хочу сюда!
 

Нина

29 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 30-40 лет

Искать

Лента заметок за месяц

Як живуть і чого хочуть українські угорці Берегова.

  • 16.08.18, 13:50
Опубликовано: 10 апр. 2018 г.

За переписом населення України 2001 року населення в межах підпорядкування Берегівської міськради становило 26 554 людини, зокрема 26 050 міського — в місті Берегові і 504 сільських мешканців Затишного. В етнічному складі населення переважають угорці (48,1 %) та українці (38,9 %)

На виборах 8 квітня в парламент Угорщини правляча партія "Фідес" прем'єра Віктора Орбана поклала на лопатки своїх суперників. За іронією долі перемогу Орбану - одному з найбільш жорстких опонентів офіційного Києва - принесли "закордонні угорці", серед яких і громадяни України.

Як проходили ці вибори на Закарпатті, чому Київ втрачає свої позиції в цьому регіоні, кому симпатизує місцеве населення і чи можливий тут "донбаський" або "кримський" сценарій - в репортажі "Української правди" з прикордонного курортного містечка Берегове

Детальніше: https://www.pravda.com.ua/articles/20

WM Music Distribution (от лица компании "Fon Budai Zenehz")

Про снігурів)

  • 16.08.18, 13:30
...Малесенький натяк присутній)))
тиць)
...гідра чогось там двоголова скоро сконає!

# 2 Ты ждала меня.

Утро как обычно началось в бешеном темпе. Она поднялась в шесть, сходила на пробежку, выпила кофе и начала тщательно собираться. Перед выходом она критически оглядела свое отражение в зеркале прихожей. Загорелые красивые ноги, на них – изящные открытые туфли на шпильке, так икры смотрятся еще стройнее. Широкие, немного не модельные бедра – Вика вздохнула – но зато талия узкая и фигуру красиво подчеркивает безупречная черная юбка-карандаш, к ней она надела любимую английскую шифоновую белую блузку в черный горошек. Из украшений она выбрала серьги с жемчугом и маленькими капельками-бриллиантами, на шею – нитку жемчуга, этот комплект когда-то подарил Сергей, - дорого, элегантно и в тоже время скромно. Блестящие каштановые волосы уложены мягкими волнами, - да, неплохо получилось – ну и идеальный легкий макияж довершает картину. Она улыбнулась своему отражению и, прихватив на тумбочке ключи от машины, выбежала из квартиры.

Ровно без пяти восемь она вошла в холл «Интуриста» и направилась к стойке администратора.

- Доброе утро, я Виктория Козаченко, у меня назначена встреча с Андреем Романенко.

- Доброе утро, - улыбнулся ей молодой парень в стильной униформе, - господин Романенко просил передать, чтобы Вы подождали его в лобби-баре. Прошу, метрдотель проведет Вас за столик.

- Спасибо. – Вика вошла в лобби-бар. Ее провели к красиво сервированному столику у окна. В зале никого не было. Она села в кресло, разгладила юбку на коленях и стала ждать. Она давно научилась справляться с нервами перед ответственными интервью. За годы, проведенные в журналистике, она брала интервью у знаменитых, богатых людей, звезд музыки и спорта, политиков, и со временем у нее выработалась профессиональная привычка, как называл ее Олег Петрович, «не мандражировать». Но сейчас ее била мелкая дрожь, которая эхом отдавалась, казалось, где-то глубоко в желудке. Из головы вылетели все заготовленные вопросы, когда у входа в зал она увидела Андрея. Он тоже увидел ее, улыбнулся и подошел к столику. Она поднялась и протянула ему руку.

- Доброе утро, Андрей Николаевич, я Виктория Козаченко, еженедельник «Город».

- Доброе утро, я так и думал, что это будете Вы, - он, улыбаясь, пожал ее руку. – Вы отлично выглядите.

- Спасибо, Вы тоже, - кивнула она. Руки выдали ее дрожь. Он внимательно смотрел ей в глаза.

- Ну что же, прошу садиться. Давайте позавтракаем вместе, Вы не возражаете?

- Нет, но я не хочу задерживать Вас.

- Ну что Вы, в нашем распоряжении целый час. Успеете еще задать мне свои вопросы.

Они разместились в креслах. Подошел чинный официант, Андрей заказал кофе, фруктовый салат и овсянку, Вика попросила принести ей только кофе.

- А Вы не очень любите журналистов? – спросила она, наконец, справившись со своим волнением.

- А за что их любить? В Киеве они вечно доставляют мне кучу неприятностей. Все эти статейки в желтой прессе… - Андрей поморщил нос. – Хотя я конечно не очень хорошо знаком с запорожской журналистикой, в частности с ее представителем, который сейчас сидит напротив меня, - он улыбался и его зубы, которые были одного цвета с белоснежной рубашкой, красиво контрастировали с особой смуглостью его кожи. – Поэтому, когда мы познакомимся ближе, я, возможно, кардинально поменяю свое мнение. Вы давно работаете в этой газете?

- Восемь лет.

- Приличный срок. А я давно занимаюсь бизнесом. Меня отец в пятнадцать лет привел в офис (а это была арендованная двухкомнатная квартира в «хрущевке») первой нашей малехонькой компании, ему просто нужны были бесплатные руки и мозги. Позже когда я понял, как это трудно зарабатывать деньги, через три года уехал учиться в Гарвард.

Принесли завтрак, официант, пожелав приятного аппетита, удалился.

- Не хотели после учебы остаться в Америке?

- Ну, конечно, американская система обучения и жизнь мне очень понравились, как ни банально свобода и вправду там основополагающее понятие, но мне очень хотелось домой, на Украину.

Вика улыбнулась, представляя себе его студентом в Америке. Вот он на лекции в форменном джемпере с гербом Гарварда сосредоточенно учится бизнесу, вот он играет в американский футбол, вот он на пляже в Калифорнии проводит уик-энд в окружении блондинок в красных купальниках, на его сильном загорелом теле блестят капли воды, а его глаза влюблено смотрят на одну из блондинок.

- Вы что-то вспомнили смешное?

- Извините, у меня просто сильно развита фантазия, - она опустила глаза, смутившись от собственных мыслей.

- Очень интересно, - Андрей отпил кофе. Он старался не улыбаться, но эта девушка забавляла его. Пожалуй, впервые за долгое время ему было так тепло и приятно в обществе женщины, и он чувствовал себя бесшабашным мальчишкой. Хотелось шутить, смеяться от какого-то пьянящего чувства легкости. Вчера вечером он думал о ней, сожалел, что отпустил. Но он знал, что они обязательно встретятся, словно это уже было какой-то данностью. И сейчас он был так рад, что она пришла на это интервью. - Кажется, вчера мы переходили на «ты», - заметил он, посмотрев ей в глаза.

- Мне кажется, вчерашняя наша встреча вчера не реальной, - пошутила Вика, но в глазах у нее снова была грусть. – Андрей Николаевич, давайте все-таки перейдем к моим вопросам, хорошо?

- Хорошо, - согласился он. – Я Вас внимательно слушаю.

Вика задала ему все вопросы, которые планировала вчера. Он послушно отвечал, не пытаясь больше ее смущать, так, словно на время принял ее правила игры. И она была ему за это очень благодарна.

Она посмотрела на часы, когда было уже без десяти девять, их встреча заканчивалась, и она в уме сочиняла будущую статью.

- Наверное, не буду Вас больше задерживать, - сказала она. – Большое спасибо за это интервью, Андрей Николаевич.

- А теперь, когда официальная часть закончена, давай просто поговорим. Что ты будешь делать сегодня вечером? – внезапно спросил он.

- Я… ну не знаю, наверное, дописывать статью.

- А кушать ты будешь вечером? Давай где-то поужинаем.

- Андрей, я… не хочу, чтобы ты думал, что я тебе отказываю, - проговорила она тихо, уставившись на свои руки, и попыталась зацепиться за мысль о том, что французский маникюр, сделанный Илонкой, был идеальным.

- А ты именно это и делаешь. – Он усмехнулся.

- Я не знаю, почему ты решил меня пригласить. Вчера у тебя тут был огромный выбор девушек, причем модельной внешности. Ты мог выбрать любую.

- Я не хочу выбирать моделей. Мне с тобой хорошо. И ты очень красива. Скажи, те отношения сейчас у тебя очень серьезные?

- Это неважно, - она поднялась, взяла свою сумочку. – Извини, я пойду.

- Вика, стой. Ну что я постоянно гоняюсь за тобой? – он поднялся и взял ее за руку.

- Я просто думаю, что небольшой запорожский романчик ты можешь завертеть с кем угодно. Зачем тебе понадобилась я? – она мягко убрала свою руку.

- Боже, сколько глупостей у тебя в голове! - Андрей вздохнул. – Кто, когда все это вложил тебе в мозги?

- Никто мне ничего не улаживал. Мне пора. Спасибо за завтрак.

Она быстро пошла к выходу.

- Ох, черт возьми, ты, словно наглухо закрытая ракушка, - проговорил Андрей, глядя ей вслед.

 

 Вика вошла в офис редакции, и ее прихода с нетерпением ожидали. Она села в кресло за своим рабочим столом, подошли Марина и Вадим - коллеги, с которыми она поддерживала приятельские отношения.

-  Ну что там, Вика, колись, каков мистер Куул-мэн? - спросил Вадим, состроив гримасу а-ля «мачо». 

- Приятный, умный, деловой, как еще можно рассказать, Вадик, - ответила она, включая компьютер.

- А как насчет того, что он известный плейбой? – улыбаясь, просила Маринка, присев на ее стол и скрестив свои длинные красивые ноги. – Как он, испробовал уже на тебе свои чары?

- Ну, он просто красивый молодой успешный мужик, Марин, и поведение у него вполне соответствует статусу, я вообще не понимаю, когда на людей навешивают ярлыки.

- А как еще назвать такого красавца? Я читала в инете, что в его постели перебывали, чуть ли не все украинские «звезды».

- Повезло им, - пробормотала Вика, загружая свои рабочие программы.

- Мда, что-то ты совсем не разговорчивая, - разочарованно выдала Марина, изящно спрыгнула со стола и пошла к кофе-машине. – Олег Петрович, кстати сказал, что бы ты как появилась, сразу к нему зашла.

- Марусь, просто наша Вика уже так очарована Романенко, что не может вымолвить ничего связного, - засмеялся Вадик.

- Точно, Вадюсик, ты экстрасенс просто, - идя мимо, Вика подхватила у него из рук баскетбольный мини-мяч, который он вертел на пальце, и точным броском закинула его в корзину на противоположной стене кабинета. Это были американские штучки, любимое занятие Вадика во время, когда он отлынивал от работы. Олег Петрович страшно ругал его за этот «баскетбол», но даже гнев шефа не мог истребить тягу Вадика к игре, которая помогала ему, как он говорил «сконцентрироваться».

- Вау, да это девятиочковый, ну ты, мать, даешь! – восхитился Вадик.

Вика улыбаясь, вышла из кабинета. Олег Петрович встретил ее радостно и выглядел он очень довольным, загоревшим. Она подумала, что отдых все-таки пошел шефу на пользу.

- Ну, как ты, детка? Выглядишь шикарно, - он взял ее за руки и усадил на свой белый кожаный диван, сам сел в кресло напротив.

- Спасибо, Олег Петрович, Вы тоже. Наши меня, прежде всего, спросили как он.

- Ну а что он, я-то представляю, как и кто он. Киевский плейбой, папенькин сынок, золотая молодежь.

- Вы знаете, мне он показался совсем другим человеком – умным, интеллигентным, порядочным, он, кстати, работал вместе с отцом с пятнадцати лет. А «Ромпром» – одна из компаний, капитал которой наращен вполне легально. И в лихие девяностые они цивильно занимались стройкой дач под Киевом.

- Ага, строители-скромняги, с того времени они «обросли» множеством дочерних компаний, и далеко ушли от строительства, «Ромпром» сейчас владеет контрольными пакетами более 80 компаний в энергетической, телекоммуникационной отраслях, в банковском и страховом секторах, - усмехнулся шеф.

- Сам Романенко не скрывает, что отец в советские времена был старым партийным работником, кажется заместителем председателя совета министров УССР.

- Мда, интересное кино, и чего для этой неожиданной диверсификации им понадобился наш город?

-  Олег Петрович, ну не преувеличивайте, наш город - большой индустриальный центр промышленного юга, и бизнесу нашему действительно важны свежие инвестиции. Кстати, Андрей Николаевич рассказал мне, что они собираются реализовать попутно несколько социальных проектов: оборудовать детские площадки в спальных районах города, оказать благотворительную помощь для лечения онкобольных детей и закупить дорогостоящее оборудование для нескольких больниц. У него целая команда опытных менеджеров и он вправду готов все это сделать.

- И откуда такая манна небесная, ты посмотри, - проворчал Олег Петрович. Вика с улыбкой смотрела на него, иногда шеф вел себя как большой ребенок, если чего-то не понимал, ужасно раздражался.

- Отец Андрея… Николаевича родом из Запорожья, - ответила она, - и сейчас, когда у него появилась такая возможность, он хочет сделать что-то для родного города.

- И ты во все это веришь?

- Мне он показался искренним. Тем более у нас с вами будет возможность убедиться в истинности его намерений.

Олег Петрович внимательно вгляделся ей в глаза.

- Мда… замуж тебе надо, детка, - задумчиво проговорил он. Иногда шеф совсем выбивал ее из колеи своими неожиданными репликами.

- Олег Петрович, а …, - Вика даже запнулась.

- Да, замуж, и ребенка! – безапелляционно воскликнул он и поднялся. – А сейчас иди, работай на благо нашей родной газеты. Давай, давай время не терпит!

- Статью готовить проникновенную? – осведомилась она.

- Конечно, как ты умеешь.

- Хорошо, я пошла, Олег Петрович.

Она вышла из кабинета шефа под каким-то странным впечатлением. Все это появление Андрея сплелось в непонятное наполнение окружающего ее пространства новыми словами, понятиями. «Замуж, ребенок». Почему именно эти слова ни с того, ни с сего сказал шеф? «Замуж, ребенок», - словно прогремело у нее в висках. «Если выйду замуж, то только за наследного принца». Она засмеялась собственным мыслям, а, вернувшись в кабинет, попыталась себя сдерживать, но дурацкая счастливая улыбка никак не сходила с губ, что в течение рабочего дня вызывало активные «переглядки» Вадика и Маринки. Вика делала вид, что не замечает стараний этих мимов-самоучек, но совершенно бесшабашное настроение не покидало ее целый день.

Вечером в кабинет заглянул Олег Петрович. Вадик как раз приготовился к броску своего мяча, но поспешно спрятал его под стол. Маринка, подкрашивая губы, хихикнула, закрывшись зеркальцем. Вика с улыбкой отвернулась к монитору.

- Так-с, бездельники, ну что есть планы на вечер? – спросил шеф, обведя их напускным суровым взглядом. Это была часть их игры, в которую все с удовольствием играли.

- А что Вы предлагаете, шеф? – откликнулся Вадик, делая вид, что очень увлечен работой.

- Да вот Андрей Романенко сегодня приглашает нас на концерт Энтони, только что доставили семь пригласительных, парочку я раздал тунеядцам в спортивном отделе, эти три ваши.

- Ух, ты, клево, - сказала Маринка, подхватив со стола пригласительные билеты, - вип-ложе, посмотрим концерт как белые люди. А только чего это Романенко решил позаботиться о нас?

- Понравились мы ему, - ответил шеф. – Виктория сегодня утром провела отличное интервью. Да, Вика?

- Ой, Олег Петрович, а я сегодня не смогу пойти на это мероприятие. У меня дела вечером, - поспешно сказала Вика.

- Никаких отговорок, тем более эти пригласительные он прислал для тебя, будет очень некрасиво.

- Да, Вик, это будет по-свински, - с энтузиазмом поддержал Вадик, и она показала ему кулак за спиной у шефа.

- А ты, умник, писал же у нас когда-то о музыке, так вот пока Петренко в командировке, давай готовься, подсобери материальчик об этом Энтони, возьмешь у него интервью, - распорядился шеф, - а Виктория должна будет попросить об этой услуге у Андрея Николаевича. Говорят, что Энтони очень высокомерный и избалованный вниманием прессы, и интервью кому попало, просто так не дает.

- Олег Петрович, а как я смогу заставить Энтони дать интервью, если он не захочет? – обреченно спросила Вика.

- Должен захотеть, мне ли тебе рассказывать. К тому же хорошее расположение к тебе Романенко сыграет нам на руку. – Шеф говорил тоном, который не подлежал возражению, и они это прекрасно знали. – А сейчас все по домам чистить перышки и чтобы вечером показали мне высший класс. Давайте, шевелитесь. Бегом, бегом. Маруся, на тебе уже килограмм косметики, детка, хватит красить губки. Все, встретимся там, до вечера.

 

Вика ехала домой и задумчиво смотрела на дорогу. Снова мыслей в голове были тонны. Она вспомнила, как поделилась с мамой своими мучениями, заплакала, мама подошла и обняла ее. «Я не оправдываю тебя, ты много горя принесла его жене, но девять лет он с тобой, это уже что-то большее, чем обычный роман «налево». «Мам, ну ты же знаешь, я никогда в жизни не хотела причинить боль его жене, сколько раз я прогоняла его!» – снова зарыдала она. «Нужно было прогнать раз и навсегда», - сурово сказала мама. Она поняла, что никогда не нужно перелаживать проблемы на других людей, даже близких, и за все, что она сделала, будет отвечать сама.

Она повернула на шоссе к Южному району, зазвонил мобильный. Это был Сергей, как обычно сердце ее радостно сжалось.

- Привет, Сереж как дела? – спросила она в трубку.

- Малыш, я здесь задерживаюсь на пару дней. Как ты?

- Да еду домой, вечером еще работать. Олег Петрович выдумал нам пионерское задание. В город приехал певец Энтони, сегодня будем ловить его, что бы взять интервью.

- Ага, что-то я читал сегодня, к вам там и крупный холдинг пожаловал со своим притоком крупного капитала.

- Ну да, шуму тут наделали.

- Так ты сегодня интервью брала у этого Романенка?

- Да, как ты догадался?

- Ты знаешь, я догадливый. Ну ладно, я сейчас немного занят. Вечером позвоню.

- Я соскучилась.

- Я знаю, я тоже. 

- Хорошо, целую тебя.

- Следи за дорогой, целую.


Концерт, как обычно на площади Фестивальной, собрал огромное количество людей. Перед выходом киевского гостя публику разогревали запорожские группы. Энтони отработал концерт на высоком уровне, выложившись вместе со своим балетом на все сто. Так как из вип-ложе открывался хороший вид на сцену, Вадик шепнул Вике, что Энтони работал вживую. «Чувачек, видишь, профессионалом оказался», – добавил Вадик. Вика улыбнулась и перехватила внимательный взгляд Андрея, так словно он пытался определить, какие отношения связывают ее с Вадимом. Он вообще целый вечер смотрел на нее, с самого их приезда, после представления всех друг другу, его глаза словно прожигали ее.

…Концерт подходил к концу. Энтони «качал» публику своим последним нашумевшим хитом. Вика заметила, что Андрей поднялся и направился к выходу. Олег Петрович мигом бросил на нее красноречивый взгляд. Они как по команде с Вадиком поднялись и пошли за Андреем.

- Андрей Николаевич, можно Вас на минуту? – окликнула его Вика. Дорогу им с Вадиком преградил внушительного вида телохранитель.

- Игорь, все в порядке, - сказал Андрей.

- Андрей Николаевич, мы перед концертом не успели, хотели попросить Вас об одной услуге.

- Да, с удовольствием, я слушаю Вас, - Андрей обаятельно улыбнулся.

- Не могли бы Вы отрекомендовать нас Энтони, а Вадим возьмет у него небольшое интервью?

- А Вы пишете о современной музыке? – Андрей смерил Вадика пристальным взглядом.

- Немного пытаюсь, - улыбнулся Вадик, протягивая руку. Андрей пожал ему руку и, словно решив, что Вадик не представляет никакой угрозы, кивнул.

- Хорошо, тогда я приглашаю вас на вечеринку. Где вся ваша группа? Олег Петрович, ваш редактор, кстати, мне очень понравился. Так что я рад буду видеть всех в ресторане отеля на втором этаже.

- Спасибо, - вежливо поблагодарили Вика и Вадик.

- Игорь, проведешь наших уважаемых журналистов после концерта в отель. А мы с Толиком сейчас проберемся туда, - распорядился Андрей. – Извините, мне нужно сделать пару важных звонков. – Он посмотрел Вике в глаза и пошел вниз по винтовой лестнице. Молчаливый Толик в костюме от Бриони последовал за ним.

- Он сама добродетель, - сказал Вадик Вике на ухо. – Ты знаешь, даже я сейчас испытал силу его обаяния, как женщины сдерживаются, прям, ума не приложу.

- Хватит балаболить, - Вика шутливо стукнула его по голове, - настройся на интервью.

К ним подошел Олег Петрович. Концерт закончился, толпа свистела, Энтони прощался.

- Ну что, детки, как дела?

- Нас всех пригласили на вечеринку, - ответила Вика. – Там все и случится.

- Ну что же вечеринка, так вечеринка. Очень приятно, что Андрей Николаевич пригласил нас. Кстати, он и вправду, по-видимому, очень хороший парень, как ты и говорила.

- Я такого не говорила, - Вика почувствовала, как ее щеки краснеют.

Шеф с Вадиком переглянулись и заулыбались. 

Whiskey*(c)

Продолжение следует... 

Українська музика 481







0%, 0 голосов

100%, 1 голос

0%, 0 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Американская история преступлений. Убийство Версаче. Рецензия

Во многих дома в сссре были китчевые люстры с висюльками из пластика. Они тускло освещали и без того безрадостную жизнь и скудную обстановку и считались удачным приобретением.

Ну еще бы, такой себе намек на состоятельность. Унылые висюльки, пародия на роскошь, быстро покрывались пылью, и мыть их было сущим мучением.
А еще тяжелее было собирать выпавшие из пазлов и пихать обратно.

Некоторым даже удавалось стать счастливыми обладателями еще и настенного бра такого же дизайна. В купе с ковром на стене люстра (и бра) составляли гармоничный интерьер помещения среднестатистического гражданина страны советов.

В ленте о Версаче увидела такие же висюльки. Форма та, но вот не то содержание. В роскошном доме дизайнера они сверкали настоящим блеском. Его, этого блеска, было много в жизни именитого кутюрье. Но создавая свои лучшие коллекции (например, мини платья, которым я когда-то подражала, имея подругу-дизайнера областного масштаба), Джанни думал о ней, женщине. Порочной, влекущей и недоступной. Не о своих многочисленных любовниках, нет.

Женщина, точнее невинная девушка, к которой не смеет прикоснуться мужчина своими грязными руками и похотливым ртом - вот идеал. Сверкающий элемент безупречной люстры, созданной профессионалом, а не ширпотреб. Поэтому легче и проще иметь дело с мужчинами. Они далеки от идеала.

Оказалось, что не легче.

Я не хотела смотреть этот фильм. Решила. что там будет слишком много приторной слащавости, надуманных страданий и фальши. Но неожиданно лента (первые две серии) зацепила. Харизматичный Версаче и актер, который кажется его братом из-за поразительного сходства, отличная режиссура и звуковое оформление, попытки психоанализа и никакой пошлости. Это несомненная удача создателей ленты, учитывая сложность поставленной задачи.

Показалось несколько слабой игра Пенелопы Круз (Донателла Версаче). Но актрисе, наверное, было сложнее всех, ведь сестра убитого жива и она весьма непростой человек.

Дело об убийстве закрыто, хотя осталось много загадок. Но откуда у меня возникла ассоциация с люстрой из дешевого пластика?


Про життя


Сто пітсот раз зустрічала це висловлювання, та і ви мабуть теж. Але не думала, що колись воно мене так зачепе. unsmile

Тяжко, дуже тяжко знаходитись не в своєму середовищі....

Як на мене на багато краще бути на щабель нижче і тягнутись вверх ніж навпаки...

Соціальна реклама (пародія)

Соціальна реклама дратує навіть більше, ніж реклама сумнівних псевдолікарських препаратів. Тому не втримався від пародії.

"— Чула, Семенівно? В сусідньому домі менше платять за житло.
— А це як?
— Створили ОСББ, поміняли вікна, здали на металобрухт старі батареї і газові труби, купили сонячні панелі і вітряк — і послали Обленерго і ЖЕК на *уй."

"— Чув? У Жовкві вже перейшли на альтернативне опалення. Вирубали весь ліс — зате не треба платити за газ."