хочу сюда!
 

Оксана

38 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 27-45 лет

Заметки с меткой «виталий портников»

Великий хитрун, що обдурить ПУ, чи клієнт досвідченого чекіста?

             Відеозвернення, в якому президент Зеленський намагався пояснити рішення Києва про імплементацію "формули Штайнмаєра", знову продемонструвало - очільник держави продовжує жити у власному світі, який не має нічого спільного з реальністю.

       Путін хоче примусити Зеленського до нових і нових поступок. І врешті-решт - до тієї самої капітуляції, про яку вчора говорив по Російському телебаченню "глава ДНР" Пушилін. І поки у нього все виходить: видача Цемаха, "формула Штайнмаєра". Що далі? Прямі переговори з маріонетками Кремля під виглядом консультацій з "українським суспільством".

       Втім, я зовсім не стверджую, що Зеленський піде на такі поступки. Цілком можливо, що в українського президента дійсно є "червоні лінії", які він не хоче - або боїться - перетинати. І ці "червоні лінії" пов'язані з неможливістю проведення виборів на окупованих територіях в присутності російських військ і без забезпечення повноцінних умов для такого проведення - українське законодавство, українські партії, українські медіа, безпеку громадян, умови для голосування біженців і таке інше. Але у Путіна на ці вибори зовсім інші погляди і зовсім інші плани. З Путіним можна домовлятися тільки на умовах Путіна.

       Кремль тепер буде відсувати терміни проведення зустрічі в "нормандському форматі", висуваючи нові й нові вимоги. А Макрон буде скаженіти, що зустрічі не виходить і тиснути на Зеленського. А Зеленський буде хвилюватися, що ніяк не вдається виманити Путіна на зустріч і обхитрити його і буде йти на нові і нові поступки, здійснювати нові і нові помилки. А Путін буде потішатися - бо все це дійсно дуже смішно, якщо дивитися з Кремля. Кумедно, я б сказав.

       Зеленському варто зрозуміти, що він - не великий хитрун, який завтра обдурить Путіна і всіх інших, а просто клієнт досвідченого чекіста, який використовує його его для знищення України. Йому варто прислухатися до логіки тих, хто збирається біля його офісу і вимагає зупинити капітуляцію. Прислухатися просто тому, що ці люди можуть бути значно більшими реалістами, ніж він сам і його оточення. Тому, що вони вже проходили всі ці "курси миролюбності" і спроби обдурити Путіна у 2014-2016 роках, тоді, коли Зеленський і його друзі політикою не цікавилися.

       Рейтинг - це ще не розум. Це просто підтримка неосвіченого, наївного і далекого від розуміння реалій населення, яке завтра може захопитися новим кумиром. Як дитина захоплюється новою іграшкою, коли стара йому набридає. Зеленському пора перестати думати про рейтинги і почати думати про Україну. Звичайно, якщо доля цієї країни цікавить його більше, ніж соціологія.


(Виталий Портников, журналист, публицист. )            

«Та сторона» - это и есть Путин, главком оккупационных войск

          После вчерашней атаки оккупационных войск на украинские позиции и гибели четырёх украинских военнослужащих Владимир Зеленский позвонил своему российскому коллеге и попросил его "повлиять на ту сторону". Украинскому президенту пора очнуться и отказаться от своих опасных иллюзий. Не существует никакой "той стороны", это выдумка кремлевской пропаганды. 

       Существует только Путин. Это его войска и спецслужбы оккупируют Донбасс. Это он, как главнокомандующий вооружёнными силами России, отвечает за любое обострение в оккупированном регионе, и Путин не влияет на "ту сторону", он - участник конфликта, а не посредник. И когда Зеленский просит Путина повлиять на российских наемников, он тем самым выводит его из-под удара, превращая из оккупанта в "парламентера". Это именно то, что Путину и нужно для продолжения войны.

       И да, Путину не нужно никакое приближение к миру. Он не для того начал войну, чтобы она закончилась миром. А для того, чтобы она завершилось поражением Украины. Нашим крахом. Путину эта война сегодня не мешает, а только помогает держать Украину на крючке и чувствовать себя влиятельным лидером, вести переговоры с Западом. Зачем ему мир?

       Владимир Зеленский, вы уже не участник предвыборной борьбы, Вы - президент страны, которая находится в войне с жестоким агрессором. И власть той страны не хочет никакого мира. Непонимание вами этого простого факта будет только множить жертвы и приведёт к новым потерям - и людей, и территорий.

 

(Виталий Портников, журналист, публицист. Для espreso.tv)

Зависимость от иллюзий люмпенизированной части электората

           В Кремле был ранее анонсирован, а сейчас, как раз накануне украинских парламентских выборов, подписан указ, который является четким сигналом Путина пророссийским силам в Украине. Согласно указу упрощается выдача российского гражданства жителям всех районов Донецкой и Луганской областей Украины – а не только тем, кто живет на оккупированных территориях нашей страны.

       Этот указ создает для российского президента отличные возможности маневра и выбора дальнейшей судьбы государства, которое глава соседней страны хочет уничтожить.

       Вариант первый. "Восстановление территориальной целостности народных республик", о котором неоднократно говорилось и в Донецке, и в Луганске.

       Вариант второй. «Объединение Донбасса и создание автономии, населенной гражданами России».

       Несмотря на то, что в отличие от первого варианта, второй более мирный, в обоих случаях на будущем Украины, ее европейской интеграции и благополучии можно будет поставить жирный крест. А избиратели Донбасса из бывших избирателей Януковича или Зеленского превратятся просто в избирателей Путина. Ну, или Медведева.

       Какой вариант – отторжения всей территории Донбасса от Украины или "впихивания" оккупированной части с тем, чтобы она поглотила и подчинила себе остальной Донбасс – выберет Путин, сказать пока что сложно. Однако очевидно, что российский президент и его сторонники в Киеве действуют по четкому плану. Контрплана у украинской власти и общества нет.

       Избрание новым украинским президентом Владимира Зеленского и неминуемый после парламентских выборов переход власти к виртуальной партии "Слуга народа" и олигархическим группировкам создает для российского президента небывалое окно возможностей.

       Что думает президент Украины об окончании войны, мы в очередной раз услышали вчера – Зеленский вообще не понимает, почему эта война началась и каковы ее цели. Т.е., кто будет противостоять России в исполнительной власти, мы не знаем. Сейчас, перед выборами, общество зависит от иллюзий люмпенизированной части электората. При этом, этот самый электорат просто не хочет замечать очевидных фактов – таких, как вот этот путинский указ. А Путин не подписывает указов просто так.

 

(Виталий Портников, журналист, писатель, публицист, телеведущий, обозреватель радио «Свобода» и постоянный автор аналитических статей)

Новые лица во власти – это всего лишь мантра наивного избирателя

          От нового президента, как нового лица в украинской политике, ожидают новых кадров. А к власти сплошь и рядом возвращаются люди, которые находились на ответственных должностях до Майдана 2013-2014 годов – от главы президентской администрации до руководителей областей. Как же так?

       А очень просто. Новые лица – это мантра для невежественного наивного избирателя, который просто не способен понять, что государством гораздо труднее руководить, чем подержанным автомобилем. Новым лицом может быть сам президент. Определенное количество новых лиц можно завести в парламент – чтобы они нажимали там на кнопки. Но для реального руководства государственными структурами необходимо иметь управленческие навыки. Кухарка не может управлять государством, она может быть лишь ширмой для тех, кто принимает решения.

       Естественным образом в нашей стране сложилось так, что есть две управленческих элиты, которые сформированы во времена Леонида Кучмы – условная "помаранчевая" и условная "бело-голубая", элита Ющенко и элита Януковича, элита проукраинская и элита малороссийская. Понятно, что между ними есть огромное количество попутчиков и перебежчиков, но в целом границы лагерей давно очерчены не только идеологией, но и многолетними личными связями. 

       Поражение Петра Порошенко на президентских выборах означает простую вещь, которую избиратель может не понимать и не замечать, но которая от этого никуда не девается – смену управленцев одного лагеря управленцами другого. Т.е., возвращение к власти элиты Януковича. Второго ее эшелона – первый эшелон либо в Москве, либо в "Оппозиционной платформе", либо в "Оппозиционном блоке".

       Просто поставьте себя на место Зеленского. Кадры "Квартала" давно закончились, а ему нужно еще замещать десятки, сотни должностей. При этом управленцы, которые находятся рядом с ним, ранее тоже были частью "региональной" управленческой элиты, никого другого они просто не знают. Сам Зеленский ввиду специфики своей профессии и работы на олигархических телеканалах тоже знаком исключительно с представителями "бело-голубых". Если он когда-то сталкивался с представителями лагеря их конкурентов, то вряд ли мог с ними сблизиться ввиду совершенно непостижимой для него системы ценностей. Этих людей он привык высмеивать, а не назначать.

       Поэтому да, победа Зеленского – это управленческий реванш второго эшелона бывшей "региональной" элиты, реванш приспособленцев, карьере большинства которых помешал Майдан. И их количество во власти будет увеличиваться с каждым днем, а после победы партии президента на парламентских выборах перейдет в устойчивую монополию.

 

  (Виталий Портников, журналист, писатель, публицист, телеведущий, обозреватель радио «Свобода» и постоянный автор аналитических статей)  

Эти вопросы не решить: тарифы будут расти, война – продолжаться

       Вопросы снижения тарифов и прекращения войны – это главные вопросы, решения которых ожидают избиратели Зеленского. Да, эти вопросы нельзя решить. Да, тарифы будут расти, а война – продолжаться. Но что собирается новая администрация делать с завышенными ожиданиями своих сторонников?

       Представитель президента Украины в правительстве Андрей Герус считает, что избиратели нового президента Украины Владимира Зеленского проголосовали за "большую идею, большую мечту, а не за понижение тарифов, потому что тарифы – всего лишь часть нашей жизни" и утверждает, что Владимир Зеленский не обещал украинцам понижение тарифов.

       Конечно, чиновникам и депутатам легко говорить соотечественникам, что тарифы – всего лишь часть жизни. Но как будут реагировать люди, когда будут получать платежки с новыми и новыми цифрами, соответствующими реальной стоимости услуг – тем более, в ситуации, когда их годами уверяли, что все это не услуги, а схемы? Как будут реагировать люди, когда станут узнавать о новых потерях на фронте, новых смертях и разрушениях?

       Украинцы проголосовали отнюдь не за мечту – пусть даже новому президенту и его окружению хочется уверить себя в обратном. Украинцы проголосовали за ожидания, которые нельзя оправдать. Я бы даже сказал – ожидания, которые не смог бы оправдать ни один политик, тут к Владимиру Зеленскому никаких претензий нет. Но с политика были бы взятки гладки. Кто, например, стал бы всерьез упрекать Юлию Тимошенко, если бы она стала президентом и не понизила бы тарифы? Таких недовольных не нашлось бы ни среди сторонников, ни среди противников Тимошенко. Все было бы ясно с самого начала.

       Совсем другое дело – "народный президент", который даже сейчас предпочитает выступать от имени народа, а не от имени институции. Обычные люди воспринимают Зеленского не как часть политического класса, а как выходца из собственной среды, как союзника. Никто и никогда не сможет объяснить им, почему этот союзник не может просто исправить цифры в платежках или договориться с Путиным, словом – облегчить жизнь простым людям. Они не поймут и не простят. Тут разочарование и раздражение уже спустя несколько месяцев начнет зашкаливать.

       И очень важно, чтобы это всеобщее разочарование и раздражение привело, в самом худшем случае, просто к падению рейтинга Владимира Зеленского и досрочным выборам главы государства, а не к краху самих государственных институций.

 

(Виталий Портников, журналист, писатель, публицист, телеведущий, обозреватель радио «Свобода» и постоянный автор аналитических статей)

Почему Коломойский призывает Зеленского объявить дефолт?

       Что же происходит? А ровно то, что и в 2013 году, когда интересы олигархии, политической элиты и народа совпали. Олигархи хотели ослабления Януковича, политическая элита – сохранения электоральной конкуренции, а народ – демонтажа криминального государства. Однако по достижении этой цели оказалось, что цели у олигархов, политиков и народа различаются: олигархи хотели усиления своего влияния, политики просто вынуждены были приступить к строительству цивилизованного государства, которое могло бы получать кредиты от Запада, а народ хотел улучшения жизни.

       Сейчас ситуация повторилась. Олигархи хотели смены президента, действия которого угрожали их влиянию, политическая элита тоже была настроена против решающего влияния Порошенко, а народ хотел улучшения социальной ситуации. Выборы главы государства состоялись – и олигархи, политики и народ вновь разошлись.

       Олигархам важно скупить все, что осталось от украинских активов – от земли до государственных предприятий – подешевке. И дефолт – лучший способ для их обогащения и закрепления влияния на будущее страны. После дефолта Украина окончательно превратится в постсоветское "недогосударство", о европейских перспективах которого можно будет забыть, а владеть страной будут несколько хищных семей. Не случайно Коломойский в своем интервью призывает Зеленского "не слушаться Запад" и пугает понижением рейтинга. Да, олигархам объективно выгоден дефолт, именно поэтому им и нужен был слабый, некомпетентный и подконтрольный президент на Банковой.

       Украинскому народу придется заплатить за дефолт сполна. И если 73% избирателей были инструментом для осуществления олигархических планов, то последствия их осуществления ощутят на себе все 100% украинцев. Падение курса национальной валюты, исчезновение продуктов и товаров, резкое сокращение количества рабочих мест, задержки с выплатами пенсий и зарплат, социальный и политический хаос – и все это при наличии в стране достаточного для конфликтов количества оружия на руках у населения. ... Политикам стоит учесть все эти трагические последствия отказа от сотрудничества с Западом – в конце концов, они тоже украинцы.

       Коломойский пугает Зеленского тем, что если он будет слушаться Запад, то утратит рейтинг. Но рейтинг Зеленского будет снижаться объективно – просто потому, что за этим рейтингом, кроме надежд, ничего не стоит. Но хотелось бы понять – а этот рейтинг точно будет повышаться, когда будет объявлен дефолт? Когда доллар будет по 100, банки откажутся выдавать вклады, в супермаркетах будут перебои с продуктами, а в аптеках – с лекарствами. Когда у людей просто элементарно не будет хватать денег на самое необходимое? Рейтинг точно повысится?

       Владимир Зеленский должен точно понимать, что людей, которые помогли ему прийти к власти, его собственная судьба интересует примерно также, как судьба всех остальных украинцев. Он нужен им ровно на год – год триумфальной скупки всего, что плохо лежит. Им несложно будет снова найти нам нового президента, после того, как разочарует этот. А то, что новому просто окажется нечем управлять, и то, что страна будет отброшена на десятилетия назад и станет легкой добычей Кремля, их тоже не интересует.

(Виталий Портников, журналист, писатель, публицист, телеведущий, обозреватель радио «Свобода» и постоянный автор аналитических статей)

Их главная претензия к нам в том, что мы вообще существуем…

       Перемирие - это, конечно, важно - в особенности, если задуматься о судьбах украинских военнослужащих и людей, которые живут на линии разграничения. Но все же самое главное, что нужно знать о перемирии - это то, что оно не мир, а возможность агрессора продолжать боевые действия и готовиться к новой войне.

       Специалисты по истории Ближнего Востока хорошо знают, что арабские страны всегда последовательно заключают с Израилем не мирные договора, а соглашения о перемирии. То есть, для самого еврейского государства это, может быть, и мир, а для его арабских соседей - именно перемирие. Подбираются специальные слова в арабских версиях документов, тщательно прописываются термины. Все для того, чтобы дать самим себе возможность в удобный момент свернуть с дороги мира в тупик войны и не ощущать никакой ответственности за нарушение договорённостей - ведь это было только перемирие, которое не сняло нашей основной претензии к вам. А наша основная претензия к вам состоит в том, что вы вообще существуете.

       Украина столкнулась с аналогичным отношением к войне и миру со стороны России. Основная претензия России к нам состоит как раз в том, что мы вообще существуем. И пока Российское государство и - шире - русский народ - не согласятся не для показухи, не для международного сообщества, а внутри себя с правом Украинского государства и народа на самостоятельное существование, с нами будут заключать только перемирия, настоящего мира не будет.

 

(Виталий Портников, украинский журналист, политический обозреватель, публицист. Обозреватель радио «Свобода»,  постоянный автор аналитических статей в украинских и российских изданиях).

Российский президент перестал стесняться очевидного факта …

     Недавняя пресс-конференция российского и американского президентов - это своеобразная путинская явка с повинной. Не совсем чистосердечное, но признание Владимира Путина. И вот почему.

     Говоря о разногласиях с Дональдом Трампом относительно статуса аннексированного полуострова, президент России отметил, - "мы провели в Крыму референдум в полном соответствии с международным правом".

     О международном праве разговор отдельный. Самое интересное во всей этой ситуации – кто эти "мы". Давайте разберёмся. На момент проведения "референдума" Крым существовал – даже с точки зрения России, – в одной-единственной правовой реальности. Украинской.

     Верховная Рада Крыма провозгласила Крым независимым государством 16 марта 2014. А аннексирован полуостров был только 21 марта 2014 года. Таким образом, 16 марта 2014 года власть в Крыму – повторюсь, с точки зрения Кремля – осуществлялась республиканским руководством – частью украинской вертикали управления.

     Да, эти люди могли хотеть отделиться от Украины и присоединиться к России. Но "нами" – россиянами – они точно не были. "Россиянами" жители Крыма стали только после завершения процедуры аннексии, когда им навязали российские паспорта.

     Так что с точки зрения собственного законодательства Путин, наверное, должен был сказать "они". Они, крымчане, провели "референдум", который "соответствовал международному праву", и поэтому Крым "стал частью территории России".

     Но Путин, похоже, не стал лгать – или просто не заметил, как выдал главную подробность процесса "присоединения" Крыма. Он, на самом деле, сказал правду: и "референдум", и предшествующие ему решения крымских властей – все это российских рук дело. Все это подготовительные элементы процесса аннексии полуострова, которые заблаговременно готовили российские чиновники и диверсанты. А обеспечивала российская военная сила, присутствовавшая в Крыму.

     А крымчане в этой ситуации были лишь инструментом обеспечения имперских амбиций. "Референдум" проводили не "они", крымчане, а "мы" – Путин с окружением. Похоже, российский президент просто перестал стесняться этого очевидного факта.

 

(Виталий Портников, журналист, публицист, обозреватель радио «Свобода», постоянный автор аналитических статей в украинских и некоторых российских изданиях)

Возможные результаты небойкотированного футбольного чемпионата



     В 1980 году цивилизованный мир бойкотировал московскую Олимпиаду по поводу, который вполне можно сравнить с аннексией Крыма и оккупацией Донбасса – в связи с вторжением в Афганистан. При этом, тогда формально советское руководство ничего не нарушило. Советские войска ввели в Афганистан по официальному приглашению тогдашнего председателя Революционного совета страны Хафизуллы Амина (которого, впрочем, советские спецназовцы сразу же после вторжения убили). Советский Союз и Афганистан подписали соглашение, позволявшее Кабулу обращаться с подобными просьбами к Москве. Новый глава Афганистана Бабрак Кармаль был привезен оккупантами, но формально он был представителем той самой партии, что и Амин – просто пленум ЦК избрал нового генерального секретаря.              

     Оккупация Афганистана вызывала отвращение. Было не ясно, как можно ехать на Олимпиаду в страну, которая развязала войну против народа соседнего государства. Никто не отрицал, что спорт – вне политики. Но именно поэтому никто не считал, что спорт должен легитимизировать войну.

     В отличие от Афганистана, в Крым и на Донбасс Россию никто не приглашал. Не было даже Хафизуллы Амина, которого можно было бы потом пристрелить. Вывезенный в Ростов Янукович даже на судебном процессе не может объяснить, какой должна была быть функция введенных на чужую землю российских войск. Тем не менее, от проведения футбольного чемпионата в России никто не отказывается, его спортивный бойкот западные политики и федерации даже не обсуждали (хотя ряд лидеров демократических стран заявили, что не поедут на чемпионат). Что ж, Крым не Афганистан. И Донбасс не Афганистан.

     Наверное, стоит обратить внимание на мнение замечательного русского писателя Михаила Шишкина, проживающего сейчас в Швейцарии и призывающего к бойкоту чемпионата. Шишкин предположил, что «участие сборных стран мира будет подано как знак солидарности с авторитарным режимом. После Сочи произошла аннексия Крыма, затем началась война в Украине. А что будет после финала чемпионата мира?».

     Ответ на этот вопрос будет, очевидно, самым главным событием небойкотированного футбольного чемпионата – а вовсе не счет финального матча и радость победителя.


(Виталий Портников, киевский журналист, обозреватель Крым.Реалии)

Конфликт мертвого с живым, СССР - с тем, что быть СССР не хочет

    Командующий ракетными войсками и артиллерией Южного военного округа Вооруженных сил РФ генерал-майор Степан Ярощук стал известен широкой общественности в качестве высшего руководителя обстрела российскими войсками жилых кварталов Мариуполя в январе 2015 года. Это человек, который мог стать не только российским, но и украинским офицером, украинец родом из Луцка, оказавшийся в России только из-за поворотов военной карьеры. Среди участников обстрела немало и других офицеров с украинскими фамилиями. Они обстреливали не просто украинский город. Они обстреливали город, почти половину населения которого составляют русские.

        В последние десятилетия мы видели немало конфликтов между государствами и народами, конфликтов этнических и политических. Но вряд ли возможно представить себе офицера-хорвата, который командует сербской артиллерией и отдает приказ обстреливать населенные сербами жилые кварталы неприятеля. Невозможно представить себе офицера-грузина, который командует абхазской артиллерией и отдает приказ обстреливать населенное абхазами селение. А офицера-украинца, который командует российской артиллерией и руководит обстрелами жилых кварталов наполовину населенных русскими, почти полностью русскоязычного города, представить себе легко. Странно, правда?

        На самом деле ничего странного нет. Конфликт между Россией и Украиной – это вовсе не конфликт двух народов. Это конфликт Советского Союза и того, что не хочет этим самым Советским Союзом быть. Именно поэтому отношения между Москвой и Киевом стали обостряться задолго до Майдана 2013–2014 годов. Они стали обостряться именно после того, как в России сделали выбор в пользу возвращения в прошлое, а в Украине не захотели в это прошлое возвращаться.

        Этот конфликт между прошлым и будущим позволяет офицеру украинского происхождения не усматривать трагедии в собственном участии в обстреле Мариуполя или другого украинского города. 

        Причем, с другой стороны ровно так же. Я сам во время Майдана объяснял свое присутствие на сцене рядом с лидерами партии националистов просто и честно: пока эти люди готовы бороться за европейский выбор Украины, против авторитарного режима и подчинения Кремлю – я могу стоять рядом с ними. При всей диаметральной противоположности взглядов на развитие общества, на политику и вообще на жизнь.

        Именно поэтому конфликт путинской России и постмайданной Украины – это вовсе не конфликт русских и украинцев. Это не конфликт разных идеологий, разного видения будущего, это не дискуссия о том, на каком языке разговаривать и какие песни петь. Это просто конфликт мертвого с живым.  


 (Виталий Портников, украинский журналист и публицист, обозреватель радио «Свобода». Сокращено) 

Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая