хочу сюди!
 

Eva

43 роки, близнюки, познайомиться з хлопцем у віці 20-70 років

Замітки з міткою «сми»

Чем дальше, тем больше в наших СМИ будет всякой грязи...


О «вооружении» и «вооружаемости» американских СМИ, в особенности, перед выборами президента США в ноябре текущего года.

Я часто общаюсь с разными нашими политиками. Как республиканцами, так и демократами. Иногда политические вопросы довольно интересно обсудить и с людьми из не политической сферы деятельности – режиссерами, художниками, коллекционерами и так далее. Недавно общался со знакомыми, которые давно работают и очень успешны в Голливуде. Мы говорили о выборах и медиа – насколько объективно американские СМИ освещают кампанию, шаги кандидатов, мнение общественности о будущем в целом.

Большинство моих собеседников – людей абсолютно разных – очень сильно чувствуют приближение выборов. Ощущения становятся все более «яркими». Это связано с тем, что у нас начинается настоящий беспредел в прессе. Именно так и есть. СМИ в США, как говорят, «вооружаются» по полной программе.

Есть позиции консерваторов, которые, так сказать, «давят на одни и те же кнопки». Есть те, которые находятся на другой стороне, более прогрессивные. Это, в частности, соросовские движения, которые связаны с демократами. Каждый гнет свою линию, но единственный, кто при этом всем реально страдает – американский народ. Страдают те, кто является наиболее активными потребителями информации. И часто страдает репутация прессы, как таковой, и наших институтов, которые популяризируют демократический образ жизни в мире.

Усугубление ситуации с объективным освещением в СМИ нашей политической жизни продолжается. Все потому, что нет должной ответственности журналистов за ложь и манипуляции.

В США есть разные организации. Их больше на левом фланге, но и на правом они тоже есть. Я всегда стараюсь быть максимально сбалансированным в своих комментариях, поэтому приведу следующие примеры сугубо как иллюстрации.

Взять такие организации, как, например, OCCRP, ProPublica, Reveal. С одной стороны они делают довольно много хорошего – проводят расследования, выявляют злоупотребления, указывают на нарушения законов. Но, с другой стороны, на них влияют политические организации, которые имеют очень конкретные цели. Понимаете о чем я. А еще на них влияет, естественно, наличие или отсутствие материальных ресурсов для журналистских расследований. Это тоже немалый рычаг воздействия, скажем прямо.

Журналисты в США часто ведут себя довольно странно. Это правда. Проблема тут, с одной стороны, конечно же, в законах и культуре, мол, «буду делать все, что захочу» или же «журналист – своего рода полицейский и закон на моей стороне в любом случае»... Такой подход, к сожалению, является большой проблемой. С другой стороны, есть откровенные подонки, которые числятся в различных известных расследовательских организациях, но ведут себя полностью неадекватно, используют доброе имя и репутацию коллег – настоящих журналистов, которые проводят настоящие расследования, рискуют жизнью, добиваются справедливости. 


Есть такой Кевин Холл, который сейчас, к сожалению, работает в OCCRP. Пришел он туда из McClatchy. Есть Анжела Харт, которая сейчас работает в KFF Health News, где уже занимается больше освещением вопросов медицины и здравоохранения. Есть такой репортер Бен Уидер, который, по-моему, так и остался в McClatchy. Подобных журналистов много. Я просто привел эти три «примера», с которыми столкнулся в свое время лично.

Нерадивые «журналисты» просто берут деньги и обливают грязью людей, не разбираясь в ситуации, не вникая в ее суть, не пытаясь даже выслушать альтернативную точку зрения или другую сторону. Берут от 3 до 5 тысяч долларов и пишут все, что им в голову взбредет. Они готовы писать что угодно, когда угодно и о ком угодно. Подобные «журналисты» – убогие низкопробные социопаты. Я бы сказал, что они даже ниже самых грязных уличных преступников. Но, они – известны, их знают, поэтому социальный вред они наносят просто бешеный.

Я привел некоторые «примеры» из моего личного жизненного опыта. Но, такое случается у очень многих. Подобным «журналистам» многое позволяется потому, что законы США больше защищают, скажу так, самое высокое, а не карают самое низкое. «Самое высокое» здесь – действительно профессионалы СМИ, которые чем-то жертвуют, берут какие-то риски для того, чтобы максимально правдиво раскрыть историю, действительно важную для общества. А вот всякие проходимцы в тех же самых СМИ пользуются этими профессионалами, как щитом или панцирем. Продажные «журналисты» постоянно прикрываются честными и принципиальными своими же коллегами.

Моя беседа со знакомыми в Голливуде, с которой я начал, ярко выявила, что мы будем больше и больше видеть в СМИ всякой грязи. Чем ближе дата выборов, тем все это будет чаще и чаще иметь место. И слева, и справа.

Журналисты, которые за деньги готовы на все – настоящие примеры зла. В США, к сожалению, таких хватает.

Юрий Ванетик, адвокат, политический стратег, член Совета директоров международного правозащитного агентства WEST SUPPORT (США)

О «cancel culture», или как не дать себя «стереть» и уничтожить

В свое время в росверсии Википедии увидел информацию, где якобы лидеры Украины поощряли наградами и почетными званиями откровенно пророссийских бизнесменов, которые уже тогда были под санкциями СНБО, а затем попали и под подозрение СБУ за финансовые злоупотребления во вред стране. Сейчас они не в Украине, а отдельные даже просят ПМЖ за границей. Кстати, в украинской версии Википедии этих «реверансов» с награждениями нет, что еще раз подтверждает логику действий роспропаганды: фейки – ИПСО – «культура отмены» («культура стирания») – «культура уничтожения».

И вот буквально на днях увидел несколько статей, в которых роспропаганда, наняв переводчиков на разные европейские языки, запустила широкую кампанию дискредитации руководства МОУ и высших руководителей СНБО. Цель знакома – внести смуту и возбудить злость на власть в массах украинцев.

Явление, о котором пойдет речь, я скорее бы называл не «культурой отмены» (как это переводится дословно с английского и чаще всего у нас употребляется), а именно «культурой стирания», которая уверенно трансформируется в «культуру уничтожения». Объясню, почему так считаю на примерах из собственной политической жизни, в том числе.

«Культура отмены» (cancel culture) – возникший в США и Европе социально-политический термин. Это современная форма остракизма, при которой человек или определенная группа людей лишаются поддержки, подвергаются осуждению в социальных или профессиональных сообществах как в онлайн-среде и социальных медиа, так и в реальном мире.

«Культура стирания» – сейчас это уже не так, что человека вычеркивают отовсюду. Его пытаются умножить на 0! Это не то, что человек не упоминается в СМИ, не активен в публичном пространстве. Его прямо атакуют и такая атака – беспощадна. Поэтому, уже логичнее называть это все «культурой уничтожения».

Изначальная суть «cancel culture» была в том, чтобы вооружить посредством интернета и технологий слабых и даже маргинальных людей, которые никак не могут противостоять нападкам. У них нет денег на хороших юристов или лоббистов, нет должного уровня образования и образованности. Их просто стыдят в интернете, а они ничего не могут сделать. А так они могли бы, посредством того же интернета и соцсетей, высказать собственную позицию и попросить, к примеру, своих единомышленников в какой-то степени защитить их от откровенного хейта. Но, очень быстро это все превратилось в полностью иное, в полное извращение первоначальной сути «культуры стирания». Сейчас «cancel culture» начала уничтожать именно самых слабых и маргинальных людей.

Пример. Бедный простой учитель в школе не упал на колени перед ворвавшимся экстремистом. Он защитил себя. Правильно поступил? По логике – конечно. Но, потом такого учителя почитатели этого экстремиста начинают перманентно стыдить и унижать. Хейтеры потом пишут о нем всякие гадости, залазят в его личную жизнь, семью, инициируют травлю его детей, родственников, друзей. Стыдят везде, где только возможно: в социальных сетях, блогах, на разных сайтах. Что в итоге? Такого учителя школа увольняет с работы, его детей выбрасывают из учебных заведений. Часто такой человек потом сводит счеты с жизнью. Это жутко. Но, что интересно тут, что новая технология, о которой все больше и больше пишут – искусственный интеллект (ИИ), способна не просто мобилизировать группы хейтеров, которые станут атаковать других, а генерировать такие фейковые группы. Тоесть, уже не нужно будет убеждать, к примеру, 100К дегенератов, что какого-то бедного учителя нужно облить грязью и довести до предела, а можно создать ложную группу людей – ботов или целое фейковое движение, которое будет целенаправленно это делать. Не нужно уже кого-то просить или уговаривать. Это уже не будут реальные люди, а будут виртуальные боты, сгенерированные ИИ.

Есть много публикаций, где можно почитать об известных публичных фигурах, которых «стирали». Некоторые после «стирания» таки возвращались, становясь еще сильнее. Но, возвращались, как правило, мощные личности, у которых были деньги, связи и, самое главное, очень сильный характер. Такие люди могут выдержать «стирание» и вернуться в строй. А слабых «стирают» беспощадно и безвозвратно. В этом и есть вся суть «культуры стирания». Слабым людям вернуться на их прежний уровень практически нереально.

Думаю, что совет здесь – очень важный момент. В каждой ситуации есть разные стратегии реагирования на «стирание».

Например, обо мне лично в свое время были разные грязные публикации, которые однозначно имели заказной характер. Писали, что я когда-то имел контакты с Манафортом; какие-то мои финансовые вопросы искажались; публиковали, что я не проплатил что-то по кредитной карточке; что организовывал какие-то встречи в Вашингтоне; что присутствовал на совещании в Израиле с Владимиром Зеленским перед началом его президентской избирательной кампании, где высказывал соображения как консультант. Писали много чего. Что-то из этого было в действительности, например, встреча в Израиле и другие значимые моменты, связанные с моей профессиональной деятельностью. Но, подавляющее большинство публикаций были откровенной ложью и заказухой. И я хорошо знаю, чьей именно.

Как вести себя в зависимости от сложившейся ситуации.

Например, если ты сделал что-то явно плохое по своей сути, к примеру, ударил женщину, пытался ее унизить, угрожал, пугал расправой, то тут стоит извиниться, попытаться компенсировать этой женщине ущерб, лечение (если необходимо), признать свою вину на любом уровне публично. Нужно дать людям понять, что ты осознал свой проступок и готов дальнейшими действиями это подтверждать. Это не будет проявлением слабости. Наоборот. Как известно, свои ошибки публично признают исключительно сильные люди.

В ситуации же, когда ты не делал ничего плохого, а другие просто воспользовались твоей временной неуверенностью или жизненными сложностями, раскрутили некую ситуацию до небес, то, прежде всего, тебе нужно реагировать. Надо отвечать, разоблачая самих «стирателей». И объяснять максимально широко, что это – заангажированные люди, проплаченные движения, что обвинения неправдивы, а интерес этих людей один – сбить тебя с пути. Нужно объяснять, что есть твоя история – реальная, а не та, которую раскрутили, оболгав и понапридумывав о тебе всяческих небылиц.

Самое главное – не молчать. Главное – не давать себя «стереть». Это то, что в свое время сделал я. Не молчал, а довольно жестко отвечал публично на разные фейковые обвинения в мой адрес всяких откровенных мерзавцев, которые когда-то распространяли обо мне всякий бред, проплачивая публикации и в украинских медиа также.

Есть и «золотая середина» поведения. Это если что-то было тобой сделано не совсем корректно, не полностью неправильно, а что-то можно было сделать лучше, но криминала в этом не было. Просто, например, твою личную точку зрения какая-то часть людей восприняла негативно сугубо под своим субъективным углом зрения. Тогда можно развернуть ситуацию в другую сторону, найти свою коалицию – людей, которые согласны с твоей позицией. И тогда можно «стереть» тех, кто пытался тебя «стереть», разоблачив и обезоружив твоих критиков-хейтеров.

Резюме. В США очень часто и много говорят о мощи искусственного интеллекта. К сожалению, ИИ начнет играть в теме «стирания – уничтожения» далеко не последнюю роль. Он будет вооружать «культуру уничтожения». Уже не нужно будет убеждать всяких дебилов заниматься подобными вещами, а можно будет создать искусственных дебилов, которые время от времени будут набрасываться на определенных субъектов и множить их на 0.

ИИ – это бомба, которой можно будет пользоваться как для правильных дел, так и для черных делишек. ИИ в руках «стирателей» – страшнейший инструмент.

Где заканчивается журналистика и начинается медиа-бандитизм?

Удовлетворение потребностей общества в информации – ключевая миссия любых СМИ. Люди нуждаются в максимально полной и объективной картине мира для своего же нормального функционирования и развития. Другое дело, что информация бывает разной и подается со стороны медиа она тоже по-разному.

Часто материалы попадают на страницы тех или иных изданий либо же в эфиры не выверенными, порою не сбалансированными, далеко не всегда честными и объективными. А еще есть и «джинса», и заказуха, и жесткий «черный PR». Это все профессионально «упаковывается» и умело предлагается потребителям информации. Сходу понять, где в подобных случаях манипуляция, а где ее нет, довольно не просто. Особенно, если человек еще и доверчивый. А таких немало.

Самый большой сбой в СМИ – наших в США или других стран – заключается в том, что мы, как общество, не понимаем и не видим обратную сторону медали.

Мы часто ставим журналистов на очень высокую ступень потому, что понимаем, что свобода слова – крайне важно. Мы считаем, что разоблачение зла часто происходит не через правительства или же какие-то личные мести, а именно через освещение в СМИ. Медиа, как говорят, освещают то, что в темноте. Несмотря на все это, мы не всегда видим обратную сторону вопроса.

Обратная же сторона в том, что имеет место полная безответственность журналистов. И когда нет последствий безответственного поведения (даже если оно не со злым умыслом, а просто, мол, «делаю, что хочу»), многие журналисты начинают чувствовать вседозволенность и ею пользоваться.

Несмотря на то, что я приверженец свободных рынков, которые бы сами себя в какой-то степени регулировали, здесь считаю, что, когда мы даем привилегии СМИ, то мы должны в то же самое время делать «плохих актеров» ответственными за их действия. Когда журналист несущественно ошибается и потом исправляет свою ошибку – это одно. Но, когда журналист специально делает пакости, то в публичной плоскости его не просто нужно стыдить или осуждать, а тут должна быть жесткая ответственность за действия. Если он это делает специально и потом еще всячески избегает контактов с человеком или людьми, о которых он, к примеру, писал всякие гадости, тогда это точно не журналистика!

Когда журналистов, к сожалению, сажают в тюрьму, то мы считаем, что так поступают диктатуры, а не демократии. Не всем понравится то, что сейчас скажу, но когда журналист без причины уничтожает людей, делая это за деньги или просто из-за какого-то нахлынувшего зла, просто потому, что он это может (если доказывается такая его мотивация), то тут должна быть не административная, а уголовная ответственность.

Считаю, что журналисты должны иметь специальные профессиональные лицензии. Потому, что сейчас каждый человек – журналист. Гражданская журналистика, которая в Twitter, в разных блогах и так далее – это изумительно, с одной стороны. Это дает голос тем, кто его не имел. С другой же стороны, это влечет за собою беспредел. Вот где тогда заканчивается гражданская журналистика и начинается дикий медиа-бандитизм?

Должны быть четкие линии. В США, к сожалению, их не существует. Получается, что ужасные медиа-актеры (так как существует безответственность) прикрываются хорошими журналистами. Настоящие журналисты едут на фронт, рискуют жизнями, работают в диктатурах, где могут легко лишиться всего, расследуют коррупционные дела и так далее. И такие, получается, в проигрыше вдвойне – они и так жертвуют собой, но еще и страдают из-за подонков, которые за ними прячутся и ими прикрываются.

В свое время мировые СМИ много писали о крахе в The McClatchy Company. Там было полно людей, которых туда брали абы взять и редакторы не контролировали ничего. Там писали все, что кому заблагорассудится. Мотивация – какая-то политическая идеология, деньги за материалы, личная неприязнь к фигурантам статей и так далее. Это уже становилось не медиа-компанией, а PR-компанией. Медиа в таком случае становится уже не медиа, а рупором, как это происходит в РФ: пропаганда, субъективизм, манипуляция фактами, откровенное вранье в интересах отдельных лиц. Тогда это уже невозможно называть СМИ. Проблема опять – в безответственности журналистов.

Приведу пример из жизни. Много времени когда-то я проводил в наших полицейских органах, когда был назначен губернатором Калифорнии Арнольдом Шварценеггером в Комиссию, которая вела в нашем штате бюджет по полиции, тюрьмам и всему, что с этим связано. И как-то разговорился с одним судьей, тоже членом этой Комиссии. Была ситуация, когда одного из шерифов арестовали. Я говорю этому судье, мол, шерифа арестовали за какую-то мелочь, зачем надо было так его «сбивать»? А он мне отвечает, мол, с одной стороны оно-то так, но, это – шериф и у него выше стандарты. Одно дело, когда простой человек, к примеру, превысил скорость, а другое, когда это сделал шериф. Все иначе выглядит. Шериф должен быть примером, у него выше ответственность.

То же и с журналистами. Когда они себя не правильно ведут, то должны больше упасть, чем любой простой человек. У журналистов весомее моральная ответственность. Мы их возвышаем, в то же время они должны сами понимать, что это – не просто так. Они должны быть ответственными, как и политики. А у журналистов этого нет. В США очень часто человек может сказать, что, мол, он – независимый журналист и будет делать все, что захочет. Это да. Но, обратная стороны медали – ответственность журналиста за свои поступки.

Поэтому, если ответственности нет, то медиа в итоге себя дискредитируют и распадаются. Распадаются тогда, когда приносят уж очень много вреда обществу. СМИ часто ищут сенсацию, смотрят на то, чтобы привлечь больше людей, больше заработать, но очень часто не обращают должного внимания на то, что именно они публикуют. Они не оценивают вред от своих действий. Они раскрывают секреты, которые могут сильно навредить безопасности страны, сдают людей, после чего человек может покончить жизнь самоубийством и тому подобное. У них все это – побочные явления. Многим СМИ – все равно. Они делают из людей объекты и знают, что судить их не могут, а если и попытаются, то у них же – рупор. Тогда они будут еще больше писать или говорить о какой-то ситуации так, как захотят они. У них – юристы, страховки, лобби. Из-за того, что они очень сильны, их подкупают, делая журналистов лоббистами.

Где граница между журналистикой и лоббизмом? В этом и есть главная проблема, что такую границу провести практически невозможно.

Когда о человеке «слагают небылицы» – ему лучше молчать?

Есть два типа информации.

Одна никогда и никому не будет известна ни при каких обстоятельствах. Как правило, принадлежит она либо одному человеку полностью и уходит в небытие вместе с ним, либо что-то знает группа людей (каждый в курсе только какой-то своей части) и такая информация тоже почти никогда не будет сведена в единую картину, чтобы явится публике в ее целостном варианте.

Вторая – или сразу же, или со временем обязательно становится достоянием широкой общественности. Какой бы секретной на первый взгляд она не казалась. Об этом потом говорят, смакуют подробности, живо обсуждают детали, критикуют или поддерживают фигурантов. Другое дело здесь – насколько эта информация будет правдивой, насколько точно она будет соответствовать действительности!

Есть интересное выражение: «Что бы ты сам о себе не говорил – все равно другие расскажут интереснее». Правдивость информации – вот что всегда и везде ключевое. А кто же лучше знает о том или ином событии? Конечно же – сам фигурант. Первое лицо! Именно оно знает все досконально и может объяснить точно, почему событие выглядело так, а не иначе. Оно, будучи максимально в материале, почти стопроцентно уловит даже то, кому выгодно было (и почему) подать определенное событие в искаженном виде. 

В США, как и в большинстве западных стран, СМИ ищут сенсацию, часто не забираясь в глубине вопроса. Серьезные же журналисты или именитые СМИ – они все равно аккуратны даже в поисках сенсаций, ибо их репутация для них очень ценная, и они могут сильно упасть, если вдруг возникнет какой-то скандал. Бывает, что СМИ что-то напечатает, а потом выплывет ложь. Да, СМИ могут потом что-то исправить или дать опровержение, но все равно им репутационно это очень дорого будет стоить. Вообще, очень многое зависит от того, кто пишет, о ком пишет и что именно пишет.

По моему личному опыту, по опыту моих клиентов, коллег и друзей, я скажу так: когда журналисты обращаются за комментарием или уточнением информации – им всегда нужно отвечать. Если какая-то информация не связана с официальной сферой, государственными вопросами, где уже нужно присутствие, например, юристов и так далее, то с журналистами нужно комуницировать максимально.

Одна из ошибок, которую в свое время сделал лично я – не всегда я шел с журналистами на контакт. Помню, раз ко мне обратились журналисты по довольно интересному вопросу, а я воздержался и среагировал уже несколько позже. Поэтому, когда к Вам обращается журналист и говорит, что планирует писать о Вас статью или ему интересна какая-то тема, связанная с Вами, то в подавляющем большинстве случаев нужно идти на контакт. Это доказано практикой. Люди, которые имеют хороших пиарщиков-представителей (это, кстати, в США очень дорого), могут контактировать с медиа через них. Но, если человек сам относительно грамотен, у него есть возможность с кем-то посоветоваться, то с журналистами ему намного выгоднее идти на контакт, чем молчать и избегать этого. Единственный негатив тут в том, что как только человек реагирует на тему, то он дает больше легитимности итоговой статье на эту тему. Если статья слабая, а автор – никто и звать его никак, то тут нужно уже смотреть по ситуации. Есть отдельные случаи, когда пишут просто дикий бред, что будет низко на него реагировать. Но, если это – не бред, если пишет не какой-то «левый» блогер или какой-то непонятный автор откровенные глупости, то нужно реагировать обязательно.

Если что-то не правильное написано, нужно делать четкую корректировку. Если Ваши ответы вдруг не полные или не все, если размыт контекст, то нужно реагировать и корректировать такую публикацию. Я уже не раз рассказывал о том, как в США тяжело судиться с журналистами. Но, у нас можно требовать корректировки. Можно сделать так, как однажды сделал я: на одну из публикаций обо мне, которая была полнейшим бредом, я ответил своей публикацией. Разместил я ее тогда в, пожалуй, самом сильном издании у нас в стране – The Wall Street Journal. Я не собирался себя возвышать, на кого-то или на что-то жаловаться. Я просто хотел логично объяснить, что то, что написано было обо мне – полный бред и откровенная ложь.

Часто обо мне писали без доказательств, многое было «притянуто за уши». Были в свое время люди, которые писали все, только бы найти сенсацию: о каких-то якобы моих делах непонятных с одним из губернаторов, о каких-то якобы моих контактах с Манафортом и так далее. Опытные серьезные журналисты, с которыми я встречался и обсуждал эти публикации, не находили в них ни истории вопроса, ни доказательств, ни стандартов, ни фактов. Все базировалось либо на каких-то предположениях, либо на каких-то личных выводах тех горе-журналистов, а вот доказательств не было вообще.

Я как-то уже рассказывал о некоторых из таких писак, об отчете McClatchy, об отдельных явно проплаченных публикациях. Писали всякое обо мне в свое время и такой себе Кевин Холл и такая себе Анжела Харт. Это, как пример.

Хочу пару слов сказать об этой Харт. Ее статья, где я упоминался, появилась летом 2018-го года. Я потом привлек к расследованию очень респектабельную компанию. Эта Харт была в дикой панике. В итоге она сказала, что свою же статью она не писала. Абсурд! Ведь там стоит ее имя, это была ее статья. Вот так она пыталась тогда отмазаться. В этой статье были нарушены все правила журналистики. Допускаю, что они просто получили деньги за эту публикацию и просто поставили туда ее имя, как автора. Вот такие у нас ситуации случаются.

Да, у нас есть в СМИ мерзавцы. Не журналисты, а именно низкопробные бесхребетные писаки. Те, кто потом убегает и прячется от того, о ком они написали...

Если обвинение очень четкое и это чистая неправда, то, я думаю, эффективнее будет фокусироваться на своей правоте и доказывать фактами, что такого не было и это все – клевета. Если это просто какое-то мутное обливание грязью, без четких фактов, а только какие-то предположения без аргументов, то нужно публично показать, что журналист плохо сделал свою работу: не связался с тем, о ком он пишет, не уточнил детали, не прояснил для себя ситуацию, ничего не проверил.

Если Вас хотят зацепить и просо налить на Вас грязи, то, как правило, выискивают что угодно. Пишут такое, что ни на одну голову не налазит. Все это от того, что некоторые «журналисты» – просто не очень умные люди и пишут о том, о чем понятия не имеют, не обременяя себя желанием связаться с фигурантами их публикаций.

Как бороться, когда Вас оклеветали? Судится в США – очень тяжело. Во-первых, Вы как бы даете вторую жизнь любой статье. Во-вторых, сам процесс очень дорогой. Он – дико дорогой. Воевать относительно какой-то статьи – это может легко стоить Вам 2 или 3 миллиона долларов (а может – и в 10 раз больше, в зависимости от того, кто написал, что написал и куда). Судиться – это для очень богатых людей. В-третьих, карты не на Вашей стороне, как публичной фигуры (даже если Вы во многом и правы). В-четвертых, доказать, что кто-то написал о Вас что-то специально, умышленно желая нанести вред Вашей репутации – крайне и крайне сложно. Журналист тут может сказать, мол, он не знал подробностей, его не правильно информировали, запутали специально и так далее. Ибо документально (!) доказать, что он знал правду, а ложь написал умышленно, или найти документ, что ему заплатили за его ложь – почти нереально.

Не у всех, как это у меня, например, получается писать в Newsweek, WSJ или USA Today. Не у каждого есть возможность и умение писать. Но, и молчать – не выход. Нужно тогда находить людей – хороших пиарщиков, консультантов, которые помогут не оказаться в тени, чтобы в итоге из-за молчания на Вас не повесили всякие небылицы или ситуации, которых никогда и быть не могло.

Прятаться – не выход. Прячутся те, кто ничего не может сказать или им нечего сказать. А раз сказать нечего, то это первый и самый яркий признак того, что человек чувствует свою неуверенность или вину за произошедшее.

Тяжелая борьба Анатолия Шкрибляка со СМИ

Анатолий Шрибляк
Анатолий ШриблякЕсть такой «выдающийся» украинский энергетический магнат Анатолий Шкрибляк. Он даже вошёл в ТОП-100 украинских олигархов. Хотя каких-то пару лет назад о нём никто не слышал, поскольку его звезда взошла при Петре Порошенко. До этого он был больше в тени или на вторых ролях.Но! Skelet.Info неожиданно задался вопросом: а куда утекает прибыль с ТЭЦ, стоимость услуг которых уже превысила все разумные пределы, но при этом качество этих самых услуг не улучшилось? Кто стоит за всем этим? И оказывается этим самым человеком и проводником схем является Анатолий Шкрибляк! Не будем пересказывать всё досье на Анатолия Шкрибляка – с ним вы можете ознакомиться по этим двум ссылкам - Анатолий Шкрибляк: маленький гигант большой коррупции. ЧАСТЬ 1Шкрибляк Анатолий: маленький гигант большой коррупции. ЧАСТЬ 2, - а преступим к сути данной публикации. Итак, 01 ноября сего года в адрес Skelet.Info приходит сообщение от сервиса Lumen, который принадлежит Google, сообщение следующего содержания: «Ваши URL удалены из Google Поиска в соответствии с законом DMCA». 
Тяжелая борьба Анатолия Шкрибляка со СМИ
Тяжелая борьба Анатолия Шкрибляка со СМИ

В двух словах это означает, что на сайте Skelet.Info имеются материалы, которые нарушают чьи-то авторские права.

Skelet.Info иногда получает подобные сообщения. И в 100% случаев из 100 они означают одно – кто-то, назовём его, к примеру, ВАЛЕРИЙ, решил таким «кривым» способом удалить информацию из поисковой выдачи Google, которая ведёт на наш сайт. При этом никаких авторских прав Skelet.Info не нарушает. Просто ВАЛЕРИЙ ну очень хочет удалить эту информацию и придумывает различные уловки. То размещает задним числом идентичную с Skelet.Info публикацию на каком-то своём сайте, делает её noindex, а потом пишет письма в Lumen, что он является самым настоящим правообладателем и требует удалить её из выдачи Google, то придумывает какие-то другие извращения, как, например, Геннадий Буткевич aka АТБ (долго рассказывать)…

В общем, поскольку сервис Lumen на начальном этапе оценивает информацию через роботов, то бывают случаи, что информация из Google действительно удаляется. И уже Skelet.Info приходится доказывать Lumen, что ничьи права не нарушены. А это время (которое деньги).

Во всех случаях Skelet.Info выходил победителем из подобных баталий (читайте по ссылкам ниже).

Выйдет победителем и в этот раз. Причём со значительным ущербом для ВАЛЕРИЯ. Поскольку Skelet.Info уведомлял коллег и партнёров, что что есть такой ВАЛЕРИЙ, который пытается «кривыми» способами зачистить информацию о себе. И партнёры всегда поддерживают Skelet.Info!

И появлялось всё больше публикация про этого условного ВАЛЕРИЯ!

Как будет и на этот раз…

ПРИМЕРЫ: Как не дожидаясь «Закона Бородянского» Нацполиция блокирует сайты

Иванющенко и Кифак засудили Google за «7 километр»

Ваврыш и его SAGA Development кошмарят киевлян и пытаются зачистить интернет

Налоговик Ирина Зленко блокирует СМИ через суды

Законник Сергей Кивалов пытается незаконным способом зачистить Интернет

Замначальника ГСО Нацполиции Дмитрий Бут пытается зачистить Интернет

Про «Креативно одарённых» пиарщиков Андрея Довбенко

Максим Криппа, казино Вулкан и Ростелеком. Агент Кремля под боком у Садового

Skelet.Info

Листая вайбер или Маковая соломка.

    Вброс по всем соцсетям  на 9-е Мая : маки и свечки - нацики пережевывали разгром Гитлера и фашизма в мире. Пусть пережевывают ,  так им и надо .  Они же не знают , что маки - французские партизаны -  били фашистов как наши ковпаковцы .  Не любят нациков нигде в мире вот им и грустно порой и стыдно за себя и свое позорное прошлое , иначе зачем бы снимать с Бандеры гитлеровский мундир  ,  цепляя к околышу его эссесовской фуражки красный мак - любимый цветок колумбийских наркобаронов . 

Печально то как...

Официальные СМИ, коих осталось совсем чуть чуть, видят свое назначение в забалтывании проблем, в отвлечении  внимания от их сущности.  Их гимном по видимому  служит известная  композиция "Все хорошо прекрасная маркиза...".

        Но иногда по халатности или недосмотру в их текстах вдруг просачивается крупица истины.  Так недавно весьма  деликатно было  сказано, что 70% наших земляков нуждаются в психиатрической помощи,  то есть являются полу психами или полу идиотами.  Почему полу?  Так ведь полноценные носители этих диагнозов должны пребывать в клиниках. Это строго теоретически....

      Еще Александр Сергеевич с грустью о том  писал...
 

       А при избрании или назначении властей сертификат адекватности, как ни печально, не требуется.  С другой стороны у пациентов психолечебниц тяга к вождизму велика  и известна как наполеоновский комплекс.  Их неудержимо влечет править. И вот у власти  уже оказывается  более 70%  особей с психическими отклонениями.   

     Стало быть нашим домом скорби  управляют сами пациенты. А вот  врачей совсем нет.  Правда есть  советы  из более успешных домов скорби.  Но, сами понимаете,  это как лечить аппендицит уговорами.

    
                     
    

Новые стандарты правильных новостей Украины

Власть инициирует уголовные и административные наказания за «манипулирование общественным мнением», а также лишение лицензий убыточных СМИ. Легитимации наступления на свободу слова поможет новый совет при Президенте

6 ноября стало известно, что президент Украины создает Совет по вопросам свободы слова и защиты журналистов – как консультативносовещательный орган.

В тот же день в Верховной раде состоялись слушания с созвучным названием – «Безопасность деятельности журналистов в Украине: состояние, проблемы и пути их решения». Но тон прозвучавших на слушаниях сообщений встревожил украинское журналистское сообщество.

Министр культуры, молодежи и спорта Украины Владимир Бородянский заявил о необходимости введения уголовной ответственности за распространение неправдивой информации, которая влияет на общественное мнение. Он анонсировал «введение в законодательство таких понятий, как «манипулирование общественным мнением», «манипулирование общественным сознанием», и их критериев, а также введение как административной, так и уголовной ответственности за заказ и осуществление такого манипулирования».

Через два дня после слушаний в указе президента Зеленского появилось поручение правительству до конца текущего года разработать стандарты новостей. Это вызвало бурю возмущения.

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко заявил, что власть под благовидным предлогом пытается осуществить «запугивание СМИ криминалом или налоговыми проверками». И отметил: «Действующее законодательство дает многочисленным правоохранительным органам, спецслужбам и регуляторам достаточно полномочий для борьбы с недостоверной информацией и масштабными манипуляциями… Драконовские поправки в том виде, как они озвучиваются отдельными представителями власти, это точно не о «реформах» и не об «укреплении государства», как говорится в названии указа».

В этом году Украина оказалась среди «частично свободных» в рейтинге Свобода в сети-2019 правозащитной организации Freedom House. Страна набрала 56 баллов из 100 (на 1 выше по сравнению с 2018 годом). Тем не менее, в этом рейтинге Украина по количеству очков стоит на одном уровне с Угандой. Рост на один бал поясняется тем, что интернет в последнее время не отключали на Донбассе. Других позитивных изменений не зафиксировано.

Однако и в этом направлении ведется «активная работа» правительста. Так, в период с 8 по 15 ноября на территории ООС работает комиссия во главе с заведующим сектора информационной реинтеграции Донбасса министерства информационной политики Украины. Целью поездки называют «осуществление представителем министерства информационной политики Украины мониторинга деятельности контрольных пунктов въезда-выезда относительно состояния распространения печатной, издательской, полиграфической, аудиовизуальной продукции, элементов социальной рекламы, размещения внешней рекламы».

Поясняя падение уровня свободы слова, директор представительства Freedom House в Украине Мэтью Шааф отмечает, что власти Украины продолжают блокировать сотни сайтов, в том числе известные новостные и социальные медиа-платформы «пользуясь непрозрачной политикой». Еще семь лет назад страна определялась как совершенно свободная в плане интернета. А сегодня «трудно понять, какой именно контент блокируется и почему, что способствует сильной поляризации общества, демонстрирует отсутствие прозрачности и ответственности за такие решения со стороны правительства и подрывает верховенство права в Украине».

Профессия журналиста остается одной из самых опасных в стране, и при новой власти не произошло никаких положительных изменений. Согласно данным мониторинга Института массовой информации, с начала 2019 года в Украине произошел 191 случай нарушения свободы слова. С июля по сентябрь из 75 нарушений, 53 случая - физическая агрессия в отношении журналистов.

Приведение новостей к определенным стандартам, введение административной и уголовной ответственности в сложившейся ситуации выглядит как очередное наступление на свободу слова. Под прикрытием новых законодательных инициатив журналистам грозят штрафы и лишения лицензий. Не исключено, что будет происходить закрытие ресурсов, неугодных власти. СМИ Украины все более становятся управляемыми. Вопрос – кем?


Оцените уровень свободы слова в стране:

50%, 1 голос

50%, 1 голос

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів

0%, 0 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Бедная-бедная Америка! Ответ на комментарий

Это ответ на заметку Богдана Ляшко Америка...= Пятое Поколение ИДИОТИЗМА!

Я могу ошибаться, но по моим оценкам, в подавляющем большинстве случаев, Цель СМИ служить Власти, поэтому всё, что они пишут направлено на удовлетворение её целей. В комментарии к этой статье Богдана Ляшко под № 2 9.09.19, 00:44 я написал:


- Не заблуждайтесь и не фантазируйте, - это большой театр по разделу военного бюджета и его увеличения. Зачем читать то, в чем правды не было НИКОГДА. Триллионные расходы на производство оружия могли бы изменить жизнь на Земле при прекращении этого производства. Но кто Вам даст это сделать?

Богдан ответил: - А я верю Константину Душенову БОЛЬШЕ, чем Трампу и Конгрессу!!!

Вот те на, удивил. Такой ответ, на мой взгляд, прямо противоречит содержанию статьи самого Богдана. Вот из неё выдержки:

«Уровень боеготовности армейских частей КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ УСТРАИВАЕТ военное командование

ОСТАЛСЯ БЕЗ АВИАНОСНОГО ПРИКРЫТИЯ

ЧТОБЫ ПРОСТО ЗАЛАТАТЬ ДЫРЫ в нашем военном бюджете, нужно ежегодно расходовать на оборону ДОПОЛНИТЕЛЬНО 88 млрд. долларов

В ближайшие 5 лет армию США ожидают радикальные изменения

Последние 15 лет американская армия воевала против заведомо более слабого противника, Но неэффективна в крупномасштабных операциях... С противниками… на земле и на воде, в воздухе и в космосе".

денег не напасёшься

к осени 2018 года боеготовность парка "Рапторов" снизилась до 48%.  Из 187 единиц Ф-22 боеготовы к этому моменту были лишь 89-90 самолётов. 

эксплуатация этих "невидимок" слишком накладна

вместо "невидимых" Ф-22 янки вернули на Ближний Восток старые, проверенные Ф-15. И плевать, что их средний возраст уже перешагнул за 28 лет. Зато надёжно! Дёшево и сердито… 

Короче, конфуз...

"Военно-воздушные силы США отказываются от дальнейших закупок самолетов четвертого поколения, даже в усовершенствованном варианте типа истребителей Ф-15Икс. Командование ВВС имеет ограниченный бюджет 

Во как! Но не прошло и года, как в марте 2019 заместитель министра Военно-воздушных сил Мэтт Донован опроверг своего шефа и огорошил почтеннейшую публику: "Согласно первоначальным планам, мы ожидали иметь 736 самолетов F-35, но у нас их сейчас всего 174. Для того, чтобы восполнить недостачу, мы должны увеличить закупки других истребителей. У нас нет иного выхода".

"Истребитель четвёртого поколения Ф-15 который, казалось бы, похоронили с приходом нового, 5-го поколения, воскрес, словно Феникс из пепла. В бюджете 2020-го года Пентагон готов выделить на закупку этих самолётов около 1,2 миллиарда долларов. А затем счет может пойти и на десятки миллиардов".

Пентагон готов закупить аж 240 единиц модернизированных Ф-15! И это, кстати, будет мощный и опасный самолёт. В модернизированном варианте истребителя фирма Boeing обещает колоссальный ресурс по сроку службы нового планера – целых 20.000 часов. Для сравнения: большинство тактических истребителей имеет ресурс не выше 8.000 часов. А хвалёный Ф-35 – всего 2.000 часов! И боевая нагрузка, кстати, у Ф-15 в полтора раза выше, чем у Ф-35. А стоимость – существенно меньше!

Впрочем, всё это пока планы, и неизвестно, сбудутся ли они. 

У мелеющей кормушки Пентагона в смертельной схватке сошлись монстры американского ВПК, и кто кому перегрызёт глотку – пока неясно».

Константин Душенов.


МОЙ ВЫВОД:

С моей точки зрения весь этот «плач Ярославны» не более, чем попытка убедить население США в необходимости увеличения военного бюджета, а не свидетельство краха американской военщины, который увидел Богдан в статье Константина Душенова.

А вы, читатели, что думаете: 1 это свидетельство краха армии США

2 это «страшилка» для американцев с целью оправдания увеличения военного бюджета.


21%, 3 голоси

79%, 11 голосів
Авторизуйтеся, щоб проголосувати.

Будь всегда собой! Шоу и реальность- разные грани!

Дожился...тот факт, что мои фото в образах мелькают в СМИ Австралии приятен, но заголовок ко мне не имеет никакого отношения...это жесть... 
P.S. Никогда даже мысль не приходила менять пол, я обычный парень, прекрасно чувствую себя в своем теле, более того, никогда не поддерживал и не понимал людей, которые на это шли...как бы это не объясняли, мое мнение- это идиотизм! Бог тебе дает тело и душу- живи и радуйся...а смена пола- это осквернение, упадок духовности и веры, проделки лукавого...дно...В моем же случае, "пародия"- это профессия, довольно интересная и своеобразная, вид искусства, который не должен пересекаться в реальной жизни...В квартире и по улице я не хожу в женском одеянии))) 
У каждого человека свои изъяны и каждый из нас не без греха...«Семь раз отмерь...». 
Совет тем, кто задумывался о подобной операции по каким-либо причинам: "Посмотрите внимательно на себя в зеркало и полюбите! Все далеко не так, как вам кажется" 

Сторінки:
1
2
3
4
5
6
7
8
23
попередня
наступна