хочу сюда!
 

Алёна

45 лет, скорпион, познакомится с парнем в возрасте 40-52 лет

Заметки с меткой «атеизм»

Рай атеиста.

Давайте немного проэкстрополируем и попытаемся представить себе с точки зрения атеизма, что будет после смерти согласно адекватным законам науки. Без излишних предрассудков, забубонов  и самообмана.

Для того что бы понять на сколько наше сознание хрупкое и что с ним будет после смерти за примерами далеко ходить не надо. Просто попросите друга, что бы тот ударил вас палкой по голове, либо хорошо сжал грудную клетку, пока вы не потеряете сознание. Впрочем, есть масса других более экстравагантных способов потери сознания, так что если читатель, еще не успел себя покалечить, скажу, что просить кого то совершенно не обязательно.

Вы каждый день теряете сознание. Да, да - именно вы, и каждый из нормальных людей. Это происходит во время сна. Вот только если вам снятся сны, то мозг конечно работает. А если вы не можете вспомнить сны то одно из двух либо они  вам не снились, либо сон не оставил свой след в зоне отвечающей за воспоминание. Конечно, можно дискутировать о том всегда ли снятся сны, сильно ли они похожи на то, что будет после смерти. Но сейчас не про это. А про то, что наверно у каждого было такое, что он так устал, что вечером просто вырубился и совершенно не чего не осознавал и не чего не помнил. Вот это состояние полной отключи больше всего похоже на то, что будет с вами после смерти.

Вряд ли кто то с здравомыслящих людей, хотя бы мало майский понимающих как работает их тело, мозг и сознание может поверить  в то, что после смерти в отличии от сна, возникнет откуда не возьмись хоть намек на мысль и осознание. Если вы во сне себя не осознаете то после смерти и подавно… Это факт с которым вы сталкиваетесь каждый день, но не замечаете этого. Так что сон можно рассматривать как маленькую смерть одного дня жизни. Вот только между смертью и сном есть маленькая разница. После сна вы проснетесь, а вот после смерти нет. Т.к. ваше тело начнет разлагаться и проснуться будет просто не кому. Так что состояние  абсолютного «0» будет вечно. Не каких мыслей, не каких чувств, не каких эмоций. НЕ ЧЕ ГО. Не сожаления, не слез, не радости не грусти. Один сплошной ………………………………………………………………………………… Вот это и есть все мы после смерти. Впрочем. Я не чего необычного не написал. Все знают, что подразумевается под смертью, если полностью откинуть  религиозные сказки. Но вот мало кто пытался именно представить себе данное величественное и в то же время ничтожное необычное состояние и прочувствовать его при жизни. Попробуйте… Боитесь? Боитесь признаться, себе в том, что вы можете стать никем, что спустя тысячи и миллионы лет о вас не кто не вспомнит, а возможно и вспоминать будет не кому. Да и какие миллионы. Даже завтра. Даже сейчас вы ориентируетесь во времени по часам и зову природы (спать, жрать, срать). А что в загробном мире - атомные часы с кукушкой. Там нет не чего, и не кого.  От туда, куда уходят все еще не кто не возвращался. Сказки о реальных очевидцах говорящих на разных языках и вспоминающие прошлые жизни оставим Фонду Ренди. Хотя есть масса других погремушек и утешений для самых инфантильных. Так же ходит мем, о том, что мы живем в своих детях, животных. В других мирах, наше сознание куда то улитает… Ученые ЯКОБЫ доказали и видели зад улитающей души отправившей привет с того света. А может вам в это просто хочется верить? -  Верти. Я все мифы, затрагивать и развенчивать не буду. До меня это уже сделали, подобные: Докинзу  Никонову, Хокингу. Так что доставлю радость грамотному читателю выбить самому у себя из под ног, стул абсурда, который зиждется на эгоцентризме и различных фантасмогориях.  А другие, более инфантильные могут верить во что угодно, в детей, лебедей, колесо сансары, кармы, рай, ад. Приносить жертвы кому угодно, крестится любым пальцем правой и левой руки в разных направлениях. Только в глаз не попадите - фанаты РПЦ, Ад.вентисты, свидетели Иеговы и др. не атеисты.   Но хотя бы гипотетический для разнообразия представьте себе то, что все токи есть вероятность ошибки и нет, не каких душ или ваша вера в сказки непокобелима? Не хотите? Ваш трусливый мозг постоянно находит, какие то знаки от господа.  Ну тогда не останавливайтесь на достигнутом: в болоте живите и богом себя мните… Как говорится «Дурень думкой богатіє». А «рай атеистов» это суровая реальность, которая снимает покровы и рушит внутренние миры тех, кто оказался уже там. Возможна, эта идея станет таблеткой то глупости для тех, кто еще здесь. Кто заигрался в своих хрупких внутренних мирках религий, фантазий, миражей надеясь на рай и воздаяние…

Может данная мысль станет поводом переоценить свое отношение к Миру и к жизни. Может больше людей задумаются о развитии научных разработок в области геронтологии, информатике, генетике, биотехнологии, генной-терапии (пока еще жалких попытках создания карт мозга и  копировании сознания).   

Может, кто то из террористов смертников перестанет лезть под пули и забирать жизнь других, надеясь на бессмертие души и божков, навязанных кукловодами. Пора начать мыслить и действовать трезво, а не надеется на чудо и тысячелетние предрассудки. Предрассудки,  навязанные манипуляторами, делающие с людей безрассудных зомби. Фанатиков надеющихся на жизнь после смерти и воздаяние всевышнего.

Да святится имя Декарта, Фрейда и Дарвина.

Аминь.   

Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Обычная таблица"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-priority:99; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman","serif";}

Письмо из Рая


ПИСЬМО АТЕИСТА, НЕВЕДОМЫМИ ПУТЯМИ ПОПАВШИМ В РАЙ.
Источник вдохновитель:
                            "И я Иоанн увидел святой город Иерусалим... 
                               Он имеет большую и высокую стену, 
                       имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов..." 
                                               (Апок. 21:2;12;21;25; 22:2-5). 


Привет, дружочек, я на месте.
Мне присудили жить в Раю.
Скажу о первом впечатленье:
Как в оперетте, все поют.
 
Вокруг все тренькают на арфах,
Не Рай, сплошная 'филармонь'.
Теперь я понял поговорку:
"Зачем нужна попу гармонь?"
 
Попы здесь вроде партактива-
Народ собрать и завести.
По нотам грянут посредь сада,
Мол мы еси на небеси...

Любой раскаявшийся грешник
И я, конечно, в их числе,
Кричит: "Осанна", "Славься", "Вечно",
Как на партсъезде на Земле.

Вопрос с жильём решили сразу,
На то от Бога есть Закон.
Как на Земле- "малосемейка",
Но вот, что важно- есть балкон.
 
Бывает, встанешь на балконе,
Щебечут Ангелы вокруг,
Как воробьи толпой летают
И манну склёвывают с рук.
 
Подъём здесь в шесть. Трубит Архангел.
В колонны встали- крёстный ход...
Идём к воротам,  их двенадцать,
Встречать прибывший к нам  народ.
 
А те, глядят придурковато,
Недавно сам я был такой,
Увидев надпись: 'ВСЁ, ПРИЕХАЛ!..'
На синем небе над толпой.
 
Потом на завтрак- вечно манна.
На вкус, обычная маца.
Я б сахарочку чуть добавил
И в тесто кинул бы яйца.
 
В Аду, есть слух, кормёжка лучше.
Всегда в меню тринадцать блюд.
Нет нашей райской сухомятки
И всё горячим подают.
 
Да, от амброзии, изжога.
По мне,  'Тройной одеколон'.
Я вспоминаю очень часто
Домашний чистый самогон.
 
А до обеда, (снова манна),
'Райвоспитанье', как в кино:
Внимаем истинам от старцев
Небритых, в древних кимоно.
 
Тоска смертельная. На арфе
Я 'Чижик- пыжик' подобрал.
Пытался даже 'Вальс собачий',
Пока что в ноты не попал.
 
Писать, любимая, кончаю.
С доставкой 'схвачено' всё тут:
За литр амброзии два чёрта
Тебе письмишко отнесут.

© Copyright: Гном Котя, 2012
Свидетельство о публикации №112111604629 

Церковь и мир на пороге аппокаллипса.Часть 3.Глава 3

МАСКА АТЕИЗМА
     Говорят, что история повторяется. Те процессы, которые мы можем видеть сегодня, имеют аналогию в прошлом. Нам хотелось бы провести параллель между состоянием интеллигенции предреволюционных годов Российской Империи (куда входила Грузия) и ее религиозными настроениями в сегодняшнем витке истории. 

     В предреволюционные годы представители интеллигенции традиционно считала себя христианами. Свое отношение к христианству они обычно выражали такими словами: "Христианство - высокое учение; оно содержит в себе благородные идеалы; это прекрасный путь к самосовершенствованию" и так далее. И в то же время среди интеллигенции укоренились отчужденность и холодное безразличие к Православию и органическая, на первый взгляд непонятная враждебность к Церкви. Интеллигент, считавший себя христианином, говорил: "Я имею собственный взгляд на религию: я принимаю христианство, свободное от суеверия; я не буду бить поклоны, стуча головой об пол, у меня свое, духовное, внутреннее христианство". Интеллигенция того времени отличалась широкой эрудицией; тем более странно, что в вопросах Православия она проявляла поразительное невежество, кастовое высокомерие и предубежденность. Увлекаясь европейской философией, эти люди в то же время не были знакомы с блестящей христианской патристикой, в которой могли бы найти ответы на самые глубокие метафизические проблемы. Читая поэзию Японии и Китая, они как будто не подозревали о существовании церковной гимнографии; восхищаясь мистикой западных пантеистов Мейстера Экхарта и Бёме, они не хотели и коснуться книг христианских аскетов. 
     Между интеллигенцией и Церковью образовалась пропасть, которая расширялась все больше и больше. Выражать свою приверженность к какому-то абстрактному, туманному христианству и относиться с презрением к Церкви стало стилем мышления интеллигенции и ее своеобразным этикетом. Театр, литература, пресса объединились в общих усилиях дискредитировать Православие, очернить в глазах народа Церковь, - иногда скрыто, иногда с явной яростью, переходящей в какой-то демонизм. При этом дело обставляли так, как будто речь идет только о сохранении христианских идеалов, которые искажает Церковь. Особенно усердствовала дешевая газетная пресса, которая специализировалась на сочинении насмешек, анекдотов и сплетен о священниках и монахах. Но и более серьезные издания старались обратить общественное мнение против Церкви. Известный философ, член государственной думы Сергей Булгаков в книге "Свет невечерний", имеющей автобиографический характер, вспоминал, что когда он принял священнический сан, то ему пришлось тотчас оставить кафедру в университете, которому он отдал много лет своей жизни. Когда Булгаков был одним из ведущих "легальных" марксистов, то это не препятствовало его преподавательской деятельности, но когда он стал священником, то в глазах своих коллег превратился в изгоя. По неписаным законам священник не мог оставаться членом университетской корпорации. И это происходило в государстве, которое именовалось "христианским"! 
     Чем объяснить неприязнь, которую питала интеллигенция к Церкви? Укажем на одну причину, которая нам кажется главной. 
     Церковь - это духовная среда, имеющая свою структуру, которая охватывает всю жизнь человека. Церковь требует от христианина постоянной суровой борьбы со своими страстями и духом гордыни. Человек должен постоянно изменять себя, контролировать не только поступки, но и мысли, и тайные желания. Ему предлагается новая система ценностей, новые нравственные ориентиры, непохожие на светский этикет. От него требуется не только вера, но и религиозная дисциплина: посещение храма, регулярные молитвы, соблюдение постов; его частная домашняя жизнь должна быть слита с литургическими ритмами Церкви. Он получает свободу через борьбу со страстями, а духовную мудрость - через подчи-нение ума вечным истинам. Поэтому церковное христианство есть во многом дело воли, мы бы сказали - подвиг воли. 
     Либеральное, абстрактное христианство ничем не связывает человека: понимай христианство как хочешь и живи как тебе угодно. Здесь нет ни жертвенности, ни напряженной борьбы с собой. Либеральное христианство считает все присущее человеку, в том числе страсти, естественными и, следовательно, позволительными. Представление о природной испорченности человека отсутствует; заповеди сводятся к одному: "Делай что хочешь, но не причиняй зла другим людям". И здесь существует множество оговорок, недоумений, отводов, возможностей для самооправдания, которые превращают даже такую мораль в пустую декларацию. Можно быть лжецом, клятвопреступником и в то же время тонко рассуждать о трансцендентных вопросах; можно быть развратником и в то же время горячо доказывать благотворное влияние христианства на культуру народа, - все это не будет тревожить совесть. Борьба со страстями, в которых многие видят яркие краски жизни, и с гордыней, которая в миру обычно отождествляется с человеческим достоинством, оказалась не по силам и не по нраву этим людям, преданным страстям, - в этом главная причина апостасии, отступления интеллигенции от Церкви, и последующей борьбы с ней. 

     Псевдохристианство подготовило почву для атеистического диктата. Когда убеждения становятся не делом и подвигом жизни, а отвлеченными идеями и абстракциями, то их легко сбросить, как старую одежду. 
     В наше время повторяются те же процессы: значительная часть интеллигенции считает себя христианской и в то же время стоит далеко от Церкви. Здесь - первый этап индифферентности и холодности к Православию, нежелание его узнать и понять. Но такая индифферентность обычно переходит в противостояние. 
     Период атеистического диктата как будто кончился, но ничего не возникает случайно и не исчезает бесследно. 

     Какие метаморфозы ожидают нас? Во что трансформируется атеизм на следующем витке истории?   

Церковь и мир на пороге аппокаллипса.Часть 3.Глава 2

СИНДРОМ АТЕИЗМА
Атеизм и атеист - неравнозначные величины. Атеизм - это идеология, атеист - человек со всей сложностью человеческой личности, с многомерными измерениями и меняющимся потенциалом его душевного содержания. Человек - объект нашей любви, существо, предназначенное для вечной жизни, у которого до самого дня его кончины не отнята возможность обращения к Богу. 
     Атеизм - ложная идея, религия, вывернутая наизнанку, вера в нуль. Атеизм - философский и нравственный тупик, поэтому любовь к атеисту как к человеку заставляет еще более глубоко отрицать атеизм. Атеизм - это не мировоззрение, а мироощущение, но оно использует материализм, чтобы посредством его интерпретации стать идеологией. Однако не атеизм возник из материализма, а скорее материализм возник из него. 
     Атеистический материализм - религия смерти. Какие нравственные и философские идеи может дать материалистическая космология? Например, теория "пульсирующей Вселенной": из некой точки сверхплотного вещества или из невещественного динамического вакуума возникают миры и разбегаются в пространстве. Космос растягивается, как пружина, до тех пор, пока не дойдет до определенного этапа, а затем начинается обратное движение к тому центру, из которого произошел мир. Снова материя собирается вместе и сжимается в сверхплотное вещество или в энергетический потенциал. Опять расширение и сжатие Вселенной, и так до бесконечности. Все обречено на уничтожение: не только жизнь человечества, но и все формы космического бытия, даже молекулы, атомы исчезают в сверхплотном веществе. Каково место человека в этом мире, в этой огромной чудовищной машине, которой нет дела до него, где только конвульсии и судороги возникающих и гибнущих миров? Где плоды человеческой цивилизации, нравственности? В бездонной могиле, в обреченной на уничтожение метагалактике... 
     Нельзя не отметить, что образ возникающей из точки и возвращающейся в точку Вселенной поразительно похож на "день" и "ночь" Брамы. И здесь, как в индийской мифологии, на сферической поверхности Вселенной танцует многорукий Шива, увешанный человеческими черепами. Материалист Бюхнер утешал своих последователей, что они по смерти не исчезнут, а превратятся в космическую пыль. Теория пульсирующей Вселенной лишает их даже такого жалкого утешения. 
     Атеисты придерживаются гипотезы о структурном сходстве и однородности материи как в пространственных измерениях, так и во внутренней структуре вещества. Иначе им пришлось бы столкнуться с мыслью о возможности существования духовных миров с духовными разумными существами, то есть перестать быть материалистами. Гипотетически они еще могут допустить антипод материи, но не как духа, а как той же материи с противоположными свойствами. Но это в принципе не меняет их позиции. Учение об аналогиях между макромиром и микромиром, выраженное еще в античные времена и используемое современными учеными для модели атома в системе, аналогичной планетной, приводит в философском плане к самым странным и страшным возможностям. Возможно, все видимые миры находятся внутри огромной молекулы, в теле какого-то сверхкосмического гиганта, а в кончике человеческого волоса находятся микрогалактики со своими солнечными системами, своими формами жизни и сознания, своим измерением времени. Атеист Ленин писал, что материя неисчерпаема. Другой атеист, Брюсов выражал мысль, что в атоме скрыта "Земля, где пять материков". Это уже похоже на театр абсурда. Если у человека нет души как простой неделимой субстанции, то кто же тогда человек, каково же место его во Вселенной? По космологии атеистов, космос - это движение из никуда в никуда. 
     Материалистическая антропология - это такой же философский и нравственный тупик. Кто такой человек? Конгломерат атомов и молекул, управляемый системой биотоков, типовая структура, передающаяся по наследству? Почему конгломерат атомов и молекул должен быть объектом любви? Как он может претендовать на знание истины? Что же тогда человек? Если он вещество, организованное особым образом, то вещество его тела беспрерывно изменяется. Каждое мгновение умирает и возникает миллион клеток. По прошествии нескольких лет меняется весь состав организма на молекулярно-атомном и клеточном уровне. Что же тогда человек - электрическая система? Но материалисты утверждают, что биотоки и другие формы энергии имеют субстратом вещество. Значит, человек - это некий структурный план, для которого вещество и энергия только материал. 
     Атеисты пользуются услугами теории эволюции, которая, особенно в интерпретации Дарвина, объявляет борьбу за существование движущей силой прогресса. Чем жестче борьба, тем быстрее проходят существа стадии эволюции, тем более качественен естественный отбор. По Дарвину, эволюция и прогресс - это победный марш победителей по трупам побежденных. 
     Так, мы сами существует потому, что наш отдаленный предок имел "полезное свойство" - массивную челюсть и умел перегрызть в схватках горло своим соперникам. 
     Принцип эволюции является философским тупиком. Эволюция рассматривается как постоянный процесс, значит, через N-ное количество времени мозг будущего человека будет превосходить мозг человека нашей эпохи по своей структуре, как мозг современного человека превосходит мозг орангутанга или гориллы. А будущей цивилизации наше время покажется темным варварством. 
     Атеизм не содержит в себе нравственных идей. Я вовсе не хочу сказать, что все, называющие себя атеистами, безнравственны, но их нравственность слагается вне атеизма и вопреки ему. 

     Теория эволюции учит, что нет четкой границы между неорганическим и органическим миром, между неживой и живой природой. Что же тогда убийство человека? Разрушение структуры, метаморфоза вещества, переход из одного состояния в другое? Если нет границы между живым и неживым, то что отнято убийцей у его жертвы? Какая идея, вытекающая из атеистического эволюционизма, может остановить руку убийцы и убедить его, что он совершает преступление? Нам могут возразить, что хотя границы и нет, но разница состояний живого и неживого фактически существует и мораль атеиста может быть благоговением перед фактом жизни во всех ее формах. Эта мораль является не выводом эволюционизма, напротив, она не соответствует ему, а взята из другого источника, из буддизма и джайнизма. 
     Вместо умерщвленной веры в Бога атеизм хочет создать свою религию. Первый вид такой религии - "благоговею перед жизнью". Второй вид - "благоговею перед человеком". Выразителем первого вида религии является Будда, второго - Кант. Девиз "благоговею перед жизнью" разделяли и протестантский теолог, врач и гуманист Швейцер, и пантеист Эйнштейн, и атеистка Шагинян - летописец семьи Ульяновых. Однако здесь мы встречаемся с ужасным парадоксом: по отношению к жизни на земле в ее зоологических формах человек становится самым великим убийцей. Следовательно, по тезису "благоговею перед жизнью" самым большим преступником является человек; он не только съел огромное количество животных на земле, но и бесследно истребил целые биологические виды. С ростом культуры и цивилизации его жестокость по отношению к другим формам жизни становилась все бессмысленнее и разрушительнее. Теперь он грозит превратить в безжизненную пустыню океаны и моря. Если следовать буддийскому благоговению перед жизнью, то человек - демон по отношению к другим существам, недостойный того, чтобы жить. Где же причина для любви к нему? 
     Атеисты могут опять-таки возразить, что в формах жизни есть ступени, и приоритет должен быть дан более высшим существам перед низшими, лишь бы убийство низших было не бессмысленно, а шло на действительные нужды людей. Ведь они не делают особых различий между человеком и животным, ставя человека и обезьяну в один ряд. Но предположим другое, согласующееся с доктриной материализма: мир бесконечен, и, следовательно, в каких-то звездных системах населен существами с более развитыми цивилизациями, чем земная. Вдруг эти существа колонизовали землю и, руководствуясь принципом "высший владеет низшим" и находясь на эволюционной лестнице ступенями выше, стали обращаться с людьми как с животными: показывать их в клетках своих зверинцев, как диковинных зверей, охотиться, производить селекции, откармливать на убой, затем употреблять в пищу. Вряд ли эволюционисты назвали бы эти действия нравственно-безукоризненными и согласились быть бутербродом для звездного сверхчеловека. Поэтому атеисты, причислив человека по биологическому принципу к животному и отрицая различие между ними, должны или вовсе отбросить принцип любви, или любить всякую форму жизни; но последнее невозможно. Поэтому здесь атеисты не могут выйти из нравственного тупика: кого любить, за что и зачем любить. Атеисты не могут решить проблемы нравственности, ибо она подразумевает свободу воли и выбора. 
     Атеизм не эстетичен. В видимом мире он не чувствует и не созерцает высшую красоту. Атеизм учит: "Прекрасна сама жизнь, сама реальность"; значит, одинаково прекрасны сонаты Бетховена и стоны больного: и то и другое - жизнь. Стоны больного еще более реальны, следовательно, они должны быть более прекрасны, чем искусственно созданная звуковая гармония. А реальность поедания трупа могильными червями тоже прекрасна? А трагедия смерти во всей природе, не озаренной светом вечности? Атеизм не может дать критерий и категорию красоты, потому что красота, как и нравственность, - врожденные чувства человеческой души. Он, снимая чувство ответственности человека перед высшей правдой, ответственности не только за поступки, но и за чувства и помыслы души, уничтожает корни нравственности и превращает ее в простую декларацию. 
     Где предпосылки нравственности в атеистической космологии, если Вселенная похожа на резиновый мяч, который то сжимает и разжимает, то подбрасывает вверх и вниз играющий мальчик, то теряет, то находит его снова? Какой нравственный потенциал имеет атеистическая антропология, преподнесшая нам как великое и счастливое открытие, что человек - это типовой генетический код, обросший молекулами и атомами? А как атеисты объясняют само нравственное чувство? По их мнению, оно - продукт племенной солидарности, а та, в свою очередь, происходит из единства и законов стаи. 
     ...Когда-то в доисторические времена два ящера поняли, что, соединив свои усилия, они станут вдвое сильнее, и, напав на третьего ящера-индивидуалиста, за-грызли и съели его. Считается, что этот пир ящеров-драконов стал отправной точкой и трамплином для развития взаимопомощи у коллектива в виде стаи, а затем племени, и привел к появлению любви и альтруизма, которые, в свою очередь, легли в основу античного гуманизма и современного либерализма. 

Атеисты: Бога нет, и смысла жизни тоже?

Системно-векторная психология
статьи



Что вынуждает человека искать ответ на вопрос: "Есть ли Бог?", и почему этот вопрос ставят себе далеко не все люди? Духовный поиск — это мнимая потребность или реальные задачи человека, с которыми он рожден? И каждый ли рожден с такими задачи? Что можно сказать про атеистов? И чем они отличаются от тех, кто верит в Бога? Для всех ли эта вера одинаково ощутима? 
Статья: http://www.yburlan.ru/biblioteka/ateisty-boga-net-i-smysla-zhizni-tozhe

Сравнение религий.

Иудаизм.

К чему спрашивать, почему глючат программы ? Hадо ждать патча !


Католицизм.

Первая программа была безглючной. Hо захотела идти на компьютере Apple и заглючила. Все программы являются версиями первой и сохраняют глюки в целях совместимости.


Православие.

Нельзя спрашивать, почему глючат программы. И пользоваться патчами тоже нельзя, особенно западными. Hадо заботиться не о том, чтобы программа работала, а о том, что с ней будет после деинсталляции.


Протестантизм.

Программист так любит программы, что позволяет им глючить, падать и вешаться. И вообще, надо больше работать с глючными программами. Глюков это не исправит, зато заработаете больше денег.


Свидетели Иеговы.

Только у нас есть настоящий патч, исправляющий любые глюки ! И мы готовы предложить его всем практически бесплатно. Hо он не будет работать, если вы не уверуете, что он действительно исправляет глюки. Если вы поставили патч, а глюки не исчезли, значит, вы не уверовали...


Мормоны.

Программы глючат потому, что их запускают на неправильных компьютерах. Правильные компьютеры есть только у нас. Ещё немного, и мы узнаем, как их включить.


Ислам (сунниты).

Если программа глючит, значит, она неверная. Hеверные программы надо стереть. Безглючны только верные программы. Если верная программа выдает, что 2х2=5, значит, глючат все программы, дающие другие результаты.


Ислам (шииты).

Только один программист писал верные программы. Верными являются также последующие версии этих программ. Все остальные программы глючат по определению.


Индуизм.

Программы глючат потому, что в них были глюки до инсталляции, когда они были другими программами и на других компьютерах. После деинсталляции они снова станут другими программами и будут глючить из-за глюков, которые в них есть сейчас. Патчи тут не помогут, потому что всё предопределено.


Буддизм.

Программы глючат потому, что вы задаётесь этим вопросом. Hе следует стремиться избавляться от них. Патчи лишь умножают глюки. Hет никакой разницы между хардом и софтом, программой и программистом. Программа, избавленная от глюков, впадает в нирвану. Программы в нирване не глючат, но и не работают.


Дзен-буддизм.

Глючит ли программа, распечатывающая сама себя ? Как выглядит программа, не записанная ни на одном носителе ?

Однажды ученик спросил учителя, как избавиться от глюков в программах, и учитель дал ему вирус CIH.
Однажды другой ученик сказал учителю, что хочет программу без глюков.
- Дурак ! - крикнул учитель, - почему ты не просишь глюк без программы ? - и ударил его винчестером по голове.
Если вы ещё не обрели просветление, с вами не о чем говорить.


Даосизм.

Глюк, который можно отловить, не есть истинный глюк.
Патч, который можно написать, не есть истинный патч.


Конфуцианство.

Программы глючат из-за неверного понимания порядка вещей. Попытки исправить их с помощью патчей, как делают западные варвары, противны этикету и должны быть упразднены. Совершенно мудрый постигнет истинный смысл и необходимость глюков.


Сатанизм.

Каждая программа имеет право глючить ! Постыдность глюков - христианская пропаганда !


Растафарианство.

О, и программы тоже ? А где они траву берут ?


Экуменизм.

А давайте глюки всех программ объединим в одну !


Атеизм.

Вера в так называемый патч - средство оболванивания пользователей. Глючность программ - объективный закон природы, и с этим ничего не поделаешь.


Социализм.

Программы глючат из-за неравенства. У них разная длина, разное расширение и разные запросы к памяти. Патчи не помогут бороться с глюками, ибо не устраняют причину. Следует сделать все программы одинаковыми, уничтожить все операционные системы, кроме одной, отобрать у всех пользователей персоналки и сделать вместо них один большой компьютер.


Коммунизм.

Программы глючат из-за вредительства ! Hадо расстрелять программистов.
А заодно, на всякий случай, производителей компьютеров. Да и вообще, зачем нам ещё какие-то программы ? У нас уже есть Программа партии !


Hацизм.

Кстати, и воды в кране нет по той же причине.


Hицшеанство.

Программы глючат потому, что они - всего лишь программы и достойны презрения. Только сверхпрограмма будет безглючной.


Критики ницшеанства.

У сверхпрограммы будут сверхглюки, ха-ха !


Фрейдизм.

Hа самом деле все графические оболочки предназначены для просмотра порнокартинок.
А все текстовые редакторы для печатанья порнотекстов.
А все языки программирования - для написания оболочек и редакторов, используемых для просмотра порнокартинок и порнотекстов.
Если их использовать для других целей, глюки неизбежны.


Юнгианство.

Программы глючат потому, что в коллективном бессознательном существует архетип глюка, которому противостоит архетип патча. Таким образом, ошибаются те, кто думает, будто патчами они смогут победить глюки; на самом деле, работая на архетип патча, они тем самым укрепляют и архетип глюка.


Экзистенционализм.

Hа самом деле вас не интересует, почему глючат программы.
Если вы спрашиваете об этом, значит, у вас уже есть патч.


Феминизм.

Программы глючат из-за дискриминации по расширению ! И вообще, миф о глючности программ придумали шовинистические свиньи из служб техподдержки, которые боятся потерять работу !


Сексуальные меньшинства.

Hазывать это глюками - оскорбительный предрассудок ! Это не глюки, а особенности ! Которыми можно гордиться !
Они, между прочим, есть даже у таких знаменитых программ, как Microsoft Windows, Mozilla Firefox и Borland Delphi !


Пролайферы (движение противников абортов).

Глючные программы тоже имеют право на инсталляцию !


Green Peace.

Программы глючат из-за загрязнения окружающей среды ! 500 лет назад, когда промышленность не отравляла Землю, о глюках программ никто и не слышал ! Что, скажете не так ?!

Игры разума или презумпция атеизма

Системно-векторная психология - статьи о религии, Боге, вере

Анонс

Тема статьи: Атеизм



Для кого-то вера в Бога — это то, над чем они думают, действительно думают. Для них это вопрос, который мучает (именно мучает) всю жизнь. Это постоянные мысли по поводу того, есть ли Бог и какова роль религии в их частной жизни и коллективной всего человечества. Это их вечный вопрос. Они же могут и посвятить свою жизнь религии, уходя в монастыри и полный аскетизм. Кто же они такие, атеисты, для которых вопрос существования Бога стоит остро, и верующие, для которых Бог и вера — это главное? 

Статья




Читайте также:
Звуковой вектор базовая статья: http://www.yburlan.ru/biblioteka/zvukovoi-vektor

Папа римский Франциск не знает Священного Писания

Богословский анализ заявлений папы римского Франциска в поддержку атеизма и гомосексуальности свидетельствуют о том, что нынешний понтифик не знает Священного Писания и элементарных основ христианства.


Атеист, знающий о Боге из Библии и мира природы, но в то же время принципиально отвергающий своего Творца, не может рассчитывать на жизнь вечную в Царствии Божьем, даже совершая некоторые добрые поступки.

Христианам известно, что жизнь вечная предложена не за добрые дела, а по Божьей незаслуженной милости к нам (благодати) в Иисусе Христе, и этот дар Божий невозможно заслужить, его нужно просто принять.

Аналогичный ляпсус папы и с гомосексуализмом. Папа считает грехом сам акт блуда, оправдывая при этом заявление о гомосексуальности. В свете Библии гомосексуальность является причиной греха, а сам акт — результатом.

Содомские извращенцы должны исповедать грех гомосексуальности в молитве покаяния перед Богом, признав, что это мнение о себе в корне неправильное, так как Бог всех людей создал нормальными.

Зачем Франциск делает подобные заявления? Складывается впечатление, что он специально поощряет греховность атеистов и гомосексуалистов, чтобы они не оставили свои грехи, и, в конечном итоге, погибли.

Христианский взгляд

Атеист VS Священник





( о налогах + ДОПРОС)

Ты не можешь говорить Бога нет, ты можешь сказать у тебя Бога нет, или ты не с Богом.

А иначе ты как будто слепой, который говорит что в мире нет света, или как будто бедный говорит что в мире нет денег.



Батюшка отец Смирнов умница! Вот так, взял и положил на лопатки этого либерастского прихвостня Познера. Вот вам и "неграмотные, темные попы". Да уж, мудрость нынче не в почете. Ату, их, мудрых. Мы-атеисты, носители прогресса, устроим вам "светлое будущее".

Церковь и мир на пороге Апокалипсиса.Часть 2.Глава 2.

Продолжение.Начало тут: http://blog.i.ua/community/4224/1194682/.

Об индуизме(Часть 1)
 
Воинствующий атеизм сменился воинствующим индуизмом. В религиозно-исторической жизни человечества существует один фактор, который не поддается определению, но в то же время является самым достоверным из всех доказательств и прогнозов, на каких бы точных данных они ни были основаны. Этот фактор - народная интуиция, которая безошибочно указывает, откуда надо ожидать грядущих бед и катастроф, в каких тайных обществах назревают зловещие планы, с какой стороны на христианские страны обрушится, как снежная лавина, орда новых гуннов. Областью-источником эсхато-логических трагедий для наших предков был Юго-Восток.

Восток - это степь, огромная и всегда тревожная, как море. В этой степи, как стаи хищных волков, бродили кочевые племена, пересекая огромные пространства в поисках пищи и добычи. У них не было родины, вернее, родиной была сама необъятная степь. Здесь они рождались в кибитках, с детских лет учились управлять конем и стрелять из лука. Кочевник, казалось, сросся в единое целое со своим конем и понимал его голос, как речь человека. У них не было городов, вернее, их кибитки и телеги, покрытые ковром и войлоком, представляли собой странствующие в степи города. Даже безмолвная степь, как море во время штиля, таила в недрах своих бурю; она была логовом хищников, не знающих пощады. Границей степи было поле, где люди занимались земледелием, проводили воду, сажали сады, строили города. Кочевники внезапно, как призраки, появлялись в предместьях городов и, захватив добычу, так же внезапно исчезали в пустыне, оставляя за собой груды непогребенных трупов и пламя пожарищ.

Юго-Восток - это самые высокие в мире горы: Памир и Гималаи, похожие на десятки вавилонских башен, поставленных друг на друга, как будто огненная лава, вырвавшись из недр земли, взметнулась ввысь к небу и застыла на лету, превратившись в белый, как саван, и голубой, как утреннее небо, лед. Памир и Гималаи безмолвны, как тайна, и непроницаемы, как ночь. Вершины Гималаев кажутся снежным исполином, который хочет дотянуться до небосвода, чтобы сорвать с него звезды. Святой Андрей, Христа ради юродивый, провидец и пророк, говорил, что Александр Македонский запер железные ворота в ущелье гор на Востоке, а в конце мира эти ворота отворятся, и бесчисленные орды хлынут на запад. Тогда настанут бедствия, которых не видело и не переживало человечество. Железные ворота - это эллинистический мир, который затем был просвещен христианством, а за железными воротами таится древнее магическое язычество Турана, Индии, Тибета, которое в течение многих веков собирает свои силы для последней битвы с христианством. Восток - это пустыни Гоби и Кара-Кума, где уже однажды, как термиты в своих подземных гнездах, собралось огромное войско монголов под знаменами Темучина. Монгольская орда по пути на запад смешала народы и племена, как в одном кипящем котле, и перетасовала карту земли, как колоду игральных карт. Чингис-хан сравнялся с Александром Македонским, с той только разницей, что обратил свой меч на запад.

Грядущие беды и катаклизмы, предсказанные пророками, проходят, как жуткие призраки, в Апокалипсисе Иоанна Богослова, но есть удерживающая сила - это христианство, поэтому для воплощения демонических планов нужно сначала расправиться с христианством, уничтожить или извратить его, оставить от христианства только одно имя. Теперь наступил глобальный процесс дехристианизации мира. Господь назвал сатану лжецом и человекоубийцей. Борьба демона с Церковью осуществляется через гонение на христиан и в то же время распространение духовной лжи: ересей и лжеучений. Это можно сравнить с осадой крепости: враги штурмуют ее ворота и стены, и в то же время тайные противники хотят устроить пожар внутри нее. Уже в апостольские времена римская государственная машина обрушилась своей тяжестью на христианские общины. Кровь мучеников потоками лилась на землю, как виноградный сок из точила, и вместе с тем язычество готовило другой удар: в среде самарийских волхвов-оккультистов и фригийских жрецов возникла идеологическая провокация христианства - учение, которое должно было низвести Христа до уровня космического духа-архонта и предоставить ему место в каком-нибудь из углов пантеона. Христос по этому учению превращался из Сына Божия в языческое божество. Евангелие привязывали к прокрустову ложу мифической космологии, а таинства Церкви объявляли оккультными посвящениями вроде хтонических мистерий в честь Деметры и Озириса. Гностицизм привлек к себе интеллектуальные силы языческого мира, но он не мог привиться к телу Церкви. Уже апостолы Павел и Иоанн Богослов предупреждали христиан о волчьих ямах и западнях, которые язычество расставляло на их пути. Однако гностицизм не исчез, но продолжал жить в монтанизме, в сектах богомилов, павликиан, альбигойцев и катаров, в тайных ложах рыцарских орденов, "приоров Сиона" и тамплиеров.

Второй попыткой язычества внедриться в христианский мир стало движение, известное под названием Ренессанса, или Возрождения, то есть возрождение античности. Если древний гностицизм избрал своим путем преимущественно философию и мистику, то Ренессанс - искусство. Языческий мир должен был войти в христианские храмы под видом фресок, изваяний, икон святых. Если у античных народов было неудовлетворенное стремление к духовности, "к неведомому Богу", то Ренессанс как раз хотел раздавить остатки духовности материальной осязаемостью и плотской страстностью своих картин, как тяжелым сапогом. Христа изображали то как Аполлона, то как Геркулеса, лик Девы Марии писался с молодых натурщиц, веселых и фривольных римских девушек, а иногда с предметов страстного обожания самих художников. На стенах Сикстинской капеллы появились мифические персонажи: Харон, перевозящий на лодке через воды Стикса души умерших и т.п. Искусство более интимно для души, чем философия. В псевдохристианском храме душа встречалась с пантеоном. Там были языческие боги под личиной Христа и святых, и они воспринимались человеческим подсознанием как космические божества, как торжество плоти и крови. Один из римских первосвященников, войдя в Ватикан после своего избрания, воскликнул: "Боже мой, ведь это языческие боги!" Слова возмущенного Папы передавали как забавный анекдот, но чаще всего римские первосвященники сами субсидировали такие работы, чтобы прослыть просвещенными гуманистами.

Искусство Ренессанса вторглось в католическое богослужение и сблизило его с напевами оперы и карнавала. В языческом мире храм был соединен с театром. Самый большой театр древнего Рима располагался на ступенях храма Венеры. Пока в этом карнавале возрожденного язычества паясничали перед толпой и насмехались над христианством Боккаччо, Эразм Роттердамский, Маргарита Наваррская и другие великосветские комедианты, мусульманский мир уже сдавливал Европу железными клещами. Реакция на постренессансное католичество в форме протестантизма и лютеранства не исправила дела, а напротив, внесла в сознание людей еще больше рационализма и оземленности. Западные христиане были лишены литургической глубины древней Церкви. Ренессанс и протестантизм подготовили почву для материализма и позитивизма.
В западной Европе мировоззрение интеллигенции постепенно приняло форму скептического гедонизма. В восточной Европе, которая сохранила древние предания и литургику, разделаться с христианством было трудно, и поэтому борьба с ним приняла форму насилия, а в ХХ веке - атеистической инквизиции. Повторилось время языческих гонений, но в гораздо худшем варианте. Современные государства по сравнению с Римской империей отличались большей разветвленностью разведывательного и репрессивного аппарата, концентрацией средств массовой информации, возможностью контролировать общественную и частную жизнь человека. Поэтому Церковь подверглась систематическому запланированному уничтожению. Не только в каждом городе, но в каждом селении был свой Колизей, напоенный мученической кровью.

Атеистическая пропаганда наложила свою руку не только на художественную литературу, но и на научные издания, не имеющие отношения к мировоззрению. И на этих книгах, как печать, стояло клеймо атеизма. Посещение церкви делало человека парией в обществе, во всяком случае для него был прегражден десятками заслонов путь к общественной и научной деятельности. Постоянное табуирование религии сопровождалось издевками, клеветой и насмешками. В этой искусственной пробирке должен был создаться, как гомункулус алхимиков, строитель нового общества. В течение десятков лет образовалось огромное выжженное поле - пустырь духовного невежества. Но в человеке нельзя до конца истребить врожденного чувства религиозности, мистического благоговения перед тайной. Атеизм на Востоке и позитивизм на Западе создали атмосферу глубокого духовного невежества и в то же время неосознанной потребности в религии, которую не могли удовлетворить ни культ наслаждения - гедонизм, ни культ вождя-сверхчеловека.
Продолжение об индуизме следует