Профиль

Aндpey*

Aндpey*

Украина, Киев

Рейтинг в разделе:

Свежие фотографии

Диспетчер Карлос вещает.

Жалкие нидерландские пасипаки, поддавшись тлетворному влиянию шоколадного барыги, совершили очередную мерзкую русофобскую провокацию. Эти лживые кликуши, подстрекаемые американским госдепом и мировой закулисой, утверждают, что якобы российские воины-освободители, находясь на территории независимой Украины, чей суверенитет мы неукоснительно соблюдаем, сбили самолет малазийских авиалиний. Грязная ложь! Ведь всем известно, что это дело рук украинских карателей, а вообще в самолете летели трупы артистов львовского театра. И мы не позволим порочить светлое имя России в глазах мировой общественности. Весь вяликий российский народ, в едином порыве вместе со всем прогрессивным человечеством говорит свое решительное НЕТ, этим разжигателям войны. Мыслимо ли это? Обвинять Россию в том, что ее военнослужащие, верные сыны отечества, ведут военные действия на территории иностранного государства? Еще при том страдает мирное население! Да разве когда ни будь такое было? Разве нарушала когда ни будь Россия международные законы и суверенитет чужой страны? Российский народ, верный заветам своих вяликих дидов – товарищей Брежнева, Андропова, Черненко, стоял и будет стоять на страже мира и братской дружбы народов. И сегодня, в эту трудную минуту для нашего вяликого отечества мы все как один, под чутким руководством партии и правительства, грудью станем на защиту наших капиталистических завоеваний! И не взирая на все тщетные попытки гидры мирового империализма, насадить нам ложные западные ценности, мы решительно насадим сами себя на наш духовный православный стержень. Твердой поступью пролетарского крестного хода раздавим эти омерзительные русофобские изделия буржуазной пищевой промышленности. Долой хамон! Даешь кулебяку! И как наши вяликие диды, оградим нашу необъятную родину железным занавесом, от этих так называемых демократических ценностей. Аминь товарищи!


Прощай товарищ.

Прикрыли РИА Новости Украина. Последний очаг демократии. Форпост свободы слова. Что ж вы творите каратели? Тебе плохо? Трудности на работе. Трения в семье? Плохая погода и что-то болит? Ты считаешь что у тебя проблемы? Зайди на РИА и поймешь, что у тебя не проблемы, тебе просто пиздец. А выйди из РИА - ну не все так и плохо. Как жить без этого? 
Киев в огне – на Троещине сгорел торговый ларек.
Украинцы массово вымирают – в возрасте 100500 лет умер самый старый житель Тернополя.
Ну и все в таком духе. В общем хороший ресурс был, он клепал из меня русофоба.

если б не Победа

Ну как тут мимо пройти? Такой день! Под сотню миллионов выкосили в грандиозном мировом побоище. Годная тема. Раз в году встречается. Хорошие сапоги, надо брать. ©

А в целом мне понравилось конечно. Особенно сцена с ощипыванием гертрудиных да мартовых жоп. Жаль тема сисек не раскрыта. Очень жаль. Но все равно рука мастера чувствуется, даже без сисек. Но тут сами предки подкачали. Решили, что нет и все. Решили что чужды пролетарскому происхождению нацистские жопы и сиськи, разве что в Восточной Пруссии и то немного. С другой стороны жопа польской какой ни будь Агнежки вполне пригодна для ощупывания. Вот как решили предки, так и сделали. А вы видали, какой аппетитный филей у финки Раакель? Вот и диды видали. Не могли диды такой филей пропустить. Правда, получилось не очень. А вообще решительные диды были. Все сами решали, ну а как иначе? Не мог же какой то усатый маньяк за них решать, как жить и кому умирать. Верно я все излагаю?

Ну а если серьезно, ничего эти несчастные люди не решали. Выживали, кто как умел и как смог. Выживали в голодных селах, в схронах, в окопах, в колхозах и на заводах. Выживали в лагерях смерти, по обе стороны Уральских гор. И это наша история и наши предки. И надо помнить и уважать их подвиг и их трагедию. В конце концов, оставить их в покое и не превращать в политическую клоунаду память об этих в первую очередь людях, а уж потом творцах истории. Если кто из наших предков и хотел что-то решать по своему уму, или кому-то казалось что хотел, то такого деда в лучшем случае паковали в телячий вагон. С малыми детьми и старыми больными родителями. И те, кто потом выживал в далеких сибирских ебенях, даже мечтать не думали что-то решать самостоятельно. Ибо очень это для здоровья вредно. Так и потомкам своим завещали. Да так убедительно завещали, что многие недалекие потомки углядели в этих заветах жизненный стержень, за который они готовы убивать. Многие, но благо, что далеко не все.

Ну а так все верно. Все сходится. Вот, к примеру жители ОРДЛО, как решили, так сделали. Получилось ну прямо как в солнечной Абхазии, местами даже лучше. Живут-поживают, да Матрену с Емелей гоняют.

- А подай-ка мне братец щей, буду их лаптей хлябать. Ты, любезнейшая поди сюда, да приготовь булки для ощупа. День то сягодня какой? Четверг? Ну значит пороть вас буду на конюшне, по четвергам у нас порка, порядок такой.

Так что все сходится. И не поспоришь.


Госдеп с головой Дерипаски.

Ну, в общем как оно все получилось? Пока Россия в едином порыве рыдала над невинно убиенным русскоязычным котом Скрипаля, ей самой обломали Дерипаску. А с поломанной Дерипаской и Россия как страна, ощутила дискомфорт и недомогание. Обвалились всякие индексы-шминдексы, котировки-шматировки и прочие рубли-шмубли.

И вот из этого нам надо сделать несколько важных выводов. Первый – с олигархами надо обращаться крайне аккуратно. Особенно важно это понимать различным горячим головам, мечтающим вот прямо сейчас отобрать и поделить. Второе – к экономическому здоровью страны нужно относиться очень серьезно, соблюдать гигиену и ЗОЖ. Иначе в стране заведутся олигархи, а вывести их как известно тяжело, лечение дорогое, реабилитационный период длительный. И третье – если уж так произошло, и в стране завелись олигархи, то нужно непременно обратиться к специалистам, которые как минимум не навредят и не в коем случае не доверять различным шарлатанам и бабам.


450 ублюдков серого

вот дым рассеивается, пыль оседает и перед зрителем открывается картина, такая желанная, если не всем, то многим украинцам. Сессионный зал Верховной Рады Украины напоминает нутро немытой мясорубки. Вот мозги Парубия красиво размазаны по сиськам Сергея Лещенко. А тут кишки Добкина старшего  вперемешку с кишками Добкина младшего сплелись в причудливую композицию. Козак Гаврилюк не подает признаков жизни, впрочем он и при жизни, не слишком подавал признаки жизни, но теперь на его могучей спине уютно расположились щеки то ли Ирины, то ли Антона Геращенко.

Между всем этим великолепием неспешно бродит Надежда Савченко и добивает выживших. Вот ползет нардеп Парасюк. Надежда делает контрольный выстрел в ногу и Володя успокаивается навеки. Остался один патрон и Савченко понимает для кого он. Ведь она тоже депутат, а миссия должна быть исполнена до конца. Верный глок, подарок хлопцив с той стороны проделывает в голове Героя Украины такую дыру, что через нее можно рассмотреть небо, улыбающееся зрителю через пролом в потолке, в том месте, где раньше был купол Верховной рады. Глаз Надежды свисает с одного уха, а с другого уха свисает язык. Все кончено. Дело сделано. Все 450 мерзких ублюдков, терроризировавших зубожиле население теперь мертвы. Никто толком не понимает, откуда они взялись, но это им за все! За самые высокие в Европе тарифы, за самый высокий пенсионный возраст. Это им за разрушенную нашу передовую медицину. Это им за крах нашей гордости – за образование.

Ну, вот теперь мы все сделаем как надо. Вернее не допустим прежних ошибок. Ведь так? Мы же не выберем себе толстомордых барыг, набивающих свою бездонную мошну за наш счет. Мы не выберем больше регионалов, которые помимо мошны, еще и развернут страну в сторону Москвы, а уж Москва в этот раз точно свой шанс не упустит. В нашей Раде больше не будет популистов, лгущих простакам про доллар по 8, а в некоторых запущенных случаях и про колбасу по 2.20. Мы не допустим крикунов и горлопанов, которые вместо законотворчества устраивают уличные шоу. Мы их и еще много кого других больше не выберем. Мы же умные. Мы же мудрые. Мы делегируем образованных, ответственных, честных, а главное – бедных и худых. Вот так все будет? Я правильно понял?

Так вот дорогеньки мои© на сегодняшний день, у нас лучший парламент, который мы можем себе позволить. У всех же есть Интернет, зайдите на страничку к любому знаковому депутату или политсиле и Вы найдете массу поклонников и единомышленников. У кого-то больше, у кого-то меньше. Так мы устроены, мы разные. Не знаю, хорошо это или плохо, но так есть.

Однако, на кое что у нас таки общий взгляд. Пока вся страна без продыху вислючит у мартеновских печей, одной толстой жопе нужно отработать всего один день в году. Какой там день? Максимум пять минут. Да, да Тымко, я сейчас о твоей байбачьей лживой морде. Целый год ты либо спишь как сурок, либо хомячишь казенный харч. А в итоге ты кинул нас всех, от донбасских терриконов, до карпатских полонын. Знаешь кто ты после этого? Ты путинская консерва, ты барыжий пасипака и порхобот, ты зрадофил и юлефан, ты свидомый скакун и ватник. Ганьба тебе и сором жиробас!


Голод

Отрывки из книги Роберта Конквеста «Жатва Скорби».

 

«Правда» от 4-го и 8 декабря 1932 года призывала к решительной борьбе с кулаками, особенно в Украине; а в номере от 7 января 1933 года в редакционной статье она писала, что Украина оказалась в хвосте в деле выполнения поставок по зерну, потому что украинская компартия допустила ситуацию, когда «классовый враг в Украине сумел сорганизоваться».

Постышев практически стал полномочным представителем Сталина в деле «большевизации» украинской компартии и последующего изъятия зерна у голодающих селян.

На пленуме Всесоюзного Центрального Комитета и Центрального Исполнительного Комитета в январе 1933 года Сталин сказал, что «причины трудностей, связанных со сбором зерна» следует искать в самой партии. Первый секретарь харьковского горкома Терехов заявил прямо, что в Украине свирепствует голод. Сталин усмехнулся и назвал его фантазером. Все дальнейшие попытки обсудить вопрос пресекались простым взмахом руки.

Истерическая жестокость, сопровождавшая вмешательство Постышева, принесла очень мало зерна. Уже истощились последние запасы и есть стало нечего.


Люди умирали всю зиму. Но, по данным всех источников, становится очевидно, что массовые масштабы голодная смерть приняла только в начале марта 1933 года.

Один из тех, кто выжил, дает ясную картину физических признаков голодания:

 «Клиническая картина голода хорошо известна. Он разрушает ресурсы организма, создающие энергию, и разрушение прогрессирует по мере исчезновения из организма необходимых жиров и сахара. Кожа приобретает пыльно-серый оттенок и сморщивается. Человек заметно старится. Даже дети и младенцы выглядят стариками. Глаза их становятся огромными, выпученными и неподвижными. Процесс дистрофии иногда захватывает все ткани, и голодающий напоминает скелет, обтянутый тонкой кожей. Но чаще имеет место отек тканей, особенно рук, ног и лица. Кожа лопается, и появляются гноящиеся болячки. Утрачивается двигательная сила, и малейшее движение вызывает сильную усталость. Жизненно важные функции, такие как дыхание и кровообращение, поглощают саму ткань и альбумин (белковое вещество), то есть организм съедает сам себя. Улучшается дыхание и сердцебиение. Зрачки расширяются. Начинается голодный понос. Положение становится уже опасным, поскольку малейшее физическое напряжение может привести к остановке сердца. Часто это и происходит на ходу, во время подъема по лестнице или при попытке побежать. Появляется общая слабость. Теперь человек уже не может встать, повернуться на кровати. В таком полубессознательном состоянии голодающий может протянуть почти неделю, пока не остановится сердце». Кроме того, прогрессируют цинга и фурункулез.

Менее клиническое описание страдающего от голода крестьянина дает его бывший сосед: «Под глазами у него были два вздутых мешка, обтянутых странного оттенка блестящей кожей. Руки тоже вспухли. На пальцах кожа прорвалась, и из ран сочилась прозрачная жидкость с каким-то резким отвратительным запахом». На ступнях и лодыжках тоже были волдыри. Крестьяне садились на землю, чтобы проколоть пузыри, потом поднимались и, едва волоча ноги, шли побираться. Или еще одно описание: «Ноги у нее страшно опухли. Она села и принялась прокалывать их острой палкой, чтобы выпустить воду из огромных пузырей. На верхней части одной ступни зияла огромная дыра – результат постоянного прокалывания кожи».




Из сельского населения Украины, составлявшего 20–25 миллионов, умерло около 5 миллионов, то есть почти одна пятая. Процент поражения существенно менялся от района к району и даже от деревни к деревне, от 10 и до 100 процентов.

Наибольшего коэффициента смертность достигала в зерновых областях: Полтавской, Днепропетровской, Кировоградской и Одесской, в среднем составляя там 20–25 процентов, но во многих селах процент был еще выше. В Каменец-Подольской, Винницкой, Житомирской, Донецкой, Харьковской и Киевской областях он был ниже – около 15–20 процентов. На самом севере Украины, в районах, где выращивали сахарную свеклу, процент смертности был самым низким – отчасти благодаря тому, что в лесах, реках и озерах водилась живность и были растения, которые можно было использовать в пищу.

Врачи, находящиеся на государственной службе, фиксировали смерть от разных заболеваний, как, например, «внезапная болезнь» и т.п. С зимы 1932–1933 гг. свидетельства о смерти больше не выдавались. В селе Романково, например, удачно расположенном в шести километрах от больших металлургических заводов Каменска, где работали многие селяне, получая за работу продукты, за пять месяцев 1933 года умерло 588 человек из обшего числа в 4–5 тысяч. Сохранились свидетельства о смерти за август, сентябрь и середину октября, включающие большой процент рабочих. Почти во всех из них в графе причина смерти стояло: «истощение» или «дизентерия», и только в свидетельствах пожилых людей значилось: «старческая слабость».

 Крестьяне стекались в города, чтобы встать в очередь или купить хлеб у тех, кому посчастливилось отовариться, или просто движимые непонятными им самим побуждениями. Несмотря на блокированные дороги и строгий контроль, многим удавалось пробраться в город, но, как правило, результат был минимален. Днепропетровск был переполнен голодающими крестьянами. По подсчетам одного железнодорожника, больше половины крестьян, которым удавалось добраться до Донбасса в поисках пропитания, «доживали свои последние дни, часы, минуты».

Жуткие, внушающие суеверный страх картины можно было видеть в городах. Люди как обычно спешили по делам, «а между ними, на четвереньках, ползли голодные дети, старики, девушки», у которых уже не было сил просить, и никто не замечал их.

Но так было не всегда. Есть много свидетельств того, что жители Киева прятали крестьян от милиции. В Харькове крестьянам тоже давали хлеб. В Харькове же «я видел на Конском рынке женщину, опухшую от голода. Черви буквально ели ее заживо. Прохожие клали рядом с ней кусочки хлеба, но женщина уже слишком была близка к смерти, чтобы есть их. Она плакала и просила медицинской помощи, но никто не оказал ее». (Один из врачей рассказывает, что на собрании медперсонала Киева был зачитан приказ, строжайше запрещающий медицинскую помощь всем крестьянам, нелегально проживающим в городе.)

В Киеве, Харькове, Днепропетровске и Одессе стало уже рутиной по утрам объезжать, улицы города и собирать трупы. В 1933 году на улицах Полтавы подбирали в день по 150 трупов. Тоже происходило и в Киеве.

«Смерть от голода – однообразное дело. Однообразное и повторяющееся», – замечает один из очевидцев. Хотя мы приводим здесь лишь несколько частных случаев, следует помнить, что такова была судьба миллионов.

Пережившие голод говорят о смерти своих соседей простыми, лишенными эмоций словами. В селе Фадеевка в начале 1932 года жило 550 человек.

 «Первыми умерли Рафалики –отец, мать и ребенок. Потом семья Фадеев из пяти человек умерла от голода. За ними последовали семьи Прохора Литвина (четыре человека), Федора Гонтова (трое), Самсона Фадея (трое). Второй ребенок этой семьи был забит до смерти за то, что пробовал рвать лук на чужом огороде. Потом умерли Микола и Ларион Фадей, после них Андрей Фадей и его жена; Стефан Фадей, Антон Фадей, его жена и четверо детей (две маленькие дочери выжили). Борис Фадей, его жена и трое детей. Оланвий Фадей и его жена. Тарас Фадей и его жена. Федор Фесенко, Константин Фесенко, Маланья Фадей, Лаврентий Фадей, Петр Фадей и его брат Фред, Исидор Фадей, его жена и двое детей. Иван Готов, жена и двое детей, Василий Перч, жена и ребенок. Макар Фадей, Прокоп Фесенко, Абрам Фадей, Иван Сказка, жена и восемь детей.

Только некоторые были похоронены на кладбище, остальных оставили лежать там, где умерли. Так, Елизавета Лукашенко умерла на лугу, и труп ее съели вороны. Других просто закапывали где попало. Труп Лаврентия Фадея пролежал на пороге его хаты, пока его не съели крысы».[

В маленькой деревне Орехово под Житомиром в 1933 году только 10 из 30 домов были еще обитаемы. Вымирали семьями. Характерным примером является семья Вивтовичей: «Их младший сын шестнадцати лет умер по дороге из школы в Шахворовке… Старшая дочь, Палашка, умерла на колхозном поле. Старая мать – на улице по дороге на работу… Тело отца нашли в Коростоховском лесу, наполовину съеденным зверями». Выжил только старший сын, служивший в ОГПУ на Дальнем Востоке.

Рабочий, посетивший свою старую деревню, узнал, как умер его тесть Павло Гусар, опухший от голода. «Он отправился в Россию в поисках хлеба и умер в зарослях возле села Лиман, в трех с половиной милях от дома. Жители Лимана помогли похоронить его. Они-то и рассказали мне, как сестра жены наелась мякины и корней и померла на следующий день; как вдова моего старшего брата поехала за хлебом в Россию: ее несколько раз хватали, она меняла одежду на еду, чтобы накормить трех своих детей и мою старую мать, и в конце концов сама умерла от голода. Потом умерло двое детей – шестилетний Яков и восьмилетний Петро».

Крестьянские семьи, постепенно вымиравшие от голода в своих пустых хатах, смерть встречали по-разному:

 «В одной из хат шла постоянная война. Все напряженно следили друг за другом. Отнимали друг у друга крошки. Жена набрасывалась на мужа, а муж на жену. Мать ненавидела детей. В другой хате до самого конца царила любовь. У одной моей знакомой было четверо детей. Она рассказывала им все время сказки и притчи, чтобы заставить их забыть о голоде. Язык ее едва ворочался и, хотя у нее не было сил поднять руку, она все время брала в свои руки ладошки детей. Любовь не умирала в ней. Люди замечали, что там, где царила ненависть, умирали значительно быстрее. Но, увы, и любовь никого не спасла от голодной смерти. Погибла вся деревня, все как один. Не выжил никто».

Имеется множество сведений о самоубийствах, почти всегда через повешение. Нередко матери таким образом избавляли детей от страданий. Однако самым страшным симптомом, порождаемым голодом, был следующий:

 «Многие сходили с ума… Были люди, которые разрезали и варили трупы, убивали своих детей и съедали их. Я видел одну такую. Ее привели в районный центр под конвоем. Лицо у нее было нормальным, но глаза волчьи. Это людоеды, их надо расстреливать, говорили о них. Но доведшие матерей до такого сумасшествия, что они поедали своих детей, – эти, по-видимому, не виновны ни в чем!.. Пойдите, спросите у них, и они ответят вам, что делали это во имя добра, во имя всеобщего блага. Вот, оказывается, во имя чего они доводили матерей до людоедства».


Известны страшные случаи людоедства: некоторые ели собственных детей, другие ловили детей или подстерегали в засаде чужаков. Например, в селе Калмозорка Одесской области, где вели следствие в связи с кражей свиньи, обыск в деревне кончился обнаружением сваренных трупов детей.

Людоедство и готовность к нему не всегда были следствием приступа внезапного отчаяния. Один из активистов, мобилизованный во время кампании коллективизации на работу в Сибири, в 1933 году вернулся на Украину. Население его деревни «почти вымерло». Его младший брат рассказал ему, что они питаются только корой, травой и зайцами, но что если этого не станет, то «мать говорит, чтобы мы съели ее, когда она умрет».

Еще более поразительный или, по крайней мере, куда более важный аспект психопатии сталинизма проявился в том, что ни прессе, ни какому-либо иному источнику информации не позволено было даже упоминать о голоде. Люди, обмолвившиеся хоть словом, арестовывались по обвинению в антисоветской пропаганде, получая, как правило, пять или более лет трудовых лагерей.

Солдат, служивший в 1933 году в Феодосии в Крыму, получил письмо от жены, в котором она писала о смерти соседей и бедственном положении ее и ее ребенка. Офицер политотдела перехватил письмо, и назавтра солдат объявил его фальшивкой. Жена и сын его погибли.

Рассказывают о докторе, который был приговорен к 10 годам заключения «без права переписки» (обычный эвфемизм при смертном приговоре) за то, что рассказал кому-то, как его сестра умерла от голода после конфискации у нее всех продуктов питания.

Истощенное крестьянство было теперь брошено на новую посевную кампанию. Но ни крестьяне, ни их лошади после пережитого голода к тяжелой работе оказались неспособны.

Студент, направленный на работу в деревню, описывает колхоз, где большую часть лошадей «держали на ногах с помощью веревок; если бы они легли, то уже бы никогда не встали». Их кормили тростниковой соломой, нарезанной и распаренной. Только 4 из 39 лошадей, отправленных на поля, дошли до них – и только 14 из 30 колхозников. Лошади были слишком слабы, чтобы тащить борону, им надо было помогать. Люди же очень недолго оказывались в состоянии тащить мешки с зерном, а потом были вынуждены снимать их. Те и другие едва дотягивали до четырех часов дня; лошади дальше не шли. Тогда председатель колхоза давал отбой, но все-таки «что-то было сделано».

Нехватка рабочей силы в деревне была возмещена также извне. На сбор урожая мобилизовали студентов и других горожан. На помощь были брошены отряды солдат. В селах, где все население либо вымерло, либо бежало, солдат поселили в палатках вдали от поселений и сказали им, как и всем остальным, что там была эпидемия.

Более важным и постоянным явлением стало переселение крестьян из России в пустые или полупустые деревни Украины. Неопубликованный указ, подписанный Молотовым, гласил, что, идя навстречу пожеланиям жителей центральных районов СССР, им разрешалось селиться на «свободных землях Украины и Северного Кавказа». Около 100 русских семей было отправлено в Днепропетровскую область, другие – в различные места Запорожской, Полтавской и других областей – хотя многие из них так и не смогли жить в домах, где все пахло смертью, и «вернулись в Орел». Обезлюдевшие деревни Ворошиловградской области, в первой половине 1933 года заросшие сорняком и неубранной яровой пшеницей, теперь были заселены русскими. Имеющиеся во многих наших источниках сведения подтверждаются сообщениями официальной прессы. Переселенные сюда крестьяне получали специальный паек – 50 фунтов пшеницы в месяц.

 

 

Несколько моих замечаний. Голод 1933 года – это лишь эпизод всей трагедии украинского народа, «осчастливленного» заботой советской власти. Люди, умирающие от голода в 1933 году были уже деморализованы прошедшими до того раскулачиванием и коллективизацией. Их церковь, традиции и устои были разрушены. Они уже были ограблены и запуганы, а потому не могли оказать хоть какого то существенного сопротивления. Коммунисты в вопросах тотального уничтожения, всегда идут до конца, это единственное, что у них получается хорошо. А поэтому, кроме физического и морального уничтожения крестьянства – основы украинской нации, была уничтожена и духовная и интеллектуальная элита. Расстреляны все кобзари. Курбас – ведущий украинский режиссер умер в лагере. Исчезли 200 из 240 украинских писателей. Преподавательский состав Харьковского государственного института был весь репрессирован. Чистки прошли в Украинской палате мер и весов, институте востоковедения, киностудии, академии наук, да в принципе везде. По сути именно так выглядит геноцид. Таково, например, было мнение профессора Рафаэля Лемкина, автора Декларации ООН о предотвращении и наказании геноцида.

Мораль? Мы очень мало знаем о собственной истории, это во-первых. А во-вторых, хочу мягко и ненавязчиво напомнить тем гражданам, которые испытывают некоторые неудобства, в связи с декоммунизацией и переименованием географических названий, что неудобства случаются и крупнее и неудобней. И если уж таким гражданам наплевать на страшную судьбу людей из прошлого, то пусть хотя бы подумают о будущем своих детей, а возможно и о собственной шкуре, ибо история имеет свойство повторяться, тем более, для особо забывчивых. 

Какое небо голубое.

- Бури, малыш, А тебя никак не смущает, что ты разговариваешь с лисицей?

- Алиса, посмотри на меня, я деревянный. Меня шугают дятлы, я живу с керамической бабой, а ты спрашиваешь – стремает ли меня что я базарю с лисицей? Меня больше колбасит от того, что этот старый поц Базилио чахнет над златом. И чахнет очень странно, почему-то в ширину. К тому же он чахнет над моим златом и это меня реально стремает. Я хочу вернуть мои бабки с обещанными процентами.

- Бури, мальчик мой, давай остановимся на деталях, в частности на тех, что написаны мелким шрифтом в конце договора…

- А давай не будем останавливаться на мелочах и перейдем к главному. К тому, что написано большими буквами – 50% в сутки, выплаты гарантируем, ОАО Базилио и партнеры. И где мое бабло? Где мой полтос процентов?

- Фи Бури, ты невообразимо пошлый. Ну хорошо, давай о главном. Где ты взял деньги, Буратино?

- Мне папа дал.

- А зачем он тебе дал деньги?

- Что бы я пошел в школу.

- И ты пошел в школу?

- Что я дурак? Нет конечно.

- А может ты пошел на работу?

- Говорю же тебе – я не дурак. Кто же имея деньги, учится или работает? Я пошел к Базилио и партнерам, жирный процент, выплаты гарантируют.

- Хм… видишь ли дорогой деревянный человек, ты слишком жадный и очень глупый. А я не волшебница, я простой районный прокурор и помочь тебе ничем не могу – Алиса затянулась тонкой сигаретой и выпустила кольцо дыма. – На вот, возьми визитку, обратишься к этому человеку, он точно поможет.

Алиса выпустила еще одно кольцо дыма, задумчиво посмотрела вслед удаляющемуся из кабинета недовольному Буратино, стряхнула пепел на шкуру пуделя, лежащую у ее ног, сняла телефонную трубку и набрала номер. На том конце провода ответил автоответчик.

- Добрый день. Вы позвонили в компанию Карабас Барабас социал сервис. Если вас интересует организация свадьбы – нажмите один. Детские утренники, дни рождения, юбилеи – нажмите два. Похороны – нажмите три. Акции протеста, митинги, демонстрации – нажмите четыре. Уличные беспорядки на почве расовой или национальной нетерпимости – нажмите пять. Провокации и теракты – нажмите шесть. Для связи с оператором – нажмите решетку.

Алиса нажала решетку.

- Ваш звонок очень важен для нас, оставайтесь пожалуйста на линии. В целях улучшения качества обслуживания ваш разговор будет записан.

В трубке что то щелкнуло и откликнулся оператор.

- Добрый день, меня зовут Карабас, чем я могу вам помочь?

- Приветики, бородатый мачо. Это Алиса. Как жизнь? Как бизнес?

- Алиса! Чертовски рад тебя слышать. Да что жизнь? Ты же видишь что твориться. Работы по горло, некогда глаза поднять. Ты по делу или как?

- По делу. Я тут одного чудика к тебе направила, твой формат.

- Кто такой? Клиент или аниматор?

- Аниматор.

- Соответствует? Достаточно ли тупой?

- Просто деревянный.

- Моя ты бубочка. С меня поляна в «Трех пескарях». Как на счет сегодня вечером?

- Ты же знаешь, я не могу тебе отказать. Кстати, у чудика очень удобный нос, можешь прямо к нему нить привязать. В процессе голова будет прикольно дергаться.

- Это вообще бесценно! Ты же помнишь наш девиз – покуда есть на свете дураки…

- …обманом жить нам, стало быть, с руки. Конечно помню. Ну что, до вечера?

- Жду с нетерпением.

Ваше Мнение?

По просторам Неньки прокатилась очередная зрадная зрада. Некоторые чиновники из Минюста отхватили жирную з/п, исчисляемую миллионами и рука народная потянулась к топорам и вилам. И действительно – за кой хрен спрашивается? Минюст прокомментил зашквар следующим образом – бабло честно заработано и отработано. Суть в следующем – чиновник, а в данном случае государственный исполнитель, получает процент с взысканной по судебному решению суммы. Чем больше вытряс из терпилы в казну, тем выше премия. Логика простая – чиновник все равно свое урвет, либо с терпилы, либо от государства, так пусть лучше у государства, ибо для казны это профит и коррупция автоматически меньше. А теперь вопрос к Вам, шановне товариство – как Вы к этому относитесь? Зрада это или перемога?

36%, 13 голосов

64%, 23 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Добрая сказка. (лонгрид)

Замок Кощея Бессмертного на высокой горе. В замке Кощей Бессмертный и Иван Дурак.

 - Ванюша, да ты отдохни, умаялся весь, устал, лица на тебе нет. Садись вон на табуреточку, восстанови силы. Ой, кровь у тебя на подбородке, это я что ли зацепил?

- Та не. То у меня губа треснула.

- Это хорошо, что губа. В смысле плохо, что треснула. Ты пить хочешь? На вот, попей, не бойся, я тебя не отравлю.

- А я и не боюсь, я всю жизнь гадостью всякой питаюсь. У меня иммунитет. А что это? Квас? Мой любимый, из мухоморов, вкус детства.

- Ванечка, я чего спросить то хотел – ты зачем пожаловал? В драку полез? Слово нехорошее на заборе нацарапал?

- Что значит зачем? Я же русский витязь. Богатырь! Мой долг – на дальних рубежах Россию-матушку от супостата боронить.

- Так я же и не нападал на вас. Да и мой замок от твоих дальних рубежей за три-девять земель находится. Сейчас я тебе на карте покажу.

- Да не надо мне твои карты. Я в них все равно ничего не понимаю. А нападал, не нападал – начальству виднее. Не нападал, так нападешь. Да и не в этом дело. Кощей, погляди как ты живешь. В замке мрачно, казематы сырые, какие то цепи, клетки кругом, черепа, свечи. И сам во все черное вырядился. Ты что гот? Вот объясни – зачем тебе трость? Ты же не калека, не хромаешь, а ходишь с тростью. Что это за понты?

- Ну, это имидж мой такой…

- Я же говорю – понты. Почему мы должны терпеть такое твое поведение? Тебе что, наплевать на наше мнение? И кстати, трость у тебя с серебряным набалдашником. А серебро же для тебя вредно, ты же от него – того. Ласты склеишь.

- Ванятка, я во-первых в перчатках, а во-вторых я же не вампир. Серебро для меня совершенно безвредно.

- То есть ты хочешь сказать, что ты лучше знаешь, что для тебя вредно, а что нет. А это уже хамство, Кощей. И ты еще спрашиваешь – чего я драться полез?

- Вань, а давай так поступим – ты мне голову отрубишь, в кулечек завернешь, да начальству своему отнесешь. У меня все равно запасная есть. И все будет хорошо, начальство довольно, ты цел и мне мороки меньше.

- Не, так не пойдет. Голова твоя никому не нужна, да и ты никому не нужен. А вот замок твой исконно русский и стоит он на исконно русской земле. Слово исконно русское на воротах видал? Какие еще тебе нужны доказательства?

- Так это ж ты это слово сам и нацарапал!

- Да какая разница кто и когда нацарапал. Я не я, это уже история, а историю мы переписывать не дадим. Так что щас я тебя быстренько на кусочки изрублю и мы начнем осваивать новые территории, наводить тут порядок.

- Вы бы на своих старых территориях порядки навели…

- А знаешь Кощей, мне кажется – ты меня недолюбливаешь. Смотришь косо на меня. Мы ведь с тобой давно соседи, ты же мне как брат. Я же столько для тебя сделал и вдруг такая махровая русофобия. Щас я эту русофобию из тебя вышибу, для твоего же блага, заметь.

- Вань, ты ж уже приходил ко мне вышибать. Вот и зубы, я смотрю у тебя новые, железные.

- И заметь – за казенный счет. Наше государство своих не забывает!

- А ребра? Как ребра, нормально срослись?

- Кощей, прошлый раз не считается. Я был не в форме, не отошел от травмы. Это я после битвы со Змеем Горынычем. Одолел я тогда супостата, изрубил на мелкие кусочки. Освободил землю русскую от врага лютого!

- Да, да, я слышал про твою славную победу, мне сам Горыныч и рассказывал. Он тогда такой напуганный был, ноготь сломал. Но Ванюша, я же бессмертный, но одолеть меня можно.

- А ну, давай, с этого места подробней.

- Записывай – погибель моя в игле. Игла в яйце.

- Не части, я не успеваю.

- Понял. Так вот, яйцо в утке, а утка в зайце. Слово «зайце» пишется через ц, а не через с.

- Записал, дальше что?

- Заяц в сундуке, а сундук на дубе.

- На дубе? На дубе на каком?

- На дубе том.

- Ага, понял. Ну все, некогда мне с тобой разговоры разговаривать, пойду Россию-матушку боронить от тебя супостата, да дуб искать тот.

- Давай Ванюша, ступай, ищи… ты гляди, поверил. Во всю эту чепуху с яйцом и сундуком поверил. Вот правду говорят – дурак. Но дурак агрессивный и хорошо вооруженный.

Кощей берет телефон и набирает номер Бармалея.

- Але, Бармалеич? Здарова, как там обстановка в ваших Африках? Жарко? Нил цветет? Купаться противно? Я чего звоню – к тебе скоро один дурак заявиться, начнет по баобабам скакать, сундук искать. Дурак довольно противный, может начать быковать и в драку лезть. Так ты на него сил не трать, расскажи ему байку какую ни будь. Например, что крокодил – солнце проглотил. Он к тебе интерес потеряет и пойдет с крокодилами махаться. Да при чем тут расстояние, диаметр и температура? Конечно поведется, он же дурак! Эту фишку кстати, Горыныч придумал. Да Горыныч – голова, вернее три головы. Залетал ко мне на днях, выглядит молодцом, тебе привет передавал. Хорошо, передам. Ну все, будь здоров, звони, не забывай.

Вот так они жили-поживали, да дурака по миру гоняли. Тут и сказочке конец, а кто слушал – огурец.

Шпрехшталмейстер Василий.

Конкурс.

 

Шпрехшталмейстер – так представлялся Василий, когда ему выпадал случай блеснуть своей должностью в местном провинциальном цирке. Не ведущий, не конферансье, а именно шпрехшталмейстер. Звучало солидно и по иностранному. Это были далекие славные времена, когда было все и все было на шару. Василий обожал свою работу. А публика обожала шпрехшталмейстера. Еще бы! У него был фрак, цилиндр, пышные черные усы и бархатистый фальцет. Его любили все. Когда шпрехшталмейстер Василий выходил в центр арены и своим громогласным фальцетом объявлял начало представления, детишки писались от восторга, а когда он объявлял антракт, от восторга писались даже взрослые. По сути, почтеннейшая публика ходила в цирк, что бы полюбоваться на шпрехшталмейстера, а не на каких то акробаток в колготках или на медведя на велосипеде. По крайней мере, Василий так думал.

Но человек слаб. И звездная болезнь не пощадила шпрехшталмейстера. Василий пил. В начале они пили втроем. Звездная троица – Добрый фокусник, клоун Роман и шпрехшталмейстер Василий. Первым спекся Добрый фокусник. Добрым, фокусник называл сам себя, хотя на самом деле он был скорее унылым брюзгой, таким же унылым, как и его фокусы. Фокусника уволили не только из-за беспробудного пьянства, но и за то, что он утратил весь свой реквизит. Кролик из шляпы и два голубя из рукава ушли на закусь звездной троицы. С тех пор они пили вдвоем. Шпрехшталмейстеру клоун Роман в принципе нравился, хотя и имел свои недостатки. Роман был большим любителем длинных витиеватых тостов, а рюмку всегда держал двумя пальцами с оттопыренным мизинцем. По началу Василия это раздражало, но потом он попросту перестал обращать внимание.

Пьянство клоуна Романа администрация терпела долго и на то было несколько весомых причин. Во первых, во вторых и в третьих - клоун был членом партии. В четвертых – за толстым слоем грима и поролоновым носом следы беспробудного пьянства видны не были. А в пятых – номера и репризы наваленного в хлам клоуна выглядели только забавней. Однако настал черный день и Романа тоже выгнали. После того как шпрехшталмейстер Василий объявил очередной выход Романа, у клоуна бутафорские слезы потекли не из глаз, а из штанов. Это и стало последней каплей, во всех смыслах переполнившей чашу терпения администрации.

С тех пор Василий пил один. Он был покрепче предыдущих двух дрыщей и к тому же нравился директору цирка, особенно директору нравились пышные усы шпрехшталмейстера и это был их маленький секрет. Однако годы и непомерное количество выжратого Василием спиртного сделали свое дело. Он даже не заметил тот момент, когда его карьера стремительно взлетела прямо вниз и как из шпрехшталмейстера он эволюционировал в уборщика слоновника, с метлой и лопатой. Однако выводов не сделал и в итоге лишился даже этой работы. Василий стал раздражительным и всем недовольным. Его бесит все, что его окружает – люди, события, время. Он находит первого же попавшегося слушателя и начинает задрачивать его своим унылым нытьем, о том как все плохо и скоро станет еще хуже, за что частенько получает по морде. На рюмку водки Василий зарабатывает тем, что собирает продуктовые тележки на стоянке возле супермаркета и отвозит их на место. Хотя своим собутыльникам представляется менеджером парковки. А еще Василий верит, что вернуться «наши», а с «нашими» вернутся старые добрые времена и снова будет все. И все будет на шару. И Василий будет служить шпрехшталмейстером. Конечно, его знаменитый фальцет изрядно подпорчен хрипотой алкоголика, но это только добавит шарма. А седые и жидкие усы он покрасит в радикальный черный цвет. На этот случай у него давно припасено чудесное средство для окраски «Титаник», контрабандный товар между прочим. И самое главное – Василий отомстит, он не забудет и не простит тех злонамеренных мерзавцев, которые превратили его в жалкого погонщика тележек из величественного шпрехшталмейстера!


Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
14
предыдущая
следующая