Профиль

сказо4ник

сказо4ник

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

  • skazo4nik.blog.i.ua

Свежие фотографии

Там, где много воды.

  В отличие от людей, век домового полностью определяется сроком существования вверенного ему дома. Надо сказать, что это утверждение не совсем соответствует истине. Пока в доме живут люди, домовой чувствует себя в полном здравии. А знаете почему? Всё дело в занятости любимым делом. Нет такого домового, который не любил бы приглядывать за домом и следить, чтобы строение было крепким и долговечным.

  Но так бывает только до тех пор, пока в доме живут люди. Брошенные дома, даже крепкие с виду, после выселения жильцов непонятным образом начинают постепенно разрушаться. А всё потому, что без людей в доме домовой начинает скучать и стареть. Он больше не поддерживает порядок, ибо смысл его жизни теряется.

  Вот и домовой Степан сидел на крылечке с прохудившейся крышей и грустил. Что теперь ему этот дом, если хозяева куда-то уехали.  Особенно он скучал по малышке Оле. Одной ей он позволял себя видеть, и они всегда играли вместе. Взрослые давно не обращали на это внимание, думая, что их дочурка просто славная фантазерка.

  Домового Степана частенько проведывал его сосед домовой Федор. Федору больно было смотреть на Степана, но помочь он ничем не мог.

– Тебе нужно на море смотаться на несколько дней. Делами ты уже не занимаешься, а значит, ты можешь себе позволить невиданную для домовых роскошь. Люди говорят, что это волшебное лекарство от хандры. А за это время может хозяева передумают и вернуться в свой дом.  И к тебе вернется прежняя жизнь.

– Не хочу я ни на какое море.

  И Степан снова погрузился в свои мрачные мысли.

  Но вот в один из воскресных дней, когда жаркое солнце устало обжигать всю округу и с ленцой покатилось на закат, вдруг привычно скрипнула калитка. И во двор вбежала маленькая девочка Оля с радостной улыбкой на лице. А за ней и её родители вошли.

– Привет, Стёпа! Ты, небось, скучал по мне. А мы на море были. Целый месяц. Там так великолепно!

  И маленькая Оля крепко обняла своего друга. Для Степана это было настоящим чудом, и он от радости и волнения чуть было не забыл стать невидимым для взрослых. Какое счастье, если у тебя есть друзья – подумал Степан. А минутой позже назойливой мухой прилетела к нему мысль: «Надо бы крышу над крылечком починить. Прямо завтра. Тем более, что завтра понедельник».

  А ещё он подумал, что эти люди странные существа. Они готовы бросить дом ради какого-то большого количества воды. Вроде им воды не хватает. Но если его подружка Оля от этого так счастлива, то может оно того и стоит.

В твоих мечтах.

  Сегодня уютное кресло совсем не казалось уютным. Ничего не хотелось делать. Даже любимые книжки утратили магическую притягательную силу. Компьютер скучал где-то в дальнем углу и уже был не в силах пригласить взглянуть в своё волшебное окно. Оно было зашторено невидимой тканью, сотканной из нитей-грустинок её души.

  Короткий летний вечер казался таким же длинным, как зимний. Но его тепло было изнурительной жарой, а не желанным наслаждением в приятном плену пледа с чашечкой ароматного чая в руках.

  Только легкая музыка ещё не утратила своё волшебство, очерчивая границы пустоты и не давая ей заполнить всё пространство.

  Усталость казалась вселенской. И лишь сон был в состоянии её заглушить. И он приходил в такие минуты, как лучший друг, чтобы укутать и защитить. И она засыпала.

  Ей снова снился сон, в котором она сидела на небольшом помосте, а ласковые волны лазурного моря плескались у её ног. Легкий освежающий ветерок был приятным, и, не спрашивая разрешения, играл с её волосами. На душе было спокойно и уютно.

  Но потом она вдруг начинала понимать, что это всего лишь сон, и волшебство момента начинало растворяться в предательской сизой дымке. Но только не сегодня, не в этом сне.

  В этот раз с нею рядом на помосте оказался некто, представившийся волшебником.

– Ты любишь море? А знаешь, любимых нужно уметь ожидать. Ожидание ведь то же волшебство, что и реальность. Ожидая, ты приглашаешь в свою душу мечту. Она начинает заполнять все её укромные уголки. С нею становится тепло на душе, а усталость уже не кажется такой тягостной. Распахни свою душу для мечты, впусти её в своё сердце, живи ею. И знаешь, она сбудется. Но это будет потом, а сейчас ты получишь частичку её радости, хоть пока и авансом. В любом случае жизнь того стоит, чтобы ею радоваться.

  После этих слов волшебник подмигнул ей, пожелал удачи, и, спрыгнув с помоста на искрящиеся волны, ушел куда-то за горизонт неба и моря. А море осталось. Хотя и во сне.

Странный подарок.

  Тот день был обычным летним днем. Рано наступившая жара была вездесущей. Она проникала в дома, до краев заполняла улицы, и даже тень не могла удержаться от её напора.

  На лицах изнывающих от жары людей совсем не было следа от радости наступившего лета. Всем хотелось прохлады, или хотя бы освежающего ветерка. В какой-то степени только мороженное на некоторое время дарило комфорт, и было  в такие дни желанным лакомством не только для детей.

  Она всегда любила мороженное, но в такие жаркие дни оно было для неё божественным наслаждением. И не удивительно, что в этот выходной день она решила прогуляться сквером, купить себе мороженное, и на дальней скамейке погрузиться в свои любимые мечты.

  Стоять в очереди было утомительно и скучно. Но вдруг к ней подошел какой-то паренек с большой коробкой в руках и представился курьером.

– Это просили передать вам. Распишитесь о получении.

– Вы меня с кем-то спутали. Я ни от кого не жду посылок.

  Но паренек без ошибки назвал фамилию и имя девушки и попросил его не задерживать.

– Скажите, от кого это?

– Заказчик пожелал остаться инкогнито, и я не имею права нарушать условия доставки.

  Она бережно взяла увесистую коробку и решила немедленно отправиться домой в надежде удовлетворить своё любопытство. Всё это было так странно и неожиданно, поэтому любопытство переполняло девушку и заставляло её волноваться.

  Дома она с некоторой опаской аккуратно открыла коробку, на которой не было обратного адреса, хотя её адрес был указан точно. Какое же было её удивление, когда внутри коробки в надежной термоизоляционной упаковке она обнаружила мороженное разных сортов.

  Будь это цветы или какой-то подарок, она бы меньше удивилась. Тогда это мог быть какой-то неравнодушный к ней парень. Но мороженное ставило в тупик все её предположения.

   Прошли годы. Судьба девушки сложилась самым лучшим образом. У неё было много логичных приятных подарков. Но по какой-то причине именно то подаренное мороженное оставило теплый след в её душе на всю жизнь. Она так и не узнала, от кого был тот подарок. И всегда, когда она брала в руки пачку мороженного, на её лице появлялась теплая улыбка и совсем-совсем маленькая грустинка. Может это была грустинка о чем-то несбывшемся, а может просто грустинка о былых годах своей юности. В любом случае это была самая светлая грустинка в её душе и её памяти.  

Древняя сказка.

  Это было так давно, что уже никто и не помнит. В землянке, оборудованной примитивной крышей, горел костер, согревая в зимнюю стужу её жителей. Языки пламени отплясывали на поленьях свой жаркий танец и рисовали причудливые скачущие тени на стенах.

  Взрослые были заняты своими житейскими делами. А детвора сидела вокруг костра и была занята своими детскими забавами. С ними сидела самая старая бабушка семьи и, ввиду своей старости, уже ничего не делала. Лишь иногда рассказывала ребятам всяческие сказки. Их у неё было не счесть.

– Бабушка, расскажи сказку о будущем. О том, что будет очень-очень когда-то.

– Ну что же, слушайте и не вертитесь. Это будет не совсем сказка.

  Когда-то, когда о наших временах все забудут. Всё будет по-другому. Вокруг будут со скоростью стрелы бегать железные повозки без коней, движимые волшебной силой. И будут они полностью послушны людям. А в небе будут летать невероятно большие железные птицы, и в утробе своей будут переносить спешащих куда-то людей, аж за самый горизонт.

  А вся округа будет опутана железной паутиной, по которой будет передаваться волшебная сила невероятной мощности. Она будет подчиняться людям, и будет способна гори сносить.

  А ещё будет такое волшебство, когда люди смогут разговаривать между собою, не взирая ни на какое расстояние.

– Ну, ты, бабушка, и фантазерка. Эта твоя сказка всем сказкам сказка. Такое никогда не может быть. Это же суперволшебство, а ведь даже простое волшебство под силу только шаманам.

  Но чуть поодаль от костра сидела маленькая девочка, очень внимательно слушавшая сказку, и высказала своё детское мнение.

– А я верю в сказки. Верю, что всё возможно, и что наступит время оживающих сказок. И этой сказки тоже.

– Правильно, внучка, сказки, если в них верить, непременно оживают. Мы сами творим чудеса и любая сказка нам по плечу. Мы самые сильные волшебники на свете. Важно только, чтобы мы стали добрыми волшебниками, тогда и мир, созданный нами, будет добрым.

 

 

Легкой походкой...

   Легкая, почти воздушная походка, выверенные движения рук и внимательный взгляд, заставляли меня смотреть на неё с восторгом и каким-то умилением. Я смотрел, как она непринужденно перебирает вещи, потом что-то спрашивает у продавца, чтобы снова углубиться в таинство выбора. А я всё смотрел на неё и мило улыбался.

  Мне было приятно созерцать, как она порхает между витрин и прилавков. Легкое длинное платье из тонкой цветастой материи, да длинные светлые волосы на плечах создавали впечатление вышедшей на прогулку девушки, которая беззаботно и с интересом изучает окружающий её мир.

  На ногах у неё были легкие летние туфельки на низком каблуку. Но это никоим образом не умаляло её чарующий вид. Наоборот, это дивным образом лишь додавало очарования в её облик, словно сама Золушка выпорхнула из дома сделать покупки.

  Как же мне было приятно смотреть на неё. Ей трудно было дать больше сорока. И это был тот день, когда я благодарил судьбу за возможность её видеть вот такой. Простой и изящной одновременно. Близкой и далекой. Идущей рядом, и на расстоянии чарующего взгляда.

  А я всё смотрел и смотрел. Наверное, у меня был глупый вид. Улыбка влюбленного юноши на лице шестидесятилетнего старика. И пристальный взгляд на женщину, которая вот уже столько лет является моей женой.

Пещера.

  Эту пещеру много раз пытались засыпать, забетонировать, завалить камнями, но она снова и снова удивительным образом открывала свой зловещий вход, словно приглашая в мир, возврата из которого не существует.

  Много смельчаков пыталось её изучить, но ни один не вернулся из её темных недр. Даже бригады спасателей, оснащенных по последнему слову техники, исчезли навсегда в её глубинах. И самые отчаянные профессионалы спелеологи не решались заходить в эту пещеру, ибо ни один из них так и не вернулся. Лишь отдельные отчаявшиеся сорвиголовы, у которых ничего не осталось в этом мире, решались на дорогу в никуда.

  Максим был одним из таких. Он давно потерял семью в жуткой катастрофе, да так и не смог смириться с этой утратой. Долгие годы не стали лекарством от этой боли. И он однажды решился…

  Когда Максим приблизился к пещере, она ему не показалась зловещей. Пещера как пещера. Даже боль в душе как бы притихла перед лицом неизвестности.

  Нельзя сказать, что Максим хотел свести счеты со своей жизнью. Скорее наоборот – он хотел настоящей встряски, чтобы встряхнуть с души боль утраты, отпустить любимые души и продолжить жизнь с чистой и спокойной душой.

  Мощный луч фонаря выхватывал из темноты голые мокрые стены пещеры и усеянное камнями её основание. Ничего зловещего и опасного даже на протяжении сотен метров не встречалось. А вот с его ощущениями происходили странные трансформации. Сначала исчезли тревога и страх. Потом им овладело удивительное спокойствие, словно он на прогулке за городом. А после его наполнила непонятная радость. И просто хотелось идти и идти, не оглядываясь назад.

  Максим потерял счет времени, после того, как он сделал первый шаг в темноту пещеры. И вот далеко впереди забрезжил еле заметный свет. По мере приближения не оставалось сомнения, что это выход из пещеры. Что там впереди? Куда этот выход? Максим ведь помнил, что ещё никому не удавалось вернуться обратно.

  Яркий солнечный свет ослепил глаза. Удивительное голубое небо и ласковый теплый ветерок унесли прочь остатки тревоги и сомнений. Кругом было настоящее умиротворение.

– Папа! Папа! Ты вернулся!

  Навстречу Максиму бежал его сынишка, а за ним еле поспевала жена. Они были живые, а их лица светились радостью.

– Вот зачем тебе эта пещера? Тебя два дня не было. Мы уже хотели бригаду спасателей вызывать.

  И жена, не скрывая слезы радости, крепко обняла Максима. А он сейчас боялся только одного, чтобы это не был сон. А что же осталось позади, в начале той пещеры? А это уже не имело значения, ведь жизнь продолжалась, а  рядом с ним была его любимая семья. И это главное, ради чего стоит жить.

 

Выдуманное лето.

  В одной далекой стране совсем не было лета. Никогда, никогда. Большая часть года была у власти зимы, а короткая весна всегда сразу переходила в осень. Но и осень оставалась хозяйкой не надолго. Всё начиналось с невинного танца редких снежинок, и через день-два вся округа превращалась в ослепительно белое снежное покрывало.

  Жила в той стране очень любопытная от природы маленькая девочка. Она прочитала в книжках,  которые в тех краях были редкостью, что где-то далеко бывает теплое лето. Она не знала, какое оно, но сама того не ожидая, полюбила сказку о нем. Да, она считала, что это всего лишь красивая сказка.

  Длинными зимними вечерами девочка рисовала лето. Она была ещё той фантазеркой, и лето у неё получалось красивым. Там были зеленые луга сплошь покрыты изумительными луговыми цветами. Там шумели вековые леса, в которых пели многочисленные птицы. Там теплые воды синего моря ласковыми волнами накатывали на песчаный берег, на котором можно было с чистого листа снова и снова писать историю своей жизни.

  Со временем альбом девочки был полностью заполнен сказочными рисунками о далеком лете – выдуманном лете. И когда девочка перелистывала страницы своего альбома, она вздыхала и немного грустила о том, что сказки бывают только в мечтах и книжках. А за окном в это время холодный зимний ветер гнал искристую поземку куда-то в неизведанную даль.

  Однажды ночью, когда девочке снилось теплое сказочное лето, её альбом попался на глаза волшебнику, который жил в тех краях. Он с любопытством рассматривал с такой любовью созданные девочкой рисунки, и ему сильно-пресильно захотелось превратить эту волшебную сказку в реальную жизнь. И хотя у волшебников есть предел возможностей, светлые детские мечты помогают им творить неимоверные чудеса.

  Теплый летний лучик солнца заглянул в окошко девочки и уютно примостился на её щеке, легонько щекоча кончик носа. Девочка чихнула и тут же проснулась. Из открытого окна доносилось пение птиц, а легкий теплый ветерок качал занавеску и наполнял комнату ароматом цветущих лип.

– Мам, смотри, это же лето! Это же настоящее сказочное лето! Оно к нам пришло.

  Мама с улыбкой посмотрела на дочку и подумала, что это просто волшебство эта детская возможность радоваться таким простым вещам.

  А на подоконнике сидел никем не видимый волшебник и хитро улыбался. Он знал, что любая сказка может стать реальностью, если в неё искренне верить. Ведь мечты сбываются. Даже сказочные.

Отпускные зарисовки.

  Когда первые лучи солнца робко заглядывают в окошко, я прощаюсь с моими снами и с улыбкой встречаю новый день. Привычные минуты сбора проходят почти незаметно, и вот я уже снова вдыхаю свежесть весеннего утра на одной из многочисленных дорог за рулем старенького велосипеда – антураж должен быть аутентичным, иначе ощущение былых времен будет неполным.

  Я забываю про свои года и оставляю все проблемы далеко в прошлом. А сам растворяюсь в окружении мира моей молодости и сам становлюсь частицей этого мира. Я снова вижу всё глазами молодого юноши и таким себя ощущаю. Снова мечты переполняют моё сознание, а радость до краев заполняет душу.  

  В таком состоянии мимолетные встречи оставляют след в душе на долгие годы. Они становятся той искрой, от которой всегда тепло на душе.

  Лет пять назад я проезжал одно, фактически оставленное людьми село. Там только в нескольких домах теплилась жизнь. Остальные были в полном или частичном запустении.  

  В одном из таких дворов я увидел молодую девушку. Простенькое летнее платьице и по-домашнему свободно лежащие волосы на плечах придавали ей простой, но какой-то притязательный вид. Её лицо я не смог рассмотрел, но я был практически уверен, что в глазах у неё спряталась маленькая грустинка. И от этого вдруг захотелось её обнять и сказать, что всё будет хорошо.  

  Не знаю почему, но запала она мне в душу. И я стал чаще планировать свои маршруты тем селом, пристально вглядываясь каждый раз в знакомый двор. И мне таки посчастливилось её увидеть ещё раз. Но снова только в общих чертах. Зато это дало возможность моей фантазии развернуться в полную силу.

  Я представлял, что это может быть каким-то чудом моя знакомая. Я уже видел, как мы сидим на скамейке у двора и о чем-то весело болтаем. И мне казалось, что улыбка у неё должна быть просто обворожительной.

  Я ещё много раз в том году проезжал мимо её двора, но увидеть девушку больше не удалось.

  Уже который год, когда у меня отпуск, я проезжаю тем селом в надежде снова её увидеть. Она не исчезла из моей памяти, не ушла из моей души. Мне то всего и нужно просто её увидеть, чтобы мимолетный её образ всё также продолжал согревать мою душу.

  Очередной отпуск приближается к своему завершению. Отпуск, это маленький сон о счастье. Он такой же мимолетный и оставляющий ощущение незавершенности счастья. Но от него останутся теплые воспоминания, согревающие душу целый год. И силуэт той девушки, словно босиком прошедшей осторожной походкой по моей душе. 

   

Ангел перекрестка.

  Возле перекрестка трёх дорог в тени большого дуба Ангел восседал. И не потому, что тысячи годов он здесь сидит, и что на склоне лет своих, совсем седым он с виду был. Ну что для ангела какие то века, коль вечность им дарована навеки? От скуки и отсутствия работы поник он видом. Для ангелов одна лишь радость в жизни – полезным быть и освещать заблудшим путь.

  Вон ангелы-хранители, те юноши красивые, веселые и бравые, всегда у них работу не переделать никогда. И Ангел перекрестка таким же может быть, но люди возомнили, что сами всё решают, и что судьбу вершат без помощи его. Никто его не спросит, каким путем идти, какая из дорог их к счастью приведет.

  И хоть он был невидимым, но потерявших путь, на важном перекрестке жизни не бросит никого.

  Он понемножку в каждом, и вашими руками, и вашими устами готов помочь любому. Лишь холод равнодушия, как снег зимою лютою, засыплет все дорожки, и помощь не придет. И Ангел перекрестка, сложив от грусти крылья, лишь сможет наблюдать, не в силах нам помочь.

  Лишь добрые слова, да искренность в улыбке, растопят лед неверия, и радость принесут. Тогда на перекрестке, расправив свои крылья, укажет Ангел к счастью судьбы нам светлый путь.

  На Ангела надейтесь, но сами не плошайте, дарите радость людям, и вам укажут путь.

Волшебный шар.

  В далеком детстве, когда сказки воспринимаются на полном серьёзе, случилось Оле найти большой стеклянный шар. Это был не обыкновенный шар, ибо в нем для Оли открывался невероятный мир загадочной жизни. Вот только никто другой не видел в шаре то, что видела Оля. Ей даже было обидно, когда взрослые говорили, что в шаре лишь отражение окружающего мира и называли её фантазеркой. А ведь Оля соприкасалась с тем загадочным миром, и он был в определенной мере ей подвластен. Малышка могла помогать живущим в том мире, их лечить и исцелять. Именно эта детская игра стала решающей в выборе профессии врача.

  Шли годы, и Оля взрослела. И по мере познания мира сказки становились для неё лишь сказками. А вместе с этим шар всё чаще становился просто прозрачным и больше не отображал загадочный живой мир. А потом и вовсе стал просто стеклянным шаром.

  Когда мир игрушек ушел вместе с детством в далекое прошлое, шар был забыт где-то на дальней полке кладовки. И уже не верилось, что когда-то в нем отражалась сказочная жизнь.

  Катя – маленькая дочурка уже ставшей взрослой Оли, перебирала старые мамины игрушки и наткнулась на удивительный стеклянный шар. Он ей сразу понравился, и Катя часами вглядывалась в мир за стеклом. Теперь её, как и когда-то Олю, стали называть фантазеркой.

– Мама, а Рекс нашей тети уже не хромает. Я его видела в шаре и вылечила.

– Катя, это невозможно. Его ногу ещё щеночком переехала машина, и Рекс так и остался хромой на всю жизнь.

  Но какое же было удивление, когда сестра Оли позвонила и восторженно сообщила, что каким-то чудом её пёс перестал хромать.

  Мало ли какие совпадения бывают в жизни, подумала Оля, и со временем забыла об этом случае. Но спустя некоторое время пришлось вспомнить не только этот случай.

  Говорили, что в соседнем селе какое-то чудо спасло тонущего в реке мальчика. Он говорил, что к нему протянулась рука и вытянула его из воды. И что только руку он видел.  

  Оля помнила, что Катя о чем-то подобном говорила. Буд-то бы она спасла какого-то мальчика. Фантазерка, что с неё взять.

  Случилось как-то Оле с Катей бывать в соседнем селе.

– Мама, мама! Вон тот мальчик, которого я спасла.

  Прохожие подтвердили, что именно этот мальчик тонул, и именно его спасло чудо. Оля была в замешательстве. Она словно вернулась в своё детство, когда чудеса и волшебство такие же реальные, как и солнце на небе. Она снова поверила в них. И о чудо, она снова вместе с Катей могла видеть загадочный мир в волшебном шаре. Теперь это была их общая тайна.

  Мир чудес жив для каждого до тех пор, пока в него верят. И пока кто-то заботливо чинит мир в волшебном шаре, жизнь будет продолжаться.