хочу сюда!
 

Елена

51 год, лев, познакомится с парнем в возрасте 48-58 лет

Заметки с меткой «украина и россия»

Разделяю вину моей страны в 1968-м в Праге и сейчас в Украине

  

     Кор.:  - Вы сейчас живёте во Франции, насколько там сильна российская пропаганда?

     Н.Г.:  - Здесь только-только открылся канал RT на французском, плюс работает интернет-ресурс "Спутник". Пока говорить о серьёзном влиянии рано, но всем понятно: они надолго, потому что влили большие деньги и будут пытаться формировать пророссийскую позицию на Западе.

     Кор.:  - Что должно произойти, чтобы вы вернулись в Россию?

     Н.Г.:  - Я уже возвращалась в Россию (после университета я вышла замуж, 10 лет прожила в Восточной Европе и вернулась в 1989-м, когда началась перестройка). Перестройка-2  -  это условие моего возвращения. Будет интересно увидеть начало настоящих перемен.

     Сейчас вам, украинцам, больно, а нам, россиянам - ну, некоторым из нас – стыдно. Так было с чехами. Я попала в Прагу в 10-ю годовщину ввода советских войск. Ко мне поворачивались спиной, не продавали еду в магазине, потому что я говорила по-русски. Я плакала, позвонила маме: «Мам, ну разве я виновата, что у меня советский паспорт?» И мама ответила: «К сожалению, да!..»

     Я разделила ответственность за то, что моя страна сделала в 1968-м в Праге и принимаю ответственность за то, что Россия сейчас делает в Украине.

 

(Наталья Геворкян, российский независимый журналист, автор первой книги о Путине, ныне живёт в Париже. Из интервью интернет-изданию Гордон)    

Два российских варианта возвращения Украины в яму русского мира

          В Кремле сейчас есть два конкурирующих сценария по Донбассу. Две группировки, которые озвучивают свою позицию и между собой в очень жестких отношениях. Отсюда все эти метания и противоречивые действия.

          Первая группа и первый сценарий – уйти из Донбасса уже в 2018 году. Так называемые "голуби мира". Поменять пленных, продавить минимальные возможности особого статуса для региона и закрыть вопрос на версии "в Украине был гражданский конфликт, но он завершен". Крым оставить в составе России, но избавиться от санкций за войну на Донбассе. Путина представить миротворцем. Нужных (пророссийских) украинских политиков поднять на участии в процессе примирения и проталкивать во власть. Именно эта группа настояла на обмене пленными.

          Вторая группа и второй сценарий – "ястребы". Они считают, что уход РФ из Донбасса приведет достаточно быстро к потере Украины, что стратегически для России гораздо хуже, чем санкции и проблемы с содержанием ОРДЛО. Именно эта группа поддерживает все комбинации с Внешторгсервисом, которым прикрывают сотрудничество Северстали и РЖД с ОРДЛО. Они считают, что любой ценой нужно поддерживать конфликт на Востоке Украины, чтобы экономически и политически заблокировать интеграцию Украины в ЕС. Они намерены поддерживать конфликт до прихода к власти в Украине пророссийских сил.

          Думаю, нет смысла констатировать, что ни первая группа, ни вторая - ни с какой стороны не являются друзьями Украины? Просто два варианта возвращения нашей страны в яму русского мира.

(Кирилл Сазонов, политолог)

… . Уйти по-русски 2


                    ("… . Уйти по-русски 1" : http://blog.i.ua/community/79/2054774/ )      

  

          Москва готовится уйти с Донбасса и начинает активно разрушать его. Цель – не только нанести максимальный урон Украине и "списать на войну" имущество, вывезенное в РФ, но и приготовиться к предстоящим международным судам. В Москве знают: Украина фиксирует все разрушения, подсчитывает убытки и готовит иски к России с требованием возместить материальный ущерб, нанесенный войной и оккупацией. Москва также знает, что проигрывает эти суды, а потому с цинизмом мародера тоже готовит иски к Украине.

          Схема, которую Москва будет продвигать в международных судах уже очевидна: от войны пострадала не только собственность украинских юридических и физических лиц, но и собственность россиян. Москва сначала будет отказываться признать эти иски, затем согласится, но потребует, чтобы Украина тоже компенсировала россиянам собственность, утраченную на Донбассе. Смысл этой операции: сумма компенсаций россиянам от боевых действий на Донбассе должна превысить сумму выплат украинцам, на которые согласится Москва. Если этот трюк удастся, то Украина, по замыслу Кремля, окажется ещё и должна ему деньги за вторжение и оккупацию.

          В рамках этой стратегии Москва регулярно выставляет Украины счета за поставку газа в оккупированные районы Донбасса. На 1 декабря Газпромом насчитал Нафтогазу "долг" на $1,3 млрд. Не обходится и без мелкого жульничества – цена последних партий газа $239,4 за тыс. кубов, – а Украина закупает газ в ЕС не дороже $214,5. Если вспомнить, что в 1940 г. Сталин при подписании мира с Финляндией потребовал от нее передать СССР паровозы, две тысяч вагонов, оборудование электростанций и скот, эвакуированные из захваченных Красной армией районов, то ничего нового в поведении Кремля нет. С моралью и правом в этой операции всё понятно, но есть техническая сторона: как РФ достичь положительного для себя баланса?

          В Кремле над этим работают не только по линии Газпрома. Несколько неожиданное – скупка квартир в Донецке и Луганске. В ноябре в скупке квартир у беженцев из ОРДЛО был уличен консульский отдел посольства РФ в Киеве, что указывает – это государственная политика. Смысл – собственниками становятся "нейтральные" лица – бурят из Улан-Удэ, юрист из Томска и многодетная мать из Мытищ, которые после окончания войны подают иски к Украине с требованием компенсации за разрушение их квартир в Донецке и Луганске якобы ВСУ и неуловимыми украинскими "диверсантами". Попутно окажется: вместе с квартирами ВСУ уничтожило также другое личное имущество этих граждан РФ на астрономические суммы. Это будет выглядеть как иски не государства РФ, а частных лиц. Сумму таких исков можно довести до нескольких миллиардов долларов. Для этого и осуществляется скупка, и почти все такие квартиры в многоэтажных домах будут взорваны от имени ВСУ.

           Другое направление – промышленные предприятия и офисы. Переписывание их на российские фирмы было запущено весной 2017 г. "Национализация" предприятий в ОРДЛО и была её запуском. В этом Кремлю подыграли и украинские депутаты-блокадники, которые с января начали требовать прекратить ввоз угля из ОРДЛО. В итоге этот уголь стали ввозить официально как "российский", что создало Украине определенные юридические проблемы и дало рост показателя товарообмена с РФ. Одновременно с "национализацией" Кремль анонсировал и государственную программу инвестиций в эти предприятия ОРДЛО, которая осталась, как и большинство таких программ, лишь на бумаге. Но это тот случай, когда бумажные инвестиции лучше реальных, – после ухода российских войск с Донбасса эти бумаги будут представлены Кремлем как его реальные вложения. Остается лишь взорвать такие предприятия и заявить: это сделали ВСУ и "диверсанты".

           "Украинским диверсантам" намечен большой объем "работ". Уничтожение инфраструктуры в Кадеевке (Стаханов) и Первомайске в ночь с 18 на 19 декабря – лишь начальный взнос в реализацию этой правительственной программы.

           Но Кремль просчитал не все юридические аспекты. Ведь это только в российско-советских учебниках армия России никогда не промахивается, всегда попадает в цель и потом долго рассказывает, как немцы взорвали Днепрогэс или Успенский собор в Киев.

  (Сергей Климовский, кандидат исторических наук, историк и археолог)

Кошка бросила котят, пусть гуляют, как хотят. Уйти по-русски 1

         Думаю, вероятность вывода РФ войск и оккупационной администрации из ОРДЛО составляет 90%. И весна 2019 г. – крайний срок. Независимо от того, будет Путин "избран" на новый срок или «будут сюрпризы». Сюрпризы были уже на самой пресс-конференции и в их числе и фраза Путина "так называемые националистические батальоны". Это равнозначно тому, как если бы поп сказал: "так называемый дьявол". Эти батальоны, уже не нацистские, а просто и скромно – националистические.

          "Так называемые батальоны" – не единственный признак подготовки к уходу. В день пресс-конференции 14 декабря центр миссии наблюдателей ОБСЕ в Донбассе получил письмо Минобороны РФ о намерении отозвать своих офицеров, так как Нацгвардия Украины лишает их свободы передвижения. Три года они терпели и молчали, а теперь взбунтовались. "Бунт" имеет свои цели.

           Если Минобороны Украины уступит, то так называемые наблюдатели получат свободу рук для диверсионной и разведывательной деятельности. Если не уступит, то для Кремля это тоже хорошо – есть повод говорить о якобы невыполнении Украиной условий Минска и повод начать выход из Нормандского формата, который тоже Москве уже в тягость. Кремль в него изначально не хотел влезать и предпочитал, чтобы бумагу в Минске подписывала лишь его оккупационная администрация – так называемые "ДНР" и "ЛНР", но не вышло.

          Теперь в Кремле рассматривают выход из Нормандского формата как первый шаг к уходу из ОРДЛО, что похоже на присказку "Кошка бросила котят, пусть гуляют, как хотят". Москва долго пыталась выбить своим "котятам" статус субъектов международного права, но безуспешно. Выход из Нормандского формата – это для неё последний способ такой статус продавить и заодно попытаться в 101 раз всех убедить: Россия, якобы, к войне на Донбассе не причастна. Это позволит Лаврову продолжать говорить: мы в войне на Донбассе не участвовали и не участвуем, теперь даже как посредник и наблюдатель. Так что "котят" на словах действительно "сливают в унитаз" для их же блага.

          К огорчению "котят", их начинают "сливать" не только на словах, но и реально. Есть комплекс факторов, которые вынуждают РФ к уходу из ОРДЛО. Самые очевидные: санкции, внутреннее напряжение, перспективы замораживания счетов и активов фирм РФ, потери чемпионата мира по футболу и т.д.; из неочевидных – её президентские выборы могут быть не признаны во многих странах.

          Есть у Кремля ещё одна причина "слить котят" – это президентские и парламентские выборы в Украине в 2019 г. Притом, чем раньше слить, тем для Кремля лучше. Поздний "слив" не гарантирует участие жителей ОРДЛО в выборах, а с этим связаны кое-какие иллюзии Кремля.

          Смысл "слива" – три реальные цели: дестабилизировать ситуацию к выборам в Украине, сделать из Донбасса "Дикое поле" и нанести максимальный урон ВСУ. План дестабилизации под выборы предполагает оставление при "сливе" диверсионных "спящих групп" и бандитизм под украинским флагом. Такое переодевание в "бандеровцев" практиковало ещё НКВД, и ФСБ лишь его возрождает. Но в Кремле не вполне уверены, что всё пойдет по плану, и думают о тестовом "сливе" одного крупного города и посмотреть, как будет на самом деле (например, Горловки, почему в декабре и были слухи о её сдаче, в Травневом и Гладосово, где в общей сложности 300 жителей, тест не имеет смысла). Предусмотрительно планируется создать за Горловкой ещё одну линию обороны и по результатам теста вызвать большие наступления ВСУ и начинать реально "топить котят" под причитания российских СМИ.   

          Российская армия на границе будет бдительно следить, чтобы "котята" героически утопли, и пропускать в РФ строго по спискам и без оружия. Этим можно решить все задачи, в том числе и "консервирования" под выборы остатков "котят". Бонусом станет сериал о резне, устроенной хунтой, который будут крутить, пока не исчезнет РФ.

          Но самое главное, Кремль посредством "слива" избавляется от обвинений в оккупации Донбасса. Всё это вместе взятое называется "уход по-русски", и уйти надо до 2019 г. Реальный "слив котят", который давно предрекали, таки наметился.

 (Сергей Климовский, кандидат исторических наук, историк и археолог. Из публикации в блоге)

Керченский мост может достаться Украине, как минимум, наполовину

         Кор.:  - Пора ли поставить крест на Будапештском меморандуме? Или при определенных обстоятельствах он еще может "выстрелить?"

         И.П.:  - Я считаю, что вместо этого надо поставить крест на Минских соглашениях – безусловно, сыгравших свою позитивную роль с точки зрения остановки активной фазы конфликта, но бесперспективных в будущем. Надо вернуться как раз к тому формату, который был задан Будапештским меморандумом. Тем более, что фактически основная страна, которая сейчас помогает Украине – это США, участник этого меморандума, а сторона конфликта – Россия, другой участник этого меморандума.

          На мой взгляд, самая конструктивная и содержательная идея та, которую высказывал второй президент Украины Леонид Кучма - Украине следовало бы подать в любой международный суд на стороны-подписанты этого меморандума, выступившие гарантами безопасности и территориальной целостности Украины в обмен на ее разоружение. И суд таким образом заставит эти страны – и США, и Великобританию, и что особенно важно, Россию четко сформулировать свои позиции. Либо они считают этот документ обязывающим, и в таком случае он должен исполняться; либо он для них необязательный в принципе. Тогда Украине надо ставить вопрос о возврате на исходные позиции – пусть Россия передаст выведенное ядерное оружие и все, что с этим связано.

 

          Кор.:  - Считаете ли вы, что США смогут сыграть свою роль в вопросе сооружения Керченского моста, в разрешении проблемы с Керченским проливом? Может ли Вашингтон воспрепятствовать строительству моста?

          И.П.:  - Тут не одна тема. Тема первая – это в принципе морская безопасность и военное сотрудничество между США и Украиной. У США есть свои интересы, амбиции и задачи в регионе. Имея такого сильного, стратегически хорошо расположенного союзника, как Украина, они, конечно, стремясь реализовать свои собственные стратегические задачи, будут всячески побуждать вас укреплять свои Военно-морские силы. Это нормальное поведение большой страны. Украина от этого может только выиграть, потому что будет союзником сильной державы.

          Что касается отдельно взятой проблемы строительства Керченского моста, то тут я вижу целый ряд противоречий. Ваши руководители обеспокоенно просят американцев оказать поддержку в этом вопросе. Но, похоже, они не очень рассчитывают на то, что Крым вернется в состав Украины. Потому что, если исходить из того, что он вернется, то построенный РФ мост и инфраструктура в Крыму, соответственно, достанется Украине. Ничего плохого я в этом для вас не вижу. Я вижу в этом много плохого для российских граждан – наши налогоплательщики сейчас оплачивают эти геополитические амбиции господина Путина. А в моем Новосибирске мы не можем построить мост через Обь. В Якутии, нет ни одного моста через реку Лена – огромный регион несколько месяцев в году отрезан от большой земли. Эти две стройки были запланированы до аннексии Крыма, и обе остановлены из-за того, что строится этот треклятый Керченский мост.

          Т.е., если предположить, что проблема аннексии Крыма будет решаться в обозримом будущем, после смены власти в России, то вам от этого скорее плюс, чем минус.

 

          Кор.: - Вы намекаете, что Керченский мост может достаться Украине?

          И.П.:  - Как минимум, наполовину. Когда будет восстановлена законная ситуация с Крымом.

           

         (Илья Пономарев, российский оппозиционный политик, экс-депутат Госдумы РФ. Из интервью «Обозревателю»)

"Да, от моей фразы "Крым - это Украина" из Крыма РФ не уйдёт"...

    Четыре года Крым в российской оккупации. Чётвертый год я публично пишу и говорю, что Крым - это Украина. Я не скрываю своего имени, я не прячу свою внешность. Я не занимаюсь мелочным рассуждательством, не пытаюсь усидеть на двух стульях и не ищу выгодной и безопасной для себя позиции. И мне немного удивительно слышать, как некоторые упрекают меня в том, что говорить это бессмысленно, что слова ничего не меняют, что это и так понятно.

     Во-первых, я, к сожалению, не выбирал, где мне родиться и являюсь гражданином РФ. И это мой гражданский и человеческий долг - не молчать, когда страна, где я родился и вырос творит такие бесчеловечные и вопиющие преступления и творит она это, прикрываясь моим именем в том числе.

     Во-вторых, я в какой-то мере, человек популярный, меня читают десятки, если не сотни тысяч людей по всему миру, и долг любого человека, который владеет вниманием масс - не молчать в минуты таких потрясений.

     В-третьих, моя деятельность публициста и журналиста изначально не предполагает ложь или угодничество власти и суть её заключается в том, чтобы доносить до людей факты, обличать преступления власти, выявлять язвы этого общества и бороться с пропагандой. 

     Да, от моей фразы "Крым - это Украина" российские войска из Крыма не уйдут. Но всё-таки чего-то, да она стоит, когда все вокруг тебя думают иначе, когда 140-миллионное население поголовно считают твою позицию преступной и сразу переводит тебя в разряд врагов-изгоев, когда от тебя отказываются родные, когда у тебя исчезают друзья... А из того мизерного количества людей в России, которые все-таки тоже стоят на том, что Крым - это Украина, ещё процентов 90 просто боятся произносить это вслух. Боятся проблем на работе, проблем с органами, потерять статус, деньги, расположение вокруг, боятся себя - всего боятся.

     И вот в этой атмосфере лжи, подлости, ненависти и бессовестной глупости говорить, что Крым - это Украина... чего-то да стоит. Тем более, я знаю, что многим важно знать, что кто-то думает так же, как они. Некоторым украинцам, что не все ещё в Мордоре сошли с ума. Некоторым россиянам, что они не совсем одиноки в своих мыслях. Поэтому, друзья, говорил, говорю и буду говорить, что Крым - это Украина. Не надо недооценивать слово...

     Правду говорить легко и приятно. А ещё её говорить необходимо, чтобы чувствовать себя человеком. Спасибо!

(Александр Тверской, российский журналист, публицист)

... и сказать: «Мы не будем вмешиваться в ваши дела"


Кор.: 

     В резонансной статье для интернет-издания "Гордон" первый премьер-министр Украины, ваш коллега, с которым вы долго работали, Витольд Фокин написал: "Когда украинцы по разные стороны линии фронта убивают друг друга - это война, имеющая все признаки гражданской. Почему людей, стоящих на пороге своих домов, чтобы, согласно Конституции, защитить себя и свои семьи, называют террористами?"

Л. К.: 

     Ему следовало бы съездить на Донбасс, думаю, он давно уже там не был, хоть родом оттуда.  10 тысяч российских войск, я уже не говорю о российском оружии, которое поставляется в неограниченном количестве, - я бы не сказал, что это украинцы убивают украинцев. Я не вижу в этом признаков гражданской войны. Тем более, вопросы решаются в Кремле, из Кремля посылают директивы, оттуда же пришли руководители "ДНР" и "ЛНР", оттуда боевики приходят, малайзийский самолет сбили из российского оружия ... Как после этого можно говорить о признаках гражданской войны и о том, что люди хотят защитить свои дома? А кто их у них забирал? Кто вышел на улицы с российскими флагами и кричал: "Россия!", кто срывал украинские флаги? Кто убивал, пытал и продолжает это делать?

Кор.: 

     Как Россия должна извиниться перед Украиной, что заплатить, чтобы когда-нибудь Украина простила и начала выстраивать с ней нормальные отношения?

Л. К.: 

     Ничего не нужно, кроме как уйти с глаз долой, забрать свои войска, восстановить границу и сказать: "Сами определяйте свою внешнюю политику, руководите - мы не будем вмешиваться в ваши дела". А что касается родственников тех,  кто погиб от рук россиян, вот им, бедным, несчастным, потерявшим кормильцев нужно заплатить.... 

(Леонид Кравчук, первый президент Украины. Из интервью интернет-изданию "Гордон")

Известный россиянин о национальном "кислородном голодании" ...

     Нет, я не собираюсь делать героев из беглых депутатов Вороненкова и Максаковой. Обычные депутаты, не лучше прочих. Меня их история заставляет задуматься о другом: Украина ведь не самое безопасное сегодня государство, экономические перспективы его темны, военные не лучше. Неясно, короче, как там все сложится, и не случится ли у них третий Майдан. И, тем не менее, депутаты бегут туда, а сюда с Украины никто не бежит. И ниоткуда не бежит, кроме Жерара Депардье, который тоже уехал. Даже Сигал не живет.

     Допускаю, конечно, что Вороненков и Максакова – засланные казачки и завтра признаются в этом, попутно рассказав, как в Украине плохо и как их там невкусно кормили. Но не похоже, честно говоря. А похоже на то, что сегодня эта самая нестабильная, воюющая, атакованная нами Украина, поливаемая по всем нашим каналам и дружно поносимая в соцсетях огромным большинством наших пользователей, представляется дальновидным людям прямо-таки островком стабильности по сравнению с Россией. Потому что, положа руку на сердце, процентов 86 россиян при ОБЪЕКТИВНОМ опросе честно признались бы, что живут в ожидании грандиозного бабаха, и это не наследие нестабильных 90-х, а ощущение усугубляющейся тошнотворной неправоты во всем.  

       Ощущение все более глубокого сваливания в непроходимое болото, которое можно, конечно, выдать за особый путь, но как-то очень уж дурно этот путь пахнет. И хотя мы по-прежнему перспективны для спортсменов и тренеров, и в кровь готовы расцеловать любого перебежчика, и квартиры охотно даем по всему пространству от Грозного до Саранска – к нам не особо рвутся, а от нас готовы ехать даже в Украину, даже на войну. Потому что у нас перспектив ноль. И враги украинской власти, те, что симпатизанты нашей, почему-то ездят к нам, в основном, на ток-шоу, а жить предпочитают там. Поэтому пока никаких оснований для оптимизма у нас не может появиться. Даже если предположить, что доллар опять будет стоить 35.

       Потому что не долларом дышит человек, а кислородом. А кислорода в России не прибавляется.

(Дмитрий Быков, известный российский поэт, писатель, журналист)

Всё расползется и рассосется само собой ...

     Крым для России оказался чемоданом без ручек, и они уже признают, что его очень тяжело нести. Донбасс оказался еще тяжелее. Цель Кремля была понятна – по суше проложить дорогу в Крым. Но то ли у них решимости не хватило, то ли струсили, а тут еще почувствовали сопротивление украинцев и поняли, что этот шаг не даст им возможности сделать все с малыми потерями. Они же вообще рассчитывали на народное восстание в Украине. Поэтому оставалось надеяться только на этих добровольцев, ополченцев, всяких бомжей, хулиганов, наркоманов, которые вступили в дивизию под управлением Захарченко.
     Недавние тезисы "обменять Донбасс на Крым" - это просто дымовая завеса, чтобы показать: Россия в принципе готова к переговорам по Донбассу. Европейцы и американцы тоже иногда намекают на это. Ну, как Украина может менять кусок своей земли? Ведь Крым – это часть Украины, там не было национального конфликта, а референдум провели незаконно. Россия растоптала собственные подписи под Будапештским меморандумом. Это был такой а-ля 1941-ый год: захват чужой территории, воспользовавшись временной слабостью Украины.
     Но сейчас никакая власть в Москве не готова отдать Крым. Крым вернется в Украину, если Россия начнет распадаться. Последнее – процесс просто неизбежный. Самое главное, чтобы ушел Путин. С ним нельзя вести никаких переговоров, потому что этот человек никогда не держит слово. 
     Как только Путин уйдет от власти сейчас же большинство российских вооружений будет выведено из Донбасса и граница будет передана украинцам. И как только это будет сделано, никакой зачистки там не надо будет. Даже сейчас из этой армии Захарченка люди бегут. Они же рассчитывали, что это все будет Россией, а теперь понимают, что это никогда не будет Россией. 
     Но как только граница будет закрыта и передана украинским пограничникам, все это моментально рассосется и расползется само собой, а сам Захарченко сбежит в первый же день. 

(Сергей Лойко, журналист, фотограф)

Есть и такое мнение, или Российский военный эксперт о Донбассе

     Чтобы на Донбассе что-то кардинально поменялось власть должна поменяться или в Москве, или в Киеве. Или и там, и там. 
     Российские стратегические цели по Украине не изменились, России неприемлема любая форма интеграции Украины с Западом, с любыми западными структурами. И танковую армию на Донбассе Россия рассматривает как гарантию того, что этого не произойдет.
     В России есть надежда, что Украина сама развалится, поэтому необязательно там проводить полномасштабные военные действия. Хотя и они не исключены. Но ожидать, что Россия вообще уйдет из Донбасса и предоставит Украине свободу действий, это пока бессмысленные надежды.
     В случае, если в Киеве произойдет такая смена власти, что при этом она признает Крым частью России, разорвет соглашение об ассоциации с ЕС, подтвердит нейтральный статус Украины, войдет в близкие отношения с Москвой, то да, тогда возможны движения хотя бы по какой-то формальной реинтеграции, но и в этом случае Донбасс все равно останется де-факто под российским кураторством. Авакова туда не пустят – это точно. Так что у меня основательного оптимизма по Донбассу пока нет. 
(Павел Фельгенгауэр, российский военный обозреватель и аналитик)