хочу сюда!
 

Ксения

38 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 40-45 лет

Заметки с меткой «судьба»

Разговор с зеркалом...



Я снова здесь, стою пред тобою,
И вопрошая, вновь в тебя смотрю!
Дай мне ответ, о зеркало седое,
Мне предскажи теперь Судьбу мою!





Я знаю, все ты видишь, все ты знаешь!
Мои секреты, страхи, и грехи …
Но все равно тебе, ты не страдаешь,
 Тебе терзанья не знакомы боли и тоски!


Дорога в дивный мир, привет из Зазеркалья,
 Лишь хрупкое стекло – прочнее грани нет!

Ты помоги найти ответ, и дай мне знанья,
 Что б от превратностей Судьбы найти иммунитет!


тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо, стр.№7

навеяно заметкой о мороженом за 6.66

Помню, один очень знающий чел ответил мне на вопрос о том, как он сам относится к приметам и народным забобонам:
«Мы перерождаемся до тех пор, пока не отработаем законы жизни, полагающиеся любой живой душе, чтобы выполнять их без нарушений т.е претензий к нам со стороны других людей или самой Природы. И в процессе нашей жизни Природа нам подает знаки, облегчающие наш путь и отработку законов.
Приметы — и есть такие знаки, т.е. это мелкие безобидные события, признаки, говорящие о более значимых, зачастую судьбоносных событиях. Главное: каждый человек уникален, из-за и набор знаков для него скорее всего уникален. Поэтому неправильно считать, например, пробевжавшую поперек черную кошку плохой приметой. Для кого-то может это так и есть, но также может иметь значение с какой стороны она перебежала, побежала ли дальше или села, почесалась за ухом или начала выкусывать под хвостом.
Это говорит о том, что человеку просто нужно уметь наблюдать и смотреть, чтобы понимать, что ему говорит Жизнь и изучить тот язык, на котором именно с ним говорит его Жизнь и Судьба. Изучать универсальный язык "народные приметы вообще" не очень разумно — на нем говорит немного людей»
.

Но поскольку на самом деле мы и есть создатели своей Жизни и своей Судьбы, то и знаки мы создаем себе сами и настолько слепы, что не видим их )

Смотрите под ноги, друзья )

Козинская "Осень"



       "Рано или поздно придется помереть, но лучше всё-таки, если бы попозже" - это слова одного из последних романсов Вадима Козина. Он и умер "попозже" - в 91 год, хоть жизнь его и не баловала.
[ Читать дальше ]

В свободное падение...



Я, падая в пропасть, минуты считала,
Разбиться в осколки хотела «стеклом»
И вдруг, в один миг я счастливою стала,
Согрета теперь я душевным теплом!

Не стоит страшиться свободы полета,
Ведь Жизнь - басполезна, а Смерть - не страшна!
Вопрос же «зачем здесь, откуда и кто ты…»
Решить не судилась… моя ль в том вина…?!

Не страшно мне падать, не холодно в ветре,
И бездны безвестность меня не страшит!
Вся Сила в Свободе, вы только поверьте,
 Судьба – не «злодейка», она все решит!



P.s.  Все,  что Вы   сейчас   прочли, является  
всего лишь  художественным  произведением
в  жанре  готики, но  я  ни  в   коем случае  ни  на что  не  
намекаю и уж  конечно,  не призываю  ни  к   каким  действиям.


Саундтрек "Прыгай вниз"

группа "Akado"


Сказ про других ветеранов

1.
В далеком босоногом детстве, когда мои штанишки были все время коротки а ссадины на коленках не успевали заживать, жил на нашей улице один старик.
Старик жил анахоретом, совершенно один в мрачном неухоженном доме. В доме все время было выбито стекло. Это было делом рук какого-нибудь сорванца, типа меня. Считалось большим подвигом запустить камешком в окно старику, выломать штакетину из забора или еще каким-нибудь способом досадить старику.
Дело в том, что среди пацанвы было распространено убеждение, что старик служил полицаем при немцах. Большего преступления в те времена нам пацанам было и представить трудно. По-ли-цай... Слово отдавало мраком и металлическим привкусом крови. Воображение рисовало жуткого упыря, творящего немыслимое насилие над соседями в пределах данной немцами полицаю власти. Даже фашисты в моем сознании были куда гуманнее. Они были прямыми, бесхитростными железными солдатами. А вот полицаи - другое дело. К примеру полицай мог до смерти защекотать ребенка (в то время я жутко боялся щекотки), буквально обрекая его на мучения, когда ни вырваться из его лап не было возможности, ни дать сдачи не было сил. Дело в том, что когда человека щекочут, то он смеется не переставая и задыхается - силы уходят из рук, ног и даже челюстей - нет сил для отпора.
Так вот, вредили мы этому старику всей ватагой и наперегонки так, что он не успевал стеклить окна и вставлять штакетник. Теперь я понимаю, что никакой доблести в наших шалостях не было, что мы были простыми малолетними хулиганами, что мы просто травили старого человека, жизнь которого не сложилась. Когда старик кричал на нас и пытался догнать сорванца, он только выражал свое отчаяние, без всякого намерения его воплотить. Он мог бы поймать любого из нас и надрать ему уши или отхлестать крапивой, но подозреваю, что у него не было такого права. Он мог бы нажаловаться нашим родителям и они бы надрали нам уши или отхлестали крапивой, но и на это у него не было права.
А все потому что был этот старик изгоем в своей среде. Соседи обходили его стороной и никогда не подавали руки, только изредка кивали в знак приветствия - он оставался живым человеком не будучи равным, не будучи даже полноценным.

Когда на чудесный весенний праздник я в новой рубашечке шагал на параде со своими дедами, увешанными орденами и медалями, то иногда примечал темную фигуру старика в глубине его двора. Вся его фигура выражала отчаяние, бессильную злость и обиду, от нее веяло отчужденностью и обреченностью. Он был как туча на горизонте светлого праздника, внося темные контрастные тени и диссонанс на яркое полотно.

2.
Спустя многие годы, когда коленки безнадежно зажили, лихость и удаль сменилась тройкой в четверти, а в голову подло и коварно полезли одноклассницы с бантиками, я узнал что старик умер.
Его тихо и незаметно похоронили на кладбище, а я задумался над его судьбой.
Что такого случилось с этим стариком, почему он так тяжко и уныло доживал свои дни? В чем крылась причина его бедственного положения? Где истоки его ошибок и как сделать так, чтобы его ошибки не повторились?

Дедок действительно был полицаем. Каким-то мелким и незначительным, но полицаем. Был лояльным к оккупационной власти фашистов и безусловно на их стороне. Но насколько жгучим было его желание служить немцам, какая мера ретивости и злости была в его службе? Этого я не знал.
Тогда я сделал то немногое, что могло бы пролить свет на обстоятельства его жизни в те далекие годы.

3.
С первыми днями войны все мужчины уходили на фронт. Военные комиссариаты пристально следили, чтобы это были именно мужчины и чтобы они попадали именно на фронт, а не по ошибке куда-нибудь ... на пляж к примеру. Понятно, что у этих мужчин были разные жизненные обстоятельства, разные неоконченные дела, хозяйство и даже молодые жены, очень красивые и с бантиками. Все эти дела, и даже жен с бантиками мужчины должны были бросить и пойти в неизвестность, на войну. При этом людей, которые вели их на фронт они совсем не знали(не то что жен с бантиками) и даже имели основания не доверять им. Ну правда, кто им эти командиры? Разве у командиров могут быть такие шикарные бантики как у жен?
Но дело обстояло очень серьезно и все понимали, что идти надо. И вот они прощались с хозяйством, в последний раз задавали корм курам, уткам и корове Мурке, целовали жену с бантиком и уходили. Жены конечно ревели вслед, заламывали руки и сквозь слезы накладывали в котомки неизвестной фирмы разную снедь на дорожку, свитера, носки собственной вязки и табачок со своих плантаций в кисете с вензелем. Жены, которые удачно сфоткались с бантиком на фоне ковра, обязательно ложили в котомку фотографию; если жена получилась не очень, или была без бантика, она все равно ложила фотку в котомку - такой порядок, ничего не попишешь.
Так вот, не все разделяли такой порядок вещей, не все считали "надо значит надо", не все рвались в бой и лучились энтузиазмом. Были люди ленивые, были даже такие, которые не хотели идти на войну и считали что хозяйство и жена с бантиком важнее чем какая-то война. Этих приходилось уговаривать, убеждать и даже слегка подталкивать. Но очень продуманные и убежденные находили причины, мотивы и лазейки в законодательстве - и на войну отправляться отказывались наотрез. Дескать, "не я эту войну начинал не мне и расхлебывать", "пусть Сталин идет, или Пушкин", "а нас и тут неплохо кормят". С такими поступали и вовсе сурово, согласно военного законодательства и подзаконных актов, несокрушимых никакими адвокатами. Их хватали руками и без всякого почтения и котомки ставили в строй.

Но отдельные, особо продвинутые мужики оказывались в стороне от процессов. Они категорически ложили с прибором на войну, просекали тему как отпетлять и откосить, надежно прятались в сухом прохладном месте - оставались дома одним словом. При этом они конечно рисковали. В первую очередь они рисковали испортить отношения с действующим законодательством, с властью и односельчанами. Они нарывались на крупные неприятности и нуждались в дополнительном времени на обдумывание истории, в которую вляпались.

4.
Примерно через 4 месяца в селение вошли немцы. За это время наш герой хорошенько подумал, осознал весь антагонизм, который разделял его с другими мужиками, ушедшими на фронт без него и пришел к логическому выводу - надо как-то жить дальше, без мужиков, бросивших его одного под косые взгляды их жен с бантиками. "Ах так! Ах вот вы как со мной!" - подумал мужик и шагнул навстречу своей судьбе, прямо в теплые лапки германской оккупационной власти.
Немцы обрадовались, приняли его с распростертыми объятиями, напоили чаем и угостили шоколадкой. Не то чтобы им было не жалко шоколадки и они мечтали накормить кого-нибудь из местных аборигенов немецким лакомством - нет конечно же! Шоколадки было мучительно жалко, они бы предпочли слопать ее самостоятельно. Но немцы были прагматиками и понимали, что лучше угостить шоколадкой туземца, чем вникать во все хитросплетения их туземных обычаев и отношений, лучше пожертвовать кондитеркой чем временем, которое понадобится на то, чтобы разобраться что к чему в этом селении, кто на что способен и откуда ждать подвоха. У них отпадала необходимость бегать по дворам и опрашивать жителей, кто разбил окно в комендатуре. Можно вызвать мужика и поставить задачу - или находишь виновного или стеклишь окошко самостоятельно - просто и доходчиво, в одном флаконе агент и стекольщик.
Мужику в свою очередь был свой резон от симбиоза с новой властью. Он получал шоколадку, избавлялся от жуткого четырехмесячного кошмара, когда он вынужден был прятаться от призыва на пыльном чердаке, и самое главное - он переходил на легальное положение. Он больше не скрывался, больше не боялся и мог припомнить все косые взгляды, брошенные в его сторону односельчанами. Потому что он сидя на чердаке имел много свободного времени на воспоминания и накопил недюжинный потенциал для активных действий.
Какими были эти действия теперь уже никто не вспомнит.

Но все хорошее, что выпадает на долю человека, рано или поздно кончается. Через два года оккупации в селение вошли те самые мужики, которые покинули его 2 года 4 месяца назад. Они пришли совсем обношенные, без свитеров и носков, без снеди, выданной им женами с бантиками в первые дни войны и с изрядно потрепанными фотками своих жен на фоне ковра. Они пришли за новыми фотками!
Тут они узнали что в их отсутствие в селении хозяйничал чувачок, не пожелавший идти с ними на войну, побрезговавший, так сказать, их обществом. Ребятам становится обидно и они вынимают с чердака своего бывшего кореша...

5.
Дальше в повествовании наблюдается небольшой антракт и мы видим нашего мужика уже совсем в другом месте. Его все-таки забрали из родных мест и повели куда надо, опять же против его желания.
Но вопреки всем ожиданиям мужик никуда не сгинул в грандиозной неразберихе тех лет. Он снова появился на арене спустя долгие-долгие годы. Он конечно захотел снова подружиться со своими бывшими товарищами, ведь война-то давным-давно кончилась, но товарищи почему-то отвернулись от него и не захотели с ним дружить. Видно у товарищей к тому времени созрели свои соображения насчет дружбы. Да и товарищей осталось совсем мало и у них организовался слишком тесный круг общения, со своими интересами и темами для обсуждения в блогах.

Вот так и стал наш старик изгоем...

Хотя в войне старик участвовал, да. Хоть и была его война совсем другой конфигурации, хоть и наполнена была драматизмом по самые края, хоть и продолжалась она до самой смерти, но была. А значит и ветераном войны тот старик безусловно был. Просто он на одном из поворотов своего жизненного пути выбрал не ту дорогу, воевал не на той стороне и попал не в ту историю. Слаб человек, грешен, одинок, склонен к заблуждениям и ошибкам. Только и всего!..

Девчонке уже за двадцать

Да простит меня автор за изменение в его стихотворении. Изменил самую малость, суть от этого не меняется.



Девчонке уже за двадцать!
Мужчине уж скоро сорок
Обоим нельзя влюбляться,
Ведь им расставаться скоро.

Ее встретит милый мальчик,
Его ждут жена и дети…
(Как будто нельзя иначе
На этом прекрасном свете).

Наивная, с тонкой кожей,
А волосы золотые
(Сказала ему, что можно.
Все делает, как впервые).

А он – седоватый рыцарь,
Ухаживает умело.
(Боится совсем раскрыться –
Зачем он свернул налево?)

Но искренность в каждом жесте
И нежность в словах такая!
Как будто бы вечность вместе
Живут в облаках витая!

Какое везенье, боже!
(Судьба, до чего ты злая!)
Пусть им что-нибудь поможет.
Чем кончится все?..
Не знаю.

Ветеран иракской войны погиб на "американских горках" в США

МОСКВА, 10 июл - РИА Новости. Ветеран войны в Ираке сержант американской армии Джеймс Хэкемер, у которого в результате ранения были ампутированы ноги, выпал из вагончика аттракциона "американские горки" и разбился насмерть в парке развлечений близ города Буффало штата Нью-Йорк, пишет в воскресенье газета Sun.

Двадцатидевятилетний Джеймс Хэкемер решил прокатиться в самом первом вагончике аттракциона Ride of Steel, и выпал из него когда "состав" аттракциона развил скорость порядка 80 километров в час.

Ветеран войны получил ранение в 2008 году, и только в марте этого года выписался из военного госпиталя, где проходил трехлетний курс медицинской реабилитации.

По словам матери погибшего Нэнси Хэкемер, Джеймс сам хотел прокатиться. Он отдыхал в парке со своими детьми и сестрой, в одном вагончике рядом с Джеймсом Хэкемером сидел его племянник, который не пострадал.

Руководство парка "глубоко опечалено" инцидентом и закрыло аттракцион Ride of Steel в целях безопасности на время проведения расследования.

По данным издания, это уже не первый инцидент на этом аттракционе. Вскоре после его открытия в 1999 году в парке Дариен Лейк Тем Парк Резорт мужчина выпал из вагончика на землю с трехметровой высоты, пострадавший отделался переломом ребра и повреждениями внутренних органов.

N.B.

И не верь после этого в СУДЬБУ...

Любимой кошке...О горячих линиях, праздниках и прочем.

Ну, вот и я. Ай, ты моя хорошая....Вот так. На тумбочку. К хозяину потянуться. Хвост вопросительным знаком. Ну? Принюхалась? Не...Спиртным не пахнет. А пахнет тревогой, издёрганными нервами, огорчением и тоской. Но эт мы с тобой щас поправим. Джину вот набулькаю, пока яичница сготовится...А ты не будешь?...Ну, само собой. Извини. Сгоряча, не подумав. Посиди тогда со мной просто.

  Осуждаешь? Ну да. Ещё только одиннадцать дня и время первого дринка не наступило. Так я ж и не нарезаться. Так. Поддержания куража для. И чтоб не хныкать по поводу несправедливости жизни.

  Жизнь, кошка, она не бывает ни справедливой. ни несправедливой. Она может быть насыщенной смыслом или совершенно бессмысленной. Причём Вселенной на все эти смыслы жизни человеческой, как, впрочем, и на самого человека, начхать. Есть человек или нет его - Вселенная таковой быть не перестанет. А жизнь свою смыслом наполняет сам человек. Случается, правда, что иные субъекты, повстречав на своём пути достойного (ты понимаешь. о ком я, кошка), норовят, по убогости своей и недомыслию, совершать некие трепыхания, чтобы создать впечатление, будто никакого смысла в жизни этого самого достойного-то и нет. Полагаю, достойный неизмеримо выше этих происков. Они ему по...В общем, некоторым по пояс будет.

  Я к чему это так интригующе многословен... Эх, досада...Джина было на пару-тройку глотков только. Но есть...Есть ещё заначка. Вот она, родимая...Давай-ка я тебе мясца отрежу. По случаю праздника. Кушай, моя хорошая. А я омлет запью. С яблочком. И будет у нас с тобой, кошка, роскошный праздничный ланч. Какой, гришь, праздник? А профессиональный мой. Пролетарским Отечеством ещё назначенный. Фиксированный такой перид времени. Денёчка три июньских в году, когда полагается в свой адрес благодарности выслушивать...Но вот сегодня не задалось. Горячая линия приёмной Губернатора мне конец дежурства праздничными фейерверками в бочке дерьма расцветила...ржавый якорь им в задницу! Извини мне эти флотские эвфемизмы. Давай. За моё здоровье. Оно, при таких раскладах, мне ещё понадобится. Расскажу щас...

   

  Как ты знаешь, последние недели, хоть до отпуска, хоть после, не задались. На каждом дежурстве ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ, требующая моего непосредственного участия. Причём, ночью. То какое-нибудь "мамино несчастье" лет сорока восьми от роду с инвалидностью от сахарного диабета и сопряжённых с ним болячек поступает с многочасовым перитонитом из-за прободной язвы желудка. А язвина гигантских размеров, покорёжила большую кривизну и тело желудка и вгрызлась в поджелудочную железу. А у страдальца притом ещё и последствия предыдущей реконструкции на протоке поджелудочной железы и кишечнике. То вредная бабуля семидесяти с лишним лет, с кучей болячек и распадающейся опухолью ободочной кишки и начавшимся перитонитом. А опухоль удалимая. Бабка пожить ещё может. То ранение каверзное. А то, как в последний раз, - молодой мужик, сорок один год и жена на сносях. Доставлен с крайней степенью истощения, как из Бухенвальда. Тремя неделями ранее оперирован в другой больнице по поводу язвы 12-перстной кишки, резко сузившей просвет и распространившейся на поджелудочную железу. Какая уж спешка у них там была хватать его на стол без должной подготовки, непонятно. Только на седьмые сутки после операции понадобилась им гастроскопия. Что-то шло наперекосяк. А через пару-тройку дней его выписали домой. Жрать он толком не жрал, пил только воду. И становилось ему хуже. Последние три дня мучили его боли в животе. Вот он ночью к нам и приехал. Истощение. Перитонит. Периферического кровообращения практически нет. Три часа лили растворы и плазму в три вены. Литра четыре. Дольше тянуть было нельзя. Помер бы без оказания помощи.

  Операция была, кошка...Крик отчаяния. Капкан Безжалостной Судьбы в пустыне ночи. Драматургия тщеты....Дай-ка я себе ещё джину набулькаю. А то нервы бренчат...как ущербная виолончель в клубе при птицефабрике...

  У бедолаги не было шансов. Но мне не положено так думать. И я не должен позволять так думать своей бригаде. Пусть Господь решает, кому жить, кому умирать...и как...У него, к сожалению, были спайки после перенесенной лет двадцать назад аппендэктомии. Вот петля кишки на них и намоталась. Когда это произошло - можно только гадать. Похоже, что дней пять спустя после предыдущей операции. Видимо, это обстоятельство и потребовало выполнять гастроскопию. А болевой синдром искажался послеоперационным обезболиванием...В брюхе страдальца обнаружил я примерно литр кишечного содержимого и с метр омертвевшей тонкой кишки, с множеством дырок, захлестнувшейся вокруг спайки на манер морского узла. Проблем в месте операции на желудке, выполненной тремя неделями ранее, не было. Убрали мы полтора метра тонкой кишки, наложили адекватное соустье её с толстой кишкой. Выгребли всю грязь и отмыли брюшную полость по сантиметру. Бригада работала, как БРЕГЕТ, в Швейцарии сработанный. Три часа филигранной быстрой кройки и шитья. Рома и Настёна. Мои ассистенты. Мне не нужно было ни подгонять, ни что-либо им втолковывать... Ткани, правда, почти не кровоточили. Хреново это... В три часа ночи мы закончили. Сил не было. Давно заметил, если больной во время операции пылесосом вытягивает из тебя силы, что потом просто падаешь, - значит умирает. В 5.00 зашёл к нему в реанимационный зал. Он был на управляемом дыхании. Начали кровить повязки. А давления сам не держит...Потом мы ещё кого-то оперировали... А этот погиб в 8.07... Разборка ещё предстоит. Родня, вроде, в прокуратуру обратиться нацелилась....

  Вообще, кошка, с прокуратурой какие-то загадочные вещи увязываются. Вот на врача или там группу врачей легко дело завести, хоть обоснованно, хоть по навету какого-нибудь обделённого в детстве рыбьим жиром и гоголь-моголем мизерабля. А наоборот - никак. Прокуратура безмолвствует. Тут у нас в больнице на моей смене прошлой осенью ночью офицеры из УВБ МВД в пьяном угаре куролесили, ещё и меня убить грозились. Я их, как мог, унял. Потом весь следующий день пытался в Областную Прокуратуру дозвониться. Дозвонился. Там не дослушали. Порекомендовали мне обратиться в городскую. Судя по отсутствию реакций, попытались это дело замять на местном уровне. Извинений за бесчинства этих пентюхов в погонах от УВБ тоже не последовало. Если бы я не изловчился прямо на месте надавать уродам по соплям, то никакого удовлетворения бы и не получил... Да. в общем-то, что с них взять, с убогих?...Ну, а кто, ты думаешь, к власти рвётся? Да и традиция, опять же. "Дело врачей". Убийцы в белых халатах. Звучит. Тут тебе и телевизия вместе с газетами. Тут и политикантропы с бандами своих холуёв горячие линии организовывают.. Вот хоть Губернатор наш. С этой своей горячей линией по коррупции и злоупотреблениям в медицине. Прям отец народа тебе. Паше Панамцу в бытность его губернатором такое и в голову не приходило. Деньжат бы нахапать в защёчные мешки успеть - и в норку. Не до горячих линий. Деревня, масштабом не вышел...

   Чё, гришь, злобствую? А вот послушай...Хлебну только ещё пару глотков...Успокоения для...

   Привозят это сегодня около половины пятого утра по СКОРОЙ из Верхнеднепровска двоих пациентов, парня и тётку. Чего из Верхнеднепровска?...А-а-а, так ты ж не знаешь, лохматая. Эт как раз результат похмельно-сумасбродного эксперимента по реформе здравоохранения в Днепропетровской области. Верхнеднепровскую центральную районную больницу покромсали, ретиво и с азартным повизгиванием, и закрыли в ней хирургию. Теперь хирургические больные с экстренной патологией едут по СКОРОЙ (или кому как повезёт) в нашу , в больницу скорой медпомощи г.Днепродзержинска. Или в областную (как договорятся). В общем, из этих двоих в экстренной операции нуждался только парень (гангренозный аппендицит оказался). А дамочка (полноватая, не вполне адекватная и поминутно идиотски улыбающаяся) обнаруживала все признаки пищевой дисфункции, обожравшись накануне под закусь салата из свежих овощей с майонезом. В час ночи она проснулась от приступов боли в верхней половине живота с рвотой и поносом. Пока СКОРАЯ, пока то-сё, к приезду к нам ей трошки полегчало. Но я всё равно распорядился её положить в хирургию, промыть желудок, отклизмить и прокапать ей литра два растворов в вену для снятия интоксикации, а потом проконтролировать анализы крови и мочи. И ушёл в операционную. Закончил я с парнем в 7.30, отправил его в реанимацию выходить из наркоза, а сам к этой обожравшейся тётке. Убедился, что с ней всё в порядке...

   Телефоны, как ополоумевшие, залились трезвоном в 8.00. Доложить (по стойке смирно). Объяснительные у всей смены врачей-хирургов. Принять срочно факс с переписанной клерком Горячей Линии Губернатора телефонной жалобой, полученной  от родной сестры этой пациентки. И до 10.00 дать ответ на предъявленные обвинения. У идиотки-сестры, очевидно, произошла вербальная сублимация недополученного при ночном приключении оргазма. Потому что, если отбросить то, что она при госпитализации своей дорогой родственницы не присутствовала, оставаясь дома, и отсеять ощущение заливающейся лаем перепуганной дворняги, то вкратце жалоба выглядела так. Больная проснулась в час ночи от нестерпимой боли в животе и состояние её прогрессивно ухудшалось, что несомненно указывало на развитие у неё смертельно опасного аппендицита. И больная была безотлагательно доставлена в больницу скорой помощи г.Днепродзержинска для производства срочной операции, которая должна была выполняться по жизненным показаниям. Вместо этого дежурные врачи-хирурги отправили больную не в операционную, а в отделение, где делали ей поддерживающие уколы, чтобы дать ей возможность продержаться, пока родственники доставят три с половиной тысячи гривен в уплату за выполнение операции.

   Ну, просто-таки Нестор-летописец, ни дать, ни взять, скрипя пером, вываливает от усердия язык и шмыгает носом. Чувствуется несомненная симпатия и чуткость к душевным переживаниям простой труженицы, обиженной и напуганной чёрствым невниманием и хапужьими ухватками хирургов-убийц, к которым по несчастью попала её горячо любимая сестра. Чего только не сделает клерк, чтобы заслужить благосклонность своего патрона. Ну, а как же иначе? Ведь социально близкий жалуется....Убогий. 

  Ты, кошка, наверное, не ошибёшься, если подумаешь, что твой Горячо Любимый Хозяин не опустится до клоунады и балагана, более присущих людям государственным, облечённым властью и ответственностью перед народом. С этими ихними хватаниями за сердце, падениями в койку для обследования и лечения таинственных замысловатых хворей, неизлечимых никакими лекарями, чуть только их прихватят за задницу. Разумеется нет. Я лишь матерно прокомментировал сей документ и требования, с ним связанные. И ещё мой сменщик, совсем недавно из-под аналогичного пресса, но не утративший житейской смекалки, в виртуозном стиле заполучил у означенной больной собственноручное письменное признание, что она лично к вышеуказанной жалобе непричастна, что претензий ко мне и моей бригаде по поводу проводимых нами действий в отношении неё не имеет и что денег на проведение лечебных мероприятий у неё никто не требовал.

   Извинений от этой чиновной босоты, понятное дело, ждать не приходится. Как. впрочем, и взыскания с жалобщицы серьёзного, тысяч на сто гривен, возмещения моральных и физических потерь. Нет под рукой серьёзного адвоката, способного выиграть такое дело по защите чести и достоинства врача, чтобы создать прецедент. Чтоб другим неповадно было. Но это пока...

   Слушай, лохматая. А что эт я в праздник всё о печалях ненадобных? Давай, ещё пару глоточков...Вот думаю. отважиться и позвонить некоей особе? И признаться ей в нежности...Как там у одного парня...Барсом кличут..."Мне прикоснуться бы к тебе. Хотя б на миг. Вокруг Судьбы немилосердной бал в пустыне опостылой лиц чужих...и масок...и кривых зеркал..." 

 Не...Щас не позвоню. Позже. Когда вконец осатанею от необходимости молча касаться её взглядом, проходя мимо...Давай, кошка, лучше я тебе что-нибудь спою. Новенькое. Из Барса тоже.." Пусть проходит ночь. Сказаны и не нужны уже слова. Пусть уходит прочь глупая о нас с тобой молва..." Да ты дрыхнешь уже, лохматая! Ну, спи, моя ласковая, спи...

 

 

  

В лучах далекой звезды.

 Может там, на далекой планете, что так сильно похожа на Землю, одиноко грустит незнакомка, неземною обижена жизнью. По ошибке судьба разделила её счастье космической пылью, расстояньем в года световые, и во времени след потеряла. Обреченная быть одинокой и лишенная теплых объятий, она смотрит на звезды ночами, словно может увидеть глаза. Глаза милые, взгляд умоляющий в пустоту безнадежной дали.

 Разделенное счастье на части, разнесенные души в пространстве, и сердца, что стучат в унисон. Только свет удаленных светил, приютивших планеты любимых, будет их согревать по ночам.

 И лишь в снах, не подвластных годам, не подвластных большим расстояньям, они будут всё также гулять, и всё также купаться в любви. Ведь не в силах вселенских пространств разорвать те незримые нити, не стереть ту незримую связь, что с рожденьем заложена в душу.

                                 

© Copyright: Сказочник Николай, 2011 Свидетельство о публикации №21103120030

 

                                Фото взято здесь http://download.playcast.ru/uploads/2009/06/29/1061145.jpg

Наш выбор...

Как велика цена соблазна Вновь за собою манит он! Как сложно устоять, ни разу, Не преступив опять Закон! Ведь знаем мы, что наша Сила, Была зачем-то нам дана... И может статься, Справедливость -  Все ж адекватная цена...?! Ведь, нужно одержать победу, И утвердить нам власть Добра, Ни Бог ни Дьявол, правду эту Не спрячут! Жертва все ж нужна...?! Пусть будет тяжкий жребий сложен - Вновь, сделан выбор роковой, А расплатиться только сможем Мы нашей грешною Душой...

Саундтрек из дорамы "Орф"

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
53
предыдущая
следующая