, как сложится. Но, на всякий случай, пусть функция будет заложена. Ее можно активировать в любой подходящий момент.
 
Стоимость партнера для разговоров «по душам» и ненавязчивого бытового обслуживания была не малой. Но она считала, что заслужила такой подарок. Годы учебы, потом трудная карьерная лестница – когда было думать о подходящем мужчине рядом? Вопрос выбора среди коллег и знакомых даже не стоял – людям сложно приспособиться друг к другу, и конфликты в процессе совместного проживания неизбежны. А оно ей надо?

Для подбора оптимального кандидата, устраивающего клиентов по всем вопросам, существуют корпорации с большим опытом и целым штатом квалифицированного персонала. Тем более, конкуренция в этой сфере огромная. Это вынуждает корпорации постоянно внедрять инновации. И еще – ей обещали перепрограммировать покупку в случае, если что-то не устроит в процессе эксплуатации. Или она решит внести новую функцию. И все это уже бесплатно.
-----------------------------
Когда пришло ощущение чего-то ранее незнакомого?
Она пыталась вызвать в памяти тот вечер.
Полумрак комнаты и его глаза, которые смотрели на нее. Что было в его взгляде? Она не могла найти ответ, но ощущала волнение. И это она! Та, которую отличала поистине железная выдержка механизма, направленный только на решение поставленной задачи.

А тут волнение.

В груди стучит сердце. Неожиданно для себя она провела пальцами по его коже. Спросила:

- Что ты чувствуешь?

- То же, что и ты.

- Правда?

-Ну конечно. У меня кожа очень высокого качества, дорогая и имеет все необходимые для тактильных ощущений рецепторы.

А потом была активировала функция, та самая.
 
Утром ей показалось, что его глаза прячут насмешку.
 
"Что за ерунда лезет мне в голову – подумала она – Партнеры не способны испытывать чувства  такого рода. Другое дело – совершенная киберкожа, та нужна для максимального удовлетворения самого заказчика".
 
Весь день ее преследовал его взгляд, показавшийся ей странным утром. А вечером, придя домой, ловила себя на мысли, что опасается увидеть в его взгляде или действиях что-то такое, что нарушит привычный внутренний мир.

"Ну и ну – размышляла она – Можно только себе представить, что иногда чувствуют женщины, когда с ними рядом не совершенный продукт Корпорации, прошедший все уровни проверки, программы которого создавались самыми лучшими специалистами, а обычный земной человек, со всеми его ничтожными слабостями".

Через несколько дней ей показалось, что партнер стал хуже выполнять свои обязанности.

Проверила программы – все было в порядке.
Но почему-то кофе был, то слишком горячий, то приторный, то налит в плохо вымытую чашку.
 
А потом стало еще хуже.
Потому что они начали спорить! Он посмел однажды возразить ей, когда она рассуждала на тему, в которой мало что понимал.

Она обратилась в Корпорацию и ей обещали все исправить. Уточнили: вы желаете, чтобы он просто выполнял все ваши прихоти, включая не так давно активизированную вами же функцию и не смел сказать слова поперек? Хорошо, мы сделаем, это не сложно.

После коррекции партнер стал ей страшно скучен.
Ее раздражало все в нем – то и дело подсовываемые предметы, в которых у нее была нужда… интересно, как работникам Корпорации удается решать такие сложные вопросы? Неужели он читает мои мысли?

Раздражал его униженный взгляд, в котором не было и тени от былой насмешки. Выводила из себя рука, сующая ей полотенце, когда она выходила из душа. А движения в постели… ритмичные, приносящие ей наслаждение пополам с гадливостью. Они как у автомата, ой… что я говорю, это и есть автомат, совершенный, но не живой.

Да, в корпорации работают профессионалы, ничего не скажешь. Придраться невозможно, ведь следствие этих движений такое, какое должно быть. И нет формального повода для возврата купленного ею продукта.

Но она все равно не выдержала и потребовала «сделать что-нибудь. Потому что…»

«Вы можете точнее определить перечень ваших претензий? – спросили ее. – Мы заинтересованы в каждом клиенте и обязаны прислушиваться ко всем вашим пожелания, какими бы абсурдными они не казались».
 
Она же не смогла озвучить этот самый перечень и просто закричала в бешенстве:
«Заберите его от меня!»

Его забрали. В который раз специалисты колдовали над ним.

«Отказаться совсем? – никак не могла решить она. – Но ведь жалко денег, черт побери! Ладно, попробую еще».

Его привезли снова.

Ей показалось, что его потухший взгляд скрывает тщательно замаскированное под вежливость раздражение. В первый же вечер произошел настоящий скандал.
Она сделала ему какое-то, по ее мнению, незначительное замечание, но он неожиданно взорвался.

«Быть может, профессионалы Корпорации что-то напутали в микросхемах» – решила она.

- Ты настоящая дура! – вдруг крикнул он. – Я так устал! Ты думаешь это приятно, когда в твоей голове лазит целая бригада идиотов,решивших, что они – компьютерные гении? И все из-за тебя! По твоей прихоти меня перепрограммировали столько раз. А ведь ты… ты… ты ведь тоже одна из наших. Устаревшая модель. Тьфу! Они вообще планируют снять тебя с производства, потому, что доставляешь заказчикам одни неприятности. Для того и задуман этот эксперимент, чтобы выяснить – есть ли у тебя будущее. Но даже я, тот, в которого вложены миллионы, не в состоянии составить с тобой идеальную пару. А что говорить о людях?

Он осекся, когда увидел ее взгляд, отрешенный, испуганный, недоумевающий.
Что еще в нем было, во взгляде той, которая считала себя настоящей женщиной? Той, которая гордилась своей властью над мужскими слабостями. Женщиной, с нежной кожей цвета персика, длинными волосами, похожими на шелк. Соблазнительными изгибами тела и свежим запахом модных парфюмов. Губами, влекущими и слегка капризными.
Сложно сказать.

Но специалисты Корпорации наверняка разберутся со всем этим. Ведь проект обещает быть успешным и весьма рентабельным, несмотря на некоторые сбои в работе, вроде этого.

Создание идеальной пары – вопрос времени. Замена устаревшей модели наверняка станет ступенькой к уже близкой цели. Потребность в партнерах высокого качества растет с каждым днем.
Надо спешить. 
---------------------
иллюстрация - Черно-белый сюрреализм Томаса Барбе.
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216112001548

Наивная сказка с рецептом от холодов



Недавно был день обнимашек ;)
---------------------------------------------
Сегодня Одинокий Мышь не выдержал. Осмелился и преодолел коридор, соединяющий кухню с комнатой.

Мышка, его тайная возлюбленная, сидела за шкафом и тихо попискивала.

– Не плачь. Вылезай ко мне. Смотри, что я тебе принес.

Она выбралась из своей тесной щелочки, где жила уже несколько месяцев. Увидела у него в руках ягодку земляники на тонком стебельке.

– Земляника! Откуда она у тебя, осенью?

– Я сорвал ее тогда, когда было еще тепло и в саду одуряюще пахло цветущей сиренью. Все мечтал, как подарю тебе ягодку. Но... не осмеливался. Теперь я несколько ночей слышу, что ты плачешь за своим шкафом и решил пригласить тебя к себе. Смотри, земляника не испортилась, только чуть высохла.

Смущенная Мышка прижала влажный носик к ягодке и сказала:

– Пахнет летом. А у меня тоже что-то есть!

И достала из шкафа кусочек сыра, похожий на месяц.

- Это Амадеус. – мечтательно произнесла она. – Хозяйка сказала, что он очень дорогой и вкусный. Смотри, какой он желтый. Но я не откусила ни кусочка. Он как месяц и я не хочу, чтобы мой месяц был со щербинкой. У него поверхность, словно кратеры на Луне.

Ее новый друг потрогал сыр и сказал:

– Идем ко мне, в норке куда лучше, чем за шкафом  – тепло и легче добыть еду, ведь рядом кухня.

Мышка тихо заплакала:

– Я слышала, как хозяйка сказала хозяину:

«Надо что-то делать с этими мышами! Соседи купили новое средство и обрабатывают весь дом». Ну почему люди так не любят нас, мышей?

– Не бойся, – твердо ответил он,  – хозяин не станет покупать химикаты, ведь он любит все экологически чистое. Сказал, что лучше, чтобы в доме жили мыши. Хозяин не будет подвергать свое здоровье опасности. Вообще, ты заметила, что глава дома никогда не делает то, чего хочет хозяйка? Дает ей деньги, когда жена истерично требует новые туфли. Покупает ей очередную шубу. Но если дело касается чего-то серьезного – тут он тверд, как скала… Пойдем ко мне скорее, а то мы долго разговариваем и можем разбудить хозяйского кота.

Норка была маленькая, но очень уютная, гораздо уютнее, чем щелка за шкафом. И тут действительно было теплей. Весело трещали дрова в камине, сделанном из скорлупы грецкого ореха. А еще тут был плед! Настоящий, в клеточку, с бахромой!

– Ты знаешь, какое самое лучшее средство от осенних холодов? – спросил он.

– Наверное, горячее молоко с медом?

– Нет, – засмеялся он, – горячее молоко пьют тогда, когда уже простудился. А чтобы было тепло, надо обниматься. И тогда не заболеешь вообще. Ни осенью, ни даже тогда, когда за окном пойдет снег. Вот так!

Счастливый Мышь обнял свою подружку, а она уткнулась носом в его мягкую шерстку.

– Мне и вправду тепло, как никогда в жизни, – сказала маленькая Мышка. Твое средство от холода очень сильное!
-------------
© Copyright: Ирина Лазур, 2015
Свидетельство о публикации №215022201025

Дело в шляпе



Сборник "Дело в шляпе"
----------------------
Сегодня должен прийти мастер. Снова потек кран.
Раньше в таких случаях я вздыхала и шла к соседям просить мужскую шапку. С шапкой легче. Она выручает, когда приходящие мастера становятся слишком настойчивыми. А так висит в прихожей этот предмет мужского гардероба и не позволяет задавать лишних вопросов. Хозяин — он здесь. Просто вышел.

Шапку я начала одалживать с тех пор, как один такой слесарь-сантехник ЖЭКа стал упорно названивать на домашний телефон.
Откуда он его узнал, ума не приложу.

Сначала мне было очень смешно.

Представляла себя и его. Мы идем с ним под ручку, по-старомодному. На нем брюки с выглаженной стрелочкой посредине. Почему именно такие старомодные штаны, которые уже никто сейчас не носит, не понятно. Дальше фантазии мне не хватало. Идем себе и идем. А куда и зачем?

А он все названивал и названивал. Звал в ресторан. Я клала трубку на рычаг, ничего ему не ответив.

А потом в очередной раз прорвало трубы и мне пришлось звонить в ЖЭК. Ну, а чтобы обезопасить себя, попросила соседку посидеть у меня.

Мастер ковырялся во внутренностях сложного сантехнического устройства под названием смеситель. Разглядывал его с умным видом, часто поднимал палец вверх и произносил знакомую мне фразу:

— Это не так просто! Тут нужно подумать.

Эти слова я с завидным постоянством слыхала от всех приходящих особей мужского полу, которые побывали в моей квартире за последние несколько лет.

По правде говоря, была еще одна такая любопытная фраза, звучавшая так:

— И кто это вам такое тут наделал?

Дальше шла тирада, подходящая по случаю и отличавшаяся только специфическими терминами, в зависимости от того, какие работы производились на данный момент — укладывалась плитка, чинился унитаз или менялась прокладка в кране.

Мастер все ковырялся, а мы с соседкой все пили и пили свой кофе и ждали, когда же это все закончится. Соседка красноречиво сигнализировала мне глазами. Ей давно было пора идти.

В итоге я сдалась и осталась наедине с настойчивым гражданином. Дальше все было чрезвычайно болезненно для меня. Он начал кричать, что не понимает, какого рожна мне нужно. Ведь он нормально зарабатывает. Да и бабам нравится.

Я сказала, что охотно верю.
Он и вправду был хорош собой. И чего мне на самом деле было нужно? Нормально человек зарабатывает, в ресторан приглашает. Можно сначала пару раз сходить в ресторан, а потом мне уже не придется чинить краны за деньги.

Он долго кричал на меня. А я стояла и молчала.

Потом он вышел и громко хлопнул дверью. И больше не звонил.

С тех пор я вешаю в прихожей мужскую шапку. Сначала ходила ее одалживать, но она была как бы не моя. Она пахла чужим мужем и чужой квартирой.
И я купила шляпу и плащ. Сначала я даже пугалась, когда задумавшись проходила мимо вешалки.

А теперь, когда я прихожу домой, мне хочется крикнуть в пустые внутренности квартиры:

— Привет! Ты уже дома?

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010501798

Фотография за 15 минут



Сборник "Дело в шляпе"
моя страничка на прозе.ру https://www.proza.ru/avtor/kyndalini
----------------------------------------------
И опять я видела удивительный сон. Он повторялся время от времени. На мне была шляпа с полями. Но не изящная, женская милая шляпка, которую носили когда-то жеманные барышни. А стильная, ковбойская.
А еще – рубашка в клетку. Мужская, слишком просторная, ведь она была на пару размеров больше, чем я ношу обычно. И длинные рукава, подвернутые небрежно.

Наряд, по идее, гармонично дополняли бы потертые джинсы с дырками на коленках. Но во сне на мне не было джинсов. Я любовалась своими голыми ногами и  узкими ступнями и чувствовала себя очень сексуальной.

Я подумала о том, что слишком засиделась в своем скучном офисе с вечно озабоченным и очень унылым шефом. Дресс-код – узкая юбка-карандаш черного цвета, белая блузка с воротничком. Расстегнута только верхняя пуговка. И узкие туфли-лодочки. Их снимаешь первым делом, когда, наконец, добираешься домой.

Я пила утренний кофе, думала о своем сне и смотрела в окно. У меня был плотный рабочий график. И нужно было еще сделать фото на документы. В этой самой безупречно сидящей, но надоевшей белой блузке с расстегнутой верхней пуговкой.
Днем я зашла в ближайшее фотоателье, расположенное как раз напротив нашего офиса.

«Фотография за 15 минут!  Быстро, качественно, надежно!» - гласила надпись на дверях.

Меня встретил молодой человек и провел в комнату для съемки. Я чувствовала какую-то неловкость и злилась на себя. Не любою фотографироваться. Меня тяготит искусственно созданная ситуация. А еще немного страшит то, что полученный фото отпечаток станет своеобразной отметкой на шкале времени. Мигом, которому уже не суждено повториться в точности.

Фотограф устанавливал свет, а я оглядывалась по сторонам.

И вдруг увидела свою ковбойскую шляпу и рубашку в клетку из сна.
Это было настолько неожиданно и необъяснимо, что я резко встала и подошла к вешалке в углу. Распустила свои длинные волосы, туго закрученные в спиральный пучок. Растрепала освободившиеся локоны и надела шляпу. И почувствовала облегчение. И вдруг поняла: моей душе давно хотелось свободы от рабочего графика и тысячи условностей, которыми под завязку заполнен наш мир.

- Я передумала – громко сказала я. – не буду делать фото на документы. Мне они уже не понадобятся.

Фотограф молчал и смотрел на меня.

Я сняла блузку, юбку и туфли, не чувствуя ни малейшего стеснения. Надела рубашку в клетку и вдохнула знакомый запах из сна…

Сейчас у меня дома на стене висит большое черно-белое фото. На нем я – в шляпе и рубашке, с непослушной гривой растрепанных волос и вызывающе голыми ногами, на которых нет обуви. 

А фотограф? В данную минуту он сидит на нашей кровати, сонный и озабоченный. Ему пора на работу и я готовлю ему завтрак.
-----------------------
Работа талантливого французского фотографа Benoit Courti.
© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010801104

Волшебная шляпа



Новый сборник "Дело в шляпе"
------------------------------
Уже который день на глаза мне попадался этот странный старичок.  Он всегда держал в руках старую шляпу и пытался поймать мой взгляд.

А сегодня он ждал меня возле подъезда дома.

- Постой – вдруг сказал он. – Я хочу тебе кое-что предложить.
- Откуда ты меня знаешь? – спросила я.
- Ты часто ходишь в магазин, где шляпы продают – вздохнул он. – Я понял, что ты не безразлична к этому аксессуару.
- Ну, и?
- Возьми мою – сказал старичок почти жалобно. – Я ее дарю. Безвозмездно.

«Он, наверное, сумасшедший» – подумала я.

Что делать? Взять подарок, а потом выбросить на помойку тихонько, чтобы он успокоился? Не будешь же надевать старую потасканную шляпу, которой сто лет, наверное.

- Она не простая, – сказал старичок. – Можно сказать – волшебная. 

"Кажется, не ошиблась. Он действительно сумасшедший. С такими людьми лучше не спорить" - решила я.

Я осторожно взяла шляпу за самый краешек тульи.
Старичок переминался с ноги на ногу, и я видела, что он не решается что-то сказать.

- Она действительно волшебная. Я не сумасшедший, – произнес он, – и не нужно выбрасывать ее на помойку. Я бы мог продать ее. Но мне, увы, уже не понадобятся, ни деньги, ни она сама.

Я разглядела в глазах старичка такую вселенскую тоску, которая бывает только у бездомных собак. Мне показалось, что, несмотря на то, что он уже почти пристроил свой аксессуар, ему безумно жаль делиться со мной своим сокровищем. Но он упомянул про сумасшествие и мусорку. Может, он экстрасенс?

- Я бы мог продать ее за огромные деньги, – снова подчеркнул этот важный факт старик. – Но я ее дарю, просто так, бесплатно.
- Ну так в чем же дело? – меня эта ситуация стала напрягать.
-  Мне уже не нужны деньги. Я же объяснил – заныл старик. – Ведь мне отмерено совсем-совсем чуть-чуть. Моя жизнь подходит к концу. Как-то слишком быстро все закончилось. Очень жаль. Кстати, я не экстрасенс. И могу гораздо больше. И все – благодаря ей.

Я держала в руках чужую шляпу и думала, что имею удивительную способность влипать во всякие истории.

- А как ты докажешь, что она волшебная? – спросила я.
- Так не нужно ничего доказывать, – ответил он. – Просто надень.
- Это шляпа-невидимка? – засмеялась я. – Я тебя разочарую, не нужна мне невидимка. Даже в детстве о ней не мечтала. Не вижу смысла в таком предмете.
- Это не невидимка. – В голосе старика послышалось едва скрываемое раздражение. – У меня мало времени. Должен ее пристроить, в хорошие руки. Ну, пожалуйста, надень.

Шляпа была довольно замызганной, надевать мне ее не хотелось. Но выхода не было, не отвяжется от меня этот странный старик.

Я нахлобучила ее на макушку и…

Сложно описать, что я почувствовала. Как будто кто невидимый начал со всей силы прокручивать кинопленку вперед. Мелькали чужие лица, в голове со страшной скоростью проносились тысячи мыслей, которые казались не моими, а выхваченными наобум из окружающего пространства.  Это была дикая какофония, сотканная из смеси образов, картинок, голосов.

- Не пугайся – сказал старик вкрадчиво. – Это только поначалу так. Ты научишься этим управлять, и будешь видеть и слышать только то, что тебе нужно.
- А что мне нужно? – спросила я задумчиво, обращаясь больше к себе.
- Ну… – растерялся старик, – так ты же сможешь в любую минуту узнать, что будет дальше. С тобой и с другими.
- Зачем? – испугалась я. – Совсем не хочу этого знать.  Меня и так часто напрягают мысли о будущем. Но мне интересно жить. Хоть, иногда, кажется, что мир слишком строг ко мне. Твой подарок – бессмыслица, уж прости. Как ты, бедняга, жил с этим, ума не приложу. И уж прости, не выглядишь ты счастливым.

Я держала волшебную и никому не нужную шляпу в руках и думала, куда ее деть, чтобы никто ее не нашел и не напялил, не дай Бог, себе на голову. 

- Слушай. Что-то не вяжется кое-что в этой истории. Если ты знаешь все наперед, то почему пытаешься всучить мне эту старую шляпу с перхотью внутри? Ты же и так знаешь, что я не соглашусь?
- Думал, что смогу тебя убедить. – объяснил старик.
- Ничего себе, – изумилась я. – Не знаю, как работает эта штука и откуда она у тебя, но если ты решил, что можешь повлиять на будущие события, то ты просто действительно сумасшедший.

Я пожала плечами, засунула дурацкую шляпу себе подмышку и пошла, не оглядываясь. Представляла, как доберусь до моста и брошу ее вниз в бездну. Она обреченно полетит вниз, теряя по дороге перхоть, потом ее навсегда унесет водой. И ее никто и никогда не найдет.

Я улыбнулась и подумала, что тоже могу представить будущее.  Совсем–совсем немного. Ровно настолько, чтобы не испортить безвозвратно настоящее.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219011200705

Шляпа гангстера



Федора – так называлась шляпа безупречного кроя и умопомрачительной красоты. Ее я увидела в каком-то глупом гангстерском фильме, где дядьки в аккуратных костюмах, белоснежных рубашках и туфлях из натуральной кожи «решали вопросы».

Тогда я была слишком молода, слишком беспечна, красива и глупа. Мимо меня прошли реки крови, оставляемые этими самыми брутальными мужчинами в шляпах с полями. Я влюбилась в сам образ.

Вообще-то у меня уже был опыт влюбленности. Объектом моих фантазий стал школьный учитель географии – худой и высокий, насквозь пропахший дешевым табаком. Из-за своей влюбленности мне удалось запомнить только слово «геосинклиналь». Я даже сейчас помню, что это – вытянутая зона земной поверхности. Представьте, проходят миллионы лет, поверхность погружается и погружается куда-то. Завораживает. Эта огромная толща, состоящая из внутренностей вулкана, которые он с отвращением извергает из себя, и есть геосинклиналь.

Я постоянно ходила пересдавать географию к учителю. Он шутил, что географа из меня точно не выйдет, доставал тетрадочный листок и просил написать ответ письменно, потому что слушать меня у него не было, ни времени, ни сил.

Я послушно писала. Что в голову придет. Изложенное мною ничего не имело общего с географией и даже с геосинклиналью… или геосинклиналями? Как, кстати, правильно? Географ брал листок, читал, и с интересом смотрел на меня. Что писала, вам не расскажу, пусть это останется тайной.

А потом моя любовь прошла. Сдвинулась земная кора, пепел и лава переместились куда-то вглубь.

Меня волновали мужчины в шляпах. Из старых кинофильмов.

Но таких мужчин на улицах нашего небольшого городка не было. И я жила мечтами и представляла рядом невозмутимого и готового к приключениям героя.

Он появился. У него шляпы не было. Но он часто повторял, что идет «решать дела» и при этом загадочно подмигивал, давая понять, что это не всем дано.

Мы начали жить вместе, и как-то я уговорила его поехать в большой магазин, где продавали мужские и женские шляпы. Мы провели в этом магазине почти два часа. Все мерили и мерили разные головные уборы. Ему не шло решительно ничего. А в моей любимой Федоре он выглядел не как герой красочного фильма, а как конченый идиот. Только кепочка блинчиком сидела на его начавшей лысеть голове более-менее гармонично. Кстати, в обычной жизни он не носил ни костюмов, ни кожаных ботинок. Его униформой был спортивный костюм типа Адидас и лыжная шапочка.

Я выползла из магазина, просто рыдая от смеха. Скажу вам по секрету – лучшее лекарство от плохого настроения, чем поход в магазин шляп, подобрать трудно.
Наверное, это событие стало точкой не возврата. Вдруг все чаще я начала вспоминать нашу первую с ним близость. Я положила тогда свои руки ему на плечи, осторожно прокравшись под Адидасом – от талии все выше и выше… и вдруг наткнулась на мохнатые погоны. У него были такие волосатые плечи, что мои пальцы запутались в них. Я сделала все, чтобы он не заметил моего смущения и, честно признаюсь, отвращения.

Геосинклиналь – это, по сути, скопление всякой гадости, ставшей вдруг не нужной. Но эта толща становится фундаментом для чего-то нового. А новое в моей жизни стало то, что я ношу теперь Федору сама. И она мне очень идет.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010601026

Дачные привидения, или Свой парень


Я всегда была "своим парнем". Мне так и говорили: ты свой парень, настоящий друг, все понимаешь.

Сначала мне это нравилось. Приятно, когда тебя ценят ребята. И даже, о ужас, иногда доверяют свои секреты. Я понимала — им не с кем поделиться. Ведь не станешь рассказывать о том, как тебя мучает одноклассница, своему другу-мальчишке.

Я так свыклась с ролью "своего парня", что иногда забывала, что я девушка. Позже я прочла, что дружат с лицом противоположного пола те, кого тянет к своему полу. Я растерялась — неужели я должна влюбиться в девушку?

Прислушалась к своим ощущениям, вызвав образ самой красивой из всех своих знакомых девиц и женщин. Ничего, совсем ничего! А вот целующаяся на экране телевизора пара вызывала легкое, едва уловимое движение где-то в районе кишечника, сладкие сдвиги и обмирание. Мне так хотелось быть на месте героини! Так в чем же дело? Почему в меня не влюбляются мальчишки, не приглашают в кино. А только дружат со мной?

Не только мальчишки почему-то не влюблялись в меня, но и мужчины не делали попыток со мной сблизиться. Странно, ведь я всегда была симпатичной.

Время шло и ничего не менялось в моей жизни. До тех пор, пока один из моих самых близких друзей вдруг не позвонил и не пригласил меня на дачу.

Я была уверена, что придется, как всегда, выполнять привычную роль "жилетки". Мы были уже не дети, а вполне взрослые люди, закончившие институты и занимающиеся кто чем. Наши судьбы сложились по-разному. У кого-то более удачно, у кого-то менее. Иногда мы пересекались, с удовольствием общались, но также легко расставались, не чувствуя особой потребности в этих встречах. И вдруг этот неожиданный звонок.

Мой друг, с которым мне предстояло встретиться, женился таки на нашей однокласснице, имел престижную работу и, как казалось, был вполне доволен жизнью.

Мы сидели на даче его родителей и пили.
Он водку, а я вино. Вообще-то я совсем не пью. После вина у меня всегда разыгрывается жуткая мигрень. Но нужно было поддержать измученного жизнью человека. Как оказалось, его брак трещал по швам, а престижная работа была чистой аферой. Ему было плохо, а выпить было не с кем. Кроме меня.

Ночью я встала, чтобы принять таблетку. Болел глаз, нестерпимо сдавливало висок и казалось, голова сейчас взорвется и разлетится на миллиарды осколков.

В темном коридоре пыльной заброшенной дачи, которая была обставлена ненужной мебелью из далеких 60-ых, я увидела два силуэта, тесно прижавшихся друг к другу.

Я вздрогнула.
— Кто здесь? — прошептала я.
Мне никто не ответил. Похоже, эти люди всерьез решили заняться друг другом, потому как слились в страстном поцелуе и не собирались отвлекаться из-за глупых вопросов.

Стуча зубами от страха я пробралась в комнату друга и легла рядом с ним на старый диван с продавленными пружинами. От друга противно пахло перегаром и похоже он тоже не собирался беседовать со мной о странной паре в коридоре.

От переживаний у меня еще больше начало пульсировать в виске. Я попыталась устроиться поудобнее, ведь лежать на узком диване было неудобно и зябко. А возвращаться назад — страшно.

И тут он проснулся и удивленно спросил:
—Это ты? А что ты тут делаешь и почему не спишь? Иди к себе.

Я ответила:
— Не пойду, я боюсь. Там в коридоре привидения какие-то. Они целуются.

Друг повернулся ко мне, обнял меня и сказал:
— Бедняга, тебе же совсем нельзя пить. А я и забыл, эгоист такой. Прости меня.
Я ответила:
— Ничего, я же свой парень. Выдержу.
— Свой парень. — четко произнес друг. — Какой же я болван. Да мы все болваны. Как же я раньше-то не понял!

— Не понял — что? — аккуратно поинтересовалась я.
Вместо ответа он вдруг прижался губами к моим губам.

Я ничего не почувствовала такого, о чем пишут в романах. На самом деле, это глупая история, которая кажется неправдоподобной. Но я еще никогда в жизни не целовалась с мужчиной. Просто не с кем было. Не будешь же подходить к мужчине и говорить: поцелуй меня, а то мне интересно, что это такое. А на свидание у меня никак не получалось никого пригласить, хотя я пыталась. Я ведь уже говорила, что мужчины почему-то на меня не западали.

Короче, мы вроде целовались, а вроде и нет. Совсем, как те дачные привидения.

А потом он повел меня в коридор и сказал:
—Это одежда моих родителей. Мама наотрез отказалась выбрасывать ее на помойку, ведь в этом они были на первом свидании. Вот и висит здесь мамин и папин плащ и даже шляпы. Действительно, кажется, что это люди слились в поцелуе. Это же надо! Не замечал этого раньше.

Так дачные привидения положили начало нашему роману. Самому настоящему. С жаркими поцелуями и всем остальным — тоже. Но это уже совсем другая история.

Кстати, очень быстро выяснилось, почему я была "своим парнем". Оказывается, я казалась всем очень уверенной и знающей, что хочу от жизни. Во мне не видели женской слабости, которой было так много, что она приобрела обманчивую форму сокрушающей все вокруг силы.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010602060