хочу сюда!
 

Natali

49 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 45-60 лет

Заметки с меткой «я»

ФотоТОП 10 - № 1

В последнее время меня все чаще упрекают, что фото мои малохудожественные.
Что мне нужно более вдумчиво относится к выбору фото для публикации.
Что мои посты перегружены однотипными работами.
Я всегда прислушиваюсь к критики. Но только аргументированной, с примерами.
А если человек пишет, что фото -"гав.о" и больше ничего, то я всегда спрашиваю-аргументируйте...

Скажу в 10001 раз. что жанр у меня ФОТОПУТЕШЕСТВИЕ или ФОТОРАССКАЗ.
Я приглашаю читателя с собой на прогулку по интересным и красивым местам, а фото являются связующим звеном в этом рассказе. Мы идем от фото к фото.
Поэтому конечно среди фоторяда встречаются обычные фото,но они необходимы для этой темы.
Но и согласитесь в каждой публикации все же есть 2-3 художественных фото.

Поэтому я принял решения, что буду делать подборку красивых фото. Красивых с моей точки зрения, да и не только с моей.
Они абсолютно не связаны друг с другом..
Просто красивые картинки.
Как часто будет эта рубрика, не знаю....Раз в месяц, раз в квартал.....А может и чаще))) не знаю..
под настроение...
Сегодня выпуск №1

Ловец солнца


[ Читать дальше ]

скітальца пост

А шо? Довго не був тут ...ну ізвінітє.
Шо тут у вас нового, де всі оті люді шо.... 
Да, я забугром - чіво і вам жилаю!

Всех кого знаю обнял (типа)druzhba hug privet

Фотография за 15 минут



Сборник "Дело в шляпе"
моя страничка на прозе.ру https://www.proza.ru/avtor/kyndalini
----------------------------------------------
И опять я видела удивительный сон. Он повторялся время от времени. На мне была шляпа с полями. Но не изящная, женская милая шляпка, которую носили когда-то жеманные барышни. А стильная, ковбойская.
А еще – рубашка в клетку. Мужская, слишком просторная, ведь она была на пару размеров больше, чем я ношу обычно. И длинные рукава, подвернутые небрежно.

Наряд, по идее, гармонично дополняли бы потертые джинсы с дырками на коленках. Но во сне на мне не было джинсов. Я любовалась своими голыми ногами и  узкими ступнями и чувствовала себя очень сексуальной.

Я подумала о том, что слишком засиделась в своем скучном офисе с вечно озабоченным и очень унылым шефом. Дресс-код – узкая юбка-карандаш черного цвета, белая блузка с воротничком. Расстегнута только верхняя пуговка. И узкие туфли-лодочки. Их снимаешь первым делом, когда, наконец, добираешься домой.

Я пила утренний кофе, думала о своем сне и смотрела в окно. У меня был плотный рабочий график. И нужно было еще сделать фото на документы. В этой самой безупречно сидящей, но надоевшей белой блузке с расстегнутой верхней пуговкой.
Днем я зашла в ближайшее фотоателье, расположенное как раз напротив нашего офиса.

«Фотография за 15 минут!  Быстро, качественно, надежно!» - гласила надпись на дверях.

Меня встретил молодой человек и провел в комнату для съемки. Я чувствовала какую-то неловкость и злилась на себя. Не любою фотографироваться. Меня тяготит искусственно созданная ситуация. А еще немного страшит то, что полученный фото отпечаток станет своеобразной отметкой на шкале времени. Мигом, которому уже не суждено повториться в точности.

Фотограф устанавливал свет, а я оглядывалась по сторонам.

И вдруг увидела свою ковбойскую шляпу и рубашку в клетку из сна.
Это было настолько неожиданно и необъяснимо, что я резко встала и подошла к вешалке в углу. Распустила свои длинные волосы, туго закрученные в спиральный пучок. Растрепала освободившиеся локоны и надела шляпу. И почувствовала облегчение. И вдруг поняла: моей душе давно хотелось свободы от рабочего графика и тысячи условностей, которыми под завязку заполнен наш мир.

- Я передумала – громко сказала я. – не буду делать фото на документы. Мне они уже не понадобятся.

Фотограф молчал и смотрел на меня.

Я сняла блузку, юбку и туфли, не чувствуя ни малейшего стеснения. Надела рубашку в клетку и вдохнула знакомый запах из сна…

Сейчас у меня дома на стене висит большое черно-белое фото. На нем я – в шляпе и рубашке, с непослушной гривой растрепанных волос и вызывающе голыми ногами, на которых нет обуви. 

А фотограф? В данную минуту он сидит на нашей кровати, сонный и озабоченный. Ему пора на работу и я готовлю ему завтрак.
-----------------------
Работа талантливого французского фотографа Benoit Courti.
© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010801104

Волшебная шляпа



Новый сборник "Дело в шляпе"
------------------------------
Уже который день на глаза мне попадался этот странный старичок.  Он всегда держал в руках старую шляпу и пытался поймать мой взгляд.

А сегодня он ждал меня возле подъезда дома.

- Постой – вдруг сказал он. – Я хочу тебе кое-что предложить.
- Откуда ты меня знаешь? – спросила я.
- Ты часто ходишь в магазин, где шляпы продают – вздохнул он. – Я понял, что ты не безразлична к этому аксессуару.
- Ну, и?
- Возьми мою – сказал старичок почти жалобно. – Я ее дарю. Безвозмездно.

«Он, наверное, сумасшедший» – подумала я.

Что делать? Взять подарок, а потом выбросить на помойку тихонько, чтобы он успокоился? Не будешь же надевать старую потасканную шляпу, которой сто лет, наверное.

- Она не простая, – сказал старичок. – Можно сказать – волшебная. 

"Кажется, не ошиблась. Он действительно сумасшедший. С такими людьми лучше не спорить" - решила я.

Я осторожно взяла шляпу за самый краешек тульи.
Старичок переминался с ноги на ногу, и я видела, что он не решается что-то сказать.

- Она действительно волшебная. Я не сумасшедший, – произнес он, – и не нужно выбрасывать ее на помойку. Я бы мог продать ее. Но мне, увы, уже не понадобятся, ни деньги, ни она сама.

Я разглядела в глазах старичка такую вселенскую тоску, которая бывает только у бездомных собак. Мне показалось, что, несмотря на то, что он уже почти пристроил свой аксессуар, ему безумно жаль делиться со мной своим сокровищем. Но он упомянул про сумасшествие и мусорку. Может, он экстрасенс?

- Я бы мог продать ее за огромные деньги, – снова подчеркнул этот важный факт старик. – Но я ее дарю, просто так, бесплатно.
- Ну так в чем же дело? – меня эта ситуация стала напрягать.
-  Мне уже не нужны деньги. Я же объяснил – заныл старик. – Ведь мне отмерено совсем-совсем чуть-чуть. Моя жизнь подходит к концу. Как-то слишком быстро все закончилось. Очень жаль. Кстати, я не экстрасенс. И могу гораздо больше. И все – благодаря ей.

Я держала в руках чужую шляпу и думала, что имею удивительную способность влипать во всякие истории.

- А как ты докажешь, что она волшебная? – спросила я.
- Так не нужно ничего доказывать, – ответил он. – Просто надень.
- Это шляпа-невидимка? – засмеялась я. – Я тебя разочарую, не нужна мне невидимка. Даже в детстве о ней не мечтала. Не вижу смысла в таком предмете.
- Это не невидимка. – В голосе старика послышалось едва скрываемое раздражение. – У меня мало времени. Должен ее пристроить, в хорошие руки. Ну, пожалуйста, надень.

Шляпа была довольно замызганной, надевать мне ее не хотелось. Но выхода не было, не отвяжется от меня этот странный старик.

Я нахлобучила ее на макушку и…

Сложно описать, что я почувствовала. Как будто кто невидимый начал со всей силы прокручивать кинопленку вперед. Мелькали чужие лица, в голове со страшной скоростью проносились тысячи мыслей, которые казались не моими, а выхваченными наобум из окружающего пространства.  Это была дикая какофония, сотканная из смеси образов, картинок, голосов.

- Не пугайся – сказал старик вкрадчиво. – Это только поначалу так. Ты научишься этим управлять, и будешь видеть и слышать только то, что тебе нужно.
- А что мне нужно? – спросила я задумчиво, обращаясь больше к себе.
- Ну… – растерялся старик, – так ты же сможешь в любую минуту узнать, что будет дальше. С тобой и с другими.
- Зачем? – испугалась я. – Совсем не хочу этого знать.  Меня и так часто напрягают мысли о будущем. Но мне интересно жить. Хоть, иногда, кажется, что мир слишком строг ко мне. Твой подарок – бессмыслица, уж прости. Как ты, бедняга, жил с этим, ума не приложу. И уж прости, не выглядишь ты счастливым.

Я держала волшебную и никому не нужную шляпу в руках и думала, куда ее деть, чтобы никто ее не нашел и не напялил, не дай Бог, себе на голову. 

- Слушай. Что-то не вяжется кое-что в этой истории. Если ты знаешь все наперед, то почему пытаешься всучить мне эту старую шляпу с перхотью внутри? Ты же и так знаешь, что я не соглашусь?
- Думал, что смогу тебя убедить. – объяснил старик.
- Ничего себе, – изумилась я. – Не знаю, как работает эта штука и откуда она у тебя, но если ты решил, что можешь повлиять на будущие события, то ты просто действительно сумасшедший.

Я пожала плечами, засунула дурацкую шляпу себе подмышку и пошла, не оглядываясь. Представляла, как доберусь до моста и брошу ее вниз в бездну. Она обреченно полетит вниз, теряя по дороге перхоть, потом ее навсегда унесет водой. И ее никто и никогда не найдет.

Я улыбнулась и подумала, что тоже могу представить будущее.  Совсем–совсем немного. Ровно настолько, чтобы не испортить безвозвратно настоящее.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219011200705

Шляпа гангстера



Федора – так называлась шляпа безупречного кроя и умопомрачительной красоты. Ее я увидела в каком-то глупом гангстерском фильме, где дядьки в аккуратных костюмах, белоснежных рубашках и туфлях из натуральной кожи «решали вопросы».

Тогда я была слишком молода, слишком беспечна, красива и глупа. Мимо меня прошли реки крови, оставляемые этими самыми брутальными мужчинами в шляпах с полями. Я влюбилась в сам образ.

Вообще-то у меня уже был опыт влюбленности. Объектом моих фантазий стал школьный учитель географии – худой и высокий, насквозь пропахший дешевым табаком. Из-за своей влюбленности мне удалось запомнить только слово «геосинклиналь». Я даже сейчас помню, что это – вытянутая зона земной поверхности. Представьте, проходят миллионы лет, поверхность погружается и погружается куда-то. Завораживает. Эта огромная толща, состоящая из внутренностей вулкана, которые он с отвращением извергает из себя, и есть геосинклиналь.

Я постоянно ходила пересдавать географию к учителю. Он шутил, что географа из меня точно не выйдет, доставал тетрадочный листок и просил написать ответ письменно, потому что слушать меня у него не было, ни времени, ни сил.

Я послушно писала. Что в голову придет. Изложенное мною ничего не имело общего с географией и даже с геосинклиналью… или геосинклиналями? Как, кстати, правильно? Географ брал листок, читал, и с интересом смотрел на меня. Что писала, вам не расскажу, пусть это останется тайной.

А потом моя любовь прошла. Сдвинулась земная кора, пепел и лава переместились куда-то вглубь.

Меня волновали мужчины в шляпах. Из старых кинофильмов.

Но таких мужчин на улицах нашего небольшого городка не было. И я жила мечтами и представляла рядом невозмутимого и готового к приключениям героя.

Он появился. У него шляпы не было. Но он часто повторял, что идет «решать дела» и при этом загадочно подмигивал, давая понять, что это не всем дано.

Мы начали жить вместе, и как-то я уговорила его поехать в большой магазин, где продавали мужские и женские шляпы. Мы провели в этом магазине почти два часа. Все мерили и мерили разные головные уборы. Ему не шло решительно ничего. А в моей любимой Федоре он выглядел не как герой красочного фильма, а как конченый идиот. Только кепочка блинчиком сидела на его начавшей лысеть голове более-менее гармонично. Кстати, в обычной жизни он не носил ни костюмов, ни кожаных ботинок. Его униформой был спортивный костюм типа Адидас и лыжная шапочка.

Я выползла из магазина, просто рыдая от смеха. Скажу вам по секрету – лучшее лекарство от плохого настроения, чем поход в магазин шляп, подобрать трудно.
Наверное, это событие стало точкой не возврата. Вдруг все чаще я начала вспоминать нашу первую с ним близость. Я положила тогда свои руки ему на плечи, осторожно прокравшись под Адидасом – от талии все выше и выше… и вдруг наткнулась на мохнатые погоны. У него были такие волосатые плечи, что мои пальцы запутались в них. Я сделала все, чтобы он не заметил моего смущения и, честно признаюсь, отвращения.

Геосинклиналь – это, по сути, скопление всякой гадости, ставшей вдруг не нужной. Но эта толща становится фундаментом для чего-то нового. А новое в моей жизни стало то, что я ношу теперь Федору сама. И она мне очень идет.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010601026

Дачные привидения, или Свой парень


Я всегда была "своим парнем". Мне так и говорили: ты свой парень, настоящий друг, все понимаешь.

Сначала мне это нравилось. Приятно, когда тебя ценят ребята. И даже, о ужас, иногда доверяют свои секреты. Я понимала — им не с кем поделиться. Ведь не станешь рассказывать о том, как тебя мучает одноклассница, своему другу-мальчишке.

Я так свыклась с ролью "своего парня", что иногда забывала, что я девушка. Позже я прочла, что дружат с лицом противоположного пола те, кого тянет к своему полу. Я растерялась — неужели я должна влюбиться в девушку?

Прислушалась к своим ощущениям, вызвав образ самой красивой из всех своих знакомых девиц и женщин. Ничего, совсем ничего! А вот целующаяся на экране телевизора пара вызывала легкое, едва уловимое движение где-то в районе кишечника, сладкие сдвиги и обмирание. Мне так хотелось быть на месте героини! Так в чем же дело? Почему в меня не влюбляются мальчишки, не приглашают в кино. А только дружат со мной?

Не только мальчишки почему-то не влюблялись в меня, но и мужчины не делали попыток со мной сблизиться. Странно, ведь я всегда была симпатичной.

Время шло и ничего не менялось в моей жизни. До тех пор, пока один из моих самых близких друзей вдруг не позвонил и не пригласил меня на дачу.

Я была уверена, что придется, как всегда, выполнять привычную роль "жилетки". Мы были уже не дети, а вполне взрослые люди, закончившие институты и занимающиеся кто чем. Наши судьбы сложились по-разному. У кого-то более удачно, у кого-то менее. Иногда мы пересекались, с удовольствием общались, но также легко расставались, не чувствуя особой потребности в этих встречах. И вдруг этот неожиданный звонок.

Мой друг, с которым мне предстояло встретиться, женился таки на нашей однокласснице, имел престижную работу и, как казалось, был вполне доволен жизнью.

Мы сидели на даче его родителей и пили.
Он водку, а я вино. Вообще-то я совсем не пью. После вина у меня всегда разыгрывается жуткая мигрень. Но нужно было поддержать измученного жизнью человека. Как оказалось, его брак трещал по швам, а престижная работа была чистой аферой. Ему было плохо, а выпить было не с кем. Кроме меня.

Ночью я встала, чтобы принять таблетку. Болел глаз, нестерпимо сдавливало висок и казалось, голова сейчас взорвется и разлетится на миллиарды осколков.

В темном коридоре пыльной заброшенной дачи, которая была обставлена ненужной мебелью из далеких 60-ых, я увидела два силуэта, тесно прижавшихся друг к другу.

Я вздрогнула.
— Кто здесь? — прошептала я.
Мне никто не ответил. Похоже, эти люди всерьез решили заняться друг другом, потому как слились в страстном поцелуе и не собирались отвлекаться из-за глупых вопросов.

Стуча зубами от страха я пробралась в комнату друга и легла рядом с ним на старый диван с продавленными пружинами. От друга противно пахло перегаром и похоже он тоже не собирался беседовать со мной о странной паре в коридоре.

От переживаний у меня еще больше начало пульсировать в виске. Я попыталась устроиться поудобнее, ведь лежать на узком диване было неудобно и зябко. А возвращаться назад — страшно.

И тут он проснулся и удивленно спросил:
—Это ты? А что ты тут делаешь и почему не спишь? Иди к себе.

Я ответила:
— Не пойду, я боюсь. Там в коридоре привидения какие-то. Они целуются.

Друг повернулся ко мне, обнял меня и сказал:
— Бедняга, тебе же совсем нельзя пить. А я и забыл, эгоист такой. Прости меня.
Я ответила:
— Ничего, я же свой парень. Выдержу.
— Свой парень. — четко произнес друг. — Какой же я болван. Да мы все болваны. Как же я раньше-то не понял!

— Не понял — что? — аккуратно поинтересовалась я.
Вместо ответа он вдруг прижался губами к моим губам.

Я ничего не почувствовала такого, о чем пишут в романах. На самом деле, это глупая история, которая кажется неправдоподобной. Но я еще никогда в жизни не целовалась с мужчиной. Просто не с кем было. Не будешь же подходить к мужчине и говорить: поцелуй меня, а то мне интересно, что это такое. А на свидание у меня никак не получалось никого пригласить, хотя я пыталась. Я ведь уже говорила, что мужчины почему-то на меня не западали.

Короче, мы вроде целовались, а вроде и нет. Совсем, как те дачные привидения.

А потом он повел меня в коридор и сказал:
—Это одежда моих родителей. Мама наотрез отказалась выбрасывать ее на помойку, ведь в этом они были на первом свидании. Вот и висит здесь мамин и папин плащ и даже шляпы. Действительно, кажется, что это люди слились в поцелуе. Это же надо! Не замечал этого раньше.

Так дачные привидения положили начало нашему роману. Самому настоящему. С жаркими поцелуями и всем остальным — тоже. Но это уже совсем другая история.

Кстати, очень быстро выяснилось, почему я была "своим парнем". Оказывается, я казалась всем очень уверенной и знающей, что хочу от жизни. Во мне не видели женской слабости, которой было так много, что она приобрела обманчивую форму сокрушающей все вокруг силы.

© Copyright: Ирина Лазур, 2019
Свидетельство о публикации №219010602060

Шампанское

На сегодняшний день шампанское возглавляет рейтинг любимых спиртных напитков.
И при этом  вместе с огурчиками прямого посола... Нравится контраст вкуса.
А по итогам кусочек молочного шоколада.

Для меня это и способ восстановить душевное равновесие...  И вернуть голос. (Значительный опыт протяженностью лет в двадцать: бутылка, лучше две, шампанского вечером... и утром голос восстанавливается). А так же просто получить удовольствие.

Сегодня я напоминаю себе о том, что у меня есть я.

Любви вам.
И приятного вечера.

Росіяни сідають на пляшку.

Росіяни сідають на пляшку пластикову.
Або на хуй монгольский.
.
 Ну Життя в них таке...))) жорстоке. 
Що Поробиш...)))
.
А українці сідають, - щоби часник почистити. Або вареники поїсти з тарілки на рядні  у садку....
Або щоби заспівати на бандурі...

Исследования. Запах женщины.

Несмотря на свой возраст И. отлично умела задавать вопросы, суть которых не мог понять никто. Отношения плавно текли как очень густой кисель по столу, переливались через край, капал на пол, образуя правильными очертаниями краев фигуру жизни. Разговоры, идеи, смущения, недопонимания, стремления что-то, кому-то доказать, липкий стол от растекшегося смысла, он приклеивает меня к себе, удерживает меня в разговоре, я не могу оторвать локти от ее вопроса и жду застывания. Фигуры речи подходят и уходят по очереди, надоедливые сомнения приносят с собой счета на оплату отношений, трудноуловимые нотки сарказма, притянутые за уши вожделения, поднятые из тайно-затопленных ненавистью подвалов страсти, мы просто сидим и вопрос за вопросом, тайна за тайной, взгляд за взглядом, и мы уже врознь. Маленькие дети и их матери вместе, слились в одно целое, а мы, я и моя фигура, я и мой фон, мы словно два слоя краски, вместе навсегда, а под палящим солнцем, иссушающим и выжигающем нашу влагу – порознь. Я всегда был один даже в слиянии, я всегда буду один под беспощадным солнцем дающем мне мою теневую сторону.

Несмотря на свой вид И. отлично умела быть чуть менее чем некоторые и в тоже время, несомненно опытнее и значительно красивее, в признании ее как части целого. Зачем я смотрел на нее так пристально, я ведь мог просто окинуть взглядом как вуалью и навсегда запечатлеть этот мой образ у себя в памяти и быть с ним как я есть сейчас, с образом, который я никогда не видел и которого у меня нет. Ее запах, он был, я знаю, что он был. Он должен был быть. Он точно принадлежал тогда ей. Или мне? В слиянии невозможно отличить свой цвет запаха от чужого. Бесцветность рождается в многообразии, много оттенков запаха появляется в воображении беспробудного отсутствия всякой надежды на близость. Мяч, который мы перебрасываем друг другу, начал казаться мне зеленым. Мой личный кризис каждый день, мой внешний вид, вид моего отражения в зеркале, мы столь похожи с тобой, что я не знаю где правда, а где фантазия. Ведь мы оба отлично выглядим.

Несмотря на все И. оставалась неизменной. Как невозможно поменять себя, так же невозможно и поменять своем мнение об изменении. Пребывая в тишине, я стараюсь ничего не слышать, выходя в свет, я плотно закрываю глаза, будучи немым я громко кричу о своих трудностях, все, кто это понимают от удивления перестают меня чувствовать. Я хотел бы изменить все ничего не меняя, эта идея преследует меня как моя собственная тень. Я слышал, что однажды, один человек прошептал на ухо истину другому человеку, и когда они отлипли друг от друга как два ссохшихся слоя краски – истина перестала существовать, лишь пустые глаза и хлопающие ресницы, лишь язык облизывающий сухие губы, лишь напряженная шея, уставшая держать все в себе, мы смотрим на этот мир голодными глазами и тянем руки к еде. Как поменять все не меняя ничего? Она точно знала это, ее запах выдавал ее секрет, она просто сидела и ждала чуда. И чуда наступило.

https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2013947268862008

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
115
предыдущая
следующая