хочу сюда!
 

Елена

44 года, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 40-55 лет

Заметки с меткой «любовная лирика»

ТРИЛОГИЯ "ХОЛОД". 1. Мне помнится



Мне помнится - вдыхал твои слова, 
нектара с губ твоих хотел напиться.
В дурмане том хмелела голова,
но я никак не мог остановиться.

Я помню, что пьянел тогда тобой,
съедая с губ холодную помаду,
и то, как я обманут был игрой,
манящею меня в преддверья ада.

Уста твои теряли вишен цвет,
ты увернулась и причём умело,
и умерло стремленье в слове "нет",
и нежеланным быть мне надоело.

Мне помнится - ты говорила мне,
свои невинно опустивши очи,
словами Блока:  Истина в вине,
и пить его душа твоя не хочет.

Скажи, когда, успела ты распять 
в любви мои рожденные желанья?
О, да - о них ты не хотела знать!
Как схожи ожиданья с истязаньем.


05.06.15

© Copyright: Виталий Тугай, 2015
Свидетельство о публикации №115072501696 

Желание мечты


                        



                        Среди большой житейской суеты,
                        Приходят дни тревоги и печали,
                        Когда желание твоей мечты,
                        Не нажимает с силой на педали.


                        Тогда сидишь ты, щёку подперев,
                        Задумчиво в окно уставив очи,
                        Досада на судьбу и даже гнев,
                        Как древесину червь, куражась, точит.


                        Завыть, ты можешь волком на луну,
                        И жизнь свою покрыть, ты можешь матом,
                        И даже водки,чарочку одну,
                        Пропустишь ты, от горя вместе с братом.


                        Но не сиди, как будто истукан,
                        Развей с улыбкой грустную досаду,
                        Закончи алкогольный балаган,
                        Пойди, пройдись с любимою по саду.


                        Как хорошо в саду гулять вдвоём,
                        И чувственно, и страстно целоваться,
                        И мы совсем, совсем не устаём,
                        С тобой в любви взаимной признаваться.

Прогулки по замку

Она всегда просила не привязывать ее , когда он уходил.  Она даже почти отвязалась один раз. После этого он  затянул ошейник так сильно, что остался кровоподтек, который не сходит  уже 3 года. Три. Года. Три года каждую ночь он уходит  чтобы убивать. Три года она  умирает вместе с  людьми,  которых он убивает вместо нее,  и не может его остановить.  Но однажды она сделает это. И тогда ее некому будет отвязать.

Хранитель ночи тихой



Любовь моя уснула, рядом спит,
за ней я тихо наблюдаю:
спокойно-дышащей любимой вид
во мне волненья вызывают.

Храню покой её дрожащих век
и влажный отблеск  губ закрытых. 
Коснуться их и не коснутся - грех,
но я хранитель  - ночи  тихой.

Вот сон её становится нежней -
одно мгновенье умилений.
Читаю я  движение бровей -
оно изящно, без сравнений.

Храню покой её дрожащих век,
во сне счастливую улыбку....
Она другая - не одна из тех,  
кто любит, но любовью зыбкой.

Таких не счесть - их ой как много есть,
кто ищет только наслажденье.
Она, как я, несёт свой тяжкий крест
на гору грехо-искупленья...


27.06.15
© Copyright: Виталий Тугай, 2015

Стога


Июнь. Дни стали равны ночи,
река и поле вновь влекут.
Кукушка за рекой пророчит
своё болтливое ку-ку.

Не верьте, девушки, кукушкам,
не верьте и своим парням,
и не спешите за опушкой
теряться с ними по стогам.

Дождей напившись в пору мая
трава поспела на лугах,
но скосит их коса шальная,
и сложат их для вас в стога.

Слова нашептаны  -обманны - 
любовь развеют в пух и прах,
как те холодные туманы,
что растворяются в полях.

Но девушки, расплетши косы,
веночки на лугу плетя,
уверенны, что их не бросит,
кто целовал их до утра.

И ты придёшь одна на поле
веночек для себя сплести,
где ветер, опьяненный волей,
колышет травы да цветы.

И я, придя в закат багряный,
с тобою солнце провожу,
и всполох щёк твоих румяных
вновь поцелуем разожгу.

И ты, укрытая туманом,
в моих прошептанных словах,
вдыхая травы ночи пряной,
забудешь девичий свой страх.

А после, слушая кукушку,
в стогу с тобой будем лежать,
с рассветом побежим к опушке 
росу звенящую сбивать.

Но краткая любовь людская
растает в солнце на заре,
ведь ты Есенина не зная,
не понимала - я сгорел.

Что я любил уже однажды
и больше просто не смогу.
В одну реку не входят дважды - 
прости, я пред тобой в долгу.

Что я по сути их не лучше,
ведь ты обманута со мной.
Что я, как луг в цветах пахучих,
весь тоже скошенный косой...

Июнь. Опять дни равны ночи,
и девушки венки плетут.
Кукушка счастье им пророчит,
и парни соловьями врут.


17.06.15
© Copyright: Виталий Тугай, 2015

Не рабами едиными

***
Мне достаточно было всего один раз заглянуть ей в глаза. Плутовские, многообещающие глаза. И голос - контрольный в голову: 
- Карина, а ну, отойди от лужи. Дядя тебе сейчас по попе даст. 
Дядя… 
Флюидное... 
Сладкое…

***
Я сижу за кухонным столом и напрасно тщусь пристроить свой взгляд хоть где-нибудь, хоть куда-нибудь. Вперить в потолок, в окно, в чашку с кофе, в конце-то концов. Черта с два! Он настойчиво ищет ее зад. О, Господи! Да вытащи ты уже этот пирог, к чертовой матери! Не готов? Ну, конечно же, не спешу, ну, конечно же, отведаю. Да, видать духовка слабовата, что б ее… Ну, нагнись, нагнись, загляни еще раз…. «дядя даст тебе по попе». Тьфу, *бтвоюмать. А во дворе абрикосы цветут, а в кофе вон рожа видна… Не смотреть. Не смотреть еще раз.

***
- Я когда замуж выходила, думала - вот это мужик, вот это человечище. За пару недель до свадьбы с подругой так наклюкалась, что уже не соображала где я. Телефон то ли потеряла, то ли украли - не знаю, не важно - в общем, помню - вырастает мой Саня передо мною, как из-под земли, с лицом, не обещающим ничего хорошего, не долго церемонясь, подхватывает меня на руки и несет в машину. То же самое проделывает с Иркой. Я еще, дура, прикинь, как узнала потом, что он брал ее на руки, так чуточку даже приревновала. А на утро просыпаюсь в постели… голая. Голова раскалывается, ноги гудят. И мне та-ак стыдно, та-ак стыдно. И страшно. Не так стыдно, как страшно. Ну, думаю, - хана: скандал, выяснение отношений и всё причитающиеся. Лежу такая, прислушиваюсь к звукам в квартире. Слышу же - толчется на кухне. Ну, думаю, всё… До сих пор помню, какие батя устраивал скандалы, если мамка вовремя не приготовит поесть. Всё, думаю, муж (будущий) - голодный, злой и не выспавшийся перед работой - ссора неизбежна. И тут слышу - идет в спальню. Зажмурила глаза, выровняла дыхание - сплю, значит. Он подходит впритык к кровати и стоит молча. У меня аж волосы на голове шевелятся, когда я чувствую на себе его взгляд. И слышу запах кофе, прикинь. И в тот самый момент, когда я якобы спящая догадываюсь, что происходит, уже не в силах сдерживать улыбку, он говорит строгим голосом: «Хорош притворяться, алкашка. Вот твой кофе, ванна набрана. Помоешь посуду - мне некогда. Вечером поговорим…» И что ты думаешь? Поговорили? Таа… Даже не заикнулся, пока я сама из него буквально по слову не вытянула подробности той ночи…    

***
Она тараторит без умолку, лишь отчасти отрываясь то от плиты, на которой варится борщ, то от духовки, в которой печется пирог. То возвращается к мытью посуды, оставленной на некоторое время в покое, то бросает все и выбегает из кухни, не прекращая своего повествования, чтоб через несколько секунд вбежать обратно. На самом деле, я с трудом слежу за сюжетной линией ее рассказа и ценой титанических усилий остаюсь холоден и беспристрастен. Следить, как колышутся ее груди, как отчетливы становятся их очертанья в момент, когда она оборачивается ко мне лицом от мойки, куда менее трудоемкое занятие. И куда более приятное. Время от времени она берет тайм-аут в занимательном кухонном матче, прислоняется ягодицами к подоконнику и упирается в него руками. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся, она не прекращает своего повествования. На вспотевший высокий лоб падает прядь каштановых волос, и после двух безуспешных попыток сдуть ее ртом, она очаровательным движением тыльной стороны ладони с оттопыренными пальцами запрокидывает ее обратно. В следующее мгновение, как мячик, отпрыгивает от подоконника, подымает крышку кастрюли, в которой варится борщ, и помешивает его половником. Собранные у затылка волосы позволяют мне лицезреть ее белоснежную тонкую шею, просящуюся под поцелуи, а узкие плечи и спина не способны скрыть полушария грудей от моего взгляда даже, когда она стоит ко мне задом.

***
- Мама, мама! Сматли!
Вбежавшая на кухню Карина, с помощью жвачки надула пузырь и застыла в ожидании реакции со стороны матери.
- Та, ну йоханый ты бабай! Са-аня! - мать и жена в сердцах бросила на стул полотенце и вышла к мужу. - Я тебе сколько раз говорила не покупать ей жвачку? А ты марш руки мыть! Быстро!
- Ой, блин, не начинай.
- Та шо - не начинай? Ты по-русски понимаешь вообще или нет? Или тебе на лбу записывать надо?
- Та тише ты.
- Та шо тише? Я тебе сколько раз говорила - не покупай ей всякую… фигню.
- Слушай, угомонись.  Разошлась тут, понимаешь…
Саня вошел на кухню.
- Ну, как я – быстро? Если б воспитательница не тупила - еще быстрее было б. Ты уж извини, что оставил тебя одного… с Маринкой. У меня Карина вообще с головы вылетела.
- Ну, да - в садике уже, наверное, и забыли, как ты выглядишь…
- Марин, прекращай, а?
- Иди мой руки… папа. - и далее, когда муж уже скрылся в ванной комнате, как будто ни к кому конкретно не обращаясь, полушепотом и смотря в окно, - жаль, такой мужик был.

***
- Здарова.
- Здаров. Как ты? Как там малая? Как жена?
- Карина? Та вычухается. Если б Марина одевала ее по погоде, то она и не заболела б. А так… Со следующего понедельника - в садик. Только денег уйму угрохали. Тому дай, туда заплати, то купи, то принеси. Страна непуганых идиотов. Ты сам-то как?
- Та нормально…
- Слушай, я все хотел перед тобой извиниться…
- Да, ладно?
- Не, серьезно. Неловко как-то получилось тогда… Посидели, конечно, хорошо – дай Бог так почаще. Мне просто… Ну, за Марину немного стыдно, если честно. Ты не обращай внимания. Она раньше такой не была. Это ее последнее время заносит. Мы при посторонних стараемся не ссориться, не выносить ссор из избы…
- Да, ладно. Что ты переживаешь. Все нормально. Каждая вторая семья такая…
- Ну, у нас ситуация чуточку похуже будет… Не знаю, что с ней случилось… Если честно, вот только между нами, у нас уже даже был когда-то разговор о разводе. Если б не Карина, я б уже давно смылся от нее, ей-богу. Малую только жалко. 
- И правильно. Ты хоть и ненамного младше меня, но я позволю себе одно менторское замечание: жениться, сделать ребенка, создать подобие семьи – ума много не надо. Свадьба, печать в паспорте, это так… туфта, фундамент на песке. А вот ты попробуй на этом фундаменте дом выстроить – тут уже горбатиться нужно, пахать, как папа Карло.
- Гы. И это говорит мне разведенный мужик слегка за тридцать?
- Бл@дь, ты думаешь мне эта «житейская мудрость» даром далась? Я слишком дорого заплатил за свои знания. И сейчас бесплатно, заметь, делюсь ими с тобою.
- Ну-да, ну-да… Ну, да ладно. Мне нужно бежать. Я наберу тебя чуть позже. Свидимся еще.

***
Едва выйдя из супермаркета, я лицом к лицу сталкиваюсь с Мариной, которая направляется вовнутрь.
- Мишка, привет! А ты куда пропал? Санька говорил, вы уже давно не виделись и даже по телефону не общались?
Она стала еще краше. Темно-карие плутовские глаза тут же начинают затягивать меня, как речной водоворот бумажный кораблик. Они говорят со мною. Они манят меня в свой губительный омут. Я сражен и повержен.
- Да, все времени нет. Работы много, погода никак не наладится. То одно, то другое. Давно было договорились пойти де-нить пивка дернуть, да все никак не получается. А ты… А ты… В АТБ?
- Ну, ты прям капитан очевидность. 
Она обнажает свои чудесные белоснежные зубы в дружелюбно-издевательской улыбке и занимает выжидательную позицию. 
- Да уж… 
Я испытываю чувство крайней неловкости. На мгновение переношусь лет эдак на 15 -17 назад. Первая серьезная любовь. Первое серьезное признание. Муки слова, когда из-под языка выскакивает совсем не то, что на уме. Я смотрю на нее, и мне хочется сделать шаг навстречу, чтобы схватить ее и впиться губами в губы. А вместо этого вынужден немедля или поддержать разговор, или красиво раскланяться. Моя голова голосует за то, чтобы откланяться и пойти дальше, но мои яйца абсолютным большинством голосов высказывают ей вотум недоверия.

***
Эта фраза, это жизненное изречение, афоризм крутится у меня на языке, но никак не приобретает четких очертаний. Я точно помню, что-то там «не возжелай», «жены» и бла-бла-бла. Так и ввожу как-то раз в гугле: «не возжелай жены». Ох, *бтвоюмать! Грешен, я грешен: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего». Да нахрена мне ишаки с рабами, спрашивается?

Просто забудь, что я есть...

Просто забудь, что я есть...

Что я когда-то любила...

Пусть это будет мой грех,

А тебе я его простила.


Забыла что больно в груди.

В ней боли уже не осталось.

Да и ты больше не жди

То, о чем когда-то мечталось.


И хоть скрежет душевный есть,

Ни о чем я сейчас не жалею.

Пусть со мной остается честь

И тот опыт, который теперь я имею.


Научил ты меня сладко врать...

А я хорошей была ученицей!

Любую роль смогла сыграть

И ничто не было мне границей.


Даже ты мою ложь сладко "ел",

Так вкушал ее... Я наслаждалась!

И в актерстве своем преуспев,

В славе лжи вдоволь я искупалась.


Но эту роль я устала играть,

Жить хочу без масок и лести.

Ты не тот, кто достоин любви,

Ты даже не достоин моей мести.


Я простила тебя осознав,

В чувства наши внесла коррективы:

Не увидела я в "сладкой лжи",

Для себя нужной мне перспективы...


Просто забудь, что я есть...

Что я когда-то любила...

Пусть это будет мой грех,

А тебе я его простила.

                                                                                 23:21
                                                                           
10.04.2015

Когда душа открыта

Теперешние встречи и любовь,
Как верно все. До боли просто верно.
Мы, потому, честны и откровенны.
Что ценим жизнь подаренную вновь,

Живем, считая время между встреч,
И дарим, принимая откровенья,-
Ведь счастья нашего редки мгновенья..
Друг друга все стараемся сберечь.

Наверное, важна и красота,
Хоть душами мы счастье приманили
Сердца, не сомневаясь, подарили,
Ещё не видя милого лица.

И важно все, конечно, и глаза,
И аромат, на скомканной подушке,  
И крашеные стрижки-завитушки,
Но всех желанней нужные слова.

Когда не вместе, а тепло забыто,
Когда лишь строки связывают нас,
Мы пишем заклинанье всякий раз:
«Твоей душе моя душа открыта»..

Запрет на "я тебя люблю"





Ты простой человек
Но к тебе явился мой ангел, одолжил твое тело,
И привел ко мне, для большого чувства любви.

Высказавшись - пришло время вернуть тело обратно,
Ангел вернул тебя где взял
Сам вновь растворившись в небытие.

Очнувшись, мы с тобой так и не смогли постичь умом
Удивлены и далеки друг от друга.

Самый быстрый настоящий глубокий роман
Похожий на обрыв струны дерзкого музыканта
Что прервал музыку визгом на самой высокой ноте.

"Я тебя люблю" - запрещено сказать здесь, и не скажется
Мы задуваем свечи в своей душе, каждый в одиночку
Чтоб стало темно и не видно раны на сердце

Чтоб забыть
идти дальше
любить...
Но на этот раз реальность.







Пусть поживёт пока?

Вчера моя душа ушла к тебе,
Без спросу, поменялася с твоею,
Теперь твоя живет уже во мне,
А я, свою, назад позвать не смею.

Душа, босыми ножками стуча,
Пробралась к сердцу прямо, по-хозяйски,
Его руками крепко обняла,
Ведь знает, что оно так любит ласку.

В тугой клубочек, всю свернув себя,
Взъерошив чуть мальчишечью прическу,
На всех отныне смотрит лишь любя,
Да сердце тихо трогает ладошкой.

И оттого сияет все вокруг,
И солнышко сугробы растопило,
И голуби воркуют для подруг,
И все отныне стало близким, милым.

Я удивленно на людей смотрю,
И улыбаясь, просто, без причины,
Отныне все вокруг себя люблю,
Твоей душой теперь руководимый.
***
Моя душа, пусть поживет в тебе?
Ты научи её любить и преклоняться,
Пред случаем в запутанной судьбе,
Который душами позволил поменяться.