хочу сюда!
 

Таня

35 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 35-42 лет

Заметки с меткой «она»

Ау! Ты слышишь меня?

 
- Ау! Я кому говорю? Ты что, не слышишь меня?

Та, к кому обращались, еще спала и никак не могла понять, что слова предназначены именно ей. И это уже не сон. Остатки сновидения еще жили в ней: какое-то необыкновенное море, песок, волны и никого вокруг. Было спокойно. Не радостно или тревожно, а именно — очень спокойно.

- Вставай, давай жрать! — снова прозвучал недовольный голос мужа. Потом толчок, ногой, чтобы побыстрее разбудить.

Шел третий день семейной жизни.

Какая удивительная вещь! Люди говорят: медовый месяц. Это значит — месяц любви. А что дальше? Месяцы, годы — уже без любви?

А тут медового месяца вроде и нет.

Человек, еще недавно казавшийся таким заботливым, на следующий день после свадьбы оказался совершенно другим. Не через месяцы, годы, а вот так — на другой день.

- Жрать давай быстрее!

Слово-то какое: жрать. Он его раньше не произносил. Когда встречались, когда гуляли по улицам и мечтали о том, какой будет у них общий дом, родятся дети. Когда писали друг другу письма, почти каждый день. Она послала ему телеграмму на день рождения: желаю в нашей с тобой общей  жизни только счастья, улыбок, радости! Страшно гордилась тем, что придумала такое красивое поздравление. А бланк! На нем зверек, мишка, он протягивает букет цветов и улыбается. Теплая такая картинка, смешная, детская.

Ей было приятно, что на почте сейчас примут эту телеграмму,и тот, кто будет считать количество слов, поймет, как они любят друг друга и что у них скоро будет свадьба! Телеграмма стоила дорого, можно было купить булочку и сок в студенческой столовой, да еще что-то бы осталось.

- Что ты возишься? Вечно ты о чем-то мечтаешь!

О том, что вечно мечтает, она и раньше слышала. До него.

Наверное, он прав. Слишком много думаю о своем, а мужья любят заботу. Жена должна быть мудрой, сколько об этом читала! Ничего, выдержу, дам ему любовь, ласку, которой он не видел и он изменится.

- Ау? Ты слышишь меня? Ты непонятная какая-то. Я и раньше замечал это. Да, думаю, ладно. Перевоспитаю со временем. — муж засмеялся, подвинул к себе тарелку с завтраком и начал жадно есть. Куски поглощались с невероятной скоростью и характерными звуками.

Жена старалась не смотреть на мужа. Не могла признаться себе, что ей противно наблюдать за ним, когда он ест.

Почему я не замечала этого раньше?

- Ау! Я пошел.

- Пока! — это были ее первые слова за утро.

Он ни разу не назвал меня по имени. Можно подумать, что меня зовут "Ау". Мне казалось раньше, что медовый месяц люди должны проводить вместе. Третий день муж уходит сразу после завтрака. У него делишки. Так и говорит: делишки. А дела — у прокурора.

Мы никуда не поехали вместе, ведь муж сказал: не стоит тратить деньги. Он назвал меня непонятной. Может, я в самом деле такая. Говорит, что не знаю жизни и летаю где-то в облаках. Надо спуститься на землю — тут и есть жизнь. В первый день, когда я проснулась, хотела рассказать ему о своем сне. Но он поднял меня на смех. С издевкой произнес: цветные сны снятся только шизофреникам. А летают во сне инфантильные дурочки, которые никак не могут стать взрослыми.

Потом был еще день. И ночь. И  еще один день. Ночь.

Они были похожи один на другой, как близнецы.

Жена по-прежнему видела цветные сны и летала. Только она была уже не одна. Вместе с ней путешествовал по необыкновенным мирам и ее ребенок, только-только начавший жить в ней. С ним ей было легче. Вместе они обсуждали то, что видели ночью.

- Ау! Жрать давай! — и толчок ногой в бок.

Так начиналось утро.

Но зато потом она весь день была одна с малышом. Ребенок внутри все слышал, все понимал. С ним можно было поговорить обо всем. У них была общая тайна,  одна на двоих.

А потом она вдруг устала.
Вышла из дома и пошла. Не приготовила обед, не убрала. Просто ушла и не вернулась больше. Ее ведь недаром называли непонятной.

Ей было хорошо, никто не кричал: Ау!? Ты слышишь?

Она гуляла по городу и все время улыбалась. Стояла на мосту и смотрела вниз, на воду, затем на небо, на облака и думала:

"Медовый месяц давно позади. Впереди — новая жизнь. Там меня будут называть по имени и будить по утрам поцелуем".
--------------
Фотограф Родни Смит
http://www.proza.ru/2015/08/12/932
© Copyright: Ирина Лазур, 2015
Свидетельство о публикации №215081200932

Важная вещь


-ох-хо-хо, что я ей скажу?,- мучился   Декабрь - почему я не снег?
-уа-уа-уа- – кричал январь, - и снова  я  январь? Почему я не ЗИМА???
-е-е-е ,- кричал  апрель, требующий жары. Сосульки таяли, солнце расцветало.
-ав-ав-ав, - срываясь на рокот, вещал август.  Удивляясь  спелости садов, он  мечтал о тишине…
 

Каждый желал что-то другое….
 

-Ты думаешь я не пробовал? Все, все перепробовал, и мылом натирал, и в уксусе отмачивал, и крутил обруч задом, ничего…ничего не меняется, я не могу в них влезть.
-На фиг тебе эти джинсы? Купи на размер больше!
- Больше?!  Нет больше! Этот – самый  большой!
- Да… в балетную труппу ты последний в очереди, - мягко заметил друг.
- Зато я наглый, - протрубил Жора, и он от этого совсем не страдал!
- Ну, ты,  скромность в кошельке, растолстевшая от переживаний, говорю тебе, ее надо не джинсами брать.
Жора покраснел и  вдруг подсевшим голосом  с удивлением спросил:
-Думаешь…лучше БЕЗ них?
-Думаю, что БЕЗ, - передразнивая  друга, глумился Иннокентий, -  солнечное затмение наступит, ослепнут все кошки и облысеют леса от твоей неотразимости.
 Иннокентий, чтобы не загоготать, мучительно растягивал губы, собирал в кучку брови, а затем вдруг резко втягивал щеки.
Жора, ослабевший от трехдневной  качки любви, потерявший последние вздохи  здравого юмора, всерьез перепугался:
 - Да-к  это ж не моя вина! Гены! Думаешь легко мне таким красивым жить?- сказано было так, что Иннокентию почудилось звездное пылевое облако над телом Жорки под музыку  АББА.
Он  обалдел от наглости друга, и  хихикнул зло:
-По секрету скажу  тебе, Жорка, когда тебя впервые увидел....вспомнились работы Микеланджело…
Жора вдруг приподнялся и, прохаживаясь в дедушкиных вельветовых тапочках,  с  зайцами на носках,  каким-то отстраненным голосом, где то даже с досадой, свысока проговорил:
-Да знаю я, вижу. Не слепой!!!,- и устало вздохнул.
У Иннокентия  выпала из рук  линейка и он уже как-то с сомнением посмотрел на себя в зеркало.
«Зачем я вчера  в волейбол играл? Руки то ПОХУДЕЛИ!», -с ужасом отметил он.
Вдруг позвонили в дверь. ОНА. Друзья переглянулись. Один в штанах, но с расшатанными нервами, другой без штанов, но в полной уверенности в своей неотразимости. Каждый в тайне надеялся очаровать Элизу, которая пришла заниматься с ними по просьбе учительницы геометрией.
Дверь открыла бабушка. 
- Ой, Красная шапочка пришла, - прокричала  бабушка так, чтобы все поняли, пора надевать штаны.
Два «серых волка», один малюююсенький, с ухмылкой, другой жирнююющий, но нарцисс, выскочили в коридор.
-Ааа
-Мм
-Это….,-  пытаясь поприветствовать Шапочку, прорычали два «волка».
-Мальчики, русский я с  Валентином учу, а с вами геометрия!, -она уверенно мотнула своими персиковыми щечками и прошла в гостиную.
Наши «волчары» поплелись следом. 
-Жорка!, - обомлел Иннокентий, и заметался впереди друга, как моль  вылетевшая из шкафа, - ты их  не надел….
Жора мгновенно  исполнил команду кругом с пируэтом « волчок», а Иннокентий в это время  продолжал скакать  правее, левее… пытаясь своим тощим телом прикрыть голый зад друга.
-Где конспекты? – строго спросила Красная шапочка, внимательно при этом разглядывая себя в зеркале.
-Они за диван закатились…- как последний матрос на корабле, четко отрапортовал Иннокентий, при этом выталкивая свои птичьим задом окаменевшего друга. От волнения он не смог сразу расслышать странные звуки, будто раздававшиеся из бочки.
Жора, стоя  тылом к зрителям в позе собаки Баскервиллей, замер. Казалось, он просто позировал Микеланджело. 
Иннокентий еще раз вильнул своим бедром, давая понять другу, чтобы тот выкатывался, наконец, из комнаты, как вдруг с ужасом понял, что странные звуки,  постоянные «бом», «бом», «бом» – это был стук  Жоркиного  лба  о дверь.
Бабушка предусмотрительно заперла дверь, чтобы мальчики как следует, позанимались геометрией.
Как вы думаете, почему худоба в моде? Они ж юркие, как  финансы в кризис. Иннокентий, получив сигнал, что Жору  вытолкнуть не судьба, а выпрямить опасно - никто не хотел умирать  от его красы, дернул с улыбкой портьеру, дабы прикрыть ею бедро «Апполона».
Вдруг, Элиза подошла вплотную к «экспонату» и проговорила:
-Бедненький, нельзя же так переживать из-за неладов с геометрией, - и поглаживая  малиновый, плюшевый, портьерный зад  Жорки, прошептала, - не бойся, я тебе по-мо-гу…
И в этот миг  «волк» Иннокентий  понял. Тыл – важная вещь в жизни.


© Copyright: Татьяна Тет Дубовая, 2009
Свидетельство о публикации №209100200289 

MV1

MV1

Чего она ждала от мужчин? Об этом...



Чего она ждала от мужчин?

Тех ощущений, о которых читала в романах? Наверняка... Хотелось чего-то необыкновенного… Чтобы тело выгибалось, грудь бурно вздымалась, а страсть заполняла каждую клеточку… И была кульминация в конце. Необыкновенная, такая, которую невозможно описать словами.

Как затерто и банально, - скажете вы.

Неправда, - отвечу я.

Она мечтала об этом, и это было абсолютно природно, естественно. Как и было естественным, что мужчины начали появляться в ее жизни. Но… Все было совсем не так, как грезилось.

Все было банально и неинтересно. Телу не хотелось выгибаться, груди вздыматься, дыханию прерываться. А кульминации не было вообще. Никакой.

Мужчины приходили и уходили. Не оставляя следа в душе. Не дав ничего телу.
Было просто пыхтение и движения, которые казались ей неестественными, ненужными, неприродными, кукольными… Был чужой запах – это было наиболее нестерпимым. И – никакой кульминации.

Разве это и есть то, из-за чего поэты сочиняют стихи, пишут музыку музыканты, стрелялись когда-то на дуэлях, травились и кидались под поезд? – думала она, – наверное, со мной что-то не так?

Потом она решила, что надо попробовать притворяться. Вроде, есть на самом деле вся эта страсть и то самое – в конце.

Громко дышать, стонать и выгибаться – это же совершенно не трудно! Почему бы не попробовать? А вдруг все получится?

Первый же мужчина стоны оценил. И задвигался быстрее.

Какие же они простодушные и доверчивые, –   думала она, – и как ими легко управлять.

Никто из мужчин не видел, что это – всего лишь игра. А может, им было просто все равно…

Потом это вошло в привычку. И даже стало нравиться. Любопытно было наблюдать из-под полу прикрытых век за мужчиной.


А потом... Потом она, как обычно, вставала с кровати и шла ванну, и ... Ну, вы понимаете, о чем я… И тогда наступала блаженство. Стоны рвались сами собой, и приходилось их сдерживать, чтобы не потревожить уставшего и удовлетворенного самца..   Голова кружилось, грудь вздымалась. Все было так, как в глупом бульварном женском романе.

Неужели всегда будет так - соло? - думала она...

Но однажды она посмотрела в глаза одному мужчине. Посмотрела нечаянно. Обычно, она старалась не встречаться со случайными спутниками взглядами. Так было проще.

А тут...Взгляд, направленный на нее, показался необычным. И вдруг она что-то почувствовала. Тепло, изнеможение, томление, желание...

Ее тело выгибалось, она стонала, дыхание прерывалось… Все было… А запах… Он не казался чужим. Руки как будто узнавали то, что им было давно знакомо, просто забылось отчего-то… Было не соло – дует.

Не нужно было потом идти привычной дорогой, больно натыкаясь в темноте на все углы. Хотелось просто прижаться всем телом к тому, в глаза которого она посмотрела…
http://www.proza.ru/2015/02/23/910
© Copyright: Ирина Лазур, 2015
Свидетельство о публикации №215022300910

Договор с ревностью





В комнате ОН, ОНА и РЕВНОСТЬ.
 
ОН:             -скажи мне, сколько еще часов нашего счастья мы отдадим на съедение ревности?
Ревность:  -а вот и я!
Он:              -мадам, пройдите в прихожую, мы хотим побеседовать без вашего присутствия.
Ревность:  -мы так не договаривались.  Я раскраснелась, налилась, вся в предвкушении, а мне предлагают выйти вон?
Она:            -Да. Посиди немного в сторонке, как тебе удается владеть моими мыслями? Такая жирная, в махровом глупом халате, с попугайчиками, все пуговицы оборваны, пояс истрепался, противно смотреть.
Ревность:  -Вы ж сами меня зовете к себе! Вот, давеча, что вы тут натворили?
Она:             -ты нам дорого обходишься.  Это верно.
Ревность:   -поэтому, прошу обращаться ко мне с почтением – «дорогая»!
Он ( с раздражением) : -Хорошо, «дорогая», что надо сделать, чтобы ты отвязалась и перестала диктовать нам свои условия?
Ревность:      -меня  надо жалеть.
Он:                  -Что?! Какого черта?
Ревность:     -да, жалеть. Тихо, бессловесно. А вы меня обожаете. Чуть засну, а вы кричите: «Ко мне!» 
Я же вам не собака. Я женщина упрямая. Если не дали спать, изведу до смерти.
Она:             -зачем ты с ней разговариваешь, разве не видишь, она же пьяная!
Ревность:  -минуточку… Пьяные здесь вы. Шатаетесь тут, вместо того, чтобы  сесть и поговорить по душам. Гоняете меня как сидорову козу. У меня от ваших пробежек артрит, астма и гипертония.
Она (обращаясь к Нему):  -милый, давай ее пожалеем, может быть и правда, отпустим ее. Смотри, у нее в глазах слезы.
Ревность: -это я от умиления расклеилась. Вот ведь, даже Любви не под силу было вас собрать здесь, посадить рядышком, а мне удалось! Ай да ревность, ай да сукин сын!
Он:         -точно, она пьяная. Может быть, пристрелить ее здесь? Чтобы не нашла себе другое место для упражнений в словесности.
Ревность(нагло): -Пардон, я вынуждена вас предупредить. Меня нельзя убить, меня можно лишь убаюкать.
Она:      -Вот нахалка, мы же ее еще и убаюкивать должны. А давай ее напоим до смерти.
Он:       -не получится. Я пробовал. В таком состоянии она меня загоняет в угол и читает страшилки.
Она:   - обо мне??? Не смущайся…. У меня та же история… Смотрю на стену и вижу… Все. Не буду. Буду пытаться обхитрить нашу ревность.
Ревность:      -Я уже ваша? - ревность довольно ухмыльнулась, - спасибо.(поправляя парик перед зеркалом) Где моя спальная комната?
 

Он  сел на диван. Раскрыл книгу и ласково позвал Ревность:
-иди ко мне, вот сюда. Смотри, там для тебя столько написано!
Ревность как баран, в предвкушении, с улыбкой до ушей поплелась к нему. Прыгнула на страницу книги. Он резко захлопнул ее.
  Долгожданный  Поцелуй окончательно освободил влюбленных  от ига, захлопнутого между страниц.
-а что это за книга такая волшебная? – спросила в полусне она, наслаждаясь каждой секундой их близости.
-о вкусной и здоровой пище, - хитро улыбаясь, ответил Он.
-ты гений. Пока она будет наслаждаться вкусненьким, нашему  времени будет легко и свободно.
 

© Copyright: Татьяна Тет Дубовая, 2009
Свидетельство о публикации №209100500765

Вопросы гигиены



Из сборника "Он и она"
----------------------------------------------------
- Слушай, а ты умеешь целоваться?
Она смотрит на него с недоумением.
- А что тут особенного? Странный ты какой-то.
Она – это она. Смешливая и любопытная. А еще быстрая. Как ртуть – так говорят про нее.
- Ну… ты и вправду не понимаешь, о чем я? – он настойчив.
Он – это он. Обычный пацан. Который интересуется всем на свете, кроме уроков.
Она смотрит на него и отвечает:
- Ты имеешь в виду так, как в кино целуются? Фууу. Они же языки друг другу в рот засовывают. Не понятно мне это. Щетку зубную чужую брать нельзя, потому что это не гигиенично.  А лезть языком в рот – можно.
Она пожимает плечами и театрально закатывает глаза.
Но он видит в ее взгляде интерес к теме и решает продолжить.
- А я вот думаю:  что-то же в этом есть, если люди это делают.
Ее глаза смеются.
- Тебе совсем не хочется попробовать? – говорит он нарочно толстым голосом. Только вчера он читал, что если хочешь чего-то добиться от собеседника, то надо максимально снизить тембр голоса.
У него получается, как у волка из сказки, когда тот пел козлятам маминым голосом, только с точностью наоборот.  Мальчишечий басок, который только-только начал «ломаться», от излишних усилий вдруг звучит, как голос надышавшегося газом из воздушного шарика.
Она громко хохочет.
Он краснеет и чувствует, что начинает злиться.
- Чего ты вечно смеешься? – сердито вопрошает он.
- А что? – с вызовом отвечает она, нельзя, что ли?
И тут он решается.
Резко прижимается к ее губам и таки засовывает свой язык в ее рот.
Ему трудно дышать, ей тоже.
Он вспоминает, что в фильме люди языками двигают. Делает попытки.
Потом понимает, что забыл закрыть глаза.
Прислушивается к своим ощущениям.
Нет. Ничего нет. Никакого кайфа.
И чего люди стонут при поцелуях, как будто у них колики в животе?
Он отстраняется и вытирает губы ладонью.
- Не умеешь ты целоваться, - говорит он, -  разочаровала ты меня.
И вдруг замечает, что у нее глаза совсем не насмешливые. Она вот-вот заплачет. Стоит с опущенной головой. Такая маленькая и беззащитная.
Он понимает, что хочет ее обнять и прижать к себе. Не как в кино, совсем нет.
И поцеловать. Тоже не так, как это делают герои фильмов…  все-таки надо соблюдать правила. Которые гигиены.
-------------------
http://www.proza.ru/2016/01/18/1623
© Copyright: Ирина Лазур, 2016
Свидетельство о публикации №216011801623

подарок для м


  Грациозна, как шахиня Сорейя 

Она

Смотрю в окно в окне она
Какая то полная луна
Той небывалой красоты
Осуществление мечты
Исток душевной теплоты
Ну прям как ты моя родная
Девчёнка вовсе не простая

И как то светит очень ярко
От чуств становиться мне жарко
И чем темней тем кажется мне ярче
Источник этой теплоты

Что даже эти фонари
Не смогут силу перебить
Вот той сияющей луны
Так что совсем не говори

И это всё совсем не сон
Я этим просто поражен
Я удивлён смущен польщен

Желаю встретить я её
Какая светлая она
Вот та далёкая
Моя любимая ...на

Но каждый каждый астроном
Возмёт свой длинный телескоп
И скажет вам надменным взглядом
Она не светит... светит он
Они зовут его фотон

Я с ними бы затеял спор
Да это всё ну просто вздор
Блестит безмерно да она
(Когда с нею вместе он)
Зовут его - любимый м..на

А мне и впрочем всё равно
Она иль он или оно

Любовь живёт во мне теперь
Уже открылась эта дверь
И сердце ноет и стучит
А рот пока ещё молчит

Но чайник газовый шипит
Чай он готовит нам двоим

Пойдём в кафе и поседим
Посмотрим вместе в небеса
Там где была её коса
Там много звёзд там есть она
Та девочка по имени ...она

Она как ранняя краса
Её небесная краса
Взяла меня и ослепила
И взбударажила меня
Та самая она

Вобщетто я искал покой
Но не известно он какой
Теперь сидит она во мне
Ну это как любовь к ...не
Хочу её я очень сильно
Когда прийдёт она ко мне?
Когда прийдёт ко мне она?
Та виртуальная ..ана

И с рифмой как то не совсем. Но я учусь
Hаписано где то в феврале 2015 для Ксюши

Николай Гумилев - Она

Читает Народный артист РСФСР (1980): Родионов Юрий Сергеевич!
Использована музыкальная композиция: "Giovanni Marradi - Romantico (piano relaxing music)"


Зеркало




В ее глазах отражается облик мечты. Она не имеет временных границ. У нее нет возраста. Непоседливая,любопытствующая,творческая и неуверенная, закрытая, строгая. Мужчина смотрит  и ждет вопроса, не понимает, что ее суть ответить. Ее овал лица,глаза и губы оживают от первых слов признаний. Неясно, что первое родилось, чувство или ее сердце. А ведь приходится тратить энергию на шаги,транспорт, дело,которому она служит, сжигать дни в алчной реальности. Но все же наступают минуты, когда она сбрасывает мундир и легким движением кисти руки облачает  себя в прозрачную, непобедимую материю - наивность! Вот где она получает наслаждение. Именно здесь она в своей тарелке! Только так она и есть ОНА!
Загляни в это зеркало и познай,что есть суть.

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
11
предыдущая
следующая