хочу сюда!
 

Marissan

37 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 30-41 лет

Заметки с меткой «история»

Достопримечательности Киева: языческое капище

Раскопал капище известный археолог Викентий Хвойка, живший в Киеве, в 1909 году. Скорее всего, капище связано с культом славянского бога Световида.

http://visitingkiev.com/dostoprimechatelnosti-kieva-yazycheskoe-kapishhe/

Коротко и ясно

А главное – фиг поспоришь. Хотя, вангую, найдутся спорщики, набегут попердеть в лужу.

Легенды Отрара


«Увиденное не сравнится с услышанным» - говорит нам арабская пословица.

      Счастливый случай привёл меня в апреле 1970 года в состав экспедиции археологов из Академии Наук Казахстана, в качестве художника, на раскопки городища Отрар. Руководил экспедицией академик Кемаль Акишевич Акишев. Из Алма-Аты, от здания Академии  отправился  караван из нескольких машин, путь которого лежал через бескрайние степи южного Казахстана к берегам Сыр-Дарьи.

         И вот перед нами: величественная Сыр-Дарья и грандиозный холм среди подступающих заливных лугов - городище, бывший великий Отрар! Необходимо было выбрать место для лагеря, установить палатки, наладить условия для работы экспедиции. Общение с учёными, историками, совместный труд на раскопках, всё это порождает бесконечное количество воспоминаний о деталях быта археологов и их работе. Сейчас мне хочется говорить о времени открытий для меня, погружения в тайну истории, о легендах, которыми овеян Отрар-Фараб.


Города возникали там, где шли торговые караваны Великим Шелковым путём, тысячелетиями существовавшим между Китаем и далёким европейским миром. Изначально строились караван-сараи, где странники могли отдохнуть после утомительного пути. Вокруг них, естественно, возникали города и начинали жить своей жизнью. Развивались торговля, ремёсла. Города давали приют людям разных культур, языков, религий. Расцветал восточный базар - сердце средневекового города, где можно было найти товары со всего мира. Существовал и особый товар - книги. Люди, испытывающие жажду знаний, заказывали купцам из разных стран книги, имеющие в то время огромную ценность. В Отраре, по преданию, была огромная библиотека, которая воспитала и дала миру великого учёного Востока - Абу Наср Мухаммеда аль-Фараби. Нисба (указание в его имени города, откуда родом учёный), навсегда прославила Фараб.

      Аль-Фараби в юности ушёл из родного Весиджа (пригород Фараба) в долгий путь. Он останавливался в разных городах, знакомился с учёными, использовал любую возможность овладеть всеми доступными знаниями. К концу жизни (закончил он свои дни в Дамаске), он владел 70 языками, им было написано около 160 философских трактатов. Аль-Фараби ввёл в арабскую культуру труды великого грека Аристотеля, учителя Александра Македонского. Аристотель до сих пор восхищает учёных своей эрудицией, на Востоке его называют «Первым учителем». И только Аль-Фараби, через 1200 лет удостоился звания «Муаллим  ассана» - «Второй учитель» после Аристотеля. Я знаю, что и сейчас учёные обращаются к текстам Аль-Фараби в поисках великой истины, сказанной Учителем на древнем для нас языке, проникая через наслоения переводов, которые иногда приносят изменения в смысл сказанного им.

Воссоздание истории Отрара – творческий процесс, нужны годы упорной работы талантливых археологов, чтобы приблизиться к осознанию реалий жизни города разных периодов современным человеком. В тот период мне было доступно немногое: напряжённая работа в раскопе рядом с рабочими, выносящими  землю  в отвал, радость от неожиданных находок – осколков керамики, фундаментов зданий, а также монет и других предметов. Постепенно приходило понимание значимости каждого события в общем процессе раскопок. Вспоминаю, что иногда к раскопу на холм поднимался на лошади чабан проходящего мимо стада, какое-то время наблюдал за нашей работой, спрашивал: «Ну что, нашли золото?» Все улыбались, и он возвращался к своему ежедневному кочевью. Керамика – одна из самых важных находок для археолога, позволяющая восстановить очень много сведений о времени, уровне жизни людей, их искусстве.

           Она сохраняется почти не изменяясь, в отличие от других материалов (дерево, железо), помогает датировать слой, который вскрывается при раскопе вместе с другими находками. В лагере археологов главная моя работа состояла в зарисовывании керамики, изображений на ней и составлении таблиц с находками. Их вечером привозили из раскопа к моей палатке пропылённые рабочие. А позже, к ночи, приходил археолог Карл Молдахметович Байпаков (сейчас - академик, автор многих трудов об истории Казахстана, а тогда помощник Кемаля Акишевича, молодой историк), и, разбирая груду найденных за день предметов, составлял план моей работы с ними на завтра.

          В раскопе - постоянная интрига. Вот показалась из земли верхняя часть хума - огромного керамического сосуда для хранения зерна - значит, в этом месте можно найти много интересного. На километры от городища можно наблюдать среди травы, вымываемые из земли черепки и другие предметы человеческого быта. Археологами установлено правило - всё, что люди находят в районе раскопок, принадлежит истории и требует изучения. Это должно быть сдано в архив экспедиции и зафиксировано. Вспоминается, как неожиданно в раскопе обнажился верх человеческого черепа. Значит - повышенное внимание к этому месту! Однако молодые рабочие, выносившие носилки с землёй мимо, немного повредили находку.

       Немедленно археолог Лев Ерзакович своей властью остановил работы, юноши были отправлены в лагерь и мы вдвоём с ним, в течение почти двух дней, осторожно раскапывали это необычное захоронение. Открылось 18 человеческих черепов, установленных рядом на груду костей. Всё это, по мере появления, я зарисовывал, потом всё фотографировалось, упаковывалось мягким материалом и очень осторожно укладывалось в коробки для транспортировки. За этим процессом постоянно наблюдали и другие археологи, наезжавщие в раскоп.

       Вечером второго дня, когда работа была закончена, Лёва (мне приятно так называть этого великого человека, уже ушедшего из жизни) долго молчаливо сидел в раскопе, наблюдая закат, и потом сказал мне: «Я думаю, что так поступали люди, возвратившиеся для жизни в город после страшных нашествий, погромов, пожаров, когда всех жителей, которые сопротивлялись – убивали, остальных угоняли в рабство.

      Первое, что должны были сделать возвратившиеся - это собрать останки людей и предать их земле. Ты не понимаешь, что это за ценность и сколько поколений этнологов, антропологов, историков будут работать с этими находками. Слой, где было это захоронение, датируется 13 веком, это могло быть возвращение людей в Отрар после монгольского погрома.

С этим городом связано очень много великих исторических событий.

         Возле Отрара находится мавзолей Арыстан Баб, великолепный памятник первому учителю и наставнику почитаемого на Востоке - Ходжи Ахмета Ясави. Волей Тимура в самом конце 14 века в Ясах (Туркестане), находящемуся севернее Отрара, был построен величественный мавзолей и самому суфийскому поэту и проповеднику ислама Ходжи Ахмету Ясави, которого Тамерлан бесконечно почитал. По красивой легенде, могущественный эмир приказал своему бесчисленному войску построиться в цепочку от Самарканда через всю степь и передавать кирпичи от воина к воину. На место строительства он посылал из своей столицы лучших мастеров.

       Существует ещё одна легенда, что Отрар и Ясы соединял подземный ход. В Отраре же прошли последние дни «Железного Эмира», «Поработителя народов» эмира Тамерлана. В 1405 году его 200-тысячная армия должна была выступить на Китай, но в феврале этого года, переправляясь с охраной через Сыр-Дарью, Тимур провалился под лёд и жестоко простудился.

             Доставленный в Отрар «Великий хромец» через неделю скончался. Поход великой армии был отменён, эмира тайно отправили в Самарканд, где началась схватка за его огромное наследство. А Отрар ещё не раз подвергался набегам и возрождался. Прекратил он своё существование после осады, погрома и разрушения войсками джунгарского хана Галдана в 80-х годах 17-го века. Джунгарами была разрушена ирригационная система города, а после их ухода, немногочисленные возвратившиеся жители, восстановить её не смогли. Отрар окончательно опустел…

В следующем 1971-м году, весной, я снова был с археологами в Отраре. В этом сезоне я жил и работал в юрте, поставленной в лагере археологов. Находиться в юрте, по сравнению с палатками, которые раскалялись днём от солнца и горячего дыхания расположенной рядом пустыни Кызыл-Кум, было несравнимо комфортнее. Я уже больше знал, мог, ставил для себя новые задачи как художник.

После месяца работы на раскопе я отправился в путешествие по Средней Азии. Археолог Лев Ерзакович, с которым мы много беседовали, помог мне составить маршрут этого путешествия, дал ценные  советы и рекомендательные письма. Отрар, Чимкент, Нукус, Куня-Ургенч, Хива, Бухара, Самарканд, Ташкент, Алма-Ата. Это были мои незабываемые кочевья, где на пути, кроме запланированной программы,  было множество счастливых встреч, о которых нужно рассказывать.                                           

 

 Виктор Поликарпов

 

 

История Киева из одного окна…

В самом центре Киева, у подножия Черепановой горы…

Для тех, кто не в курсе, Черепанова гора - это историческая местность Киева, природное возвышение между улицами Эспланадной, Анри Барбюса, Госпитальной и Евгения Коновальца.

По сути это один из 7-ми святых холмов Киева, на которых и стоит наш Вечный город…
 
Кутузовский след. 

А начиналась вся эта история сразу после Кутузова. Да, да, того самого Кутузова, который сжег Москву, но пощадил Киев. Мало кто знает, что М.И.Кутузов был генерал-губернатором Киева. А в XIX веке Киев был, прежде всего, одной из самых мощных крепостей в Европе. Не зря даже Наполеон решил его «пока не брать». 

В Киев М. Кутузов прибыл в октябре 1806 г. и сразу поселился в Царском дворце на Печерске (это ныне – он Мариинский дворец,  а тогда он звался ни много ни мало Царским). Для сохранения исторической справедливости отметим, что киевляне встретили нового начальника тепло, даже устроили ему небольшой "несанкционированный" триумф так, что даже часть дороги несли его на руках. Дорогу же усыпали цветами... Видимо поэтому Киев произвел на генерала неизгладимое впечатление. До конца жизни Кутузов с особой теплотой отзывался о Киеве. Особенно поразили Кутузова многочисленные киевские парки. Так, в одном из писем он писал, что парк перед царским дворцом большой и хорошо ухоженный, и что он каждый день с удовольствием совершает по нему прогулки.
На фото фонтан в Мариинском парке в 1900 году
 
Итак, 13 ноября 1806 года генерал от инфантерии Михаил Голенищев-Кутузов вступает в должность Киевского военного губернатора с поручением заниматься также и гражданскими делами.
По его инициативе в 1807 г. свечное освещение улиц было заменено масляными фонарями, отчего вечерний Киев стал ярче и наряднее. Появлением первой в городе гимназии Киев также обязан М. Кутузову: это учебное заведение открылось в 1809 г. на Подоле.
Гимназия была мужской, курс обучения в ней длился пять лет, а среди преподавателей были известные ученые того времени – например, один из первых украинских археологов Максим Берлинский, автор фундаментальной «Истории города Киева». 
Школа для девочек открылась в Киеве также благодаря заботам Кутузова, и стала первой не только в городе, но едва ли не первым учебным заведением для девочек вообще во всей  Российской империи! 

Институт благородных девиц в Киеве на старой фотографии конца 19-го века.

Главное не путайте "Пансион мадам Нино" из бессмертного произведения «За двома зайцями» и Институт благородных девиц.

Как ни странно, генерал внес свой вклад и в развитие театральной жизни города. Военный губернатор лично курировал недавно построенный Городской театр (тогда он находился на Крещатике), присутствовал на всех премьерах. Именно при М. Кутузове у горожан вошло в привычку регулярно посещать спектакли. Как результат, в Киеве начали гастролировать труппы из других городов, благодаря чему местные театралы находились в курсе всех театральных новинок.
Как известно, искоренить взяточничество в Российской империи было не под силу никому (как, впрочем, и теперь в Украине). Но вот сильно уменьшить масштабы этого явления в Киеве Михаил Илларионович сумел, требуя решительного и неукоснительного соблюдения закона. Сам полководец взяток не брал и не давал, чем снискал славу порядочного человека.

Более того находясь в Киеве, Кутузов, опираясь на поддержку военных, сумел значительно снизить бытовую преступность. Полицейские наряды, усиленные военными, эффективно трудились во время знаменитых Контрактов, когда в город со всей Украины из России и даже из-за границы съезжались не только дворяне, купцы и промышленники, но и воры, барышники, спекулянты, просто проходимцы. Кроме того, во время Контрактовой ярмарки Кутузов приказывал осуществлять и обязательное поочередное ночное дежурство на той или иной улице ее жителей, что способствовало значительному уменьшению случаев кражи привезенного на ярмарку товара. Контракты 1807 года прошли безупречно.
 На фото Контрактовые ярмарки 1900 года

Но, как это часто бывает, российский царь обратил внимание на "полезную деятельность" Кутузова в Киеве и, видимо, посчитав, что его успехи слишком выделяют Киев, отправил Кутузова на фронт. Киев нелегко простился с Кутузовым. Но дело в том, что еще долго после отъезда Кутузова из Киева он де-юре оставался Киевским военным и гражданским губернатором. Указы Сената по-прежнему шли в Киев на имя Кутузова. Так продолжалось до 1810 года, пока в Киев не прибыл новый генерал-губернатор Михаил Андреевич Милорадович, который так же сыграл позитивную  роль в истории Киева, но это совсем другая история.
Вернемся к центру Киева, и к подножию Черепановой горы…

Название «Черепанова гора»
Название «Черепанова гора» возникло после 1815 года, когда киевским гражданским губернатором был Павел Сидорович Черепанов (здесь располагалась его усадьба). Впоследствии на горе разбили Алексеевский сад, но об этом остались одни воспоминания, так как на месте парка-сада теперь … стадион.
Ключевой улицей этого района была улица Эспланадная.
Улица возникла в 30-40-х годах XIX века на так называемом Военном пути, соединявшего Новую Застройку и Саперную Слободку. Она начала заселяться в середине XIX века. Вместе с нынешней Анри Барбюса Эспланадная составляла единую улицу и называлась Прозоровская. Название произошло от фамилии фельдмаршала князя Александра Прозоровского.
На этой улице сохранилось несколько домов дореволюционной застройки. Один из них - доходный дом, принадлежавший купцу Андрею Петровичу Слинко (№ 30). В нём в 1902-1904 годах жил писатель Михаил Булгаков.


Киевские дома порока.
Примечательно, что во второй половине XIX в. на этой улице размещались дома порока, которые переехали сюда с Андреевского спуска и местности Кресты (район современной улицы Суворова). В 1885 году там произошёл громкий скандал - в одном из таких домов умер тогдашний гражданский губернатор С. Н. Гудим-Левкович. Из-за этого генерал-губернатор А. Г. Дрентельн приказал перенести все дома порока на окраинную улицу Ямскую (это район Протасового яра).
И вот в 1930-е годы в результате строительства стадиона (ныне НСК «Олимпийский», а в прошлом - Красный, впоследствии им. Н. С. Хрущева, позже - Республиканский стадион) на отрезке между улицами Эспланадной, Саксаганского и Деловой образовалась перерыв в пролегании Прозоровский улицы. 

Что еще можно сказать про самый центр Киева, у подножия Черепановой горы.

История Черепановой горы

В 1913 году близ Черепановой горы была устроена Всероссийская промышленно-сельскохозяйственная выставка, для которой лучшие архитекторы Киева возвели высокохудожественные деревянные и каменные павильоны.
На фото Всероссийская выставка 1913 года, вид нижней площадки. Черепанова гора, Киев.
Обратите внимание на красоту и масштабность  фонтанов, которые и сейчас бы служили украшением города.
  
В 1920-х годах здесь находился «Красный стадион». 1937 началось строительство нового стадиона (теперь - НСК «Олимпийский»). На Черепановой горе расположены Национальный университет физического воспитания и спорта Украины, гостиницы «Русь», «Президент-отель Киевский», а под самой Черепановой горой - Дворец спорта.
На фото Киев 1960 год. Вид с Черепановой горы. Небольшое здание справа возле забора - кассы стадиона, дальше видны купола Троицкой церкви, разрушенной в 1963 году...
 
У подножия Черепановой горы расположен один из красивейших костелов не только Киева и Украины, но и Европы. Интересно, что для строительства костела В.В. Городецкий применил революционный для того времени строительный материал — ЖЕЛЕЗОБЕТОН!!! Вот такое ноу-хау! Тем не менее, Николаевский костел — одно из самых красивых сооружений ХХ века — построенный в стилизованных готических формах с высокими стрельчатыми шпилями, отличается стройными пропорциями, легкостью, ясностью композиционной структуры.

А в наши дни на перекрестке нынешней Деловой (бывшей Димитрова) и Анри Барбюса возле НСК «Олимпийский», выросла изящная башня «Тетрис холла». Это здание словно сложенное  из детских кубиков, разительно отличается от приевшейся помпезной архитектуры новых домов, так называемой, элитной недвижимости. Хотя элитной их делает только расположение. Но, не «Тетрис холл». Это действительно  новое слово в престижном сегменте рынка киевской недвижимости.
Кажется, что керамо-гранитные плиты разных оттенков, разной фактуры и цвета установлены в хаотичном порядке. Но, на самом деле они не просто создают уникальный рисунок фасада «Тетрис Холла», а действительно играют воображением. Это невероятно, но в доме использованы близко 120 типов остекления свето-прозрачными конструкциями, из-за этого в доме нет ни одного одинакового окна! Представляете 120 уникальных окон! А когда в ночное время включается подсветка фасада, эти 16 тысяч оттенков цветов складываются в неповторимую картину. 

И все- таки основная достопримечательность Черепановой горы это НСК «Олимпийский». Кстати Днем рождения стадиона считается дата 12 августа 1923, когда на "Красном Стадионе имени Л. Троцкого" были проведены первые соревнования первой Олимпиады Киевщины.

Его множество раз перестраивали и переименовывали, и, тем не менее, он такая же важная часть истории Киева, как футбольный клуб «Динамо», или район Черепановой горы…


Вот такая вот история Киева из одного окна…

 На фото Киев 2016 вид на НСК "Олимпийский" из окна ЖК "Тетрис Холл"

Семейная история, часть 2

(продолжение, начало здесь)


Солнце уже заканчивало свой ежедневный путь, когда Тимофей вместе с кобылой дошел до панского сада. Раненая нога животного была обмотана какой-то тряпкой, из-за чего движение лошади было сильно замедлено. Мальчишка,  постоянно забегая наперед, то и дело поправлял импровизированную повязку, чтобы не свалилась примочка. В подол рубахи, выбившейся из коротковатых штанов, накрепко был завязан подаренный Афанасием Никаноровичем пятак. Чуть поодаль виднелись поля, с которых уже возвращались жнецы. Кто-то из них затянул протяжную песню, которую слаженно подхватили несколько голосов. Трудовой день был окончен, люди спешили к своим очагам. Многим предстояли еще и домашние хлопоты, которых не могли выполнить оставшиеся дома дети или старики, но все же от идущих уже веяло усталостью, покоем и некой радостью. Радостью от того, что на сегодня окончен тяжкий труд, что вскоре каждый окажется в своем доме, где ждет простая, но сытная еда, что завтра – воскресенье, и можно будет сходить в церковь, а потом заглянуть в гости к родственникам или поехать в город на ярмарку.

­– Тимофію, а ти тут чого? – размышления парня прервал отцовский голос. – Куди це ти на ніч глядя ідеш? Це що, панова кобила?

Остап Безрук был еще крепкий мужчина лет сорока, довольно высокий, хотя уже немного сгорбленный от тяжелого труда и рабской доли. Цепкий взгляд из-под седеющих бровей моментально оценил представшую перед ним картину, не пропустив ни малейшей детали.

– Що з конякою? – опустив на землю косу, Остап принялся торопливо, но осторожно, разматывать тряпку на лошадиной ноге. Кони с детства были его страстью. Казалось, нет ничего, чего бы он не мог знать про этих прекрасных животных, но к сожалению, работать на панские конюшни его так и не взяли, а отправили как и всех – в поля. Своего коня в хозяйстве Остап не имел, потому единственной его радостью, а заодно и небольшим доходом было лечение казацких коней, коих, на счастье, было немного. Ни одно событие на свете не заставляло этого человека страдать сильнее, чем мучения животных, особенно тех, которым он не мог помочь.

– Так що з конякою стало, я тебе питаю? – Остап повторил свой вопрос задумавшемуся сыну. Тимофей взрогнул, и стал рассказывать про события сегодняшнего дня: и как пан бил кобылу кнутом, и как он,  Тимофей, заступился за животное, и как пан поручил лошадь его заботам и даже дал пятак на пряники для Олеси. А потом, переминаясь с ноги на ногу, рассказал, как полез в отцовский ящик с травами для лошадей, и как сделал примочку, чтобы унять боль и облегчить кобыле дорогу до конюшни.
Остап слушал, не перебивая, и лишь качал головой. Чего-чего, а такой же любви к лошадям, как у него самого, он в сыне раньше не замечал. Даже не подозревал,  что тот на лету схватывал все его знания и перенимал умения. Ведь для примочки он выбрал именно те травы, что были нужны, и ногу животному замотал хоть и не так крепко, как нужно, но все-таки правильно.
Да и обращался с лошадью так внимательно и чутко, что та послушно позволила и очистить болезненную рану, и наложить повязку, и спокойно шла немалый путь к усадьбе.
– Ох, синку… Що я
тобі скажу. Молодець, що заступився за коняку, але що далі буде, як пан протверезіє, не знаю. Дай Бог, щоб минулося.

(продолжение следует)

R_

R_

Советские типы 1957-64 гг. на снимках из Виргинской коллекции

Оригинал взят у visualhistory в Советские типы 1957-64 гг. на снимках из Виргинской коллекции
Оригинал взят у amyatishkin в Советские типы 1957-64 гг.

Просто фотографии людей на улицах, рынках и тд.
Сделаны иностранными туристами (пока неясно - одной туристкой, семьей, или несколькими людьми).
Фотографии сделаны в 1957, 1958, 1964. Азиатские может и попозже. Попробовать подсмотреть год можно по названию файла, вот только атрибутировано там очень выборочно и сомнительно.
Всё сильно кликабельно.

1



2


3. Почему-то иностранцев несло к православным святыням. А там всякое водилось.


4


5


6


7


8


9


10


11


12


13


14


15. А тут иностранные туристы, судя по камере. А судя по шляпе - американцы.


16


17


18


19


20


21


22


23


24


25


26


27


28


29


30


31


32. Какой-то художник от слова худо


33


34


35


36


37


38


39


40


41


42


43


44. Харьков, станция Малой ЮЖД.


45


46


47


48


49


50


51


52


53


54


55


56


57


58


59


60


61


62


63


64


65


66


67


68


<

Неожиданная Москва 1964 года. Или Ярославль?

Оригинал взят у visualhistory в Неожиданная Москва 1964 года. Или Ярославль?

Подключаюсь к разбору слайдов из архива цветных фотографий Вирджинского ун-та .

Это из ящика "Москва 1964 года":
1964 Москва.jpg

Оригинал

Кто узнает место?
И вообще, Москва ли это? В том же ящике я нашёл зимние снимки Ярославля и Ростова Великого.

Не менее колоритный снимок - "Продовольственный ларёк №7":
img1886.jpg

Оригинал

Знатоки непременно опознают.

Пруд какой-то:
img1885.jpg

Оригинал

Просто уникальный материал, если учесть, что 99% всех старых цветных слайдов приходятся на центр Москвы или туристические объекты окраин.


Москва.

Оригинал взят у albinos76 в Москва.
Год даже предположить не могу,
Подобные в сообществе уже были.
Но чуть другие ракурсы.









Олигарх Михаил Терещенко

В журнале "Фокус" -- интересная статья о Михаиле Терещенко. С фотографиями. Рекомендую.

Миллиардер, последний глава Временного правительства, личный враг Ленина и Гитлера.
Невероятная история Михаила Терещенко, рассказанная его внуком Мишелем,
нынешним мэром Глухова Сумской области.

Семья Терещенко была столь богата, что в Глухове и в Киеве, где были её основные активы, шутили: «Сначала Терещенко возводили соборы для крещения своих детей. Когда дети подросли, начали строить для них гимназии и университеты, а потом — банки и конторы, чтобы им было где работать». 38 сахарных заводов, десятки тысяч гектаров пашни, сотни тысяч рабочих. В те времена едва ли не каждый десятый украинец работал на семью Терещенко. Когда Михаил возглавил эту торгово-промышленную империю, ему было всего 16 лет.
Завистники утверждали, что Терещенко сказочно разбогатели, найдя знаменитый клад гетмана Полуботко, во времена которого Глухов был столицей Украины. На самом деле основатель династии, купец Артемий Терещенко, заработал свой первый миллион на поставках в русскую армию во время Крымской войны 1853–1856 годов. Передавая управление финансовой империей трём сыновьям, он неожиданно поставил условие: отдавать «для пользы общества» 80% чистой прибыли. Это правило неукоснительно соблюдалось всеми его потомками.

https://focus.ua/long/356784/