хочу сюда!
 

Инга

28 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 28-39 лет

Заметки с меткой «авторство»

5 украинских песен, которые россияне присвоили себе.

Styler рассказывает об украинских песнях, которые цинично присвоили себе восточные соседи Оказывается, многие русскоязычные песни, которые давно полюбились украинским слушателям, и которые многие считали народными, на самом деле были украдены советскими авторами и композиторами у самих украинцев. Например, вы знали, что песня "Вот кто-то с горочки спустился", которая стала визитной карточкой Надежды Кадышевой и Наташи Королевой – это всего лишь адаптированный вариант украинского романса "В саду осіннім айстри білі"?


"Поручик Голицын" "Поручик Голицын" - это одна из самых известных так называемых "белогвардейских песен" в жанре городского романса, в начале 1980-х получившая популярность в СССР и среди тогдашних советских эмигрантов. Среди россиян принято считать, что первым датированным исполнением песни является запись Аркадия Северного в середине мая 1977 года, а текст песни подготовил Владислав Коцишевский. Но вот незадача: украиноязычная песня "Друже Ковалю" была популярна еще за долго до исполнения шлягера о некоем Голицыне. Васыль Лютый (современный исполнитель песни) рассказывает, что автор музыки и слов к "Друже Ковалю" - украинский повстанец Мыкола Матола. А написана композиция была в 1949 году. То есть, по сути, россияне приписали себе "бандеровскую" песню.


"Любо, братцы, любо" Песня "Любо, братцы, любо" в оригинале всегда звучала на украинском языке, ведь в армии Нестора Махно 98% бойцов были этническими украинскими. И эта песня была чем-то вроде махновского гимна, а сейчас является фольклором для анархистов всего мира. Уже доказано, что "Любо, братцы, любо" - знаменитая повстанческая песня времен освободительной борьбы 1917-1921 годов. Однако российская "Википедия" не собирается уступать право на подлинность. Там говорится, что песня возникла еще в 1783, когда донские казаки сражались с ногайцами. Хотя никаких доказательств не приводится.


"Ой, мороз, мороз" Эта песня, которая считается русской народной, была популярна в Винницкой области еще в начале 1900-х годов. А звучал текст ее так (из сборника "Бувайте здорові, соснові пороги. Народні перлини. Українські народні пісні"): Ой мороз, мороз, Ще й зима буде, Прошу я тебе — Не зморозь мене! Прошу я тебе — Не зморозь мене! Ой не так мене, Як мого мужа, Бо в мого мужа Плоха одежа. Бо в мого мужа Плоха одежа. Кожуха нема Й чобіток нема, Кафтан тоненький, Та й той подертий. Кафтан тоненький, Та й той подертий. Сиджу за столом, Та й пишу пером, Та й пишу пером, Та й плачу жальом. Та й пишу пером, Та й плачу жальом. 


"Дым сигарет с ментолом" Группа "Нэнси" была основана Анатолием Бондаренко и Андреем Костенко в Константиновке (Донецкая область) в 1992 году. По словам очевидцев, группа "начинала по кабакам". В начале 90-х Бондаренко приписал авторство популярной на западе страны свадебной песни "Плаття твоє із ситцю" себе и "вечно отбивался от других "авторов" вопросом: а где доказательства, что это ваше?". Правда, на одном из концертов Бондаренко сам сказал, что песню они "позаимствовали из украинских народных песен". На самом же деле, "Плаття твоє із ситцю" (в разных вариациях) во Львове на свадьбах пели еще в 1970-е годы. 


Михаил Баглай блогер



Новое издательство - скоро заработает

Фото Игоря Беркута.

День добрый!


Представляю Вам мегасупер проект своего издательского дела. 


Как известно, много людей что-то пишут. Кто-то пишет историю своего населенного пункта; кто-то – историю своей семьи; кто-то – художественные произведения или научные труды. Темы разные, авторы тоже. Но объединяет их всех одно – трудность в издании своих книг. В основном это дороговизна полиграфических услуг.


Естественно, что авторы хотели бы видеть свои книги в виде отпечатанных на хорошей бумаге, в приличных переплетах томов. Но скажу сразу – в современном мире бумажная, настоящая, книга уже является анахронизмом. К тому же довольно неэкологичным. И законодательство подразумевает выпуск электронной книги таким же официальным, как и бумажной – в том случае, если она будет зарегистрирована в Книжной палате.


Вот с этого места – подробнее.

[ Читать дальше ]

О краденом Слове замолвите слово


Когда я вижу заметку, размещенную в блоге пользователя, то понимаю, что в этой заметке имею возможность принять к сведению мысли или переживания автора. Могу поспорить, дополнить или опровергнуть позицию блогера, разместившего материал у себя на странице.
Дело кардинально меняется, если работа краденая. Пользуюсь этим термином совсем не случайно. Попробую обосновать позицию.

Авторский труд подразумевает известную долю энергии, потраченную на создание произведения. Перед глазами тут же возникает один известный персонаж. Вот только называть его не стану из-за опасения быть неточным в изложении его жизненной ситуации.
Пусть он зовется Глеб.



У человека был очень маленький шанс зацепиться за этот мир. Но он воспользовался той крохотной возможностью, что была в его распоряжении и умудрился все-таки родиться.
Появился на свет он крайне трудно - с ДЦП и родовой травмой, сильно отличным от окружающих его людей и ограниченным в физических возможностях. Но он выжил!
Жизнь его была совсем не похожа на жизнь сверстников. С ним никто не играл и не дружил. Позже он не мог рассчитывать на внимание девочек - они его попросту боялись и обходили стороной, они насмехались над ним и даже презирали. Но в том не было их вины...
Глеб всё это проглотил и преодолел - он нашёл отдушину и сублимировался в творчество. А что ещё ему оставалось в том чужом и враждебном мире?
И вот его отрешённость дает результаты - из-под его пера выходят строки, в которых сосредоточено всё, чем обделила его жизнь. Вся боль и страсть, сила и горе, тяжесть и любовь, радость и скорбь воплощаются в его строках.
Он прошел с тяжёлой ношей, он пронёс свой крест через всю свою такую куцую, скомканную, короткую и несовершенную жизнь. Он сжился и сросся со своим крестом, со своей долей и она стала его долей. И вот, найдя себя в творчестве, он переступил через порог своих возможностей и людского недоверия, он принес людям и свалил на пороге самое дорогое - выстраданное и вымученное, взлелеянное и отшлифованное Слово - то единственное, что было доступно в его жизни, что скрепляло его с обществом воедино.
А вот дальше происходит самое интересное и парадоксальное - люди признали Глеба. Признали его право считаться равноправным, сняли шляпы и приняли в свой круг. Глеб обрёл единомышленников и почву под ногами, обрёл смысл и цель своего существования на Земле. С шумом в ушах и с кружащейся головой он уселся на Олимп рядом с высшими существами, почти богами. Он свесил ноги и завел беседу.
Время от времени кто-то из его новых друзей отлучался к лежащим на пороге мешкам , доставал отттуда драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни, любовался ими ...и куда-то уносил. Глеб не обращал на это внимания - он был занят и поглощён знакомствами, он упивался общением, по новости и свежести принятым им за величайшее благо на Земле.
Ни помыслить, ни заподозрить, ни предположить ничего худого он не мог. Ну не было у него таких данных и такого опыта, который вооружил бы его подобной информацией!
Долго ли коротко, мешки пустели. Все сокровища обрели новых хранителей и владельцев, которые клятвенно заверяли всех, что это их имущество, добыча или заработок.
Неправда, что Слово нельзя приватизировать и конвертировать. Можно! Точнее - нельзя, но возможно.
- Где Дары? - спросили люди спустя некоторое время.
- Где Дары? - повторив, спохватился Глеб.
На пороге лежали пустые мешки, а в беседке сверкнули подозрительные и враждебные взгляды и потянуло холодком отчуждения. Хрупкий баланс между Глебом и людьми был нарушен и перекошен. Исчезли источники, предметы обмена, предметы признания. Ему нечего стало предложить собеседникам в обмен на расположение к нему. Он стал выпотрошенным!


Новые олигархи, которые обзавелись собственностью, пошли своей дорогой, он - по своей, наклонной траектории. По сути, он, со сдвигом во времени, соскользнул в эмоциональное, интеллектуальное рабство!
Отдать то немногое, чем владеешь, ничего не получив взамен - как иначе это назвать?!

А теперь самое время вернуться к нашей востроглазой блогерше, разместившей у себя в будуаре ограненное сокровище, выстраданное и отшлифованное форсажными страданиями Глеба, впитавшее его время, силы, труд и жизненные соки. Схваченная за руку, она включит все свое обаяние и упрямство, чтобы выкрутиться и доказать, что:
а) она не виновата, просто подобрав на время валявшийся ничейный булыжник;
б) она сама придумала и создала это Слово, поскольку никто не видел ее в момент захвата поделки из мешка;
в) она сломала ноготь об "энтер", поругалась с бойфрендом и вообще, она тоже неслабо несчастное существо;
г) "А ты кто такой?"(с) - вечное пристанище людей, застигнутых на горячем.


К чему все это сказано? К чему было сточено столько карандашного грифеля прежде чем стали нажиматься кнопки? Не дофига ли берет на себя праведник, примеряя роль сетевого полицейского и морального судьи кого бы то ни было? Справится ли проповедник со своей функцией и что он с этого будет иметь?
Спешу остудить и успокоить взволнованную и обеспокоенную публику - ничего такого не будет! Не будет тотальной охоты и сплошного наведения абсолютного порядка в ангаре авторских прав. Не будет позорищ, судилищ, чистилищ и казнилищ, не будет преследований, слежек и подозрений, не будет стучалова и расправ с репрессиями.
А что будет?
А будет простой и внятный как мычание призыв - не берите чужого! Не плодите несправедливость, не продуцируйте неправду, не синтезируйте несчастья и не пускайте по миру несчастных и обездоленных вашими поступками и делишками людей!
Пусть на 1 единицу зла в мире станет меньше!. Тогда плагиат лишится базы и гнезда, которое он вознамерился сплести в вашей душе и в вашем блоге. Прочтя и вняв читатель станет на 1 тонну честнее и чище, сократит список подозреваемых в обмане на 1 пункт. А на выходе - сможет честно встать, показать руки и на голубом глазу молвить: "Эти руки ничего не брали"(с). А на входе будет иметь чёткое понятие и императив не делать глупостей и гадостей, поименованных в заметке их именами.


Оговорюсь сразу - я против пожизненной и наследственной ренты за однажды сказанное, написанное, снятое, спетое, прыгнутое, слеплетённое, вылепленное или сшитое. Не может быть и не будет прослойки людей, однажды отличившихся и с тех пор обязавших всё человечество содержать их. Человечество должно нематериальный актив оплатить эквивалентным гудвилом: уважением, памятью и славой: по весу и объему, по ценности и звону, по актуальности и жертвенности. Больше человечество никому ничего не должно!
Во времена, когда скопировать созданное можно двумя кнопками, писать имя автора представляется затруднительным - все это понимают. Компромиссом выглядит простое и незамысловатое, доступное даже коренному свазиледцу действие - значок "(с)". Он ни к чему не обязывает и пока не запатентован намертво функционерами и лицензиарами.

О тлетворном воздействии умыкнутого на личность умыкнувшего распространяться не стану. И так получилось достаточно длинно и уныло.

На мотив Макаревича:
Давайте ставить просто букву Ц,
Мы слишком любим краденные вещи.
И из-за них осадочек в конце -
Как будто перемазались на встрече.

Приписывая авторство афоризма себе, мы превращаем...

...Интернет – пункт приёма, обмена и сбыта краденого остроумия.  

(Автор мне неизвестен)

Благодарю за оказанное доверие...

 БЛАГОДАРЮ ЗА ОКАЗАННОЕ ДОВЕРИЕ...

Я очень благодарна  Vivyenn за  оказанное мне  доверие!!! И надеюсь  его оправдать!!!

Свою  работу модератора  нашего  Сообщества я бы  хотела начать с темы, которая в последнее время, кажется мне особенно насущной

К сожалению, все мы знаем, что у нас на сайте (как и везде) есть  люди,  которые живут не за счет  личного творчества,  а  за счет сплетен и  скандалов.  Поэтому не стоит давать  им почву для подобного  развития событий. Запросто  может найтись «доброжелатель» который попросту обвинит наше Сообщество в плагиате, и кстати будет  прав. Поэтому на  правах модератора предлагаю очень простой способ защиты от возникновения подобной  ситуации.

Мы все учимся,  у всех  нас есть  любимые  поэты, любимые стихи. И конечно же, можно делиться с другими и выкладывать «любимые стихи». Правда при этом необходимо  соблюдать одно очень простое правило. А именно, указать АВТОРА публикуемого произведения.

Для определения стихов у нас есть  ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ момент. Это МЕТКИ. Здесь очень  просто ВСЕ  УКАЗАТЬ. Для этого  есть несколько очень удобных  формулировок:

- мои стихи;

- стихи любимых поэтов;

- взято из инета;

- мне понравилось;

Думаю,  что ВСЕ СЛУЧАИ сюда входят.

А ко всем АВТОРАМ убедительная просьба… Не забудьте указать в метках «мои стихи»

Я согласна, не  всегда автор известен. В таком случае либо написать «взято из инета», либо «мне понравилось»  а в конце добавить "к сожалению мне автор не известен". (Кстати, может кто-то и подсказать)

Причем все это может  быть единой «кодовой фразой» Например в самом низу  заметки либо

- автор (в любом формате ФИО, ник, псевдоним)

либо

- к сожалению,  мне автор не известен (здесь  можно указать сайт, или другой источник, с которого это стихотворение было взято)

Причем, в нашем  блоге это  возможно отметить определенным цветом, и определенным  типом шрифта (к примеру  - красный  подчеркнутый курсив. Причем, эту фразу можно  отделить от основного текста.


- автор


ПРИМЕР

РАДИ ПРИЗРАЧНОЙ СВОБОДЫ

Перечеркнем на карте путь,

 которым жили эти годы.

 Давай умрем, совсем чуть-чуть,

 чтобы чуть-чуть познать Свободу.

 Давай уснем спокойным сном

поверь - закончатся невзгоды.

Я лишь прошу - давай умрем,

чтоб наконец узнать Свободу.

Не помешает нам уснуть

дорожки слез и едкой соды.

Во сне умрем, пускай чуть-чуть,

как сладок поцелуй Свободы!

Никто сейчас или потом

отнюдь не станет кукловодом.

Как куклы мы с тобой умрем,

но души обретут Свободу.

Как Лара Доррен под огнем

 жалкий Крегеннан-из-Лёда,

С высокой целью мы умрем,

и ради призрачной Свободы.

И пусть высоких целей суть

с моралью вместе уж не в моде,

Давай умрем. Совсем чуть-чуть.

Нам нужно хоть чуть-чуть Свободы...

       

Автор: Чародейка Из Нильфгаарда
          Взято с  сайта "Стихи ру
ЗАРАНЕЕ ВСЕМ БЛАГОДАРНА,
С УВАЖЕНИЕМ И ЛЮБОВЬЮ 
Giyan
druzhbabokalibokali
roseroserose

Можно ли потерять себя в церкви. Часть 1.

Пожалуй, я не ошибусь, если скажу, что самой большой ценностью в современном мире считается человеческое “я”. С малых лет человеку внушают, что нет ничего важнее отстаивания им собственных интересов, нет ничего интереснее и прекраснее проявлений его индивидуальности, какими бы они ни были.

Нам говорят, что такое самоощущение — естественный и закономерный результат развития человечества, воплощение его самых светлых идеалов, которые были заложены в эпоху античности. Правда, сомнительность такого мировоззрения уже в античные времена (когда, кстати, представление о личности было довольно смутным) была очевидной. В еврипидовской “Медее” муж оставляет героиню, отнимает у неё детей, а саму её изгоняет, — потому, что опасается её мести. Но его представление о характере супруги оказывается неполным: на издевательский вопрос вестника: “Что у тебя осталось, гордая Медея?” она в ярости отвечает: “Я! И этого достаточно”, — и приступает к планомерному уничтожению людей: убивает соперницу, её отца и собственных детей. Вот такое видение человеческого “я” в его наивысшем проявлении оставил нам в наследство великий греческий драматург.

В нашем обществе с советских атеистических времён сохраняются некие стереотипы. Один из них провозглашает свободу личности вершиной человеческой культуры; второй указывает на Церковь как на институт подавления человеческой личности, всех её свободных проявлений.

К сожалению, стереотипы страшно живучи, причём чем больше они лишены обоснования, тем сильнее укрепляются в качестве прописной истины. Те, о которых мы говорим, приняты даже в самых образованных кругах, потому что при сколь угодно высоком образовательном статусе знания человека о христианстве и Церкви могут быть совершенно превратными. И поскольку сегодня в Церковь приходят, как правило, взрослые, вполне сложившиеся люди, то даже если они всерьёз ищут Бога, с уважением воспринимают то церковное учение, которое познают, они всё равно подчас спотыкаются об эти стереотипы и начинают задумываться: не теряет ли человек в Церкви собственное “я”?

Действительно, в Церкви внимание к слову “я” всегда было очень пристальным и настороженным. С одной стороны, признавая высочайшее достоинство человека как образа Божия, Церковь говорит о том, что каждый из нас индивидуален и неповторим. Индивидуальность — это то, что заложено в человека Богом: совокупность его талантов, способность к миропознанию, — и в таком понимании слово индивидуальность не несёт никакого отрицательного смысла.

Но современный мир называет индивидуальностью, собственным “я” нечто совершенно другое — то, что святые Отцы понимали под словом самость. Самость — это когда человек делает своё “я” мерилом всего окружающего, а в конечном итоге — всего мироздания, и все события, происходящие вокруг, других людей, их поступки оценивает именно через призму своего “я”. В этом смысле даже с точки зрения расхожего представления о человеческой нравственности самость — недостаток, понятие того же ряда, что и эгоизм. А с точки зрения святых Отцов воля человека, понимаемая как его самость, — медная стена между ним и Богом (преподобный Пимен Великий).

Нашему современнику, как правило, ещё не обладающему опытом духовной жизни, трудно это понять. И это неудивительно, потому что мы даже не сознаём порой, насколько катастрофично то, что бльшую часть информации об окружающем мире и о своей собственной природе человек получает сегодня из недостоверных источников, какими являются массовая культура, реклама и СМИ. Вся мощь этого потока направлена на то, чтобы взрастить в человеке непоколебимую уверенность в абсолютной ценности его собственного “я”. К чему это приводит?

На уровне своей внутренней жизни человек оказывается совершенно дезориентированным. Находясь на воображаемом пьедестале, он не может построить нормальные, здоровые, добрые взаимоотношения с людьми, тем более — предать свою жизнь Богу, довериться Ему. На другом уровне, во всех областях человеческой деятельности это всё складывается в парадоксальную ситуацию: первенство уверенно завоёвывает воинствующий непрофессионализм. И это неудивительно: если человек стремится утвердить своё “я”, свою индивидуальность как самое ценное, что есть на свете, то учиться необязательно, осваивать азы профессии, так называемую “школу” — излишне, изучать и учитывать опыт предыдущих поколений — напрасная трата времени. Сплошь и рядом мы видим: непрофессионал дерзает войти в сообщество профессионалов, просто заявив: “А я вижу это так”.

И люди, которые понимают, что это его «видение» не стоит выеденного яйца, что оно наивно и даже безумно, уже боятся называть вещи своими именами, поскольку их могут обвинить в неуважении к личности. Возникает лавинный эффект: человек случайно или преднамеренно встретился и поговорил с кем-то “нужным”, тот благодушно решил, что в речах его что-то есть, помог опубликовать нечто в газете, а то и выступить по телевидению... И дело сделано: отныне его будут и печатать, и приглашать, и представлять как философа-политолога-историка-культуролога (и очень скоро — со всесокрушающим довеском наш известный...). И даже не потому только, что критерии истинного знания размыты и что СМИ обладают колоссальной силой воздействия, но и потому что считается необходимым уважать право личности на личное мнение и на высказывание этого мнения. Правда, при этом заметно, что во всех проходящих в СМИ общественных дискуссиях некоторые выступающие “более равны” [1]...

Эффект “голого короля” из сказки Андерсена со временем не только никуда не исчезает, но наоборот, усиливается, — может быть, и потому, что не находится эфирного времени для ребёнка настолько наивного, чтобы он мог крикнуть: “А король-то голый!” [2]. Особенно заметно это на примерах так называемого авангардного искусства: вещи, которые на взгляд огромного количества людей являются всего лишь новым платьем короля, занимают места в музеях, о них пишут книги, их изучают, продают и покупают за огромные деньги. Из них даже устраиваются выставки в … притворах храмов.

Символом, знаковым явлением авангарда считается “Чёрный квадрат” Малевича. Мне всегда было интересно узнать, что на самом деле думал этот художник, видя такой ажиотаж вокруг своих бесчисленных чёрных (красных, белых) квадратов (крестов, кругов)? Очень показательно, что как на первой выставке, где был представлен “Чёрный квадрат” (в 1915 г.), так и на совсем недавних экспозициях, в состав которых он входил, подчёркивалось, что эта картина занимает место иконы в красном углу, что она создана в противоположность иконе [3]. Всё это, конечно, не случайно. Путь человека, каким видит его современное искусство — это путь к абсолютной самости, который не просто уводит творение от Создателя, заставляя забыть о Нём, но и придаёт безумную смелость бросать Ему вызов (Рече безумен в сердце своем: несть Бог [Пс 13:1]).

Невозможно отрицать, что древнерусская культура обогатила человечество несомненными шедеврами. А между тем её по праву можно назвать культурой смирения; наверное, это её главное основополагающее свойство. Но беда в том, что стараниями многих поколений общественных, политических деятелей и публицистов слово смирение в языке секулярного общества приобрело несвойственный ему смысл чего-то серого, умственно и эстетически убогого, заурядного.

На самом деле смирение — это глубоко укоренённое в сознании понимание сущности предстояния человека перед Богом. Смирение — это умение властвовать собой перед лицом Божиим, трезвое понимание своей роли в мире, причём не только относительно его Творца, но и относительно других людей, — и не только людей, но и всякой твари. Смирение человека творческого способствует расцвету его таланта, между тем как личностные амбиции зачастую ведут к творческой деградации. Вопреки распространённому мнению, уныл и однообразен — грех, ибо отец его, он же князь мира сего, пуст и бесплоден. Бог же как совершенный Творец одаривает смиренного творческим даром: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4:6).

Попытаемся рассмотреть, как именно проявляется смирение в культуре Руси, и начнём с речевой культуры. Обратитесь к любому памятнику древнерусской письменности — и вы увидите, что автор, летописец, переводчик, составитель, переписчик всячески подчёркивают, что их собственный труд совершенно ничтожен, незначителен. В этом — глубокое понимание того, что творчество есть дар Божий, а такое понимание влечёт за собой и искреннее самоумаление пред Богом. Оно ничего общего не имеет с униженностью; просто человек испытывает благодарность к Творцу и умеет трезво взглянуть на себя: Кто Он — и кто я?

Нужно сказать, что жёсткого требования анонимности письменной культуры в Православии нет. Творения отцов Церкви личностны; в православной гимнографии приняты указания на авторство: в богослужебных книгах перед текстом канона или стихиры обычно пишется, например, творение господина Иосифа. В самих текстах канонов имя их авторов может быть заключено в виде акростиха, так называемого краегранесия: первые буквы тропарей образуют соответствующее надписание.

В молитве перед отпущением грехов кающемуся священник называет себя недостойным, и это не фигура речи, а трезвая констатация. Точно так же ощущают своё недостоинство и те, кто создаёт произведения церковного искусства. Так, когда иконописец готовится к своему труду, он не только подбирает и грунтует доску и выбирает образцы, но и себя готовит постом и молитвой. Для него время написания иконы — это время духовного труда, предстояния перед Господом. И вот — с древнейших времён ни один иконописец никогда не ставил своего имени на иконе [4]. Это было немыслимым, потому что когда человек творил в Церкви, посвящая свой труд Богу, ему не приходило в голову каким-то образом отмечать своё авторство.

Современная текстология отмечает некоторые взаимозаимствования в книгах святых Отцов. Сегодня использование никак не выделенных цитат назвали бы плагиатом, автора укорили бы в использовании чужой интеллектуальной собственности. Но когда замечательный мыслитель и подвижник, подаривший миру удивительные по своей глубине толкования Священного Писания или описание аскетического опыта, вдруг вносил в свой текст “без кавычек” слова какого-то другого автора, это вовсе не было признаком творческой беспомощности — просто здесь этот текст был уместен, потому что очень точные слова относительно описываемого явления уже были найдены [5]…

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (Пс 113:9). Эти слова псалма были очень глубоко поняты и приняты христианскими авторами, ведь по мере духовного роста человека его чувство самости уступает место чувству общности в Боге.

Копи-Паст (скопировать-вставить) или ...(обновленное)

Давеча пришлось общаться на тему авторских прав, плагиата, копипаста... и прочей высокоинтеллектуальной сферы деятельности человека, которую очень сложно пощупать и иногда не возможно установить границы... начала и конца (те кто подумал про конец - это ваши мысли...) 
Термины (источник Википедия, русская версия) которые используются в заметке и комментариях:

Плагиат — умышленное присвоение авторства чужого произведения науки или мыслей или искусства или изобретения. Плагиат может быть нарушением авторско-правового законодательства и патентного законодательства и в качестве таковых может повлечь за собой юридическую ответственность. С другой стороны, плагиат возможен и в областях, на которые не распространяется действие каких-либо видов интеллектуальной собственности, например, в математике и других фундаментальных научных дисциплинах.

Наиболее часто плагиат выражается в публикации под своим именем чужого произведения или чужих идей, а также в заимствовании фрагментов чужих произведений без указания источника заимствования. Обязательным признаком плагиата является присвоение авторства, так как неправомерное использование, опубликование, копирование и т. п. произведения, охраняемого авторским правом, само по себе является не плагиатом, а пиратством. Пиратство становится плагиатом при неправомерном использовании результатов интеллектуального труда и присвоении публикующим лицом авторства.

В русском языке, ремейками в музыке называют заново записанные версии уже издававшихся композиций, причём когда оригинал и ремейк сделаны одним и тем же исполнителем или музыкальным коллективом (хотя бы при участии одного из участников). Однако, ремейки путают с кавер-версиями и даже с плагиатом. В случае, если один исполнитель делает свою версию композиции другого, без участия второго в процессе создания, то это называется не ремейк, а кавер-версия. Если же в новой версии используются фрагменты старой, то это называется ремиксом.
Трибьют-альбом или альбом-трибьют (англ. tribute, дословно: дань, коллективный дар) — музыкальный альбом, полностью состоящий из кавер-версий.
Не вдаваясь в подробности разговора хочу сказать, никто из нас, не считает плагиатом или копипастом такие варианты как фильмы "Криминальное чтиво" и "Тривиальное чтиво", "Достучаться до небес" и "Перед тем как сыграть в ящик",  "12 стульев", ну еще много всего в кино, в музыке  достаточно много песен было спето Пугачевой на западные хиты, Минаевым (который Сергей) на те же западные хиты (Песня "Вояж")... и мы не воспринимаем такое творчество как плагиат, или копипаст... При этом мы сами идем и покупаем пиратские диски, т.е. в желании съэкономить свои кровные, и получить духовное развитие при просмотре-прослушивании фильма, т.е. возвыситься духовно, тупо идем и покупаем ворованное... И что это морально? Ну для начала  при таких подходах не возможно будет достичь моральности, и таким подходом мы лишим любимых авторов возможности создавать новые шедевры... и самое главное, те кто продает ворованное - завтра украдут у вас, потому что вы как думающий и прогрессирующий человек, возможно создадите свой шедевр, но его цену сделают низкой, и опустят до состояния ширпотреба... 
Что бы научиться писать, рисовать, снимать - нужен материал, нужны идеи, мы эти идеи подсматриваем, что то додумываем, тот кто порисковей, докуривает или докалывается... у каждого свой путь... история этому подтверждение. и нет ничего плохого в том, что каждый кто несет светлое и доброе пытается работать и создавать, вначале стимулом выступает кто то,  но со временем, ученики превосходят своих учителей. 
Иногда хочется выучить некоторые фразы и обороты авторов, которых узнал здесь, но блин эти фразы сложны для запоминания мне, и мало запомнить, их нужно воспроизвести... да еще и в тему... а отсутствие ситуаций в которых это можно воспроизвести - ничтожно мало, т.е. отсутствует тренировка, и значит бесполезно запоминать... 
Р.С. Прежде чем написать, сверьтесь с пониманием терминов и слов, которые будете использовать в комментарии... Мне не сложно пояснить, но нет повода дискутировать по поводу терминов...
Заранее благодарен...