Сказка про лес!

Медведь был безобразным и грязным животным. Однако добрее его не было никого во всем лесу. Но звери замечали только его внешность, на, что медведь жутко обижался, ловил их и жёстко избивал ногами, поэтому звери его не любили, хотя он был очень добрым и веселым. Он любил задорные шутки, звери его скоро жутко возненавидели и били. Да, трудно быть на свете добрым и веселым.  Волк был тоже безобразным и грязным. И еще он был злым и жестоким. Но звери не испытывали к нему ненависти и не били, потому что волк умер еще в раннем детстве, потому что медведь родился раньше волка. Да хорошо, когда добро побеждает зло.  Заяц тоже был злым и жестоким. И грязным. И еще он был трусливым. Гадости заяц никому никогда не делал, потому что боялся, но его все равно сильно били, потому что зло всегда должно быть наказано.  И дятел тоже был злым и жестоким. Он не бил зверей, потому что у него не было рук, поэтому он вымещал свою злость на деревьях. Звери его тоже не били, потому что не могли дотянуться. Однажды его придавило насмерть упавшее дерево. Поговаривали, что оно отомстило. После этого звери целый месяц боялись мочиться на деревья. Они мочились на зайца. Заяц простудился и умер. Всем было ясно, что во всем виноват дятел. Но его не тронули, поскольку не смогли выковырять из-под упавшего дерева. Да, зло иногда остается безнаказанным.  Крот был маленьким и слепым. Он не был злым. Он просто хорошо делал своё дело. Это он подъел дерево, которое упало на дятла. Об этом никто не узнал, поэтому его не избили. Его вообще били редко, чаще пугали, но его было очень трудно испугать, потому что он был слепой и не видел, что его пугают. Когда не удавалось испугать крота, звери очень огорчались, били медведя, потому что им было очень обидно. Однажды медведь тоже захотел испугать крота, но крот не испугался, потому что медведь его убил. Нечаянно. Просто медведь был очень неуклюжим и звери его очень сильно избили. Даже не смотря на то, что медведь сказал, что пошутил. Плохо, когда твои шутки никто не понимает.  Лиса была очень хитрой. Она могла запросто обхитрить кого угодно. Когда ей это удавалось, ее не били. Но когда ей не везло, то ее били. Били всем лесом. И она уже не могла кого-нибудь обхитрить, потому что очень трудно кого-нибудь обхитрить, когда тебя бьют. Однажды ее избили до смерти. Да, жизнь всегда на правду выйдет.  Кабан был большой, сильный и страшный. Его все очень боялись. И поэтому его били особенно сильно и только всем лесом. Или просто кидали в него камнями. Кабан это очень не любил. И однажды ночью он спрятал все камни в лесу. За это его ну очень сильно избили. Больше кабан никогда не прятал камни. Воистину говорят – время разбрасывать камни и время собирать их.  Козел не был не злым, ни добрым. Он был просто козел. Он часто козлил. Его боялись бить. И он со своим козловством всех достал. И тогда его избили до смерти. Иначе он бы умер от старости. Когда козел умер, медведь сильно плакал, потому что он в тайне любил козла. Да, любовь зла, полюбишь и козла.  Ежик был маленький и колючий. Он кололся. Он не был злым, он кололся по своей природе, из-за этого его били только в живот. Ежик это не любил и стал бриться наголо. И тогда его стали бить как всех. Да, очень трудно быть не таким как все.  Скунс был почти таким, как заяц, но только очень вонючим. Он плохо пахнул. Его били только в полиэтиленовом пакете, тогда запах был не такой сильный. Однажды у скунса был день рождения. Он пригласил всех зверей, потому что был очень жадным и любил подарки и звери подарили ему новый хороший полиэтиленовый пакет. И сильно избили до потери сознания. И скунс задохнулся в пакете. Так его и похоронили. В пакете. В очень дальнем лесу. Потому что мертвый скунс вонял еще сильнее. Потом пришли жители очень дальнего леса и всех сильно избили. Им не понравился запах мертвого скунса. Да, с соседями надо жить в мире.  Лев был царь зверей он правил лесом. Царей бить не положено, это закон. Но звери давно забили на закон. Звери били и льва. Ни за что. Просто уж здесь так повелось 

Мотузка

Тихо іти по туго натягнутій, тонкій мов смак ночі, мотузці для білизни… Мочити лапи в мокрих простирадлах… Піднімати погляд на фіолетово-чорні небеса. На витончено вигнутий ріг молодика, та мерехтливі, з синіми немічними губами зорі, на втикані антенами подушечки дахів і далі йти. Тремтячи над тим, як плавно розхитується мотузка, як морщиться відстань від тебе до землі, як вона заграє до тебе тручись всім тілом об розхитану мотузку.
Зупиняти подих, лякатися шаленості власного серця і йти. Не зупиняючись ні на мить. Але використовуючи всю незалежність, всю свою спритність і що вже казати, всі свої сили.
Низько торкати носом мотузки, відчувати її запах. Запах прально порошку. Відчувати її смак. Смак втомлених рук і дитячих пелюшок. Відчувати її вібрації. Якими вона от-от подарує тебе старечій відстані, що вкриває зморшками часу асфальт.
Не зупинятися, хоч і лякатись. Думати, що от вже половину шляху подолано.
А раптом зірватись. Не втриматися і впасти в болото асфальту. Подалі від чорно-фіолетових небес.
Забитись. Зламатись. Стогнати і плакати.
Впасти врешті решт.
Лежати на асфальті, ковтаючи сльози, що так нагадують смак мотузки, що став уже таким рідним…
Не мати сил йти кудись інакше. А так і лежати вглядаючись у далеку чорну фіолеть небес, перерізану тонкою тінню мотузки, яка там вібрує від кожного поруху…
Яка там холоне без руху вперед…
Яка байдуже лишилась згори… 


Идея!

- Слушай, у меня есть беспесды ахуенная идея! - муж пнул меня куда-то под жопу коленкой, и похотливо добавил:
 - Тебе понравицца, детка. 
Детка. 
Блять, тому, кто сказал, что бабам нравицца эта пиндосская привычка называть нас детками - надо гвоздь в голову вбить. Вы где этому научились, Антониобандеросы сраные? 
Лично я за детку могу и ёбнуть. В гычу. За попытку сунуть язык в моё ухо, и сделать им "бе-бе-бе, я так тибя хачю" - тоже. И, сколько не говори, что это отвратительно и нихуя ни разу не иратично - реакции никакой. 
- Сто раз говорила: не называй меня деткой! - я нахмурила брови, и скрипнула зубами.
 - И идея мне твоя похуй. Я спать хочу. 
- Дура ты. - Обиделся муж. У нас сегодня вторая годовщина свадьбы. Я хочу разнообразия и куртуазности. Сегодня. Ночью. Прям щас. И у меня есть идея, что немаловажно. 
Вторая годовщина свадьбы - это, конечно, пиздец какой праздник. Без куртуазности и идей ну никак нельзя. 
- Сам мудак. В жопу всё равно не дам. Ни сегодня ночью. Ни прям щас. Ни завтра. Хуёвая идея, если что. 
Муж оскорбился: 
- В жопу?! Нужна мне твоя срака сто лет! Я ж тебе про разнообразие говорю. Давай поиграем? 

Ахуеть. Геймер, бля. Поиграем. В два часа ночи. 
- В дочки-матери? В доктора? В прятки? В "морской бой"? 
Со мной сложно жыть. И ебацца. Потому в оконцовке муж от меня и съёбся. Я ж слОва в простоте не скажу. Я ж всё с подъебоном+ 
- В рифмы, бля! - не выдержал муж. Пакля! 
- Хуякля. - На автомате отвечаю, и понимаю, что извиницца б надо+ Годовщина свадьбы веть. Вторая. Это вам не в тапки срать.
 - Ну, давай поиграем, хуле там. Во что? 
Муж расслабился. До пиздюлей сегодня разговор не дошёл. Уже хорошо. 
- Хочу выебать школьницу! 
Выпалил, и заткнулся. 
Я подумала, что щас - самое время для того, чтоб многозначительно бзднуть, но не смогла как не пыталась. 
Повисла благостная пауза. 
- Еби, чотам+ Я тебе потом в КПЗ буду сухарики и копчёные окорочка через адвоката передавать. Как порядочная. 
Супруг в темноте поперхнулся: 
- Ты ёбнулась? Я говорю, что хочу как будто бы выебать школьницу! А ей будеш ты. 
Да гавно вопрос! Чо нам, кабанам? Нам што свиней резать, што ебацца - лиш бы кровища+В школьницу поиграть слабо во вторую годовщину супружества штоле? Как нехуй делать! 
- Ладно, уговорил. Чо делать-то надо? 
Самой уж интересно шопесдец. 
Кстати, игра в школьницу - это ещё хуйня, я чесно говорю. У меня подруга есть, Маринка, так её муж долго на жопоеблю разводил, но развёл только на то, чтоб выебать её в анал сосиской. Ну, вот такая весёлая семья. Кагбутта вы прям никогда с сосиской не еблись+ Пообещал он ей за это сто баксоф на тряпку какую-то, харкнул на сосиску, и давай ею фрикции разнообразные в Маринкиной жопе производить. И увлёкся. В общем, Маринка уже перецца от этого начала, глаза закатила, пятнами пошла, клитор налимонивает, и вдуг её муж говорит: "Упс!". Дефка оборачивается, а муш сидит, ржот как лось бамбейский, и сосисную жопку ей показывает. Марина дрочить перестала, и тихо спрашывает: "А где остальное?", а муш (кстати, ево фамилие - Петросян. Нихуя не вру) уссываецца, сукабля: "Где-где+ В жопе!" И Марина потом полночи на толкане сидела, сосиску из себя выдавливала. Потом, кстати, пара развелась. И сто баксоф не помогли. 
А тут фсего делов-то: в школьницу поиграть! 
Ну, значит, Вова начал руководить: 
- Типа так. Я это вижу вот как: ты, такая школьница, в коричневом платьице, в фартучке, с бантиком на башке, приходиш ко мне домой пересдавать математику. А я тебя ебу. Как идея? 
- Да пиздец просто. У меня как рас тут дохуя школьных платьев висит в гардеробе. На любой вкус. А уж фартуков как у дурака фантиков. И бант, разумееца, есть. Парадно-выгребной. Идея, если ты не понял, какая-то хуёвая. Низачот, Вольдемар. 
- Не ссы. Мамин халат спиздить можешь? Он у неё как раз говнянского цвета, в темноте за школьное платье прокатит. Фартук на кухне возьмём. Похуй, что на нём помидоры нарисованы. Главное - он белый. Бант похуй, и без банта сойдёт. И ещё дудка нужна. 
Какая, бля, дудка????????? Дудка ему нахуя????? 
- Халат спизжу, нехуй делать. Фартук возьму. А дудка зачем? 
- Дура. - В очередной раз унизил мой интеллект супруг. - в дудке вся сила. Это будет как бы горн. Пионерский. Сечёш? Это фетиш такой. И фаллический как бы символ. 
Секу, конечно. Мог бы и не объяснять. В дудке - сила. Это ж все знают. 
В темноте крадусь на кухню, снимаю с крючка фартук, как крыса Шушера тихо вползаю в спальню к родителям, и тырю мамин халат говняного цвета. Чтоб быть школьницей. Чтоб муж был щастлив. Чтоб пересдать ему математику. А разве ваша вторая годовщина свадьбы проходила как-то по-другому? Ну и мудаки. 
В тёмной прихожей, натыкаясь сракой то на холодильник, то на вешалку, переодеваюсь в мамин халат, надеваю сверху фартук с помидорами, сую за щеку дудку, спизженную, стыдно сказать, у годовалого сына, и стучу в дверь нашей с мужем спальни: 
- Тук-тук. Василиваныч, можно к вам? 
- Это ты, Машенька? - отвечает из-за двери Вова-извращенец, - Входи, детка. 
Я выплёвываю дудку, открываю дверь, и зловещим шёпотом ору: 
- Сто первый раз говорю: не называй меня деткой, удмурт!!! Заново давай!!! 
- Сорри+ - доносицца из темноты, - давай сначала. 
Сую в рот пионерский горн, и снова стучусь: 
- Тук-тук. Василиваныч, к Вам можно? 
- Кто там? Это ты, Машенька Петрова? Математику пришла пересдавать? Заходи. 
Вхожу. Тихонько насвистываю на дуде "Кукарачю". Маршырую по-пианерски. 
И ахуеваю. 
В комнате горит ночник. За письменным столом сидит муж. Без трусов но в шляпе. Вернее, в бейсболке, в галстуке и в солнечных очках. И что-то увлеченно пишет. 
Оборачивается, видит меня, и улыбаецца: 
- Ну, что ж ты встала-то? Заходи, присаживайся. Можешь подудеть в дудку. 
- Васильиваныч, а чой та вы голый сидите? - спрашиваю я, и, как положено школьнице, стыдливо отвожу глаза, и беспалева дрочу дудку. 
- А это, Машенька, я трусы постирал. Жду, когда высохнут. Ты не стесняйся. Можешь тоже раздецца. Я и твои трусики постираю. 
Вот пиздит, сволочь+ Трусы он мне постирает, ога. Он и носки свои сроду никогда не стирал. Сука. 
- Не+ - блею афцой, - Я и так без трусиков+ Я ж математику пришла пересдавать всё-таки. 
Задираю мамин халат, и паказываю мужу песду. В подтверждение, значит. Быстро так показала, и обратно в халат спрятала. 
За солнечными очками не видно выражения глаз Вовы, зато выражение хуя более чем заметно. Педофил, бля+ 
- Замечательно! - шепчет Вова, - Математика - это наше фсё. Сколько будет трижды три? 
- Девять. - Отвечаю, и дрочу дудку. 
- Маша! - Шёпотом кричит муж, и развязывает галстук. - ты гений! Это же твёрдая пятёрка беспесды! Теперь второй вопрос: ты хочешь потрогать мою писю, Маша? 
- Очень! - с жаром отвечает Маша, и хватает Василиваныча за хуй, - Пися - это вот это, да? 
- Да! Да! Да, бля! - орёт Вова, и обильно потеет. - Это пися! Такая вот, как ты видишь, писюкастая такая пися! Она тебе нравицца, Маша Петрова? 
- До охуения. - отвечаю я, и понимаю, что меня разбирает дикий ржач. Но держусь. 
- Тогда гладь её, Маша Петрова! То есть нахуй! Я ж так кончу. Снимай трусы, дура! 
- Я без трусов, Василиваныч, - напоминаю я извру, - могу платье снять. Школьное. 
Муж срывает с себя галстук, бейсболку и очки, и командует: 
- Дай померить фартучек, Машабля! 
Нет проблем. Это ж вторая годовщина нашей свадьбы, я ещё помню. Ну, скажите мне - кто из вас не ебался в тёщином фартуке во вторую годовщину свадьбы - и я скажу кто вы. 
- Пожалуйста, Василиваныч, меряйте. - снимаю фартук, и отдаю Вове. 
Тот трясущимися руками напяливает его на себя, снова надевает очки, отставляет ногу в сторону, и пафосно вопрошает: 
- Ты девственна, Мария? Не касалась ли твоего девичьего тела мушская волосатая ручища? Не трогала ли ты чужые писи за батончег Гематогена, как путана? 
Хрюкаю. 
Давлюсь. 
Отвечаю: 
- Конечно, девственна, учитель математики Василиваныч. Я ж ещё совсем маленькая. Мне семь лет завтра будет. 
Муж снимает очки, и смотрит на меня: 
- Бля, ты специально, да? Какие семь лет? Ты ж в десятом классе, дура! Тьфу, теперь хуй упал. И всё из-за тебя. 
Я задираю фартук с помидорами, смотрю как на глазах скукоживаецца Вовино барахло, и огрызаюсь: 
- А хуле ты меня сам сбил с толку? "Скока буит трижды три?" Какой, бля, десятый класс?! 
Вова плюхаецца на стул, и злобно шепчет: 
- А мне что, надо было тебя просить про интегралы рассказать?! Ты знаешь чо это такое? 
- А нахуя они мне?! - тоже ору шёпотом, - мне они даже в институте нахуй не нужны! Ты ваще что собираешься делать? Меня ебать куртуазно, или алгебру преподавать в три часа ночи?! 
- Я уже даже дрочить не собираюсь. Дура! 
- Сам такой! 
Я сдираю мамашин халат, и лезу под одеяло. 
- Блять, с тобой даже поебацца нормально нельзя! - не успокаиваецца муж. 
- Это нормально? - вопрошаю я из-под одеяла, и показываю ему фак, - Заставлять меня дудеть в дудку, и наряжацца в хуйню разную? "Ты девственна, Мария? Ты хочеш потрогать маю писю?" Сам её трогай, хуедрыга! И спасибо, что тебе не приспичило выебать козлика! 
- Пожалуйста! 
- Ну и фсё! 
- Ну и фсё! 
Знатно поебались. Как и положено в годовщину-то. Свадьбы. Куртуазно и разнообразно. 
В соседней комнате раздаёцца деццкий плач. Я реагирую первой: 
- Чо стоишь столбом? Принеси ребёнку водички! 
Вова, как был - в фартуке на голую жопу, с дудкой в руках и в солнечных очках, пулей вылетает в коридор. 

+ Сейчас сложно сказать, что подняло в тот недобрый час мою маму с постели+ Может быть, плач внука, может, жажда или желание сходить поссать+ Но, поверьте мне на слово, мама была абсолютно не готова к тому, что в темноте прихожей на неё налетит голый зять в кухонном фартуке, в солнечных очках и с дудкой в руке, уронит её на пол, и огуляет хуем по лбу+ 
- Славик! Славик! - истошно вопила моя поруганная маман, призывая папу на подмогу, - Помогите! Насилуют! 
- Да кому ты нужна, ветош? - раздался в прихожей голос моего отца. 
Голоса Вовы я почему-то не слышала. И мне стало страшно. 
- Кто тут? Уберите член, мерзавец! Извращенец! Геятина мерская! 
Мама жгла, беспесды. 
- Отпустите мой хуй, мамаша+ - наконец раздался голос Вовы, и в щель под закрытой дверью спальни пробилась полоска света. Вове наступил пиздец. 
Мама визжала, и стыдила зятя за непристойное поведение, папа дико ржал, а Вова требовал отпустить его член. 
Да вот хуй там было, ага. Если моей маме выпадает щастье дорвацца до чьего-то там хуя - это очень серьёзно. Вову я жалела всем сердцем, но помочь ему ничем не могла. Ещё мне не хватало получить от мамы песдюлей за сворованный халат, и извращённую половую жызнь. Так что мужа я постыдно бросила на произвол, зная точно, ЧЕМ он рискует. Естественно, такого малодушия и опёздальства Вова мне не простил, и за два месяца до третьей годовщины нашей свадьбы мы благополучно развелись. 
Но вторую годовщину я не забуду никогда. 
Я б и рада забыть, честное слово. 
Но мама+ Моя мама+ 
Каждый раз, когда я звоню ей, чтобы справицца о её здоровье, мама долго кашляет, стараясь вызвать сочувствие, и нагнетая обстановку, а в оконцовке всегда говорит: 
- Сегодня, как ни странно, меня не пиздили по лицу мокрым хуем, и не выкололи глаз дудкой. Стало быть, жыва. 
Я краснею, и вешаю трубку. 
И машинально перевожу взгляд на стенку. Где на пластмассовом крючке висит белый кухонный фартук. 
С помидорами. 
Я ж пиздец какая сентиментальная+ 

Мама Стифлера

Монологи одинокого сантехника. Часть 3.

Если желаете пройти по жизни верхом на муже, тренируйте прыгучесть. Лучший способ подружиться с мужчиной – запрыгнуть на него, ухватить за уши и рулить в сторону счастья. Если до шеи не долетели, карабкайтесь по позвоночнику. Воздастся. Мужская шея удобней и мягче, чем нелогично широкая спина.
Есть еще беспрыжковый способ хомутания – через борщ. Варите мясо, овощи, соль, из бульонных кубиков формируете дымный аромат, наливаете, ставите перед объектом. Как только приручаемый нагнется к угощению, вы мягко и неназойливо запрыгиваете на него, тем самым кладя начало долгой, преданной дружбе.
Многим мужчинам потом даже нравится, как по плечам свисают женские ноги. Это весьма художественно, они считают. Поэтому если у вас недокомплект ног, и сами вы не приятная девица, а, к примеру, краснозадый бабуин, готовьтесь к недопониманию с его стороны.
Мужчина, руководимый хорошими женскими ногами, доверчив и послушен. И управляем даже издали: заточенным взглядом, строгим окриком или взмахом электрокнута.
Теперь рассказ на ту же тему.
От гормональных атак у юноши Сережи прохудилась крыша, и захотелось ему жениться. Нашел он себе приятную женскую девушку Наташу. Совсем скоро эта Наташа родила Сереже забавного негритенка Ванечку. Кто не понимает, в чем тут ирония, напомню: Отелло свою сколопендру задушил всего за подозрительный платочек. А тут целый подозрительный негр родился. Даже не знаю, какой степени недоумения достиг бы Отелло, принеси Дездемона китайчонка в подоле. С ума сошел бы от невозможности адекватно реагировать.
Но у нас рассказ не про тысячу интересных способов душить жену. Наш рассказ о ласке и понимании как методе привития блондинам отцовских чувств к негритянским детям.
 - Это все мама, - быстро сказала роженица нехорошо запыхтевшему Сереже. Наташа как-то сразу догадалась, что оттереть ребеночка добела не выйдет.
 - Мама же была в Москве, на Олимпиаде. Понимаешь? – И добавила на всякий случай: - Любимый!
Сережа все равно пыхтел, и Наташа занавесилась от беседы обмороком. До лучших времен. А гинеколог тем временем объяснил Сереже про поколения синих и зеленых горошков. Что да, африканские гены через поколение могут кому хочешь настроение испортить.
Назавтра Наташина мама предположила, что дочь ее – круглая дура. Наташин папа в юности сломал анонимную мужскую руку, дерзнувшую подарить маме василек полевой 1 шт. Не хочется представлять, что и кому сломал бы папа, узнав такую интересную новость из своей молодости, как негр-любовник.
Вообще, редкий мужчина досидит до середины рассказа про любовь жены к чужому зимбабвийцу, не поломав чего-нибудь полезного в быту. Их папа готов был многое простить маме за котлетки по-домашнему, но не все в этой жизни измеряется едой. К тому же он бы столько не съел, чтобы простить негра.
И женщины решили вплести в алиби бабку. Как раз их дедка стал таким, что от гнева мог разве что кашлянуть или пукнуть безвредно. и добрая бабка согласилась. Так и быть, сказала, пойду в этом деле паровозом.
Чтобы признаться и в то же время не очень признаться, бабка слепила двусмысленную пулю про мавра, сошедшего к ней через печную трубу в далеком 58-м году, однажды душной майской ночью. Якобы то был дух чернокожего мученика Маврикия, католического негодяя.
Версия устроила всю деревню. Но особенно – бабку. Ей льстила бессильная дедкина ревность. А еще фантастические ночные негры приятно расцвечивают унылые воспоминания о колхозной молодости. Вот так, внучка на мамку, мамка на бабку, бабка на приведение – и выкрутились. Непонятно, как бы они дальше искали правду, потому что вдруг приехала Сережина мама и во всем призналась. Довольно некстати, в смысле детективности
Его звали Бонгани Боседе, он был тройной прыгун в длину. Но Сережа родился бежевым ангелом. Мама все взвесила и присудила победу над собой советскому бегуну Виталию.
Теперь обаятельный Бонгани был далеко, а сердитый Виталий рядом и все еще муж. Поэтому девочки не стали требовать пересмотра результатов олимпиады. «Жизнь есть жизнь», - сказала бабка и посмотрела мудрым взглядом на иконостас.
В переводе на мужской язык это значило, что опять во всем виноват святой Маврикий, великий дух печной трубы.
Здесь я собирался приделать мораль, но что-то лень. Сами сочините, сколько разрушений принесла бы миру женская честность, если бы существовала.
А я пойду борща поем.
LQ (c)

Мужчины, только честно!

Ответьте пожалуйста, кто вам нравится больше: брюнетки или блондинки?

Хочется провести некую статистику на i.ua 


22%, 12 голосов

26%, 14 голосов

52%, 28 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Монологи одинокого сантехника. Часть 2.

Одна семья купила стиральный механизи. И не выкрутила из него четыре задних болта. Хотя инструкция настоятельно советовала выкрутить. Крупным понятным рисунком советовала.

Эта смелая семья не боялась, что машина с необрезанными болтами станет метить углы и орать ночью неприятным голосом.

 - Я не дам мучить животное ключом на семнадцать! - сказала мама этой семьи. - Если бог дал ей болты, как мы можем их отнять?!

Папа согласился. Чтобы в жилище не перевелся секс и еда, он во всем соглашался с мамой.

Они жили в старом доме, где лестницы болели ревматизмом, а межэтажные перекрытия изгрыз кариес (это важно).

Стиралку поселили в углу, рядом с голландской печью. Кто не знает, это в квартире такая большая, теплая башня. Жрет дрова, когда дают. Голландская печь называется.

Так под видом маленького механического дружочка в дом проник опасный урод. И в самый первый отжим, в главный момент любой прачки, с нею сделалась эпилепсия. Злая техника стала прыгать, биться. Пока не провалилась вниз к соседям.

Звонит мне мама этой семьи. Говорит, приходите, посмотрите, что сделала эта психическая.

Аккуратной квадратной дырки там не получилось. Вслед за стиралкой вниз прыгнула голландская печь. Как всякой женщине, печи всегда хотелось путешествий. Узнав, что под землей тоже есть жизнь, она не удержалась, полезла смотреть. Получилась брешь вполне трагических размеров.

Жители низлежащего ада обрадовались, конечно. К ним с неба упали новая стиральная и голландская печь в прекрасном состоянии, россыпью по два и по пять кирпичей. Плюс много прохладной воды и свежевыстиранные наволочки. Если пригнать пять Золушек и отделить ими белье от камней, то выгода налицо.

LQ (c)

Монологи одинокого сантехника. Часть 1.

Когда черный-пречерный сантехник бежит по черному-пречерному подвалу, это нельзя ни нарисовать, ни увидеть. Можно только услышать топот и храп и прошептать на прощание: "О боже, что за звонкие копыта!"

Кто слышал рокот набегающего сантехника, скорей всего затоптан бесчувственным сапогом.

Когда черный-пречерный сантехник бежит по черному-пречерному подвалу, он обязательно во что-нибудь врежется. В этом весь смысл.

Например, вчера я с разбегу сломал железную трубу. Головой. И сразу в потолок ударил пракрасный, хоть и неуместный в подвале фонтан. Это было как признание торжества моего интеллекта над их водопроводом.

От такой интересной работы я люблю читать премию Дарвина. Там тоже драматизм и опастность повсюду. Например, один цирковой лилипут прыгал на батуте, а неподалеку зевал бегемот. И прыгун упал прямо в зевок бегемота, чтоб пропасть там навсегда. Так, по жестокой иронии, один артист съел другого артиста.  Эти бегемоты, оказывается, не умеют выплевывать цырковой реквизит. Ни мячики, на обручи, ни акробатов - ничего не отдают. Поэтому если вдруг у вас фатально не заладилось с батутом, просто ползите вперед. Вы непременно увидете яркий свет в конце бегемота.

Или вот еще понравилось. Один бразильский священник решил перелететь свою Бразилию на шариках, привязанных к стулу. Взлетел, но ветер унес стул в океан, вместе с содержимым. Премия Дарвина решила, что аэронавт помрет, а я не согласен. Может, он до сих пор летит в сторону Австралии, ловит руками вкусных чаек и запивает дождем. Прикуривает молнией.

Или одна бабушка рассказала про любовь. Юноша Никита влюбился в водителя трамвая Катю. И стал вагоновожатым, чтобы иметь с Катей больше общих интересов. Однажды его отправили на Катин маршрут №10. Весь день они ездили неподалеку друг от друга, но объясниться было никак. И вот приезжает Никита вечером на кольцо, а там Катин трамвай стоит, манит обводами. Никита заходит в дежурку, и  - о Мадонна, как выражаются трамвайщики Неаполя - Катя отдыхает на коленях слесаря Георгия и, судя по лицу, думает о продолжении рода. Никита в слезах выскочил в первый попавшийся трамвай и погнал, куда фары светили. Ему хотелось умчаться в степь и там замерзнуть. Никита разогнался, сошел с рельс и чуть не убился о памятник латышским стрелкам, что по драматизму даже лучше, чем степь и мороз.

Никиту не уволили. В тот год у нас не хватало водителей трамваев. Сход с рельсов оправдали непогодой. Осень, сказало себе руководство, трамваи в листопад ужасно неуклюжие.

Его немножко только обматерили и послали в санаторий отращивать новые нервы. В санатории Никита встретил Иру, Юлю и Снежану, которых нам хватило бы на женский роман-трилогию, но лень писать.

LQ (c)


82%, 9 голосов

0%, 0 голосов

9%, 1 голос

9%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Учимся кататься на лыжах.

Урок №1.
Одевааааем ботинки. Помочь? Воот так. Носок впился в пальцы? Да ничего при езде поправится сам! Где же наши лыжи? Ах, вот они. Какой Вы говорите у вас вес? 54.5? Ааа... Вы уверенны? И после миски борща с пампушками он может на грамм 200 отклонился?... Ну, хорошо, должен сообщить, что в случае неудачного падения вы можете поломать себе ноги, если не выскочите из лыж... Так какой вес? Ок, насраиваем ... 67 кг.
Палочки выбираем, чтоб руки паралельно земле... А то что погнутые не обращайте внимания, многие их брали с кривыми руками :-)
Урок №2.
Теперь выходим. Да не падайте же, Вы ведь только в ботинках учитесь ходить! Воот так, ковбойкой походкой немного припрыгивая. А лыжи за вас Пушкин нести будет?! Можно в руках, но я бы советовал на плечико взвалить. И палочки тоже. Ну молодец. Полчаса как не бывало!
Урок №3.
Где бы нам местечко найти поудобнее... Ах, вот ровника, пойдемте, да не бойтесь детей на лыжах - они безобидные. Уверяю Вас, китайцы тоже не кусаются! Пришли, становимся. Будем учится одевать лыжи.
Кладем их паралельно, перпендикулярно нашей горе (это чтоб они без нас не уехали раньше времени). Становимся справа от лыж. Левую ножку ставим между лыжнями, правая - остается на месте. Теперь одеваем левую ногу, клац, затем правую, к-к-клац. Кудааа, не надо еще ехать! И как это у вас получилось?! Мы же на траве стоим... 
Урок №4.
Учимся разводить ножки по снегу. Носки на месте, пятки врозь, при этом пытаемся врезаться внутренним кантом в снег. Пробуем... Сначала каждой ноэкой по-очереди, а потом двумя одновременно... Говорите, до этого ниразу не садились на шпагат?!... Все бывает впервые!!!
Урок №5.
Теперь заберемся невысоко и съедим плужком. Ой, ой, совсем забыл предупредить, что в лыжах на гору неочень удобно подниматься... А спускаться задом даже весело. Вам не весело? Жаль.
Слава богу забрались, и почти не падали, правда? А сейчас, Вы дадите мне свои палки, только держитесь за них по-крепче, я Вас разверну и помезу вниз. Ноги держите как я учил. 
Не бойтесь... Воот, получается, ноги шире, пятки врозь! Еще главное назад не садится и тааак падать больше не будете. Вообще, ничего, еще разок плужком скатитесь, то есть съедите и будем Вас учить по-людски кататься.
Урок №6.
Учимся съезжать на прямых лыжах. Повороты совершаем переносом веса то на одну ногу, то на другую. Тобишь, если надо повернуть налево, левую ногу мы полностью раслабляем, а правой поворачиваем, пытаясь врезаться в снег и поставить лыжню перпендикулярно горе. С правым поворотом проделываем тоже в точности до наоборот. На теории на очень понятно? На практике поймете!
Попробуем со мной спустится, а дальше будете сами рассекать верхины... Куда мне катится? Пропади оно все пропадом?!
Согласен, женщинам сложнее научится кататься на лыжах.

ТЕСТ: насколько вы удовлетворены своей личной и профессиональной

1. Хорошо ли Вы спите? а) У меня хроническая бессонница, пузырьками пью по ночам валериану и корвалол, но это не помогает. б) Это зависит от ситуации. Если предстоит волнующее событие, заснуть трудно. в) Сплю как убитая, не знаю проблем с бессонницей. 2. Часто ли вы злитесь? а) Да, вынуждена признать, что часто нервничаю, злюсь, порой дохожу до крика. б) Бывает, кипячусь, но лишь в том случае, если окружающие сильно постарались меня разозлить, а это бывает нечасто. в) Я спокойна и непробиваема, как скала, меня трудно вывести из себя. 3. Думаете ли вы, что судьба была к Вам несправедлива? а) Если бы я родилась в более благополучной стране или хотя бы у других родителей, моя жизнь сложилась бы гораздо лучше. б) Были, конечно, и этапы невезения, но в целом судьба ко мне благосклонна. в) Я думаю, многие мне даже завидуют! И, по-моему, справедливо – я вполне успешный человек. 4. Хотели бы Вы иметь другую работу? а) Да, на эту я иду как на каторгу. б) Почему бы и нет, если в другом месте зарплата будет выше? в) Я не жалею, что выбрала свою специальность. Довольна и работой, и коллективом. Сделаю все, чтобы продержаться на этом месте как можно дольше. 5. Хотели бы Вы быть похожей на кого-нибудь другого? а) Да, я стремлюсь быть похожей на поп-звезду, киноактрису, популярную телеведущую. б) Если какой-то человек успешен в жизни, почему бы не брать с него пример? в) Нет, меня устраивает собственный имидж, который я сама выбрала, и близкие принимают меня такой, какая я есть. 6. Удовлетворены ли Вы своей сексуальной жизнью? а) Мой постоянный партнер давно мне наскучил. б) Если я недовольна своим бой-френдом, я сразу же стремлюсь найти другого, который будет лучшим любовником.

в) Да, в постели у меня все отлично.

ОТВЕТЫ Большинство ответов а). Несомненно, вы недовольны жизнью. Есть множество вещей, которые вы хотели бы изменить. Вас устраивают лишь некоторые частности, а в целом вы, вероятно, считаете себя невезучей. Подумайте, что в Вашей жизни есть хорошего, найдите положительные моменты, они наверняка есть, и тогда мир покажется Вам прекраснее! Большинство ответов б). В общем и целом Вы довольны жизнью. Вы энергичны и не ждете подарков от судьбы: если что-то вас не устраивает, сами пытаетесь изменить ситуацию, и такой активный подход к жизни вызывает уважение. Так держать! Большинство ответов в). Вы, несомненно, состоявшийся человек. Конечно, нет предела совершенству: вам многое хотелось бы изменить, но лишь из стремления к лучшему. Вы обладаете ценным и редким качеством – умеете ценить то, что имеете. Берегите его в себе. Оно непременно поможет Вам в трудную минуту. А какой у Вас результат?


15%, 3 голоса

60%, 12 голосов

25%, 5 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Konnichiwa - это "Здравствуйте!" по-японски.

При упоминании о Японии у большинства людей возникают стандартные ассоциации - саке, суши, самураи, бушидо. Поклоннику современной японской культуры, особенно в возрасте 14-18 лет, скорее всего, придут на ум иные ассоциации - манга, отаку, джей-рок и вижуал-кей.

Что же представляет из себя эта субкультура и кто те люди, которые причисляют себя к вижуал-кидс? 

Изначально так назывались японские музыканты, подхватившие и развившие "визуальные" идеи Есики Хаяси (лидер группы X-JAPAN). Это группы типа Luna Sea (кстати, обнаружила, что в японском языке нет слов с буквой "L"), L'ark-en-ciel, Malice Mizer, Dir en Grey, Gact'a и др. В начале 90-х visual kei пересек океан и стал известен Америке и Европе. Но тогда мало кто обратил на него внимаение. И лишь со временем у коменд из Японии появилось так много последоателей и фанатов по всему миру, которых тоже стали называть вижуал-кидс или вижуалами. 

Среднестатистический вижуал увлекается аниме и манга, учит японский или, по крайней мере, может сказать на нем несколько фраз, предпочитает экстравагантные костюмы и макияж. 

В рамках субкультуры существуют два основных подстиля - gotik lolita и андрогинный вижуал

Осонвне черты первого - это кукольность, невинность, инфантильность; в одежде - рюшечки, бантики, переднички и коротенькие плятьица, пышные юбочки. Готические лолитки носят корсеты, длинные гольфы и чулки, зонтики вокторианской эпохи. Этот образ позаимствован из из европейской готической субкультуры, но отличается большей изысканностью и эротизмом.

Второй подстиль поддерживает идеалы анрогинного человека. Музыканты-андрогины в своих костюмах используют элементы женской моды. Такие "странности" объясняют тем, что в традиционном японском театре - театре Кабукки - все роли исполняли мужчины. Поэтому переодевание в женщину или использование женских атрибутов в одежде не считается чем-то выходящим за рамки приличий, и уж точно не говорит о пренадлежностях к секс-меньшинствам.

Вот так вот - визуально-оригинально