хочу сюда!
 

Ольга

38 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Заметки с меткой «сегодня»

Это Сократ. Я с ним согласен

Кончайте рыться в перегное истории и в том, что нам подсовывают провластные СМИ.

Сегодня - это то, что..

Сегодня - это не день, не определение времени. Это качество жизни.
Сегодня - это то,что годится для вас именно в данный отрезок времени.
Сей годный день.
А что такое годится?
Не странно ли вам, что корень этого слова год?
Год - и- тся...
Тся - окончание ,которое означает и все остальное,мол..
То есть, качество годится (подходит) это время в количестве примерно 365 дней и все остальное.
Любите всё и будет вам счастье.


Сказка. Ночь в заброшенном парке

Ночь в заброшенном парке

 Длинноволосый, сереброглазый Один брел по ночному городу. Привычная тяжесть футляра с дремлющим до поры альтом, не сковывала плавные, слегка ленивые, как у сытой пантеры, движения. Короткая кожаная куртка не давала ветру, прилетевшему с  холодного моря, ни одного шанса напомнить вечному скитальцу о том, что скоро осень и что август в этом году выдался на удивление холодным, а пестрые афганы трепетали под его порывами будто паруса лодки, которая принесла Одина в этот гостеприимный северный город. Всего на несколько дней. Так он с ней договорился.

- Я давно жду тебя, - услышал он хрипловатый певучий голос. Не то, чтобы свыше, а словно бы вокруг себя.

Один огляделся в поисках человека, обратившегося к нему, но аллея заброшенного парка была пуста, он пожал плечами, решив идти дальше.

- Не именно тебя, но такого как ты странника, повидавшего столь много на своем веку, что не удивится невинной просьбе трехсотлетнего старика, - продолжил невидимый незнакомец.

Один остановился и снова огляделся.  Не увидев никого, кому мог бы принадлежать голос на земле, он поднял глаза к небу. Но и там было пусто. Тогда странник сошел с тропы, уселся скрестив ноги под раскидистым каштаном, облокотился на него плечами и сказал:

- Слушаю тебя, кто бы ты ни был.

- Сыграй мне сначала. В этом парке, да и вообще в городе, много музыкантов, но ты лучший. Я слышал, как ты играл, пока твоя лодка входила в устье нашей реки.  

- Как ты мог слышать? – невозмутимо поинтересовался Один.

- Ты играй, музыка не терпит словоблудия. Ты знаешь старинную немецкую песню о белом драконе?

- Который влюбился в высокомерную принцессу и умер от нежности и горя?

- Да.

- Знаю. Но ей лучше подходит флейта, а не скрипка.

- Ты играешь на флейте?

- Не так хорошо как на альте.

- Тогда не сотрясай воздух, играй. А я подпою.

Один кивнул и начал играть.  Мелодия, помноженная на мастерство, силу и вдохновение музыканта, способна была растрогать самого жестокосердного слушателя, а голос, вторивший альту на давно забытом людьми языке, был таким нежным, бархатным, до мурашек бередившем душу, что оба, и сам Один, и невидимый певец, окончив песнь о белом драконе, долго еще молчали, не в силах сказать друг другу хоть слово. Ветер умиротворенно вздыхал в верхушках деревьев, а зарево приближающегося рассвета вкрадчиво подступало к заброшенному парку, не в силах поверить, что бывает такое, такая, так…

- Ты играешь даже лучше, чем в моих потаенных ожиданиях.

- А у меня от твоей песни до сих пор ком в груди и слезы в глазах. Я не буду тебя спрашивать, кто тебя учил так петь, ясно же, что никто, с такими песнями в горле и сердце можно только родиться. Но я спрошу тебя кто ты, и не хочешь ли ты отправиться со мной дальше? Не потому, что мы можем хорошо заработать дуэтом, просто я давно не встречал человека настолько близкого моему сердцу и уму.

- Отправится с тобой соблазнительная идея, но тебе придется отказаться от нее. Я не могу покинуть это место.

- Почему же?

- Потому что  я город, а не человек. У меня нет ног, зато есть куча обязанностей, одна из которых находится там, где родился.

- Город? – и вот здесь Один, наконец, по-настоящему удивился.

- Город, - спокойно подтвердил собеседник. – Горожане никогда не прислушиваются к моим песням, у них столько забот, а музыканты предпочитают молчать о том, что иногда, когда их мелодии особенно душевны, глубоки и трогательны, им начинает вторить невидимый певец. Нет, между собой у них ходят байки о том, что в городе поселилось привидение трагически погибшего от руки короля трубадура и иногда, долгими зимними ночами оно, то есть, конечно я, - поправился невидимый певец и в его голосе слышалась широкая улыбка, - поет старинные песни и тогда в лесу за городом расцветает чертополох, возлюбленная трубадура восстает из гроба и они танцуют под луной… и все в таком духе. Но мы с тобой, могли бы стать отличным дуэтом. Я сразу понял, ты не будешь сочинять небылицы, заглушая боязнь чудесного, которое меняет картину привычного мира, и переворачивает все с ног на голову.  Чудеса болезненны для людей и они никак не хотят выздоравливать. Им проще согласится с тем, что они сошли с ума, чем с тем, что на их глазах случилось чудо.

- Город, поющий песни это чудесно и совсем не страшно, - вздохнул Один, - но ты прав. Я много странствовал и всякое со мной случалось. Однажды я наблюдал как дождь танцует с озерными рыбами, а древний каменный дух ровно в полдень, всего на час, но каждый день, превращается в чайку. Я видел девушку, чьи руки становятся прозрачными, если она смущена, она никогда не расстается с белыми сетчатыми перчатками, чтобы люди маленького селенья не испугались ее и ее «проклятия». Я просил тропу вывести меня из леса, когда заблудился, собирая ягоды на ужин, и она, извиваясь и кряхтя, помогла мне добраться до своей лодки. А из пригорода Марселя меня однажды сопровождал разноцветный от беспричинной радости ветер. Но я так же видел, как округляются глаза стоящего рядом, как он отворачивается и трясет головой, отгоняя пугающее наваждение, как потом строит версии случившегося, одна другой глупее, не в силах согласиться с тем, что наблюдал обыкновенное чудесное событие, каких много на моем пути. Нам не обмануть твоих горожан и не научить их тебя слушать. Да и остаться я  не смогу. Дорога, однажды став моим смыслом, подчинила меня себе, как факир свою кобру. Я никто, если стою на месте. И я - все, когда иду.

- Я это понял по первым, извлеченным тобой, нотам. Я не собираюсь тебя удерживать. Но буду скучать без тебя.

- Я тоже. Но хочешь, я подарю тебе несколько дней настоящей свободы? Я буду играть на самой главной твоей площади, открывать рот в нужном ритме, а ты сможешь донести свои песни до людей, показать им, какой ты на самом деле, пусть даже моими устами?

- Это хорошая идея, - счастливо рассмеялся город. – В тайне я надеялся, что ты сам озвучишь просьбу, с которой я все равно обратился бы к тебе. А ты не подвел, такой умница.

- Значит, именно об этом ты хотел меня попросить до песни о белом драконе?  Ну и хитрец же ты! Но я все равно счастлив буду играть тебе. Даже если нас обличат, вряд ли у горожан хватит мужества признать что голос, послевкусие которого будет будоражить их воображение будущей ночью, принадлежит не приезжему шулеру, поющему под фонограмму, а их собственному городу.  А ведь будет будоражить, и не даст уснуть, и замолчит их ум и раскроется сердце, и поселятся в нем огненные птицы и будут разрывать его, томить, заставлять бежать сломя голову в неизвестность и может запишут они стихи, плохие, но вдохновенные, или, того гляди, вспомнят уроки фортепьяно, которые в детстве приносили не радость, а скуку, и… Слушай, отличная идея!

- То-то же, - услышал Один в ответ.

И настало утро.

 (с)его дня

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд

 

 
 
"Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд",*
А тонкие брови печальны, что ночь в октябре.
Ресницы, как бабочки крылья, уже не летят,
Как встарь лишь "плывет" грациозно изящный берет.

Понять ли берету твой скверный осенний настрой?!
Казалось,"вещичка",- когда-то связала сама.
Но стильный убор молчалив... и по-прежнему строг,
Хотя и словарный запас у "вещички" не мал.

Вложила в то время в него ты частичку души,
Отпарила пряжу, любовно вязала узор.
Была ль в том узоре загадочность иль просто шик?!
Сказать не могу я, берет так притягивал взор.

Царит в нём какая-то магия, чудо иль шарм?!
Немного поносишь его,- улучшается стать.
- Мадам, ровней спинку,- глас слышишь,- вперёд, шагом марш!
Назад свои плечики, голову выше держать!

И вот проясняется взгляд, изменяется нрав,
Ресницы порхают легко, словно те мотыльки,
Два солнца сияют в глазах, улетает хандра.
И звонко стучат каблучки, и так мысли легки.

Уходит осенняя грусть и с ней вместе тоска,
Как будто случайно попался счастливый билет.
Когда надеваешь ты "ретро" - убор-"аксакал",
Когда на тебе твой изящный "французский" берет.


* "Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд" строка Николая Гумилева  из стихотворения  "Жираф"



 

© Copyright: Мастер Степанов, 2015

Недолго мучилась старушка

Недолго мучилась старушка10 марта, 18:40
Местонахождение:Istanbul
бууу
Некоторое время назад я был несколько удивлен приёмом на работу в газету "Сегодня" писателя Олеся Бузины. На данном портале он публиковался, само так как и на другом говнопортале "from-ua.com". 
Впоследствии был удивлен еще больше, увидев что "вонючесть" ресурса не изменилась.
Понимаю, что в Украине писать против власти опасно не только для здоровья, но и для жизни, поступок Бузины вполне ожидаем. 

Хехе.
Farid Homeyni

Источник: "ЭкспрессоТВ"

Кто хозяин?

Интересный сайт мне подсказывают, там много всего правдоподобного. А кто владеет этим сайтом и где его штаб-квартира? Иногда оказывается, что "наша СМИ" из Африки????

- Какой сегодня день?

- Какой сегодня день?
- Сегодня.
- Мой любимый день!

© Винни-Пух


У нас есть СЕГОДНЯ…

Есть только два дня в году, когда мы (уже или ещё) не можем ничего сделать. Один из них называется ВЧЕРА, а другой называется ЗАВТРА.  Но у нас есть СЕГОДНЯ.  

сегодня

http://www.segodnya.ua/politics/pnews/o-chem-dogovorilis-lavrov-i-kerri-506515.html
О чем договорились Лавров и Керри 

На встрече обсуждался вопрос об отводе российских войск от украинской границы

Страницы:
1
2
4
предыдущая
следующая