хочу сюда!
 

Marissan

37 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 30-41 лет

Заметки с меткой «боль»

Пьяная осень танцует под кавер-версии

Солнце упало зА спину неба спящего, 
сонной и не такое порой почудится. 
Ржавый сентябрь мокнет в почтовом ящике, 
бродит тоска по улицам мокрой курицей. 
Лето осталось праздником в фотокамерах, 
сладким обманом между вином и стиками 
кофе со сливками….Осень включает каверы, 
ржавое сердце с паузами, но тикает. 
Ночь поперёк усталости, дремлют голуби, 
пашня парует, ветра шального плач утих… 
Длань его не теплее январской проруби, 
Я, поди, не нежнее безумной мачехи… 
Млечный - вдоль сигареты, а звезды – перстнями… 
Мне б пробежаться пальцами по плечам его… 
Пьяная осень танцует под кавер-версии, 
схожа со мной – сутулая и печальная.
 
 

Красные маки у бывшего города Мы

Ныне мой город расстрелян твоим приговором - 
мощным, оптическим, клены свернулись в калач, 
ветками чрево сжимают, а фразы- сапёры 
снова минируют счастье, взрывают опоры 
и без пощады и жалости глушат мой плач. 

Ныне мой город обтянут колючим забором, 
высоковольтным разрядом, летальным концом. 
Проба бежать, - то что сдохнуть… осколки за вОрот… 
Я пережду, ты уйдешь… Все утихнет, и скоро 
будет потом, а пока я зароюсь кротом… 

Позже кварталы души опустеют, как Припять 
после внезапного взрыва в массивах немых… 
Будет гулять сквозняками меж шибок, и выть, и 
бедствовать светлая память, останутся жить лишь 
красные маки у бывшего города Мы… 

…Если захочешь прийти на руины и выпить, 
Встретят тебя, (так как некому больше и выйти), 
Красные маки у бывшего города Мы… 



Ночь

Ночь, скукожившись злой вахтёршей, 
отбирает замки сомнений. 
Ночь- царица грехов от скуки, 
поджигательница одежд. 
Страсть ей сыплет монет пригоршину, 
ночь кладёт на мои колени 
поцелуи твои и руки, 
оставляя на сердце брешь… 

Ночь со смертью лакает кофе, 
обсуждая романы Цвейга. 
Он так живо о смерти пишет, 
часом хочется умереть 
и проверить на мести кофр ли, 
закурить, выпуская змейку, 
и бродить по австрийским крышам, 
умирая всего на треть… 

Ночь сбежит изо всех подъездов- 
безбилетником в электричку, 
до рассвета- к аэропорту, 
белым Боингом- на Тибет. 
Утро делает разум трезвым. 
Ночь, как данность, вошла в привычку- 
ни любить, ни отправить к черту, 
впрочем, так же, как я тебе... 

Гундилькин и самокат



Гундилькин и самокат


Нет такого, что не могло бы стать
фамилией для еврея и оправданием для негодяя

У Гундилькина никогда не было самоката. Роликовые коньки - были и даже разные, хоть и четырехколесные, еще советские. Велосипеды были, даже много - почти четыре (один был складной), но все их спиздили. Возможно, хулиганы. Еще у Гундилькина был автомобиль. Белый подержаный, но с гордой аэрографией "Гундилькин - супермен" по бокам и "Гундей - форева" на капоте. Только в последнее время Гундилькин её разлюбил. Не то уж, что бывалыча. Типа прозрел, ездить давно уже некуда и незачем. Вот уж несколько лет не ездит. Неинтересно стало. Впрочем, даже если бы и встряло - не заводится. Она его тоже разлюбила.

Короче, плюнул Гундилькин на свою кобылку с аэрографией. И кобылка на него тоже.

Много чего было у Гундилькина в жизни. Даже коньки и лыжи были. Лыж даже было две пары. Гундилькин бегал на них, вставая в четыре утра, чтобы успеть вернуться к первому уроку. Он тогда в школе учился.

Вообще-то Гундилькин был редким кадром, но вот чего у него не было никогда, так это самоката и осциллографа. Печально и до сих пор слезы у него наворачиваются, как увидит самокат или осциллограф. Но встречи эти все реже - вымирают и самокаты и осциллографы. И Гундилькин тоже катастрофически стареет, реже выходит на улицу.

А вот как подумаешь, что на другом краю парпендикулярной вселенной такую-же заметку пишет какой-то самокат или осциллограф. И очень слезливо-проникновенно про "в жизни было всё" - Моралесы, Фезалесы, Педралесы, Гонзалесы. А вот Гундилькина никогда не было. Очень жалостливая история.

Тут всех жаль. И Гундилькина и Самоката и Осциллографа. Ну, не сложилось у них.

-----
*** на КПДВ - еще не оккупированый Крым, Тарханкут - одно из самых любимых мест, впрочем таких мест - практически весь Крым. Мой любимый, но захваченный и недоступный. В этом Крыму сегодня Ахтему Чийгозу дали восемь лет строгого режима. Его отец (старику за 90), пытался предложить себя вместо сына, но репрессивная машина должна репрессировать, а не гуманизмом баловаться. Царь не простит гуманности.

----
В рамках проекта "Душа наизнанку недорого":
Карта Приватбанка - 5168 7573 2914 3327
МТС - 099-698-55-84
Map


Дело привычки

Если смотреть в окно - 
видима сила ветра, 
весь горизонт вверх дном - 
ломятся ветки. 
Птицы танцуют вальс 
в серой воронке неба… 
Стая не дождалась 
чёрствого хлеба… 
Взгляд на восток- как стар 
ветер сердитый в профиль. 
Град устилает парк 
зернами кофе… 
Даже и он устал - 
Вечный убийца зноя. 
Черт бы тебя побрал… 
вместе со мною… 
Ветер сбавляет прыть, 
больше не гаснут спички… 
Знаешь, курить/любить - 
дело привычки…
 

Ах любовь , она такая любовь.

Она была словно природа , ее глаза были как бескрайние реки , настолько прозрачны , что была видна вся их глубина. Ох, а этот взгляд...он, словно молния, бил и пронизывал все тело, доставая до каждой моей частицы, парализуя и не давая сказать ни слова. Она могла сделать со мной все. Одним действием она делала меня счастливым, словно давая все наслаждения этого мира, и могла так же быстро все это забрать. Одно ее слово могло убить меня, а потом оживить, и так она игралась до тех пор пока ей не надоест, она словно ребенок, у которого потерялся интерес к кукле. Она лепила меня как пластилин, выгибая и разрывая. Она как воздух, благодаря которому я живу, и она, зная это, душит меня когда ей захочется, ей нравится смотреть как мое сердце перестает биться. Когда я ее увидел впервые, внутри меня образовывалась вселенная, а когда я вижу ее холодный взгляд моя вселенная сжимается в точку. Каждая мысль о ней словно лезвие пронизывает мое сердце, мое сознание. И эти пытки я с радостью терпел бы и дальше, до бесконечности, лишь бы видеть в ее глазах хоть что-то кроме равнодушия, кроме бездны, в которую я лечу и разбиваюсь. И когда она мне сказала, что я больше не нужен ей, когда сказала, что был лишь увлечением. Мою любовь уничтожили, вырвали из меня, вырезали мне сердце и выбросили, вывернули наизнанку, бросили в грязь и прошлись. Мой свет пропал , мои глаза потухли и я видел только тьму. Как будто телевизор , который выключили. Выключили и выбросили. Телевизор , который разбит, который уже не включится.

Гундилькин и тигровые яйца

Гундилькин и тигровые яйца



К старости Гундилькин стал скушноватым, а радостей в его убогой жизни и раньше было раз-два и обчелся. Телевизор он ненавидел, интернет недолюбливал, бегать трусцой мешал костыль. Оставались только гантельки, но и тут возраст брал свое. А с недавних пор, когда Гундилькину стало не по карману не только выпить, но и даже закусить, то чуть ли не единственным его развлечением стало смотреть сны (хотя и тут не без проблем - бессоница, сука).

Вот недавно ему приснился сон, что оказался он в подъезде вечером один. И тут вдруг из лифта выходит тигр. Приближается, бежать некуда. Начинает его за руку сначала лизать, потом покусывать, потом уже совсем кусать. Ужас объял Гундильника - шутка-ли, еще пару секунд и в самом лучшем случае он останется без руки и даже костыль будет держать нечем. Он дико заорал и... проснулся.

Было уже светло, Ульяна Петровна жарила на кухне картофельные очистки на селедочном масле. Сердце Гундилькина бешенно колотилось, постель была мокрой от пота. На трясущихся ногах он вышел на кухню и прильнул к огромной груди супружницы. Заплетающимся от страха языком, сбивчиво и невнятно рассказывал он Ульяне Петровне про свой ужасный кошмар.

- Господи,- причитал он,- Господи, как же хорошо, что все так вовремя закончилось, ты не представляешь, Ульяша, какая же это невыносимая боль, когда зубы уже до самой кости и хруст. И хруст...

Он снова сорвался в рыдания.

- Бедненький мой, - пожалела его супруга. Бедненький. давай я тебя поглажу.

Ее рука гладила Гундилькину затылок, плечи, спину. Потом спустилась на слегка отвисшую попку.

- Бедненький... Как же тебе было больно...

- Но, знаешь, милый, бывает ведь и куда больнее, - тут ее рука соскользнула с его обвисшей попки и молниеносно схватила Гундилькины яйца, крепко сжала кулак и острый маникюр вонзился в самое сокровенное. 

И тут Гундилькин понял, что тигр - это фигня! Из последних сил он заорал и это был крик, идущий из самой глубины спинного мозга, он пронзил вселенную насквозь и затих. От боли Гундилькин потерял сознание... и проснулся снова. Теперь уже по-настоящему.

Ульяна Петровна спала рядом, причмокивая и похрапывая.

И постель снова была мокрая.

Гундилькин понял, что даже когда кошмар заканчивается, это не обязательно к лучшему. Во всяком случае, до тех пор, пока это не будет самым последним кошмаром. Но это уже совсем другая история.

© Copyright: Александр Узишкин, 2017
Свидетельство о публикации №217060402070

Map

Памяти сестры.



Частицу сердца нашего уносят 
Сердца, ушедшие от нас на небеса, 
Неизреченные там слышат голоса, 
И в том блаженстве ни о чем не просят. 

Частицу сердца нашего уносят 
Сердца, на небо направляющие путь, 
Осознавая всю таинственную суть, 
Земные души единенья просят.

Отравление фенолом и зубная боль. Кто не понял, тот поймет

Отравление фенолом




При поступлении фенола в организм характерными проявлениями отравления являются:

    специфический запах изо рта;
    на губах и слизистой рта белые пятна (химический ожог);
    сильные боли в глотке и в животе;
    рвота, бурая окраска и характерный запах рвотных масс;
    жидкий кровянистый стул;
    выраженная бледность лица;
    расширенные зрачки;
    обильный холодный пот;
    резкое снижение температуры;
    затруднение и нарушение ритма дыхания;
    острая сердечно-сосудистая недостаточность (падение артериального давления, малый пульс);
    в моче эритроциты и белок;
    спутанное сознание, возможно, развитие комы и судорог


Одна из самых ужасных ночей (но не самая ужасная) в моей жизни (пока). Ну это так, к слову. Просто лечу зуб теперь сам (вторую неделю практически в амоке) - до такой степени ненавижу стоматологов. А уж последние двое суток - не помню почти вообще, хотя, возможно, и появился какой-то перевес на моей стороне. Вчера вот не спал вообще (ну часа полтора-два в общей сумме удалось за ночь подремать), придерживая лед у челюсти. А сегодня несколько ложечек пюрешки смог проглотить. Прогресс налицо. Буду ли спать - посмотрим. Хотелось бы.

И все равно - ненавижу врачей. Особенно стоматологов, онкологов и... Да и честно - вообще всех. Отпетые негодяи, кроме очень отдельных. Впрочем, как и везде, во все времена и во всех специальностях.
Map

Рождение стервы




Она сначала очень долго плакала,

Что больно не показывала вида.
Жаль, не нашлось на сердце мини-клапана,
Чтоб вышла с паром горькая обида.

Как снежный ком росла обида, множилась,
И зависть чёрной розой расцветала.
Душа её, как жухлый лист, скукожилась
Ступень к грехопадению! Начало...

Искала виноватых и озлобилась,
В спираль тугую скручивая нервы.
Она базарной бабе уподобилась,
Играя роль разлучницы и стервы.

Не откликалась больше на прекрасное
Её душа, зашоренная злобой.
В ней зрело что-то мерзкое, ужасное -
Пиранья с ненасытною утробой.

И мир цветной поблек в её сознании,
Осталась чёрно-белая палитра.
И разум в пограничном состоянии,
Дорога в бездну ей теперь открыта...

Способность к состраданию утрачена,
Любовь, надежда, вера и прощенье!
Такой ценой дорога в ад оплачена,
И нет уже надежды на спасенье.

Снаружи ангел, а внутри чудовище -
Она была для дьявола находкой.
Он душу, как бесценное сокровище,
Забрал, дыру в груди, заделав пробкой.

А начиналась всё с того, что плакала,
Ведь были у неё на то причины...
И боль свою от глаз сторонних прятала.
Не заставляйте плакать нас, мужчины!


© 08.08.2009 Ирина Савельева 


Источник: https://www.chitalnya.ru/work/100592/


Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
33
предыдущая
следующая