хочу сюда!
 

Ирина

29 лет, дева, познакомится с парнем в возрасте 40-50 лет

Заметки с меткой «инвалид»

Облом ;)

Твой интерес ко мне пропадет с третьего абзаца ) 

Но СОВЕТУЮ дочитать до конца, тебе будет ПОЛЕЗНО, а мне плевать.

Я инвалид I групы, пожизненно. Без права официального трудоустройства.

56 дней (2 месяца грубо говоря) была в КОМЕ!

ДА, инвалидsmile ОБЛОМ, да?

Но инвалид физически, а не на голову, кажется (крестится не буду).

 

Читаешь? Тебе воздастся ) Может быть.

Я жила с парнем 6 лет. Из них 2 до ДТП и 4 после. 29-го декабря 2009-го года мы с ним попали в ДТП. Ехали с рабочего корпоративного Нового Года. Работали вместе, там и познакомились. Потом, я ушла на другую работу. Из личных причин (там моя должность была круче, а это его родным, да и ему наверно) было не приятно. Но рабочий коллектив меня любил и пригласили отметить Новый Год вместе). Он был за рулём машины (машина была его отца), которую водила тогда я. Почему Я? У него за вождение в нетрезвом состоянии забрали права (уже второй раз). Ни ходить, ни членораздельно разговаривать он не мог, а ехать – мог. Как ЕГО ДЕВУШКА пойдет зимой и ночью,  шпильках (тонкий каблук) пешком ( там 15 минут не быстрым шагом). ОТВЕЗУ! ОТВЕЗ в комуsmile

Почему села? Любила… 

И знала, что он не сядет со мной в ТАХИ, а упорно будет нас подрезать, НО ЕХАТЬ!

Села. Пристегнула ремень безопасности (как адекватный водитель знаю, перед тем как заводить машину, ЭТО НАДО СДЕЛАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬНО). Отстегнула со словами: «только после тебя». Он успел перед самой аварией, я – нет.

Для беды нужна секунда, расплата - оставшуюся жизнь. Я потеряла СЛИШКОМ МНОГО (физически), НО обрела еще БОЛЬШЕ (духовно)!!!

  Как ни парадоксально, НО благодаря вам (клубу Неудачников (©)).

СПАСИБО всем и каждому!!! ЛЮБЛЮ и ЦЕНЮ!!!

"Хорошие люди принесут вам счастье, плохие люди наградят вас опытом, худшие — дадут вам урок, а лучшие — подарят воспоминания. Цените каждого."                                                                                                                                                                                                             (Уилл Смит)

  Говорят, что ВСЁ что происходит, происходит к лучшему. Я в этом убеждена!

Верю в возмездие. ВСЕМ достанется то, на что они заслуживают!

Я ОЧЕНЬ ВЕРЮ в силу, которая помогает жить, конфессий для меня не существует!

Я – живее всех живых! Потому, что есть с чем сравнить! С жизнью у нас взаимная и бесплатная любовь.  Я не считаю себя бракованной или ущербной (здоровые есть хуже). Меня содержит государство (какая страна ТАК и содержит, НО пожизненно). Есть КУЧА друзей и родственников (за что-то они меня любят. Я их тоже), редко в чем-то (действительно НУЖНЫМ МНЕ) нуждаюсь. С кукушкой (она же голова), я считаю, что дружу. Не дружила бы, не жила одна 2 года (БОМЖей ютить не собираюсь) и в массажистах (умеющих или думающих, что умеют делать массаж (оральный, анальный, вагинальный…выбери, что тебе ближе) НЕ НУЖДАЮСЬ).

Как говорит моя мама, «если до 30-ты я считала тебя странной. То теперь понимаю. Я заблуждалась, ты не странная. ТЫ – ОЧЕНЬ СТРАННАЯ!!!»

 

                                 P.S.    Умный человек – поймет

                                            На глупых – МНЕ ПЛЕВАТЬ!

Щодо протезування для інвалідів

   В місті Ковелі, що на Волинській області є державно ортопедичний цех... Не байдужим - ссилка   http://blog.i.ua/user/1506718/1597890/ З повагою. Сергій.

Инвалид...в душЕ(с)

На билет до Москвы всё ещё не хватало, и в первые посленовогодние дни Сергей промышлял на тёмных улицах, отнимая деньги у подгулявших мужчин и припозднившихся женщин, которых пугал ножом.
В этот вечер он долго сидел на лавочке в парке возле ёлки с отбитыми нижними цветными шарами, высмотрел прилично одетую женщину и пошёл следом. Она свернула к пятиэтажной "хрущёвке". В подъезде Сергей оглянулся: никого.

Прыгая через две ступеньки, настиг жертву на лестничной площадке второго этажа. Женщина обернулась на щелчок ножа:
- Не надо...
- Заткнись! Деньги! Ну!
Она скинула ботинок и ногой сняла сумочку с плеча:
-Здесь.
„Ополоумела!" - Сергей рванул сумочку с тёплой ступни и включил брелок-фонарик. Несколько мелких купюр и монеты. Не-ет, так не пойдёт!
- Дома кто? - добавил злости в голос.
- Одна.
- Пошли!

Она нажала коленом на низко расположенную дверную ручку.

Сергей надел тёмные очки, прижал спиной дверь и посветил женщине в лицо:
- Шевелись!
Вместе прошли на кухню.
- Свет!

Женщина коснулась стены плечом. Разбойник и жертва глянули друг на друга.
Одно дело ограбить перепуганную старушку-бабушку, другое - молодую женщину, смотрящую тебе в лицо.

Никогда ещё Сергей не чувствовал себя такой мразью. "Да что она так смотрит, стерва!
Ударить?"

Ну, что за баба! Что это за пальто с дурацким круговым воротником? Без пуговиц, без рукавов, без даже намёка на "молнию" или "липучку"? Мода что ли новая пошла?"

- Деньги, камни, металл! Быстро!
Слегка колыхнулась кремовая шторка, заменявшая дверь, и женщина исчезла в соседней комнате, о чём Сергей тут же пожалел. Вот сейчас появится с пистолетом в руке...
Занавеска разошлась и женщина поставила на стол разрисованную шкатулку, которую принесла в зубах.
- Здесь. Смотри сам.

Но парень вдруг передёрнул плечами и тяжело вздохнул.
Всё сразу собралось в кучу: сумка, снятая с плеча цирковым движением ноги, дверная ручка на уровне колена, свет, включённый нажатием плеча, круговой воротник, пальто без рукавов, и вот сейчас – узорчатая ручка шкатулки в зубах.

Чувствуя, как шевелятся волосы на голове, Сергей опустился на стул и вытянул вдоль столешницы руки со сжатыми кулаками.
Он вдруг зевнул, заёрзал на стуле, отодвигаясь к стене, откинул голову назад, очки упали на стол, кулаки разжались, - заснул.

Женщина с изумлением наблюдала за превращением наглого грабителя в усталого, спящего человека. Она так внимательно смотрела, что у него дрогнули веки и тень прошла по лицу.

Ногой придвинула к дверному проёму широкий низкий стульчик. Встала на него, прижалась спиной к косяку, поводила плечами, цепляя пришитую к пальто петельку за гвоздик в брусе, затем присела и вынырнула из пальто.

Оставшись в лёгком домашнем платье, она ногой открыла расположенную на уровне пояса дверцу кухонного шкафа и зубами вынула из него блестящий протез с двумя крючками на конце. Уперев один конец протеза в стену, она ловко всунула в него коротенькую култышку левой руки, зубами натянула ремешки и прижала обе "липучки" подбородком.
Правой руки не было совсем.

Проснулся Сергей от мирного звяканья чайной ложечки. Избегая взгляда хозяйки, убрал нож.
Перед ним в массивном подстаканнике дымился стакан с чаем, и тёмным глянцем отливало варенье в розетке.

- А сахар сам клади, и печенюшки, вона, в тарелочке.
Она сидела напротив и отпивала из фаянсовой чашечки, держа её за ушко большим и вторым пальцем правой ноги. Подол зелёного цветастого платья почти полностью прикрывал узкую ступню, с которой Сергей сорвал сумочку, и тепло которой ещё помнила рука.
„Делать ноги!“ - Но взял вдруг ложечку и потянулся к сахарнице.

- Давно людей грабишь? - спросила просто.
- Недавно.
- Я так и поняла, голос нарочито злой. Смешно.
- Смешно?
- Если б не нож, рассмеялась бы. А так...
Она опустила ресницы, припоминая что-то, и затем опять внимательно глянула собеседнику в лицо, на свежий шрам на его левой щеке, на зелёную татуировку на запястье.
- Наколка - твоё имя или с другом "поменялись?"
- Моё.
- Похоже, детдомовский?
- Ну.
- И я... - вздохнула.- С четырёх до девяти лет жила. Потом опять взяли хорошие люди. Срок тянул?
- Два года дисбата.
- За драку?
- Ну. Летёхе нашему засветил.
- Всё-то вы, мужики, бьётесь-дерётесь, а матери плачут.

Чай был горячим и сладким, кухонька уютной и тёплой, но Сергей был начеку. Непонятное поведение хозяйки раздражало и не давало расслабиться. Слабоумная что ли? Почему она не стала звать на помощь, во время его внезапного сна-обморока?

Такого никогда не случалось с ним раньше и непонятная растерянность не отпускала его.

- У меня есть немножко денег, и я б тебе, своему, детдомовскому, дала. Но сын учится, только поступил. Одёжку-обувку надо, книжки, билеты, мелочь карманную. Похож?
Она вскинула голову кверху, к большой фотографии на торцевой стенке кухонного шкафа.
Мальчишка лет пятнадцати сидел рядом с хозяйкой квартиры, закинув ей руку за шею. Оба улыбались в объектив, и фамильное сходство сразу бросалось в глаза.

- Очень, - Сегей не мог скрыть удивления. - Если б Вы... ты сама не сказала, решил бы что брат и сестра!
- Сын. Сыночек мой. Уже семнадцать. И знаешь, куда поступил?

Сергей пожал плечами. Ему было всё равно, куда поступил этот мальчик. Наверняка успела сбегать к соседям, пока он был в "отрубе" и сейчас зубы заговаривает, тянет время до ментов. "Н-ну, если так ..." И провёл ладонью по карману.

- Иди-к сюда, покажу чего, - хозяйка прошла в комнату.

Сергей остановился рядом с ней возле шкафчика с большими выпуклыми цифрами и микрофоном на нём. Он сразу понял, что это за устройство и весь напрягся, а женщина кивнула на динамики на стене:

- Это он сам сделал. Для меня. Аж три звуковые головки для... для разделения частот. Говоришь, как рядом. И поступил не в Москву, а в Томский ТУСУР, знаешь такой?
- Электронику там делают, - он вдохнул запах её волос и вдруг осознал, что она никуда не ходила, никуда не звонила, никого не звала, не паниковала, и поразился её мужеству, и с трудом подавил в себе желание подхватить её на руки и закружить по комнате.

- И знаешь, что мне сказал? - хозяйка повернулась, вглядываясь в незаживший шрам на его небритой щеке внимательными серыми глазами, "Мама, сейчас электроника всё может. Я сделаю тебе такую руку, - ты сможешь шевелить пальцами!"
- Представляешь, я смогу платить в магазине рукой, брать хлеб рукой, держать чашку рукой, писать рукой! Господи, чтоб сбылось!

Глаза её так и сияли, мелкие веснушки высыпали на переносице, а Сергей отступил на полшага: ему вдруг захотелось её обнять.

Вернулись на кухню и стали допивать чай. Сергей опять задержался взглядом на фотографии.
- Как брат и сестра, - повторил удивлённо.
- Это нам часто говорят. И то: в девятом классе родила, шестнадцати не было... И так-то я плакала, так-то плакала, что не могу сыночка на руки взять.
Она потупилась и тряхнула головой, смаргивая слёзы:

- Ой, да чё ж это я? Голодный же, а я - чай, хозяйка хлебосольная! Сейчас пост, так у меня рыба и каша. - Она встала и движением бедра открыла дверцу холодильника. - Гудилка - вот она. Сам разогреешь, лады?

Пока Сергей, как в трансе, топтался возле микроволновки и ужинал, хозяйка несколько раз прошла мимо из комнаты в ванную, там стало слышно льющуюся воду и шорох щётки, а затем из комнаты послышался мягкий шелест расстилаемой на диване простыни. Постелив постель, она уселась за стол и стала смотреть, как он вымакивает хлебом жир на сковородке.

- Ты такой рослый сильный мужчина! Хочешь, помогу на работу устроиться? И не надо будет никого... - она чуть прикусила губку, - никого обижать. Паспорт и трудовая с собой? Или ты начисто беглый? Шрам вижу свежий. Пуля?
- Да вообще-то беглый, - усмехнулся Сергей, - но не оттуда... И пуля случайная. А папиры при мне. Тока у меня в трудовой перерыв в стаже.

- Ничего, наработаешь. Тебе двадцать пять?
- Двадцать пять, - он кивнул, скрывая удивление.
- Столярничать-слесарничать умеешь?
- Приходилось, но не мастер.
- А там особое уменье ни к чему. Надо выдумку и... доброту.
- Где это "там"?
- У нас, в детдоме.
- В детдоме?
- Да. У нас специальный детдом. Для таких... для таких, как я. Кто без рук, кто без ног, а кто и без царя в голове.

Сергей опять встретился с хозяйкой глазами. Было нечто такое в её зрачках, будто она знает об этом мире больше, чем другие люди. И не было в них опасности, а только мягкий свет. Так, наверное, смотрят матери, но матери Сергей не знал, и сравнивать не мог.

- А что, слесаря не нашли? Заикнись только, - толпа набежит.
- Так ведь у нас горе-горькое. А ну - каждый день на инвалидов смотреть? Дети же. Тоже играют, смеются, дурачатся, дерутся. Только всё это через увечность их слезами выливается. И бегут мужики. У нас женский коллектив. Шефиня уже исхитрилась: как принимает на работу, так будь мил, - договор на полгода! И то бегут. А бывает, запьют. И это хуже.

- Кем же ты работаешь? Он медленно подбирал слова.
- Няней.
- Няней? Без рук? - и осёкся.
Женщина опустила ресницы, а когда подняла их взгляд её был далеко.

- Я няня для песен, - чуть улыбнулась. - Детишкам песни пою вечером перед сном, и утром. Иногда мне и ночью звонят, и бегу. Это недалеко здесь. Некоторые очень беспокойные дети наши. Особенно совсем маленькие или в подростковом. В двенадцать-тринадцать, когда начинается мужское-женское в людях. Одна девчушка безногая всё кричала священнику: "Нету, нету никакого Бога, дяденька! Что мы Ему сделали, нерождённые?" И всякие слова плохие кричала.

Если такое, - я пою, и они успокаиваются. Иногда долго пою, устаю, а они просят ещё, и надо быть весёлой, а плакать хочется. - она тряхнула короткой стрижкой, - знаешь, как у меня в трудовой книжке написано?

- Музработник, наверное.
- Нет. "Няня для песен". Но я и на кухне помогаю и полы умею мыть, а мальчишки, которые с руками, тряпку выкручивают. Я вообще больше там, а дома не люблю, как Адам уехал.

- Так сына назвала?

- Да. Снасильничали меня школьницей, нож к горлу приставили. Пусть будет Адам Адамович, Человек Человекович. Там ванна готова. Хочешь, постирайся. Сушилка широкая, к утру высохнет. А я пошла. К себе на работу. Буду завтра аж после двух. Отведу тебя к шефине, познакомлю. Если возьмёт, там и комнатушка есть. Меня Полина зовут. Пока!

- Погоди! Ты что же - бежать из дому? Да я сейчас - спасибо и пошёл! Не совсем ведь совесть кончилась, не думай.

- А вот этого не делай. Очень прошу, Сергей! - Она шагнула вперёд и положила ему на сгиб локтя блестящий крючок протеза, - ты сначала в себя приди, а потом решай. Утро вечера мудренее. А завтра - великий день, Рождество Божие. Всё наладится, вот увидишь.
Балахончик поможешь надеть? Стульчик хоть и широкий, но каждый раз боюсь чебурахнуться.

Она встала у косяка, и Сергей помог ей влезть в пальто. Слева в этой накидке было прорезь для протеза, а широкий воротник прикрывал петельку, пришитую так, чтобы пришлась между плеч.

Он остался стоять в коридорчике, вслушиваясь в стук каблучков на лестнице, и опомнился лишь от гулкого удара подпружиненной двери подъезда.

" Вот дурень!" Проводить надо было, ночь на дворе."

Уже в ванной подумалось: "Если за ментами побежала, самый раз - голенького, тёпленького, как лоха последнего." Но эта мысль скользнула и пропала без тревоги.

Проснулся Сергей поздно, отдохнувшим и свежим. Сразу же, как кот на новом месте, обошёл всю однокомнатную квартиру, заглянул во все углы, в шкаф и тумбочку, просмотрел книги на этажерке.

Вот ушла, вот нет её рядом, а радость осталась. Где-то читал, что аура добрых людей пронизывает и пространство вокруг них. Наверное, правда. Вспомнилось милое словечко "чебурахнуться", слышанное в последний раз в далёком детстве. Улыбнулся, открыл окно.
На улице шёл снег. Тяжёлые хлопья оседали на ветках декоративных ёлочек у дороги, собиралась на заборах и нитях новогодних гирлянд.
В ванной - утюг и гладильная доска, значит, люди приходят. На фоне несчастья этой женщины, тяжкого, неизбывного, пожизненного, его собственные проблемы,- недавние разборки с "друганами" и отсутствие денег на билет, - смотрелись горем луковым: молодой сильный мужчина, опустившийся до грабежей.

- Деньги тебе? На, собирай! - полупьяный мужичонка резко выдернул руки из карманов. Сморщенные мешочки повисли как лопнувшие шарики, мятые бумажки исчезли в тени дома.
- Или жизни решить? Валяй, мил человек! И на хрен бы она сдалась, жись такая! Бей, не боись, — однова живём! И серьга в ухе золотая. Ну!

Сергей убрал нож и ударил мужика кулаком в грудь. Тот рухнул на снег у подъезда и замолк, хрипло дыша. Сергей поспешил прочь и больше в этом квартале города не промышлял.

Тяжело... Он поскрёб ногтем вчерашнюю шкатулку и откинул крышку.
Цепочка. Колечко. Серёжки. Кулончик.
Серебро со стеклянными камешками.
"Шкодишь по ночам, как шакал!" Cкрипнул зубами и сглотнул ком. Оделся и вышёл. Долго бродил по городку, и перебирал в уме прожитую жизнь. Ближе к обеду купил продуктов и пошёл назад. Выглянуло солнце и всё кругом заиграло, засверкало. Радостно и строго-торжественно.

Ровный след чётко отпечатался на снегу. Вот бы всегда оставлять в жизни такие чистые, полные света следы!

Полина прибежала, запыхавшаяся и румяная, сразу после двух.
- Извини, опоздала. У нас там подарков навезли. От "лиц, пожелавших остаться неизвестными". Да только все их знают, этих «лиц». Воруют горы, раздают крошки. Мы собирали, паковали, снежинки цепляли. Детям радость. Пошли, начальство ждёт.

"Шефиня", Капитолина Власьевна, оказалась грузной женщиной лет пятидесяти с внимательными карими глазами. Познакомились, затем она чуть заметно показала подбородком на дверь. Полина тут же вышла, а Сергей усмехнулся:

"Дисциплинушка у них!"

- Полюшка чуток рассказала за тебя. Жулик что-ли?
Сергей хотел нагрубить, но глаза "шефини" смеялись, и ответил в тон:
- Берите выше. Бандит!
- А стулья умеешь починять, джуликко-бандитто? Замок врезать, сантехнику исправить, проводку там, то да сё?
- Приходилось.
- Где приходилось? Там?
- Там.
- Лады. После праздника проверю. Аванс нужен?
Сергей подумал, что ослышался.
- Не откажусь.
- Если б отказался, силком бы всучила. Цветов ей купи. День рождения завтра.
- У Полины?
- У неё.
- Спа-а-сибочки! - И жарко стало на сердце.
- Давай документы и пошли хозяйство смотреть.
- А не боитесь, мужика с "богатым прошлым" - на работу?
- Полюшка плохого не присоветует.
Она уложила его паспорт и трудовую книжку в сейф.
- Так не пойдёт! Паспорт верните. Проверки же без конца.
- Держи. И пойдём, покажу комнатушку, где жить будешь.

По обеим сторонам коридора - закрытые двери. За дверями то шум, то стук, то плач, то мяуканье. Одна дверь открылась и двое мальчишек, один лет восьми, другой лет пяти, толкая перед собой лёгкие тележки на роликах, выкатились в коридор
.
Сергей невольно замедлил шаг. Вместо ступней ног у мальчиков были круглые, обшитые кожей, култышки. Вместе кистей рук - блестящие крючки, торчащие из зашнурованных до локтей протезов. Держась за дуги тележек крючками, чтобы не упасть, мальчишки ловко толкали их вперёд, дудели и бибикали — играли в «улицу».

- Капа! А ты дядю этого к нам берёшь? - старший мальчик перестал дудеть и запрокинул вверх бледное лицо.
- Конечно, Миша! Он будет у нас снег чистить и в столярке тележки-лавки ваши починять.
- Правда, дяденька?
- Правда, Миша, - Сергей притронулся рукой к детской головёнке и скользнул ладонью вниз. Мальчик прижал плечом его горячую руку к своей щеке и внимательно посмотрел мужчине в глаза.

Сергею стало не по себе. Он вспомнил себя совсем-совсем малышом в детдоме, и те редкие минуты восторга, когда мужчины брали его на руки и подбрасывали к потолку.

- А ты не уйдёшь, как дядя Аркадий?
- Не уйду, Миш, - ответил не сразу.
- А щеночка нам плинесёшь? - спросил младший мальчик. - Капа сказала «будет вам собачка» и облатно забыла.
- Тут подумать надо. Если Капитолина Власьевна позволит, надо сначала хорошую, некусачую выбрать, домик ей построить, миску для еды и воды ей найти, прибирать за ней смотреть-подтирать, гулять водить.
- Мы всё можем! И воды, и еды, и плибилать!
- Пойдём! - Капитолина Власьевна дёрнула Сергея за рукав.- Будет вам, мальчики, щеночек. Не нашла пока, но найду!

В конце коридора Сергей оглянулся. Младший мальчик бросил свою тележку, он стоял, прислонившись к стене, бибикал и крутил перед собой воображаемый руль. Миша смотрел взрослым вслед. Он молча помахал Сергею своим своим крючком и улыбнулся.

В тесной комнатушке - столик, стул, тумбочка. Стопка белья на кровати, икона в углу.
- Вот, размещайся. Не царски хоромы, но крыша и тепло. Обыкай, а завтра ко мне. Рабо-о-о-оты... - она перекрестилась на икону. - Ну, я пошла.

Сергей всё ещё носил в себе взгляд мальчика, и при взгляде на икону почувствовал беспричинную злость.

- А что же этот, главнокомандующий миром, детей увечных на белый свет пускает, на муки пожизненные?

- Не кощунствуй! Родить дитя или нет, мы сами решаем. Ты сейчас только умненьких видел. Сами ходят, играют. Читать-писать учатся. В другой комнате у нас «овощи» лежат. Вот где страх и ужас вселенский! - она опять осенила себя крестом и тяжело вздохнула.

- Вот и я о том же. «Нет, ребята, всё не так, всё не так, ребята!»

- Всё так, Он обо всём подумал, Сергей! Да мы ж всё по-своему хотим. Раньше молодка девушкой замуж выходила. Думаешь, зря Господь женщину «запечатал»? Не прихоть - а чтоб дитя здоровое. А сейчас и по пять мужиков баба поменяет, пока сообразит, что годы уходят, а дело своё женское не сделала. По столько-ту раз венерическими переболеет. Трихомонады, хламидии, папилломы-хреномы. Водка, курево, нервы, наркота. Где тут здорову сыночку родиться? Не родится. А мужики лучше? И мужики не лучше. И не кивай на Всевышнего. На себя посмотри. Что, скажешь, триппером не болел?

- Не болел.
- Прости меня, дуру старую. Нервы, знаешь. Насмотришься-наплачешься каждый день. Я восьмой год здесь, а не привыкну. Вот опять таблетков надо... Ну, ступай. Всё ведь ясно на завтра?
- Всё, - Сергей поспешил на улицу.

В церкви народу - не протолкнуться.
- У тебя, правда, день рождения завтра?
- Капа сказала? Правда. Только не день рождения а "день найдения". Пойдём-ка.

Сразу за массивной дверью маленький закуток.

- Вот здесь. Тридцать три. Нет, уже тридцать четыре года назад, под конец службы всенощной, нашли новорожденную девочку безрукую. Священник объявил народу. Семья пожилая бездетная взяла. Потом мама умерла, а отец, сам больной, в детдом отдал. Там до девяти лет жила. Потом опять взяла меня пара бездетная. Хорошие люди, и сейчас живы. Но как узнали, что беременна -прогнали из дому.

Я на мост пошла. Стою, вниз смотрю. Черная вода, глубокая. А рук не надо. Перегнуться - и всё.

И плакала сильно.

Тут наша классная меня увидела. К себе отвела.

У неё и осталась. Школу не бросила, девчонки прибегали, уроки помогали. Как родила, и с малышом сидели, и кашу варили, и прибирушки-постирушки - всё они. А молока у меня было - ещё одной мамаше с двойняшками сцеживали. Мальчики наши, с которыми раньше футбол гоняла, - а как я футбол гоняла, не догонишь! - в магазин бегали, когда и цветов принесут, прямо счастье такое! И милицанер приходил, спрашивал: запомнила? А какой запомнила, - испугалась я. Так Адама вместе и вырастили. Город квартиру дал, а детдом работу. Спасибо добрым людям. Вот и вся жизнь моя простенькая.

Потом они шли по заснеженной улице в волшебном свете рождественской ночи, и влажный снег по-голубиному гуркал под ногами. Он нёс красные розы в сгибе локтя, она время от времени погружала в цветы лицо, взглядывала на него, встряхивая волосами, и тёмная волна прокатывалась по плечам, а снежинки в ней блестели, как звёзды.

Стали жить вместе.

Едва прошло два месяца, как Полина сказала Сергею, что беременна. Он сделал вид, что обрадовался, но утром, сообразив, что это изменит всю его жизнь, что все пелёнки болячки и каши лягут на него, попытался уговорить её избавиться от будущей обузы.
Она испуганно глянула, подхватила крючком полотенце у мойки, прижала к лицу. Тихо, но твёрдо выдохнула:
- Моё дитя. Тебе есть где жить. Не приходи больше. Спасибо.

Он не ответил. Спокойно вышел. На работе, улучив момент, взял из сейфа трудовую книжку и проставил в ней штампы. Вечером уже был в поезде и смотрел в окно. Хорошая ведь баба. Еду самому готовить не трудно, и постирушки-уборки. Но... Но... Ночью рук не хватает.

Инвалиды?



В социуме имеют место быть разные люди.

На некоторых из них мы стараемся не смотреть, встречая на улицах, в поликлиниках, магазинах. Нам неловко.

Но, по правде говоря, таких людей на улицах наших городов немного.

Как-то одна моя давняя знакомая, вернувшись из поездки по Америке, сказала:

- Ты даже не представляешь, сколько там инвалидов! На колясках, которые загоняют в специальные авто и везде ездят по городу. Их много в ресторанах, на пляже. Люди ходят по городу с какими-то трубками, торчащими из горла...

Эти трубки ее почему-то поразили больше всего.

Нет, инвалидов там не больше, в сытой Америке. Как не больше их и в Европе.

Просто наши инвалиды сидят себе тихо по домам, не имея возможности вести более-менее полноценную жизнь. Сидят, скрываясь от всеобщего равнодушия и черствости  или, наоборот, от излишне любопытных взглядов бестактных прохожих.

Смотрела уже давно передачу с известным российским телеведущим, имеющим ребенка с ДЦП. Он рассказывал, как они прятали своего сына от посторонних взглядов, выходя на улицу с двумя своими здоровыми детьми. А потом поехали на отдых в Европу и всех детей взяли с собой. И там произошел переворот в душе, в мировоззрении. Потому что любопытных взглядов, какими смотрят на диковинного зверька, они не обнаружили.

А обнаружили обычный интерес к ребенку, который проявляют все незнакомые дети друг к другу. На пляже к их сыну сразу подбежали дети разных возрастов и с удовольствием начали играть. И языковый барьер не помешал.

Их сын вернулся из Европы совсем другим человеком. Еще более другими людьми вернулись его папа с мамой. Отец, рассказывая свою историю, не стесняясь плакал на камеру, каясь в том, что так долго не имел  мудрости и терпения в воспитании  собственного сына и общении с ним...

Инвалиды у нас привыкли к унижению, как к чему-то само собой разумеющемуся.

Давайте возьмем хотя бы перекомиссию для примера, которую приходится проходить каждый год, или раз в два года, или раз в три - при очень большом везении и снисходительности со стороны членов комиссии.

Люди, потерявшие конечности, до недавнего времени вынуждены были регулярно подтверждать, что они не отрастили себе руку или ногу, как ящерица.

Люди, не могущие самостоятельно передвигаться и пользующиеся инвалидной коляской, по-прежнему периодически проходят обследование, где вынуждены доказывать, что они не сидят в коляске ради удовольствия.

Перекомиссия - процесс длительный, трудоемкий.

Нужно обойти кучу кабинетов, выстоять в огромных очередях, пройти массу обследований, собрать тонны бумаг, и все, как вы догадываетесь, не бесплатно.

Ощущение, что все это задумано с тем, чтобы побольше людей с ограниченными возможностями просто не выдержали и отдали концы по дороге к цели. И наше государство бы вздохнуло спокойно - избавилось от ненужного балласта.

Еще интересный факт.

Требования к инвалиду, например 2 гр.:

иметь стаж работы для пенсии по возрасту не менее 15(!) лет, при этом на руки при прохождении комиссии выдается бумага с предписанием:

2 раза в год проходить лечение в городской больнице,
2 р - в областной,
2 р. в реабилитационном центре.
1 р. в дневном стационаре.

Это в год!!!

Кто будет держать человека, постоянно лежащего по больницам на рабочем месте, когда рабочих мест не хватает для молодых и вполне здоровых  - никого не интересует.

Где взять деньги на постоянное лечение в больницах, где все платно - тоже.

Где взять, простите, попу, вены, желудок и кишечник, которые выдержат это лечение (да и нужно ли оно в таком количестве?) - тоже никому нет дела...

Добавлю еще:

нигде в цивилизованной стране инвалида так не называют.

Есть выражение:

ЛЮДИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ  ВОЗМОЖНОСТЯМИ.

Людей уважают, а не унижают. Сострадают им и стараются помочь.

Вы нигде не услышите: слепой, глухой, калека, косой, хромой, безногий...

Говорят, к примеру: слабослышащий, слабовидящий. Вы ощущаете разницу?

Цивилизованность общества определяется многими факторами. И данный - отнюдь не в конце списка...






Проект програми адаптації 1-й аркуш

                                                    ГРОМАДСЬКА  ОРГАНІЗАЦІЯ

 ІНВАЛІДІВ  ПРАЦІ, ПОТЕРПІЛИХ  ТА  СІМЕЙ РОБІТНИКІВ ЗАГИБЛИХ

НА  ВИРОБНИЦТВІ  ДНІПРОПЕТРОВСЬКОЇ  ОБЛАСТІ « МИР »

   Свідоцтво Головного УправлінняЮстиції Дніпропетровської області від 30.06.2009р. № 110551465, _______________________________________________________________________________________________________________________

        20.01.2013р. № 350-02/13                                         МІНІСТРУ ОХОРОНИ ЗДОРОВ’Я УКРАЇНИ

                                                                                                               Р. БОГАТИРЬОВОЇ

 

ЗАЯВА

Про затвердження програми адаптації для потерпілихі інвалідів, 

які ушкодили своє здоров’я при виконанні трудовихобов’язків на виробництвах в умовах підвищеної небезпеки.

         Стаття 5 Закону України від 21.03.91р.№876 «Види і обсяги необхідного соціального захисту інваліда надаються у вигляді індивідуальної програми медичної, соціально-трудової реабілітації і адаптації».

             На виконання статті 5 Закону України від 21.03.1991 року № 876-12 «Про основи соціальної захищеності інвалідів в Україні» пропонується Міністерству охорони здоров’я України підтримати пропозицію затвердження програми адаптації для інвалідів, потерпілих (1,2,3 групи інвалідності), з стійкою втратою професійної працездатності на виробництві за рішенням МСЕК «безстроково» або «довічно», у зв’язку з каліцтвом, профзахворюванням або іншим ушкодженням здоров'я.

                                               ІНДИВІДУАЛЬНА  ПРОГРАМА                                         ПРОЕКТ

    адаптації потерпілих, інвалідів з стійкою втратою здоров’я на виробництві в умовах підвищеної небезпеки у зв’язку з каліцтвом, професійним захворюванням або іншим ушкодженням здоров’я, за рішенням МСЕК терміну перебування на інвалідності – безстроково

             1.         Ціль програми адаптації: надати можливість інвалідам, потерпілим, які за станом здоров’я не можуть реабілітуватися до встановленого МСЕК строку стійкої втрати професійної працездатності «безстроково» або «довічно» - адаптуватися до сучасних сфер життя суспільства, до соціально-побутових умов проживання, до умов спілкування згідно з індивідуальними здібностями і інтересами.

            2.    Програма адаптації діє для потерпілих і інвалідів з стійкою втратою працездатності в умовах підвищеної небезпеки на виробництві, яким висновком МСЕК встановлена 1, 2 або 3 група інвалідності строком «безстроково» або «довічно»  у зв’язку з каліцтвом, профзахворюванням або іншим ушкодженням здоров’я,  не повинна накладати їх обов’язок дотримання індивідуальної програми адаптації і становетиме рекомендаційний характер.

            3.         Права інвалідів, потерпілих згідно до індивідуальної програми адаптації :

   3.1  Безстрокова дія Положення Фонду ССНВПЗУ «Про забезпечення технічними та іншими засобами реабілітації та адаптації потерпілих у наслідок нещасного випадку на виробництві та професійного захворювання» для потерпілих та інвалідів, яким призначена індивідуальна програма адаптації.

   3.2  Інвалід за власною заявою до МСЕК може замінити програму адаптації на програму реабілітації. Програма адаптації неповинна впливати на сам факт встановлення інвалідності, є рекомендаційним документом, та коригується за заявою інваліда, потерпілого відповідно його стану і є підставою для безоплатного забезпечення його технічними або медичними засобами, путівками, медикаментозним лікуванням та іншим.

   3.3   Місцеві органи самоврядування, Фонди, медичні заклади та інші установи забов’язані виконувати умови індивідуальної програми адаптації для здійснення цивільних прав і виконання поліпшення соціальних умов життя інваліда, потерпілого за особистим його (довіреної особи) зверненням.

       4.         Медична адаптація: Лікарня,поліклініка, Фонд ССНВ не мають права відмовити інваліду, потерпілому (довіреної особі) за його зверненням про лікування, методів лікування, за його вибором профільного медичного закладу, лікаря, особи за доглядом. (Ст. 284 Цивільного Кодексу України). 

   4.1 Доступність пільгового стаціонарного лікування інваліда  або потерпілого у профільних лікарів - фахівців, у лікарнях за його вибором, у разі відсутності у лікарні цієї місцевості відділення професіональної патології.           /Продолжение на второй странице/ ниже.

Неперевершене домінування влади

            На звернення Ровенської (Луганська обл.) громадської організації шахтарів–інвалідів, потерпілих (далі – інваліди праці, потерпілі на виробництві) до Міністерства соціальної політики України з зауваженнями і пропозиціями щодо звуження прав потерпілих і інвалідів праці втіленням нових в порівнянні зі скасованими нормативними актами Кабінету Міністрів України (КМУ) і Міністерства охорони здоров’я України (МОЗУ) про діяльність Медико–соціальних експертних комісій України (МСЕК) до первинних, вторинних потерпілих і інвалідів, яким встановлена І, ІІ, ІІІ групи інвалідності з стійкою втратою професійної працездатності безстроково, з застосуванням нових «Критеріїв…» встановлення інвалідності, Олександром Пісаренко отримана відповідь від Мінсоцполітики від 11.12.2012р. №329/18/99-12, якою визначено:

            1. Цитую: «…заходи до наказу №420 як правило містять небагато конкретних пропозицій, а зосереджені переважно на власному тлумаченні норм наказу та побоюванні у належному його застосуванні МСЕК та регіональними Фондами соціального страхування від нещасного випадку на виробництві». Здається таке враження, що Постоюк, який давав відповідь, і забов’язаний був вжити заходів, щоб посадовці виконували свої повноваження, та не ознайомлений з цими нормативами.

            Так п.п.11 п.13 розділу «Обов’язки та права комісій» Постанови КМУ від 03.12.2009р.№1317 «Питання медико – соціальної експертизи», визначено: «Центральна медико-соціальна експертна комісія МОЗ проводить разом з профспілковими та громадськими організаціями інвалідів конференції, семінари з питань профілактики інвалідності, реабілітації та адаптації інвалідів». Що невідповідає дійсності. Громадські організації шахтарів-інвалідів вже два роки звертаються до Центральних органів виконавчої влади про засідання Робочої групи №3 з питань охорони здоров’я – без результатів.

            Пункт 1.5 розділу І «Загальні положення» Наказу МОЗ від 05.09.2011р. №561 «Інструкції про встановлення груп інвалідності», визначає: «Фахівці медико-соціальних експертних комісій забов’язані ознайомити особу (законного представника) з порядком, умовами та критеріями встановлення інвалідності, а також надавати роз’яснення з інших питань, що пов’язані з встановленням групи інвалідності, на вимогу особи (законного представника) або у разі її незгоди з рішенням МСЕК». Що не виконується і на підставі чого виникають суперечки.

            2. Державою розроблено нові (? з 2006 року) будівельні норми житла для осіб з обмеженими фізичними можливостями та інших маломобільних груп населення (Постанова КМУ від 11.05.2011р. №560) на підставі будівельних норм (ДБНВ.2.2-17:2006 «Доступність будинків і споруд для маломобільних груп населення»). На цей час проводиться експертиза. В дійсності згідно індивідуальної програми реабілітації інвалідів вже третина частина інвалідів повинна жити у адаптованих соціальних умовах. Де ці гроші?

            Зрозуміло, легше надати письмову відповідь здоровими посадовцями, ніж вислухати проблеми інвалідів та врахувати їх думку. Чому Влада не вживає заходів, щоб скасувати довічне утримання (пільги) державних службовців Центрального Апарату Виконавчої Влади, Прем’єрів, Президенту, які виконують свою роботу і не є інвалідами?

            Зповагою, Сергій Шубніков. 

Инвалиды в опале

    Приняв участие в заседании собрания шахтёов-инвалидов в г. Маранеце Днепропетровской области выяснилось, чтобы попасть на стационарное лечение инвалиды вынуждены дать лечащему врачу отделения взятку 200-300 гривень. Аналогтчная ситуация несколько раз возобновлялась раннее в г. Павлограде. Правда взятки были поменьше и городской профпатолог решал сам (тем более в грубой форме) давать инвалиду направление на лечение в профильное отделение областной больницы или нет. На очереди встреча с шахтёрами-инвалидами Крывого Рога. Впечатление, что коррупция растёт от МОЗ облгосадминистрации. 

    Так последнее время меня предупреждают, запугивают, стараются сломать. В плоть до того, что ими будет дана информация во все структуры городов, что я не адекватный, меня отправят в психушку, если буду продолжать лезть не в своё дело и вообще моё место, как инвалида дома. Считаю - мы шахтёры инвалиды на правельном пути. С уважением, Сергей Шубников.

О реабилитации

     Типовая индивидуальная программа реабилитации для потерпевших и инвалидов разработана Министерством здравоохранения однобоко. Самое главное, что ИПР не учитывает письменного мнения потерпевшего или инвалида о качестве лечения, оказания услуг, предоставления необходимых медицинских технологий и т.п., в каких социальных условиях проживает инвалид и т.д. Данная программа реабилитации ИПР для инвалидов является, как приговор. Предложение вместо ИПР принять для инвалидов-бессрочников программу адаптации игнорируется мед. руководством. В то же время  скрывается. что в действительности программа адаптации разработана для лиц   без определённого места жительства и находящихся в местах лишения свободы. В программу ИПР не вписываются вообще Условия проживания инвалида, претензии по ним обязательны для выполнения местной исполнительной властью. Только тогда ИПР будет считаться полностью выполненной. В действительности этого нет. Вот и получается, что ИПР - есть (ультиматум) приговор для инвалида, потерпевшего, которую разрабатывает МСЭК.

    С уважением Сергей Шубников

Коротко

    Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний Украины разработал "Порядок критериев установления инвалидности Медико-Социальными Экспертными Комиссиями Украины" для инвалидов не имея в своём штате врачей - специалистов, медицинских профессоров в данной области медицины, не имея научно - исследовательских институтов. У Министерства охраны здоровья Украины имеется опыт со времён Отечественной войны. Фонд ССНС образован в апреле 2001-го года. И тем не менее Кабмин взял за основу и утвердил Заниженные "Критерии..." Фонда. Жизнь инвалидов - не улучшилась, социальный жизненный уровень - желает быть лучшего, условия труда в шахтах повышенной опасности - прежние (в год по Украине погибает свыше 100 шахтёров, жизненный уровень шахтёра до 47 лет), лечение помогает пока инвалид в больнице. Как можно здоровыми работниками Фонда ССНСППЗУ  пересматривать и навязывать государству с богатым медицинским опытом, заниженные "Критерии", не учитывая нашего мнения?  Тем более Фонд не разрабатывает нормативы сам, а за огромные деньги покупает у фирм им же заказанные проекты. Замечу, деньги целевые - предназначены для страховых выплат застрахованным лицам.

    С уважением Сергей Шубников

Страницы:
1
2
3
предыдущая
следующая