хочу сюда!
 

Татьяна

52 года, телец, познакомится с парнем в возрасте 48-52 лет

Заметки с меткой «виктория ивлева»

Сижу в Украине, смотрю телевизор,..

          … в котором люди в национальных новостях говорят друг с другом на двух языках: один спрашивает по-украински, а второй отвечает по-русски, и наоборот. И так они беседуют. И это норма. И в жизни это нормально. А если не понимаешь по-украински и ВЕЖЛИВО, БЕЗ ИМПЕРСТВА, скажешь об этом, то с тобой перейдут на русский. Хотя могли бы сразу и бритвой по глазам - за все, что мы в их стране сотворили.

       Нет, все-таки ничего более лживого, чем рассказы, как здесь прямо кушать не могут, хотят запретить и запрещают бедным русскоязычным говорить на родном языке, я не знаю. Впрочем, пожалуй, знаю ещё одну такую разводку - поджог Рейхстага, если говорить об ужасе последствий этой лжи.

       И ещё одно мое наблюдение: если какому-то языку что-то и угрожает в Украине, то это именно чистый литературный украинский в опасности, и главный его соперник вовсе не русский, а неистовый и вечно живой суржик.

       Я вот думаю, что бы сделало российское правительство, какие бы указы издавало и что бы срочно запретило под страхом смертной казни, если бы равная по степени угроза нависла над русским? Страшно представить, но одно могу сказать точно: по телевизору никто бы на двух языках не беседовал.


 (Виктория Ивлева, фотограф, российский журналист, волонтер)

Совесть России: нам – на колени,..

     Почему отключение каких-то соцсетей волнует вас больше, чем убитые в соседней стране люди? Чем разоренные дома? Чем кровь, хлещущая через край? Чем сироты? Чем оторванные взрывами головы, руки, ноги?

УКРАИНА ИМЕЕТ ПРАВО ДЕЛАТЬ У СЕБЯ ВСЕ, ЧТО ОНА СЧИТАЕТ НУЖНЫМ.

И не нам, не сумевшим, не пожелавшим остановить войну, вообще это обсуждать.

Нам - на колени.

Нам - молить о прощении.

Нам - каяться до скончания веков.

Мы все в крови граждан Украины.

Неужели вы и впрямь этого не видите?

Мне не дает это спать, стучит набатом, пеплом Клааса, стыдом, болью, слезами, содранной кожей, невозможностью жить с этим тяжким грехом убийства, я задыхаюсь от этих смертей, я захлебываюсь в чужой крови. Господи, спаси Украину, перемени ее участь и помилуй меня когда-нибудь.

(Виктория Ивлева, российский журналист, фотограф, волонтер, работавшая в горящем Донбассе)

Особая боль: в массе своей россияне войну в Украине не чувствуют

     Кор. : Побывав в оккупированных районах, пообщавшись с людьми, вы верите, что Донбасс еще вернется в Украину, или противоречия между нами непреодолимы?
     В.И. : Если бы не российский фактор, эти территории никогда бы не ушли от Украины. Все закончилось бы довольно быстро - в вашей тихой и спокойной стране злобы не было.
     Если представить себя на месте ЕГО, для которого люди не существуют, и словом "геополитика" прикрывать, тотальную жажду власти, страх и одиночество, то, наверное, я тоже, на всякий случай, держала бы Донбасс на привязи. В таком состоянии его всегда можно и вернуть Украине, и можно опять травить людей сказками о бандеровцах и киевской хунте.
     Навоевавшись у вас, мы отправились дальше по миру, в Сирию, оставив изуродованную украинскую землю, несчастных людей с искалеченным войной сознанием, разрушенные дома и трупы.
     Для меня особая боль, что в массе своей россияне войну в Украине не чувствуют. Она идет не на нашей территории, нет марширующих колонн, и даже гробы обычно привозят скрытно, по ночам. Наше безгласное общество в свое время проглотило войну в Чечне. А сейчас мнение людей вообще перестало что-то значить, да и омерзительная, зашкаливающая по злобе и вранью, пропаганда сделала свое дело.

(Виктория Ивлева, известный российский фотокорреспондент, волонтер, лауреат премии "Свободная пресса Восточной Европы". Из интервью.)